Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Да последний же враг истребится


Да последний же враг истребится

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


Да последний же враг истребится
ALL THE SAME I RELEASE YOU AS I SHOULD BUT ALL THE SAME MY HEART WANTS BLOOD
https://i.imgur.com/FJHr4Wm.gif https://i.imgur.com/6WS0GMS.gif
10 СЕНТЯБРЯ. БЛИЗИТСЯ ВЕЧЕР ● ЛЕСА КОЛОМБАНА, ГРАФСТВО КОЛОМБАН, ДАЛЬМАС
Gaspar Jumeaux (NPC), Marcel Tallet, Philomena Lavallee, Keitaro

◈ ◈ ◈
[indent] Нет извечной войны между смертными, кроме той, что ведется из поколения в поколение, но и она однажды подойдет к концу, а уж когда соперничают два лидера, люди из плоти и крови, избежать закономерного конца не выйдет… да последний же враг истребится. Кто же в этой игре Гаспар Жумо - мародер, чудовище, предводитель? Кем бы тот ни был, но одно все знали точно: он не очень-то и привык терпеть. Мародер в нем требовал получения скорой наживы, предводитель знал, что его народ не сможет долго сидеть без дела, а чудовище попросту жаждало крови того, кто костью стал поперек горла. Как нельзя кстати тут подвернулась любовь, в которую он не очень-то и верил, но убедился в её способности делать самых сильных людей слабыми. Как же выманить из лесов и трущоб того, кто поневоле стал их частью? Возьми его любовь да наведи кинжал на её сердце, заставь смотреть - и пожинай плоды, и враг твой близко, но… кто соберет урожай?
◈ ◈ ◈
[indent] На отпись дается четыре дня — максимальный срок.
[indent] Ранняя отпись дополнительно вознаграждается.

+6

2

7 сентября
за три дня до начала событий

[indent] Почти год Филомены не было дома… Она ехала в Седу с непривычным словно щемящим ощущением в груди и осознанием того, что возвращается совсем не той, что в прошлом октябре покидала ставший родным замок. Слишком много случилось за это время, слишком много всего изменилось в Дальмасе и в ней самой за это время. Жизнь, кажется, перевернулась с ног на голову, преподнеся как неприятные сюрпризы, так и совершенно ошеломительные и восхитительные. Но сейчас она почти не думала о предстоящей свадьбе, ведь со своей стороны она подготовилась к этому событию крайне ответственно и серьезно, не доставало лишь приданого, которое графиня планировала привести с собой, и еще одного важного разговора с невесткой, которая должна была вскоре стать частью другой семьи.
[indent] С последним Филомена совсем не торопилась, зная как нежна и пуглива словно юная лань, Ноэль. Мысли обо всем этом женщина попыталась оставить в столице и просматривая письма, приходившие из графства, пыталась представить какими стали за эти месяцы ее сын и дочь. Марсьен наверняка вытянулся, совсем растеряв все намеки на детскую «сытость», а вот Алуэтт должна была сохранить свои прекрасные румяные щечки… и волосы у нее наверняка вились теперь тугими локонами. Компанию Филомене в путешествии составляла одна из служанок - Сюзанна, опытную Дару пришлось оставить при невесте, чтобы за ней хоть кто-то приглядывал.

[indent] Почти всю дорогу на губах у женщины гуляла едва заметная улыбка - от того как удачно устроилась судьба Ноэль и какие перспективы нашла она для Полин и Люсиль, от того, что наконец-то увидит детей об успехах которых она лишь читала, вдохнет запах их волос, обнимет… все ее мысли были уже в предстоящей встрече, иногда перебегая к списку необходимых дел. Погода благоволила и теплая осень сменяла цвета на кронах, не торопясь расстраивать дождями, а наоборот лишь подсвечивая пожелтевшие и порыжевшие листья ярким солнцем. Кони уверенно и  быстро несли карету, остановки были запланированными… а потому, когда вдруг движение стало замедляться, хотя они не так давно тронулись с прошлого привала, Филомена притворила окошко к кучеру:
[indent] - Что случилось, Андрэ?
[indent] - Ваша Милость, впереди повалившееся дерево, мы не проедем. Нужно убрать его.
[indent] - Стража поможет. - кивнула она, улыбаясь обеспокоено взглянувшей на госпожу служанке. - Такое случается в дороге.
[indent] Девушка была в услужении недавно, ее порекомендовали дамы в Туссене, когда Филомена искала прислугу в столичный дом. И поскольку родную для графского замка Дару пришлось оставить присматривать за Ноэль, женщина выбрала молодую, но сметливую девушку. Вот только она прежде не покидала Туссена и ужасно волновалась по поводу всего, что им встречалось.
[indent] - Да, госпожа. - кивнула она, любопытно выглядывая в окошко кареты, пока та медленно приближалась к препятствию на дороге и неожиданно ойкнула, - Госпожа, там кто-то в лесу…
[indent] - Наверное, охотники. - отозвалась графиня, убирая письма в сундучок, и намереваясь выглянуть в окошко.
[indent] Но звук свистящей стрелы разрезал воздух и графиня метнулась, хватая девушку за плечи от отдергивая от окна. Вместе с Сюзанной она припала на пол кареты, зажмуриваясь и невольно вздрагивая, когда услышала как с кряхтением упало с козел тело. А потом крики и звон стали почти оглушили, а кто-то словно стихия обрушился на людей графини. Теперь она слишком хорошо знала эти звуки и помнила их слишком отчетливо. Мысли суетились словно мотылек, вьющийся вокруг горящего фитиля свечи, она не знала что выбрать - затаиться в карете или воспользоваться шумихой и попытаться сбежать? До них рано или поздно попытаются добраться, а пока нападающие заняты.
[indent] - Сюзанна, слушай меня внимательно, - торопливо, но твердо заговорила Филомена, - Открывай эту дверь и беги в лес изо всех сил.
[indent] - Но я же…
[indent] - Я побегу в другую сторону, нам нужно разделиться. Не смотри вокруг, просто беги.
[indent] - Госпожа!.. - почти всхлипнула девушка, мотнув головой.
[indent] - Ты хочешь жить? - строго одернула ее графиня, слишком хорошо помнившая окровавленное тело нянюшки сына, - Тогда делай как я говорю. На счет три… - она отпустила плечи служанки, подбираясь к двери, - Раз… два… - рука легла на ручку, а взгляд следил за тем как дрожащей рукой то же самое сделала девушка, - Три.
[indent] Филомена распахнула дверь первой, оказываясь посреди… нет, не схватки, а бойни. Людей, напавших на ее охрану было вдвое, если не втрое больше, они беспощадно вырезали всех, только один мужчина, оставшийся верхом, смотрел на все свысока. И именно он выкрикнул, едва увидел женщин, кинувшихся прочь от кареты:
[indent] - Графиня! Схватите ее, мне нужна только она!

[indent] В этот момент всего одна мысль мелькнула в сознании Филомены: «Это не было случайное нападение, это была засада». Но развивать эту мысль не было ни времени ни сил - графиня бросилась меж дерущимися людьми, стремясь затеряться чаще, среди кустов… но не успела. Попытка вырваться из цепких рук не увенчалась успехом, а тянуться за спрятанным под юбками кортиком было совершенно бессмысленно. Средство самозащиты в ножнах на изящных ремешках, опоясывающих бедро, заботливо подарил ей Марсель, предварительно объяснив азы управления с холодным оружием и показав куда нужно целиться для наибольшего эффекта. Но против толпы мужчин с мечами это была бы совершенно бесполезная игрушка…
[indent] - Отпустите меня! - требовательно выкрикнула графиня, и в холодном и всегда спокойном голосе был лишь гнев, - Вам нет от меня никакой пользы.
[indent] - Какое дивное заблуждение… - нехорошо улыбнулся мужчина на коне, подъезжая к Филомене, неестественно выгнувшейся в плечах из-за крепко сведенных за спиной рук.
[indent] - Вы хотите денег?
[indent] - Моя дорогая Филомена… - почти елейно проговорил мужчина и вдоль позвоночника у нее пробежали леденящие все до самого нутра мурашки.
[indent] Так неприятно, так ужасно… отталкивающие эти слова еще не звучали никогда. Словно означали не приязнь и расположение и уважение, а ровно противоположные чувства. Они были издевкой, пренебрежением, а взгляд с которым мужчина смотрел на графиню лишь усиливал это впечатление.
[indent] - Не все делается ради денег. - жестко отрезал он.
[indent] - Ради наживы? - предположила женщина, упрямо глядя в лицо своего захватчика, - При мне почти ничего нет, некому дать за меня выкуп, и вам не взять замок…
[indent] - Не вашей хорошенькой головки дело, - оборвал он ее слова, - Заткните ей рот чем-нибудь. Поторопитесь, надо убраться с дороги как можно быстрее.
[indent] Графиня попыталась дернуться, но сильные руки до боли заломили ее собственные, стягивая грубой толстой бечевкой на запястьях, а какой-то обрывок тряпки накрыл рот, больно врезаясь в уголки губ - чьи-то руки затянули его за головой, заставляя ее поморщиться от боли, когда в узел попали волосы.
[indent] - Двигайтесь… графиня. - хмыкнули у нее за спиной, подталкивая…

[indent] Дорогу по лесу она пыталась запомнить, но тщетно - ее вели не по проторенной тропе, а по каким-то лишь одним мужчинам известным указателям, сквозь чащу и кусты, не сильно заботясь о том, чтобы они не касались графини и острые ветви шиповника оставляли болезненные следы на шее и плечах, цеплялись за платье.  Филомена мысленно умоляла, чтобы хоть один клок отодрался от него, оставляя для тех, кто натолкнется на перебитую стражу и брошенную карету. Но как назло ветви были хоть и острыми но мягкими и гнулись, хлестко отлетая… Идти с заломленными руками было сложнее обычного, юбки цеплялись за ветви, а ноги запинались о корни все чаще, чем глубже они уходили в лес. Грубая рука в подхватила женщину, когда она чуть не рухнула навзнич, а кто-то из мужиков рассмеялся:
[indent] - Пожалел красоту? Она нужна нам живой, про «здоровой» он ничего не говорил!  Думаешь тебе перепадет?
[indent] Мужики загоготали, а меж деревьями наконец показался просвет… небольшая опушка, посреди которой высились, едва поднимаясь над макушками елей полуразрушенные стены какого-то старинного бастиона, который давно уже был заброшен и пустовал. Одна из башен сохранилась почти полностью, как и остов стен вокруг нее, стоящий треугольником в окружении обсыпавшихся десятилетия назад камней. Серый цвет стен смешался с зеленью мха и дикого винограда, вездесущими лозами, оплетшего бойницы в башне и полуразрушенные дверные проемы в стенах, кое-где снесенных до основания…
[indent] Посреди этих развалин на расчищенной площадке был разбит лагерь с костром и палатками.
[indent] - Туда ее, - кивнул кто-то на темнеющий шпиль башни, а следующий толчок в спину заставил Филомену двинуться в указанную сторону. Должно быть, когда-то из нее можно было подняться на второй этаж бастиона - винтовая лестница уходила вверх, но ступени были тем хуже, чем выше уходили. Железная дверь, ведущая к лестнице, была единственной уцелевшей, и с противным скрипом закрылась за графиней. Вместо замка что-то тяжелое с противным скрежетом привалилось к двери снаружи, шаги удалились…
[indent] И Филомена оперлась плечом на холодный камень центральной колонны лестницы, зажмуриваясь и вскрикивая от накатывающих чувств… но крик поглотило кляпом и она медленно сползла на одну из нижних ступеней. В голове было до ужаса… пусто. Страшно и совершенно непонятно. Сбежать казалось невозможным. Торговаться? Но им были не нужны деньги… ей нужен был какой-то план, стратегия… а мысли словно напуганные отравой крысы разбегались прочь…

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-09-23 22:28:56)

+6

3

Флориана Ромпье была казнена, а вслед за ней отравились и те ее сторонники, которым не хватило ума вести себя осторожно с графиней Эрвье, и Гаспар понимал, что скоро дойдут и до него. Отец переживал, но до страданий старика самому Гаспару дела не было - его куда больше интересовала собственная шкура, а от того, насколько сильно он просчитался, связавшись с этой себялюбивой овцой, заставляло его злиться. Женщина, сулившая ему звезды на деле оказалась даже не осторожной - трусоватой, и хоть и сумела разворошить осиное гнездо, но совершенно не знала, что делать дальше. В итоге, взбудоражив всех, она нашла свою смерть, а опрометчиво связавшемуся с ней Гаспару было не до шуток. Мужчина сжал руки в кулаки и обернулся, когда полог его палатки приподнялся и показался один из его людей.

-Графиня у нас, - Жак, высокий белобрысый детина лет двадцати пяти улыбнулся, показывая сколотые передние зубы. Гаспар не особо жаловал его из-за непроходимой тупости, но признавал, что у него есть неоценимые плюсы, например, он был исполнительным и совершенно не приученным думать. - Хороша! Нежная такая, гладенькая! Может мы ее, того? Чуть-чуть попробуем! Когда еще такую бабу удастся потискать, а? Да и грызун этот обозлится страшно!

-Тронешь ее без отмашки - глаз выколю, - Гаспар прошел мимо приунывшего Жака. Глянув на него через плечо Жумо вдруг усмехнулся. - Потом дам с ней порезвиться, ладно. Но еще рано калечить ее милое личико.

Жак вновь ожил и заулыбался, а Гаспар поспешил в сторону башни, где томилась его гостья. Приставленный охранять ее мужик кивнул ему, когда мужчина легко взлетел вверх по лестницам, другой, как раз проверявший, хорошо ли прикрыта дверь, споро помог ее распухнуть. Тяжелая железная дверь отворилась, впуская Гаспара к темноволосой бледной женщине, которая вызывала у него сейчас неподдельный интерес. Белочка, значит, воспылал к ней, графине-регенту Эрлюэна, любимой подруге невестки короля и опекунше невесты одного из принцев? Это ж надо, как высоко решил прыгнуть Талле! Только вот кто даст ему это сделать? Гаспар улыбнулся, сверкнув в полутьме глазами, и шагнул вперед. Нет, графиня, увы, скоро умрет, а этот рыжий выскочка будет ее убийцей. Как жаль, что он, Гаспар Жумо, верный подданный короны, не сумеет вовремя спасти несчастную!

-Добро пожаловать в нашу скромную обитель, Ваша Милость, - заговорил он, беззастенчивым взглядом рассматривая женщину, - Как дорога? Надеюсь, она была легкой? - Холодный взгляд был самым первым ее ответом, слова нашлись не сразу - первая паника уже спала, мысли женщины явно прояснились и вернулась толика ее привычного самообладания.

- Дорога держала свой путь не в руины, а мой родной дом. И смена маршрута не входила в мои планы. Объяснитесь. Кто вы и что вам нужно.

-Неисповедимы пути Искупителя, - рассмеялся Гаспар, подходя к графиней ближе. - Но не переживайте, я уверен, что вам у меня понравился. Мой отец, вальвассор Жумо, привил мне понятие хороших манер, - он чуть наклонил голову набок, глумливо улыбаясь. - Наш общий друг Марсель должен был вам обо мне рассказывать? Или своему горному цветочку мой приятель обо мне не рассказывал?

Едва прозвучала фамилия как во взгляде графини мелькнуло понимание. Словно сложились цветные стеклышки мозаики... и на мгновение глаза ее расширились от ужаса, ведь знать о детском прозвище, которым поделилась она с Марселем в переписке... мог только тот, кто читал их письма.

- Так это вы... - проговорила она, поджимая губы и возвращая своему лицу строгость, - Ваша слава вас опережает, вы знаете? Вот только она исключительно дурная...

-В самом деле? - притворно изумился Жумо, - Не верьте слухам, я человек честный и благородный. Уверен, ваша дорогая подруга, невестка короля Доротея Мерво, обязательно поверит в это, точно также как и ваши милые сестрички и золовка? Я даже на свадьбу буду приглашен, настолько я буду убедителен, - мужчина медленным шагом обошел Филомену и провел пальцами по ее руке, от локтя к плечу, едва касаясь пальцами. - Вам, правда, придется мне помочь. Пожалуйста, не отказывайте мне в этой скромной просьбе, - рука Филомены не шелохнулась, хотя все во взгляде говорило о том как хочет она сбросить с себя это неприятное, хоть и едва ощутимое, прикосновение.

- Вы не дождетесь от меня никакой помощи.- почти отчеканила женщина, - Разве что вы не решили прекратить свой разбой и просите меня замолвить за вас слово перед королевской семьей.

-Вы почти угадали, Ваша Милость, разбой в самом деле скоро прекратится, - кивнул Гаспар и, остановившись перед Филоменой, взял ее двумя пальцами за подбородок, заставляя чуть приподнять голову. - А в самом деле - горный цветок. Вы красивы, графиня, я вполне понимаю, почему вы так приглянулись старине Марселю, - мужчина хмыкнул и почти ласково коснулся волос графини. - Оленьи глаза, нежная белая кожа и эти локоны... Я вас такой себе и представлял, он всегда был падок на таких как вы.

Если бы графиня умела прожигать взглядом, то Гаспар Жумо уже давно полыхал как промасленный факел. Теперь она слишком хорошо понимала, что именно делает здесь в этом лесу, но все еще не представляла как похитив ее, этот наглец планирует выставить себя героем так, чтобы все в это поверили.
- Мы собрались здесь в надежде, что я покорюсь вашим комплиментам? - холодно уточнила она.

-О, нет, - Гаспар хищно улыбнулся, его пальцы больно сжали темные пряди волос Филомены, - Собрались здесь еще не все. Скоро здесь будет ваш любимый, а вместе с ним и верная служанка. Как думаете, Сюзанна быстро бегает, подгоняемая страхом? Или ее ноги шевелятся быстрее, если они подгоняемы звоном монет?

- Что вы сделали с Сюзанной? - порывисто спросила Филомена, словно не обращая внимания на слово, которое так резануло по ушам, давая еще четче понять, что в этой цепочке событий - она не цель, а лишь способ добиться иной цели.
Подобраться к другому человеку.

-Ай-ай, да кто же я такой, чтобы вредить такой славной, сладкой и пылкой девочке, как наша Сюзанна? Я не сделал с ней ровным счетом ничего, - на мгновение он умолк, задумавшись, - Кроме того, конечно, на что она была согласна. А согласилась она на многое, в том числе и на то, что эти вот ваши серьги нравятся ей куда большем чем вы. Не переживайте, скоро вы свидитесь. Она наверняка попросит у вас прощения, как и принято просить прощения у умирающих.

Речи Гаспара были не просто шагами в шахматной игре... они должны были напугать Филомену подобно приставленному к горлу острию ножа. Но с последним она уже сталкивалась... и тогда миновала печальной участи именно благодаря деширу Талле, которого так отчаянно желал увидеть Жумо. Мысль об этом и давала ей силы держаться против его непоколебимой уверенность в собственном безоговорочном триумфе.
- Она юна и неопытна, и не видит в людях грязи, не чувствует как от них смердит дурными поступками. - губы Филомены тронула почти такая же "искренняя" улыбка, - Но я обязательно еще научу ее отличать зерна от плевел.

-Ваша вера в людей поразительна, графиня, она глупа, но мне нравится. А вот улыбка - нет, - Гаспар отстранился, а в следующую минуту лицо Филомены обожгло хлесткой пощечиной, и мужчина грубо схватил ее за плечо. - Я не люблю заносчивых благородных девок, которые мнят о себе слишком много, а сами вожделеют простых мужиков как Талле. В самом деле хорошо, что на том свете вы будете вместе.

Филомена вскрикнула от удара, обжегшего от того сильно, что впервые в жизни на нее поднял руку мужчина... но то, что она вывела мужчину из равновесия было одновременно и опасно и хорошо - найти его слабости было полезно.
А потому сдерживаться она больше не стала и дернулась из его захвата, толкая мужчину в грудь плечом.
- Вы ничего не знаете о благородстве. - почти выплюнула ему в лицо графиня, - Оно определяется ни кровью, ни фамилией, ни обширностью земель. Вам стоило бы поучиться у таких как дешир Талле.

-Я знаю, что благородство для каких-то остолопов дороже жизни, и Талле один из них, - кинжал, который висел на его поясе оказался в его руках, и кончик лезвия уперся в горло женщины. - Но прошу вас, не стоит прерывать наше веселье раньше времени. Мне не хотелось бы отдавать своим людям не живую и теплую женщину, а труп, - сверкнула сталь, и в руках Гаспара оказался темный локон. Мужчина взглянул на него оценивающе, а потом, удовлетворенно хмыкнув, отбросил от себя графиню. То, что она упала на каменный пол, нисколько не мешало его планам. - Приятного вечера, Ваша Милость.

Дверь за Гаспардом закрылась, а уже к вечеру Сюзанна пала к ногами Марселя Талле. Сквозь неудержимые рыдания, она рассказывала ему о случившемся, протягивая письмо и темный локон волос Филомены Лавайе. Правда, она, наученная своим господином, историю изменила - пленили, говорила девушка, их обеих, но ее отправили к Белкам с посланием. Паскуде Талле было велено явиться в старый бастион и как можно скорее, а иначе Гаспар заскучает и начнет посылать ему прекрасную графиню по кусочкам, начав с ее холеных пальчиков. Сюзанна, продолжая громко плакать, умоляла Марселя помочь и хватала его за руки, покрывая их горячими поцелуями, моля лишь об одном: спасти ее госпожу. Как жаль, что мольбы эти были притворными!..

Написано совместно с Филоменой

[nick]Gaspar Jumeaux[/nick][icon]https://i.imgur.com/vRuyeUG.png[/icon][info]<b>Гаспар Жумо, 28</b><br>----------<br> бастард, предводитель Лоскутов;<br> ----------<br>[/info][sign]DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
[/sign]
[status]Beast[/status]

Отредактировано Raul Mervault (2018-09-23 23:39:03)

+8

4

8 СЕНТЯБРЯ
На следующий день после похищения графини.

—Марсель, тебя срочно! — в палатку предводителя Белок ворвался один из соратников, да с таким лицом, будто приведение увидал. — Там говорят баба какая—то притащилась. Про Графиню Лавайе причитает, побили её кажись. Растрепанная вся. Рыдает. Все мужики уши затыкают от её ору.
Талле подскочил с места и свел брови вместе, лицо его будто постарело мгновенно. Он стал совершенно не похожим на себя, ведь Марсель чаще всего встречал беды и опасность с усмешкой, задорной улыбкой на лице. Однако сейчас все получилось иначе.
— Повтори, что ты сказал про Графиню?
— Да я то и не слышал этой девки, она в лагере. Встречи то с тобой хочет, а мы так..только обрывками знаем.
— Скажи Франко, что мне нужна его помощь, когда он вернется. Пошлешь его прямиком в лагерь. Здесь сворачиваем стоянку и тоже двигаем к основному. Я поехал, вы по готовности. Следов не оставлять.
— Будет сделано, вождь,— парень кивнул, пропуская Талле на улицу и принимаясь за сборы.
Что—то защемило в груди Талле, он начал думать о самых худших обстоятельствах, но все равно старался не делать поспешных выводов. Нужно было добраться до лагеря. Увидеть ту женщину о которой сказал Белка, разузнать все. И только тогда можно было смотреть в колоду, ища нужную карту.
Марсель через несколько часов оказался в лагере и даже не успел спросить у кого—то из своих о гостье в лагере, как ему сразу донесли о том где она сейчас, в каком состоянии и с какими вестями. Но Марсель хотел подробностей. Из первых уст.
Подойдя к девушке он чуть наклонил голову на бок, всматриваясь в её опухшее от слез лицо.
— Рассказывай.
— Дешир Талле, только вы можете мне помочь! — воскликнула Сюзанна.
Трясущимися руками девушка полезла в юбки, и протянула Марселю помятое послание, в котором был завернут темный локон ее госпожи.
— На нас напали по дороге в Седу!... Всех... в-всех перебили! Они сказали, что если вы не придете, госпожу... госпоже будут.. отрез-зать пальцы!... — она всхлипнула, зажимая рот ладошкой.
Марсель был чернее тучи, рука его дрогнула, когда коснулась записки и вложенного в неё локона. Он везде узнает её волосы. Он помнит как они пахнут, ведь уже не раз мог обнимая, зарыться в их густую копну носом, мог вдыхать их аромат. Развернув записку, что была написана ужасным, как сам писатель почерком, Талле принялся её читать.
Чертыхнувшись, Марсель почувствовал, как ярость клокочет где—то в груди, такой ненависти к засранцу Жумо он еще не испытывал.
— Паскуда. Нужно было утопить его, еще в детстве, а не спасать, — сквозь зубы поцедил Белка, вновь возвращаясь вниманием к служанке.
— Тебе есть, что еще мне рассказать?
Девушка мотнула головой, и хоть она больше и не плакала, но тело била дрожь.
— Н-нет, дешир! — служанка подхватилась с места, словно ошпаренная, судорожно хватаясь за руку предводителя Белок, — Умоляю, поторопитесь! Если с ней что-то случится...
— Я не допущу того, чтобы с ней что—то случилось,— хмуро выдавил Талле и пошел прочь.
— Белки, у нас есть дело! Жумо умрет, стоит нам добраться до старого бастиона.— выкрикнул Марсель и услышал крики поддержки от своих людей. Именно сейчас Марсель еще более крепко уверовал в преданность этих людей не только Короне, но и ему самому. Он смог сплотить разных людей, смог принять их прошлое и улучшить их настоящее.
Написано совместно с Филоменой

10 СЕНТЯБРЯ
День Х.
Ранним утром густые деревья расступились, показывая Марселю Марселю великолепный, старый, полуразваленный бастион и если бы не случай по которому они находились здесь, то Марсель и его братство определенно заночевали бы именно в этом месте, восхищаясь историей и непередаваемой красотой этих мест.
— Талле, только глянь какой верзила, — проговорил Алонзо, указывая на одного из стражи Жумо. А Марсель на то и внимания не обратил. В его голове все смешивалось с агрессией и злостью, которую точно прочувствует на себе его давнишний враг. Геройствовать и бежать с криком "Филомена, я бегу тебя спасать!" было бы очень глупо, но и слишком долго медлить тоже не выход. Что же делать? Как верно выбраться из этой паутины, как выйти из этого дня не побежденным, а победителем?
Твердыня старого бастиона говорила ему всем своим видом о том какую опасность она в себе таит, говорила о холоде, которым обжигало кожу его любимой женщины. Все эти образы кололи его в самое сердце словно тупая игла.
— Я пойду один, вы прикрываете. Если этот жлоб не захочет поединка на равных, откажет мне в дуэле, то смело режте его людей. О Графине позабочусь я сам.
Этот этап в отношениях Марселя и Филомены должен был еще крепче связать или разрушить их союз.

Отредактировано Marcel Tallett (2018-09-26 15:33:32)

+5

5

Разобрать в рыданиях полубезумной женщины хоть что-то кроме имени атамана было сложно. Кейтаро, впрочем, особенно и не пытался - просто отвел девушку к старшим товарищам и вернулся на свой пост. Если что-то важное, ему все равно расскажут потом, после смены дозора. Или он узнает даже раньше - когда придет приказ готовиться к бою. Если нет, значит нет.
Дело оказалось важное - не прошло и часа, как из лагеря вылетел гонец, а еще через несколько часов стали подтягиваться к основной стоянке отряды Белок. А вскоре прозвучал и приказ - сворачивать лагерь и двигаться к старому бастиону; несколько гонцов уехали вперед, по-видимому с тем, чтобы отдать распоряжения отрядам, не успевшим приехать... или нет.
- Как же я радуюсь иногда, что ты встретился с нами, а не с молодчиками Жумо, - как бы между делом обронил Лукреций, когда Белки уже выдвинулись к старому бастиону.
- Почему?
- Ты ж делаешь то, что скажут, и ни больше, ни меньше... скажут тебе вырезать деревню - пойдешь резать, скажут человека пытать - будешь пытать...
- Это плохо?
- Для тех, кому ты служишь, хорошо, - неопределенно хмыкнул Лукреций. - А только я как представлю за спиной Жумо вместо его подонков - десяток таких вот, вроде тебя, замороженных, так аж дурнеет.
Кейтаро не понял, к чему это было сказано, но промолчал.

К красоте видов ирадиец был равнодушен, и окрестности бастиона ему, мягко говоря, не понравились. Он понял, прислушиваясь к тихим разговорам товарищей, что большая часть Лоскутов наверняка сидит за стенами, но что мешало им послать несколько отрядов в окрестности? Сидят себе в засаде и ждут удобного момента, чтобы напасть на Белок с тыла... оцепить оцепление, конечно, не смогут (хотя почему? кто знает, сколько их...), но отвлечь - очень даже.
"Не ты один такой умный", - одернул он себя. - "Наверняка многие наши думают о том же..."
На всякий случай он все же поделился своими подозрениями с Лукрецием.
- Не ты один тут такой умный, - ответил ему его же словами бывший шут. - Пока мы никого не встретили, конечно, но от Жумо только и ждать подлости вроде этой...
"Да уж, пожалуй".
- Я пойду один, вы прикрываете, - раздался приказ Марселя. - Если этот жлоб не захочет поединка на равных, откажет мне в дуэли, то смело режьте его людей. О Графине позабочусь я сам.
Кейтаро с сомнением взглянул на открытую местность под стенами бастиона. Ну, положим, сразу атамана и не расстреляют - лучники Белок наготове, кто первый начнет стрельбу, сам же и пострадает, - но все-таки, если кто уверен в своих силах - выстрелит. И, возможно, даже попадет, оставив Белкам месть за предводителя... и господина.
Впервые в жизни Кейтаро посмел ослушаться прямого приказа, рассудив, что лучше поймать стрелу или уже потом получить наказание, если конечно, он выживет, чем снова остаться без хозяина. И пошел вслед за предводителем, на полшага позади него.

+3

6

Все же, Гаспар знал Марселя достаточно хорошо: бравый защитник униженных и оскорбленных решил не испытывать терпение Жумо и не заставил себя долго ждать. Талле был благороден и глуп, и это было то, на чем можно было при желании так удачно сыграть. Кинжал, который мужчина точил, не дрогнул в его руке, когда в его платку вихрем влетел один из его людей с крайне радостной новостью. Выслушав ее, он ухмыльнулся и коротко кивнул, прежде чем неторопливо подняться на ноги и выйти на улице, где, оказавшись на дневном свете, он сощурился. Он слишком много времени проводил то в палатке, глядя на карты, то в бастионе, беседуя с графиней, но глаза его быстро привыкли, и уже в следующее мгновение он шел к Марселю  широкой улыбкой на лице. Он в самом деле был рад его видеть, ведь появление Талле было тем, от чего зависела его собственная жизнь. Впрочем, в благополучном исходе для себя он не сомневался.

-Мой старый друг решил почтить нас всех своим присутствием! Причем один... почти, - Жумо окинул юношу за спиной Талле цепким взглядом льдисто-голубых глаз, а после продолжил как ни в чем не бывало. Что ж, он не ожидал, что тот в самом деле явится один, и подготовился к этому. - Как я рад видеть тебя в добром здравии! Как поживаешь, о, великий спаситель принцесс и новый родственник герцога Ландри? Не скучаешь по старым денькам, когда ты не помогал всем страждущим, а беззаботно носился по моему вальвассажу? Хорошо тогда всем было, а?

Один из его прислужников, поймав его взгляд и верно поняв его, отошел от него и направился в сторону Бастиона, где находилась графиня Лавайе, ожидавшая решения своей участи. Хотя о каком решении шла речь? Она ожидала момента, когда Гаспар собирался претворить в жизнь все то, что обещал ей сделать - нашептывал на ухо, описывая то, как убьет Марселя, как его люди буду ради показать ей настоящие развлечения, как искренне он буде горевать о смерти такой хорошенькой женщины. Все это и многое другое Жумо говорил ей, наслаждаясь этим новым развлечением, которое так удачно попало в его руки.

-Так что же, Марсель, на что ты готова ради прекрасной графини? - глумливо улыбнувшись спросил Гаспар, решив перейти к сути дела. - Такая красивая женщина - эта гладкая белая кожа, эти большие глаза, эти темные волосы. Ты уже успел познакомиться с ней поближе? Наверняка такая молодая вдовушка была рада получить мужчину. Ну, ты не переживай - мы здесь не заставляли ее скучать.

Он говорил и говорил, прекрасно зная натуру Марселя - кинься, кинься, кинься. И умри уже, наконец, заносчивый сын вальвассора Талле, такой же неудачник, как и твой отец.

[nick]Gaspar Jumeaux[/nick][icon]https://i.imgur.com/vRuyeUG.png[/icon][info]<b>Гаспар Жумо, 28</b><br>----------<br> бастард, предводитель Лоскутов;<br> ----------<br>[/info][sign]DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
[/sign]
[status]Beast[/status]

+4

7

—Кейтаро, какого черта ты пошел за мной? Хотя знаешь...не важно. Я рад тебе. Признаюсь, мне даже немного страшновато. Эта скотина может выкинуть, что угодно,— не громко говорил предводитель Белок, обращаясь к ирадийцу.
Марселю никогда не было стыдно признавать то, что ему может быть страшно. Он всегда мог открыто говорить это, даже своим людям. Он придерживался мнения: — Кто не боится ничего, тот либо глупец либо мертвец.
Гаспар знал Марселя, а тот в свою очередь знал Гаспара. И оба они понимали одно— ударить первым сулило только смерть. Как жаль, что Марселю все же хватило благоразумия и он не напал всей своей рыжехвостой толпой на старый бастион и не слег вместе со своими людьми под тучей стрел и клинков Лоскутов. Марсель знал, что сначала ему предстоит словесная дуэль с Жумо. Кто кого пересилит, кто кого сильнее разозлит. Кто выйдет победителем в этой схватке, тот будет иметь преимущество в бою. Злость не всегда помогает. Талле понимал это, но ничего не мог с собой поделать, однако сейчас у него нет никаких прав так рисковать. На кону стоит жизнь Графини Лавайе, его собственная, парня за спиной и всех тех, кто скрывался в лесной чаще.
— Я тоже рад тебя видеть, дружище. Как тебе мои земли? Неплохо, верно? Мы с отцом очень старались, только вот старались мы не для твоей задницы. — Марсель даже хохотнул, начиная парировать фразы Гаспара. — Как поживает твой отец? Надеюсь ему не хворается, а то говорят, что сидеть без движения, упиваясь вином и жрать без меры, чревато для здоровья. Еще не шалит? Что ж жаль...Очень жаль, что он переживет своего сыночка. Ты ведь такой у него любимый, что из реки пришлось мне тебя доставать,— Талле смотрел в глаза заклятого врага, словно в глаза волка, не смея отвести взор. Отведешь взор— почувствует превосходство— умрешь. Все просто.
— Ты наверное рассказывал своим? До сих пор боишься звука реки?— Марсель слегка наклонил голову, смотря в лицо Жумо.
Краем глаза Талле увидел, как один из его людей отправился внутрь. По спине пробежал холодок, однако он был уверен. Теперь его женщина сможет постоять за себя. Он хорошо её научил. Рассказал куда можно ударить, чтобы никакие врачеватели и целители не сумели спасти. А небольшой клинок, спрятанный в пушистых юбках, подаренный Марселем, не был заметен. Один точный удар мог сейчас все решить. И Талле был уверен, что её рука не дрогнет. А за остальным его забота.
— Графиня прекрасна не только внешне, но тебе этого никогда не узнать. Светские беседы ведь ни к чему подобным садистам, верно? Ты способен лишь пугать, издеваться, тебя это развлекает.
—Я хочу знать, что она жива. Прежде, чем мы все это закончим.— Марсель заметно посуровел, в голосе его послышался металл.

+2

8

[indent] Это были два самых невыносимых дня в жизни графини, которая прежде думала, что успела испытать и горести и радости в достаточном количестве, чтобы быть готовой в будущем ко всему. Смерти и потери, угроза собственной жизни и угроза ее сыну, чудесное спасение от пожара… Филомена могла бы написать крайне увлекательные мемуары, переполненные разными событиями и чувствами. Но прежде она всегда оставалась верна своей стойкости и силе. Она облачала свое сердце в спокойствие и уверенность как в броню, чтобы оградить от потрясений и ужасов, чтобы сохранить разум и не поддаваться панике. Графиня привыкла думать, что способная вынести любое испытание и выйти из него достойно… но в эти два невыносимых дня ей пришлось доказывать это слишком часто.
[indent] Первый вечер прошел спокойно, если не считать обмена любезностями с радушно выказавшим свое гостеприимство похитителем. Должно быть, он думал, что для одного дня ей хватит потрясений и избавил от своего общества. Филомену покормили, бросили ей какой-то плед - очевидно, чтобы лона не замерзла настолько что умрет раньше, чем появится виновник сего торжества. Могла ли она раньше, когда слышала и читала от Марселя истории о варварствах и бесчестии Жумо предположить, что ей доведется свести с ним такое знакомство? Нет, совершенно не думала. И осознание, что Боги вновь решили устроить все по-своему, давалось с трудом…
[indent] Ночь в холодном бастионе далась Филомене лишь отчасти. Она почти не спала, кутаясь в плед, и вздрагивая и открывая глаза каждый раз как только ощущала, что голова тяжелеет и клонится к плечу. Засыпать казалось немыслимым и опасным… небо хмурыми тучами заглядывало в разрушенный конус башни, своим цветом давая понять о наступлении зари. Дрожь била женщину от усталости и холода, когда какой-то амбал отпер дверь, выпуская ее к утреннему костру, к которому как бы ни хотела графиня, она тянулась всем телом, желая согреться хоть немного. Предложения согреться более продуктивным способом она игнорировала почти молчаливо, поняв для себя что Гаспар Жумо не тот человек, с которым можно предаваться совестным баталиям без вреда для здоровья. Ведь погибать здесь она совершенно не планировала. И потому пришлось взять всю гордость в кулак, наступить ей на горло и вести себя так невозмутимо, спокойно и уверенно как могла бы дама в ее положении.
[indent] А положение было самым неприятным… люди этого ублюдка облизывались на нее как волки на кусок свежего мяса, сам Жумо вел беседы в исключительно отвратительной манере и ему приходилось отвечать, потому что молчаливое игнорирование бесило его еще больше чем острые реплики. Он нашептывал ей, как будет убивать Марселя, в деталях описывал ранения которые нанесет… он хотел насладиться ее испуганным взглядом, но Филомена изо всех сил сдерживала себя, поджимая губы и не смея даже шелохнуться, когда в своих упоительных речах этот ненормальный почти касался губами ее уха, обещая расправу над своим ненавистным врагом. Только оказавшись вновь в своей темнице, она зажимала губы обеими ладонями и кусала себя за них, чтобы не закричать, чтобы сдержать крик страха, рвущийся из колотящейся груди. И когда эта волна отступала, словно морские волны в отлив, она отнимала ладони от лица и молилась.
[indent] Так миновали и вторые сутки… казалось, пытка рассказами и обществом Жумо не кончится никогда, казалось что еще немного и он заскучает в ожидании своего противника настолько, что отдаст ее на расправу своим людям, а сам будет смотреть… но в этом случае Филомена нашла бы достойное применение клинку, подаренному Марселем. Пусть он не помог бы ей защитить свою жизнь, но честь она бы сохранила, оставшись верна и сердцем и телом тому, с кем бы хотела быть по-настоящему. Осознание этой мысли пришло так же четко и безоговорочно, как встает по утрам солнце - она понимала теперь, что все волнения и тревоги, что все  удары сердца, которые она пропустила, и напротив те, которых было слишком много рядом с деширом Талле - не случайность, не просто легкая женская радость… нет, нечто большее. Куда большее. И именно оно придавало графине сил держаться в этом ужасе и вслушиваться в происходящее за стенами ее темницы.
  [indent] Когда на третий день в лагере поднялся шум, она поняла что что-то случилось… а потом услышала голоса, речь которых не смогла разобрать. Но один из голосов, словно любимую мелодию, она узнала наверняка и это были не мерзкие ноты Жумо. Когда привратник отпер дверь, графиня была уже наготове - кутаясь в плед, который она скрещенными руками придерживала на груди, она скрывала под его тканью кинжал, заранее вынутый из ножен под юбками. Небольшой, длиной как раз в почти в локоть, он лежал идеально за одной из рук - для удара нужно было только развернуть рукоять в ладони  или же ударить как учил Марсель - за себя, в противника, стоящего за спиной. В том, что дело кончится дракой, она к сожалению не сомневалась.
[indent] Амбал этого ублюдка дождался команды предводителя, прежде чем схватить графиню за локоть, и приставив свой кинжал к ее шее сбоку, потащить за собой - на поляну к палатке Жумо, костру… и Марселю Талле в сопровождении паренька из своих людей. Всего на мгновение Филомена переминилась во взгляде, встретившись с изумрудными глазами. Надежда, ожидание… и радость, о как рда она была видеть его сейчас, уверенная, что все разрешится лишь в лучшую сторону для дешира Талле. Она слишком верила в него, чтобы думать, что Марсель мог не понимать, что идет в ловушку - он точно знал, что его ждет и должен был подготовиться.
[indent] - Дешир Талле
[indent] Такое формальное приветствие, чтобы не выдавать лишний раз своей привязанности Жумо… но тон графини говорил куда сильнее слов, потому что усталость осле трех почти бессонных ночей и два невыносимых дня не давали ей совладать с ним.
[indent] - Я... я в порядке, - проговорила она, убеждая Марселя, что бледный боле обычного вид, усталость и все это - лишь мелочи, что с ней не случилось ничего непоправимого. Конечно, можно было прокомментировать поведение Жумо, но сейчас она не хотела провоцировать его больше нужного.

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-10-07 22:59:25)

+1

9

- К человеку, способному на подлость, не стоит идти в одиночку, - столь же негромко отозвался ирадиец. - А наш враг способен на подлость.
Он не стал говорить, что тоже боится, и не за себя - за Марселя, которого привык считать хозяином. Не к месту такое признание и не ко времени.
Взгляд Гаспара Жумо ирадиец выдержал, не отводя глаз. И во время обмена любезностями смотрел во все глаза, ожидая... какого-то знака, возможно. Почему-то ему казалось, что без слова или знака своего предводителя Лоскуты не нападут, но какого именно знака - Плут его знает.
Но вот когда вывели графиню, он на мгновение потерял бдительность. Он знал, конечно, что женщина Марселя очень красива - ну как знал, слышал разговоры в лагере, что порой велись в отсутствие атамана... многие радовались за предводителя, иные по-доброму завидовали, и проскальзывало в этих вольных разговорах не до конца понятное "красотка хоть куда" ("а куда?" - "Ей-Плут, я тебя убью когда-нибудь")... но увидеть такую поистине волшебную красоту Кейтаро был совсем не готов. Без всякой задней мысли, с искренним восхищением, всего на мгновение - но засмотрелся.
И даже вздрогнул, приходя в себя, когда державший графиню Лоскут с криком ее выпустил...
Первая кровь пролилась, послужив сигналом к началу драки. Кто-то из Белок рванул к бастиону, часть Лоскутов покинула укрепление, развязывая бой на земле. Кейтаро старался держаться возле своего господина и не дать никому нанести ему удар в спину.

+2

10

"Ты сдохнешь как собака,
никто даже имени твоего не вспомнит,
только разве что именно тогда,
когда речь зайдет об убитой тобой несчастной графине."

Гаспар улыбался, глядя на Марселя холодными глазами. Его забавляла бравада Талле, и даже слова, которые должны были его задеть, задели лишь отчасти. Он успокаивал себя тем, что сумеет сплясать на могиле бравого защитничка всех несчастных жителей юга, и это успокаивало его так, как ничто иное. Надо было проявить лишь немного терпения - и он будет вознагражден. Раз графиня Ромпье не смогла ему ничего дать, он сам возьмет то, что ему причитается. В конце концов, не просто так же он так старательно трудился в этом году?

-О, не переживай - я уже успел испробовать твою прекрасную графиню. Ее своенравие так прекрасно, а кожа так мягка, - это был блеф, но кто-то из Лоскутов захохотал, и Гаспар улыбнулся прежде чем продолжить. - Ты в самом деле должен был меня утопить, но увы, - он театрально развел руки в стороны, обводя всех присутствующих слишком веселым для данной ситуации взглядом. - Я здесь, а твоя сладкая графиня - там.

Бравада графини позабавила его ничуть не меньше, чем бравада Талле. Он с интересом наблюдал за тем, как держится женщина, рассеянно думая о том, что когда все закончится, он в самом деле отдаст ее своим людям. Пусть повеселятся с ней напоследок. Как же, все-таки, удачно, что Марсель явился не один - тут тебе и те, кто надругался над широй Лавайе и после жестоко убил ее, лишив Бальбин такой прекрасной особы. Печально, но все, в том числе и Гаспар, такую потерю бы пережили. Марселя бы поносили на чем свет стоит, в то время как сам Жумо бы вновь вышел сухим из воды. Он как раз хотел что-то сказать, как-то еще распалить гнев Белки, как его прислужник решил проявить толику самостоятельности - он рванул плед графини, явно намереваясь добраться до ее платья и выставить напоказ все ее женские прелести. Это не было оговорено, что Жумо не понравилось. Останавливать разбойника он не стал, но лучше бы он как-то повлиял на него, потому что в следующее мгновение брызнула кровь, и Гаспар даже не мог точно сказать, чья - его человека или черноволосой Лавайе.

-Держать оборону! - скомандовал Гаспар, схватившись за меч и выругавшись Это было не по плану, но что теперь поделаешь? Не видя, что творит его прислужник, схвативший Филомену за волосы и потащивший в сторону, придерживая свободной рукой рану, потому что происходящее перед собой его волновало куда больше. Пришло время скреститься с последней битве в Белками, что звучало прекрасной историей на баллад менестрелей. Правда пока что он не раздумывал над этим - рубился сам с теми, кто ринулся вперед, и ждал, когда же часть его людей подкрадется к дурацким грызунам сзади, чтобы покончить с ними раз и навсегда.

"Погоди, погоди, день не успеет закончиться,
а ты уже будет захлебываться кровью.
Я отомщу тебе за все те унижения,
которые пережил, проклятый выскочка Талле."

[nick]Gaspar Jumeaux[/nick][icon]https://i.imgur.com/vRuyeUG.png[/icon][info]<b>Гаспар Жумо, 28</b><br>----------<br> бастард, предводитель Лоскутов;<br> ----------<br>[/info][sign]DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
[/sign]
[status]Beast[/status]

Отредактировано Raul Mervault (2018-10-16 21:57:25)

+4

11

Слушая то, как Гаспар рассказывает о нежности Графини заставляло все его нутро кипеть от ярости и если честно он уже готов был броситься на извечного врага, хоть с голыми руками. Марсель сжимал эфес своего меча, с каждым ударом слов все сильнее. Он ждал, ждал, когда Жумо надоест эта перепалка, надоест этот детский сад и перейдет к делу.
Фраза о том, что он наслаждался Филоменой, заставила Марселя бросить взгляд в её сторону, что бы найти в её взгляде ответ на немой вопрос. Он был слишком явным, чтобы озвучивать его вслух. Талле с легкостью отыскал в её взгляде то, что искал. К ней не прикасались в том плане, о котором вел речи Гаспар. Еще одна уловка, чтобы вывести Марселя из себя. У него почти получилось. Не нужно было ему выводить Графиню на улицу, не нужно было давать им переглянуться, тогда бы все прошло гладко для самого Жумо. Но...он ошибся. В такой мелочи он все таки просчитался, а затем его подвели его же люди, начав бой первыми. Гаспар растерялся, это было видно по его леденяще голубым глазам.
Марсель знал, что его брат сделает все как нужно. Что увидит момент, когда он и Белки должны вступиться за жизнь предводителя и его любимой женщины, за всех тех, кого Лоскуты успели обидеть, не словом, а делом.
И момент настал, пролилась первая кровь, все смешалось. Белки вышли из леса, укрываясь щитами от возможного обстрела. Сегодня падет много Белок, но они заберут с собой как можно больше жизней истинных разбойников.
—Кейтаро, защищай Графиню, как защищал бы меня! — отдал приказ Марсель и воздух разрезал металлический звук. Талле вынул меч из ножен, направляясь к своему главному врагу. Нападающие на него Лоскуты не могли сдержать его решительности, потому отправлялись пинком или толчком, ударом яблоком на рукояти меча, прямиком в гущу бойни.
Марсель знал. Стая без вожака всего лишь побитые собаки, потому сейчас главной целью являлся Гаспар Жумо. Месть Марселя за своего отца, свои земли и свое имя должна была вот вот свершиться. Все должно прийти к логичному финалу. Добро всегда побеждает зло, даже если у добра тоже есть когти.
— Гаспар, давай закончим все это!

+2

12

[indent] Поведение Жумо давно стало понятно графине Лавайе - он делал все, чтобы в эти три дня извести ее своими рассказами о будущей смерти мужчины, который был для нее дорог. Он думал сломать ее веру и спокойствие, он мечтал бы насладиться ее истерикой, но Филомена не давала ублюдку такой возможности, а потому теперь он желал отыграться на самом Марселе. Его речи, его тон, его взгляды… Жумо всем видом пытался показать как близок он был к графине в то время, как Марсель оставался так далеко… но она не дала ему обмануть его.
[indent] А вот амбал, которому доверили вывести ее из башни, оказался куда глупее и прямолинейнее. Он почему-то подумал, что Марселю требуется наглядная демонстрация ее прелестей и того, как с ними якобы обращались. Плед потянулся с одного плеча, оголяя плечи и декольте, и угрожая опасть и с рук, выдавая сюрприз, который Филомена держала как заправский шулер держит козырь в рукаве… кинжал могли обнаружить, им нужно было воспользоваться пока еще сохранился эффект неожиданности. Сердце заколотилось почти в испуге, потому что сейчас сделать нечто подобное означало нарушить план Марселя и его людей… но иного шанса Филомене могло просто не предоставиться.
[indent] Когда мужчина увлекся попыткой раздеть ее, ослабив внимание над тем клинком, что был приставлен к ее горлу, и женщина перестала чувствовать холод у шеи, она сделала так как учил ее Белка. Она резким движением направила клинок за спину, мимо своей талии, метясь в бок своего охранника, который на счастье был всего лишь в рубашке и куртке.
[indent] - Сучка!
[indent] Мужчина вскрикнул, а следом и сама Филомена - его рука у ее шеи дернулась и клинок амбала оставил алый след под левой ключицей. На руки графини потекла кровь, но лезвие лишь прошло вскользь, не вонзившись в плоть. Только неожиданность помогла провернуть этот трюк, но сильный ответный удар выбил клинок из руки женщины.
[indent] - Дура, ты за это сдохнешь! - прохрипел со злостью уязвленный такой наглостью мужчина, хватая ее за волосы. - Но сначала я отымею тебя как последнюю суку!
[indent] Филомена вскрикнула, когда голову больно рвануло, а что происходило вокруг она просто не видела, но поднявшийся шум означал одно - время переговоров кончилось. Теперь настало время сойтись мечам и покончить с этим противостоянием раз и навсегда. И начавшаяся схватка должна была дать охраннику графини возможность взять реванш за постыдное ранение, нанесенное рукой женщин.
[indent] Он потащил ее куда-то в сторону от начавшейся схватки, прочь с глаз Марселя и Жумо, вновь приставив клинок к горлу. Филомена не смела сопротивляться, ощущая холод лезвия и как кровь из оставленной им царапины стекает вниз по груди, осознавая, что не переживет вспоротого горла. Амбал что-то еще зло выкрикивал, но в общем шуме и попытках понять, что делать дальше Филомена не слышала угроз, пока этот ублюдок не затащил ее за одну из обвалившихся стен, жестко опрокидывая на огромную, но ровную словно письменный стол глыбу. Камень большо ударил по бедрам даже через юбки, которые этот ублюдок торопился задрать. Кповь билась по вискам, одна рука была зажата под графиней, а второй она цеплялась за ту, что держала клинок у ее горла, чтобы тот не впился в него…
[indent] Страх… нет, то был ужас… ужас почти парализовал женщину, которая понимала, что ничего не может сделать, а заломленная под нее же рука начинала неметь - так сильно мужчина вдавил ее в камень. Холодный ветер жадным языком облизал оголенные бедра, жадная мужская ладонь прошлась по ним и Филомена дернулась, пытаясь вырваться. Понимание того, что это бесполезно и ей не справиться с такой горой мышц потерялось где-то в паническом желании сделать все, что угодно, лишь бы не ощущать таких прикосновений. Мужчина снова дернул ее за волосы, а горячие губы зло зашептали.
[indent] - Ты будешь смотреть мне в глаза! Ты навсегда запомнишь, кто был твоим последним мужчиной! - в следующее мгновение он отстранился и вновь дернул ее на себя, сунув свой кинжал за пояс, и переворачивая графиню лицом к себе.
[indent] Она дернулась почти молниеносно, в совершенно не контролируемом порыве, потому что решение было единственным возможным. Поначалу амбалу показалось, что руки графини рванулись его обнять, а потому перекошенное от злости лицо преобразилось и наполнилось искренним удивлением, когда лезвие его собственного клинка вошло в живот.
[indent] - Никогда! - зло и вместе с тем до невозможности напуганно, как никогда прежде, выкрикнула женщина, - Никогда, слышишь?! - кинжал вновь вонзился но уже в грудь, заливая руки графини, ее платье и рубаху мужчины кровью, - Ты не тронешь меня!
[indent] Третий удар пришелся туда, где полагалось быть сердцу, нанесенный так же отчаянно и стремительно. Лоскут посмотрел на него почти отстраненно и ошарашено, а хватка его рук на талии ослабла.
[indent] - Ах ты…. тварь.. - прохрипел он, пошатнувшись, Филомена испуганно рванула клинок на себя, чтобы иметь возможность снова ударить, но кровь потекла с его губ, мужчина закашлялся и вновь пошатнувшись повалился прямо на графиню.
[indent] Женщина вскрикнула, отталкивая тело, и отшатнулась к полуразрушенной стене, выставляя перед собой клинок, перепачканный кровью. Рука, сжимавшая его была окрашена в алый цвет, пальцы крепко сжимавшие рукоять, скользили по ней… Дрожь ударила по телу графини как молния среди ясного солнечного дня, сотрясая с головы до пят, вскрик вырвался из груди и она выронила клинок, прижимая ладони ко рту и заглушая всхлип от осознания не случившегося с ней ужаса… и совершенного убийства.
[indent] По губам ударил соленый вкус слез, со странным медноватым привкусом… и не сразу, но Филомена поняла что на руках, была кровь, которая теперь перемазала и лицо. Она судорожно опустила ладони к юбкам, пытаясь стереть кровь, дрожащими руками попыталась вынуть платок из юбок, чтобы стереть с лица алые следы, но руки путались и не слушались, а громче звуков развернувшейся битвы был стук собственного сердца, заходящегося в лихорадочном беге.

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-10-20 22:35:00)

+3

13

Защищай графиню, как защищал бы меня.
"Слушаюсь", - привычно мелькнул в голове ответ, намертво вбитый прежним хозяином. Мелькнул и погас: у ирадийца был приказ, и он не мог думать ни о чем постороннем. Защитить женщину, которую оттащили куда-то в сторону, подальше от схватки. Любой ценой.
Вокруг уже вовсю дрались, и... "Плут тебя..."
Из леса послышались удивленно-яростные крики лучников. Все-таки на них напали с тыла. Но обернуться Кейтаро себе не позволил. Сейчас было важно добраться до графини... Первый.
Второй. Все-таки достал его клинком. Стоит быть внимательнее...
Он нашел графиню возле полуразрушенной стены - всю в крови, рядом с Лоскутом, что выводил ее. Умирающим или уже мертвым, Отражения его знают... На всякий случай махнул разбойнику мечом по горлу - чтоб точно не встал. И опустился на колено возле графини, прикрыв ее собой.
- Вы ранены? - спросил он на торговом, молясь, чтобы женщина его поняла.
По-хорошему, графиню бы стоило увести с открытой местности... не боец она сейчас... он огляделся, ища укрытие. А уходить-то было некуда, дрались везде, за каждый вход и каждый локоть стен. Но оставаться на открытой с трех сторон площадке, где достаточно не заметить одну шальную стрелу, отвлекшись на нападающих... Но ничего не поделаешь. С другой стороны, под стеной еще попробуй их подстрели, а кладка здесь еще достаточно сохранилась, чтобы стоящий в полный рост человек мог за ней укрыться. На первое время пойдет, хотя башня, которую сейчас штурмовали Белки, ему куда больше нравилась как временное укрытие. Особенно если в ней только один вход...
Ирадиец отвлекся на третьего. Пожалуй, были и преимущества в их нынешнем положении - они находились чуть в стороне от основного сражения, и немногие их замечали. А на одиночек его одного вполне хватало. И если вдруг станет ясно, что Лоскуты побеждают - они смогут убежать вместе с отступающими; сбежать при случае из какого-нибудь каменного мешка будет куда сложнее...
Он не знал, что будет верно, а что нет.
Воспользовавшись передышкой, подобрал меч, выпавший из руки третьего, и протянул графине:
- На всякий случай.

Отредактировано Keitaro (2018-10-24 22:51:45)

+3

14

Вокруг бушевала битва, стать победителем в которой планировал именно Гаспар. Ах, как бы все было лучше, если бы удалось избежать всех сложностей - если бы графиня Ромпье оказалась более предприимчивой и сумела довести начатое до конца, всего этого бы не было. Но, что поделать, если все сложилось так, как сложилось? Гаспар мог только смириться и работать с тем, что у него было. Да, это было сложно и неприятно, но катастрофой он это не считал - все еще можно было исправить, все еще можно было вывернуть в свою пользу. В своей победе он не сомневался. В конце концов это именно он, а не Марсель, был живучим и удачливым сыном такой-то матери.

-Не щадить никого - всех перебить! - прокричал он своим людям, хоть и знал, что о пощаде они не знают ровным счетом ничего. Спасти свою шкура - да, но милосердие было им незнакомо. Каждый уже давным-давно погряз в грехе и продал свою душу Неблагим, чтобы теперь отступать, и Гаспар не сомневался в том, что каждый из его людей будет проливать сейчас кровь и не думать ни о чем, кроме боя. Самого его поглотил азарт битвы, и, махнув мечом, уворачиваясь от выпада соперника, он быстро извлек из ножен кинжал. Один удар, - подлый и неожиданный, - унес жизнь какого-то мальчишки, и Гаспар не задумываясь переступил через него так, как собирался переступить еще через множество людей ради того, чтобы получить желаемое. Следующим от его руки умер мужчина постарше, так удачно повернувшийся к нему спиной, и только затем Жумо взглянул на Марселя. - Почему бы не положить этому конец, в самом деле?

Скрестить мечи с Талле не было для него честью скорее необходимостью в данной ситуации, которую он с радостью бы избежал. В Гаспаре не было ни капли стыда, ни капли благородства - какая разница от чьей руки умрет его враг, если он умрет? Вот и сейчас он не собирался действовать - стрела, пущенная его лучником, вонзилась в плечо Марселя, и именно тога Гаспар и ринулся в бой. Убить, добить - какая к Губителю разница?

[nick]Gaspar Jumeaux[/nick][icon]https://i.imgur.com/vRuyeUG.png[/icon][info]<b>Гаспар Жумо, 28</b><br>----------<br> бастард, предводитель Лоскутов;<br> ----------<br>[/info][sign]DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
[/sign]
[status]Beast[/status]

+4

15

Марсель никогда не боялся этого взгляда. Ледяной взгляд безумца, недолюбленного сына, избалованного богатствами отца, который откупался ими от своего сына, лишь бы тот ему не докучал. Этот взгляд не пугал Марселя, а заставлял его чувствовать другие эмоции и самой главной была жалость. Нет он не жалея вонзит клинок в Гаспара, с радостью покончит со всем этим, но как к человеку, что с самого детства пытался всем показать, что он чего—то стоит, что он не тень своего вероломного отца, что он тоже может, в этом он был жалок. И что может быть хуже, чем вызывать не страх и опасение своей персоной, не гордость и любовь народа, который просит твоей защиты, а лишь жалость и презрение? Талле не знал ничего хуже. А Жумо?  float:right
— Заканчивай болтать, мы достаточно поговорили!—бросил Марсель и в следующий миг почувствовал жгучую, острую боль, что за мгновение растеклась по всей руке от плеча. Он зашипел от боли и скрепя зубами, поднял правую руку, что бы парировать надвигающегося на него Гаспара Жумо. Марсель невольно подумал о том, что ему сейчас крайне повезло. Плечо! Да и к тому же...левое! Марселю подумалось, что Боги ему благоволят и он сможет сегодня завершить это дело. Пусть раненный, но он обязательно выйдет из боя живым, пусть опечаленный смертью своих людей, но он выживет. Он сможет прийти к их семьям и сказать, что их мужья и отцы пали героями, пусть и непризнанными Королевством.
— Хотел все закончить просто, нужно было давать людям четкие указания. Я держу меч правой рукой, — шипя от боли говорил Марсель, парируя, отступая и почти не нанося ответных ударов. Он выжидал, выжидал тот момент, когда удары Жумо перестанут быть сильными и резкими, когда они превратятся в более медленные, тяжелые, когда отбиваться станет не так сложно. Выгодав момент, Талле обломил древко стрелы, что мешало двигаться и теперь был готов к решающей схватке. Он видел что тактика сработала. Что бравада, жестокость с которой Гаспар наносил удар за ударом, медленно подводят его к "обрыву", с которого Марсель его столкнет.
Замахнувшись, Талле рубанул с первой позиции, затем третья, вторая позиция, пируэт и снова удар с четвертой позиции. Он отступился, перевозя дыхание. Пришлось защищаться от новых атак и остановив меч Гаспара в пятой позиции, над головой, он больной рукой поднял с земли, так удачно подвернувшийся, небольшой щит в виде капли. Силы в руке хватило лишь на один удар щитом в колено соперника и тот снова упал на землю, а кровь из раны хлынула новой, стремительной волной.

+3

16

[indent] Удары сердца были подобны звону тревожного колокола на главной городской площади. Звонкие, бьющие по вискам и голове, ударяющее резонансом по всему телу и содрогающие его изнутри. Панический страх, что фигура перед ней вопреки всем ранениям поднимется вновь, путал мысли и не давал понять, что происходит. Лязг оружия, свист стрел и выкрики мужчин казались так рядом, но тело инстинктивно искало защиты, пытаясь вжаться в полуразрушенную стену, которая скрывала фигуру женщины ото всех.
[indent] Она дернулась в сторону, когда словно вихрь подлетел мальчишка, который первым делом нанес еще один удар по умирающему Лоскуту и только это дало ей сразу понять «свой». Беличий хвост, служащий отметиной для всех в отряде Марселя, она просто не успела увидеть.
[indent] - Ранена?.. - чуть нахмурилась графиня, пытаясь понять, что с ней не так, но совершенно не осознавая до конца.
[indent] То, что парень говорит с ней на торговом она тоже поняла не сразу, просто поняв смысл слов. А не то на каком языке они сказаны, и ответила по привычке на родном дальмасском:
[indent] - Нет, я в порядке.
[indent] О кровоточащем ранении под левой лопаткой она сейчас не помнила, не чувствовала этой раздражительно-зудящей боли. Кровь на ее руках и платье была повсеместной, не её кровь... а потому о том, что среди алых пятен могут быть следы собственной раны она совершенно не думала. А вот то, что парень говорил с ней на торговом она все-таки поняла, мысль дошла запоздало и потому графиня поспешно добавила:
[indent] - Я в порядке, - повторила она уже более твердо, используя торговый.
[indent] Появившийся Лоскут заставил ее вновь отшатнуться чуть в сторону, почти выходя на обозрение. Но Филомена перебежала за тот самый валун, на котором ее пытался взять мужчина, укрываясь от обстрела и пропадая с глаз дерущихся мужчин.
[indent] Протянутый ей для самообороны меч женская рука взяла крепко, хотя и совершенно не имела никакого опыта в обращении с ним. Кинжал уже был привычен графине, лук и стрелы она знала, хотя в такой суматохе не могла поручиться за меткость своего выстрела… более крупное оружие все еще было для нее совершенно неудобным и непонятным, было куда больше шансов, что она сможет ранить себя… но его наличие в руках давало иллюзию безопасности.
[indent] В этот момент мысли Филомены вновь вернулись к тому, что вокруг происходит… схватка. Настоящая схватка не на жизнь, но на смерть. Когда Лоскуты напали на ее карету и случилось знакомство с деширом Талле и его отрядом, они торопились уйти и спасти себя. Здесь же… все было спланировано для того, чтобы положить конец этой вражде и расквитаться с заклятым противником. Жумо сделал все, чтобы добиться от Марселя ответного хода, выманить его, уязвить… и теперь взгляд графини искал в мельтешении фигур те две, что волновали ее больше всего. Она увидела их не сразу и вздрогнула, когда мужчина на ее глазах упал на землю… не ее мужчина, нет. Сердце комом подскочило к горлу, а она не смела пошевелиться и спрятаться, чтобы не упустить тот момент, когда предводитель Белок победно вскинет вверх руку.

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-10-31 16:48:04)

+2

17

Делать что велено.
Не спорить, не задавать вопросов, не рассуждать.
Думать - только о поручении и ровно столько, сколько нужно, чтобы его выполнить. Говорить - только когда позволят.
Так его учили с детства, и так он жил, даже не задумываясь о чем-то другом. Только в последние месяцы, живя среди вольных северян, начал замечать за собой вольности, которых не делал прежде, но только вне службы.
Сейчас он хотел бы проследить за взглядом графини, найти предводителей, но отвлечься и засматриваться куда-либо не мог себе позволить: нужно было смотреть по сторонам, не давая никому приблизиться к женщине Марселя.
Он и раньше охранял семью хозяина, его дом и имущество, его самого. Не один год охранял, не чувствуя к семье, которой служил, ни симпатии, ни неприязни. Просто делал что велено, как учили... и сейчас бы просто делать, но почему-то именно сейчас Кейтаро было не все равно: он сам хотел выполнить приказ. Не потому что должен был и не ради одобрения, а для себя. Потому что чувствовал себя в ответе за графиню... и потому что только это он мог сделать.
Только это.
И на смену обычному спокойствию пришла дикая, яростная звериная тоска и злость - на самого себя, на свое бессилие. Наверное, что-то подобное чувствует цепной пес, когда у него на глазах - и все-таки слишком далеко, дальше, чем позволяет цепь - сражается не на жизнь, а на смерть его обожаемый хозяин. И кинуться бы ему на помощь, да цепь не дает...
Еще один Лоскут, оглядевшись по сторонам в поисках противника - кого он там, к слову? Далеко, не разглядеть, но рыжехвостый показался смутно знакомым; возможно, пересекались в лагере или на вылазках, - приметил возле стены Белку и графиню.
Это он зря.
Стоило признать, оружие Лоскут держать умел и силы в нем еще немного оставалось после предыдущей схватки, хоть и наверняка не первой. И все-таки на беду он их заметил.
Впервые в жизни Кейтаро по-настоящему захотелось убить...
Удар.
...особенно если представить на месте неизвестного ему разбойника Гаспара Жумо...
Удар.
...как все-таки жаль, что до Жумо не дотянуться...
Удар.
...ничего, его подручный тоже сгодится...
Удар.
...или кто он там, неважно...
Удар. Удар. Удар.
Ирадийца привели в чувство ликующие вопли осаждающих. Белки, похоже, прорвались-таки в башню... он выдохнул, нервно провел левой рукой по лицу. Моргнул, окидывая взглядом кровавое месиво. Впервые он потерял голову на поле боя... если быть честным, последние удары доставались уже мертвому.

+3

18

Что-то пошло не так, Гаспар почувствовал это слишком поздно: он недооценил Марселя, решив, что гнев не пойдет тому на пользу. Но нет, даже будучи в ярости Талле смог выждать и нанести удар. Опьяненный чувством скорой проблем Гаспар забылся - он не думал, не анализировал, потерялся в желании поскорее покончить со всем. Когда-то отец говорил ему, что он слишком порывистый, что он забывает думать головой, но тогда он отмахивался. Тогда он думал, тогда отец не прав, что своей осторожностью отец просто показывает то, насколько он слаб. Теперь же Гаспар понимал, насколько ошибался. Кажется, сопутствовавшая ему все это время удача отвернулся от него, потому что ничем иным нельзя было назвать происходящее сейчас.

Он упустил момент, и Марсель, перехватил инициативу. Даже окровавленный, Талле наносил ему удары, которые заставили Гаспара упасть на землю. Как же так! Как! Все должно было быть не так! Сплюнув кровь, мужчина выругался и нанес Талле еще один удар, который, впрочем, не помог ему. Он чувствовал, что победа ушла из его рук, что всем его планам не суждено сбыться. Раненный, Жумо расхохотался и с трудом откатился в сторону, незаметно опустив руку к ножнам на поясе. Кинжал - последнее, что у него оставалось, потому что меч он успел уже обронить.

-Ну давай же, убей меня! - протянул Жумо, глядя на Марселя, - Покажи всем, что ты такой же как я! Убийца, который не знает пощады! - он не знал, дрогнуло ли что-то на лице Марселя, но возникшей паузы хватило для того, чтобы вонзить кинжал в его ногу. Поворот лезвия, а затем дернуть руку вниз - ему показалось, что он даже услышал какой-то противный хруст. Может быть, он хотя бы сможет испортить жизнь Марселю напоследок?

Во тьму он уходил с мыслью о том, что Неблагие еще отсыпят бед и несчастий на голову этому вершителю справедливость, еще отсыпят...

[nick]Gaspar Jumeaux[/nick][icon]https://i.imgur.com/vRuyeUG.png[/icon][info]<b>Гаспар Жумо, 28</b><br>----------<br> бастард, предводитель Лоскутов;<br> ----------<br>[/info][sign]DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE DIE
[/sign]
[status]Beast[/status]

+3

19

Марсель был неудержим, решительно настроенный покончить с этой враждой, покончить с бесчинствами, покончить с нападениями на дорогах, такими, когда Марсель встретил любимую женщину впервые. Он бился и за неё, зная, что больше никто не захочет угрожать ей, просто не найдется в мире большего глупца, чем Гаспар Жумо, который опьяненный собственной гордостью и призрачным чувством превосходства, все же пал на землю. Марсель готов был нанести решающий, финальный удар, поквитаться с Жумо младшим и вывести его отца на чистую воду. Он уже видел все эти кадры перед глазами, но увы, они застлали Талле глаза. Это было его ошибкой, поскольку следующий миг ногу пронзила адская, непередаваемая никакими словами боль. Он взвыл словно пес, которого пнули в ребра тяжелым сапогом. Дыхание прервалось на долю секунды, но крепче сжав меч в руках, он вонзил его во врага, всем весом обрушиваясь на рукоять. Стоять больше не было никаких сил. Боль поднималась от голенища вверх, поражая своей силой все мышцы, все кости. Он поднял вверх руку и закричал, знаменуя свою победу, но продержал вовсе не долго.
Талле свалился на землю, рядом со своим врагом. Он мычал от боли, вцепившись перчаткой в траву, что была все так же зелена, как летом. Начало осени всегда было теплым, потому она еще не успела тронуться желтыми красками. У Марселя более не было сил ни подняться, ни кричать. Он ждал. Ждал, что либо он истечет кровью и они встретятся в новой схватке с Гаспаром, уже на другой стороне, либо его найдут. Его видели, его видели его люди. Все будет хорошо.
Талле закашлялся, пытаясь вернуть дыхание в норму. Каждое резкое движение отдавалось невыносимой болью в ноге, такой, что он даже забыл про чертов наконечник в плече.
Перед тем как провалиться в забвение из которого он обязательно найдет дорогу назад, он думал о Филомене. О его драгоценной, единственной женщине. Он знал, что она жива. Знал, что Белки побеждают, а Кейтаро не ослушался бы приказа и не оставил её одну. Он верил, что она цела. Он вспоминал вкус её губ, аромат волос, что пахли яблоками со свежей ноткой мяты. Он вспоминал бархат её кожи, светлой, прохладной, но нежной, словно лепестки цветов.
Филомена, я победил..

Отредактировано Marcel Tallett (2018-11-08 09:01:20)

+3

20

[indent] Наблюдать за сражением, быть свидетелем резни, в которой – в отличии от охоты или турниров – нет никакой красоты, никакой элегантности или духа товарищества... было отвратительно. Здесь никто не кидался помогать раненому. Никто не оттаскивал погибших из под ног... о них запинались, как о ветки или мусор, продолжая бороться за свою собственную жизнь. Это было совершенно ужасно смотреть, и еще хуже было видеть во всем этом отвратительном действии мужчину, который был дорог графине. Но отвести взгляд или укрыться как можно дальше в чаще леса, скрываясь от противоестественной картины, она не могла.
[indent] Карие глаза упрямо не выпускали из взгляда рыжего Белку с его противником. Когда один упал на землю, она возликовала, радуясь тому, что все должно прекратиться – Филомена слабо верила, что такому ублюдку, который всегда думал лишь о себе, люди могут быть верны и после смерти... Нет, они скорее предпочтут сдаться или обратятся в бегство, скрываясь от справедливости. Но не будут проливать свою кровь за того, кто уже ничего не сможет им дать. Лоскутами двигала не идея, а корысть, это отличало их от отряда Талле, это было их слабостью.
[indent] Графиня ждала, когда же все разрешится, она видела как упал Жумо, как Марсель замер над ним, словно что-то обдумывая – все го на мгновение. Быть может, хотел пощадить его, не наносить последний удар и отдать противника на справедливый суд?.. но это промедление оказалось роковым. Женщина вскрикнула, зажимая рот ладонью, когда предводитель Лоскутов в последнем порыве вонзил кинжал в ногу Марселя и яростно рванул им изо всех сил. Крик мужчины, больше похожий на крик раненого зверя – от неожиданности и содрогнувшей его тело боли – ударил ее по ушам, заставляя задрожать... и одновременно с этим переполняя решимостью.
[indent] Клинок Талле вошел в грудь Гаспара со всей силой, придавленный весом мужчины на подогнувшихся ногах. Победный жест Марселя заметили не все и не сразу, но кто-то из Белок так же вскинул руку вверх, с новыми силами и яростью возвращаясь к битве... только женщина увидела, как без сил свалился предводитель побеждающей стороны. Филомена лишь на мгновение обернулась к мальчишке, что был подле нее.
[indent] - Мне от него никакой пользы. – проговорила она на торговом, возвращая меч молодому Белке, - Мы идем за Марселем, ему нужна помощь. – тон женщины не терпел никаких пререканий и возражений.
[indent] Отдавать приказы – разумные и которые следовало неукоснительно выполнять - она научилась еще в семнадцать лет, став графиней в запущенных землях, где только помнили о былом величии правящей семьи. За семь лет в этом статусе Филомена отточила свой навык настолько что иногда для приказа ей хватало лишь посмотреть на свою прислугу или охрану и те понимали ее без слов. Во всяком случае, они очень четко уяснили – ослушаться графиню было бы крайне неразумно... А потому она ожидала беспрекословного следования ее словам и сейчас. Пользы от нее с оружием в руках было никакой, а вот лекарская помощь нужна была многим, а в этом женщина разбиралась очень хорошо, и не смотря на благородный титул, не боялась марать руки в крови и гное.
[indent] Филомена выждала всего миг, когда один из белок уведет противника с пути, прежде чем кинуться к самому эпицентру боя, где на земле лежали два противника.
[indent] - Марсель! Только дыши, прошу...
[indent] Падая на колени подле мужчины, она с усилием перевернула его на спину - глаза были закрыты... но сердце билось. Сердце билось, а значит, он лишь потерял сознание. И пока не случилось худшего, нужно было ему помочь.
[indent] Беглый взгляд – не женщины, но лекаря – отметил ранение в плече, которое почти не кровоточило – должно быть, что-то мешало ему и судя по ровному круглому отверстию то был наконечник стрелы. Вынимать его сейчас было бессмысленно. А вот левая нога была ужасна... разодранная по внешней стороне голень сочилась кровью и первым делом Филомена рванула нижние юбки платья, изо всех сил стягивая под коленом, над раной, чтобы остановить кровотечение. Следующий обрывок лег поверх самой раны, а третьим, она начала туго бинтовать по всей голени, чтобы зажать и остановить кровотечение. На первое время это должно было помочь... но не больше. Нельзя было оставлять ногу без крови больше чем на пару часов, иначе она и вовсе омертвеет... но сейчас это был единственный выход. Промывать рану, проверять кости, и шить нужно было в других условиях.

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-11-11 05:01:03)

+3

21

- Мы идем за Марселем, ему нужна помощь, - велела графиня, и этот приказ Белка бросился выполнять не то что не прекословя, но с радостью. Трофейный меч он швырнул на землю - графине он, похоже, в самом деле не по руке, а ему самому второй клинок без надобности. На крайний случай под ногами валяется предостаточно.
Не они одни поспешили к месту битвы двух атаманов, и пока графиня осматривала и перевязывала раны Марселя, рядом с нею завязалась еще одна стычка... впрочем, короткая: шестеро против двоих - вполне достаточно.
- Надо идти, - ирадиец взглянул на одного из товарищей, для верности махнув рукой в сторону леса. Понял, не понял?..
- Думаешь? Там тоже дрались...
- А где нет? - если бы он помнил, как это произносится, сказал бы "а где сейчас безопасно?" Оставаться на открытом поле - быть мишенью для стрел, да и мало их для открытой обороны. Весь отряд сюда не подтянется, даже если очень захочет. В бастион - там еще кипит схватка, тем более жаркая, что оттуда плохо видно поле боя, а осажденных зажали в угол. В лесу стычка тоже была, и это слышали, но очень хотелось надеяться, что недолгая... будь у Лоскутов такое преимущество в числе, они бы уже давно расправились с сидящими в засаде Белками и вышли к бастиону. Не сидеть же им в засаде, в самом деле, когда их помощь так нужна их же товарищам. Раз не вышли... значит, скорее всего, расправились с ними, а не они.
Дальмасцу эти резоны, кажется, тоже в голову пришли.
Другой Белка, внимательно наблюдавший за действиями графини, не мешая ей, отметил:
- Вынести его мы можем. И чем скорее, тем лучше.
Первый кивнул и, отстранив графиню, поднял Марселя на руки. Коротко отдал приказы:
- Вы двое впереди. Графиня, держитесь ближе ко мне, вы вдвоем прикрываете с флангов. Ирадиец, замыкаешь.
- Хорошо.
Это не было лишней предосторожностью сейчас, однако, к некоторому удивлению ирадийца, им никто не мешал всерьез. Пытались, но как-то... больше от отчаяния и злобы, и маленький отряд против одиночек выстоял. Гибель Гаспара заметно пошатнула боевой дух Лоскутов. Еще дрались осажденные в укреплениях бастиона - куда им было деваться-то, защищая свою жизнь, - сражались те, кому терять было нечего, но были и такие, кто бросил оружие, пытаясь кто сдаться, а кто бежать.
Кейтаро не сдержал презрительной усмешки. Шавки. До поры до времени сидели под рукой хозяина, а как он пал, так и разбежались... В Дальмасе нет рабства? Оно и видно. У северян, как в волчьей стае, слишком многое зависело от вожака. За ним либо хотели идти, либо нет. И в любой момент могли передумать, даже в бою. Ну вот как эти...
Им никто не говорил: каков бы ни был владеющий тобой - дерись до последнего, ибо без хозяина твоя жизнь все равно не стоит ломаного гроша. А так хоть пользу принесешь. Кейтаро же доводилось это слышать не раз и не единожды видеть этим словам подтверждение. Это не было хорошо или плохо, это просто было так, а если вещь сама по себе такова, она не изменится от слов или мыслей о ней.
Дрался бы он за Лоскутов? - Да, дрался бы. Точно так же, как и за Белок, до последнего. Но...
"Я рад, что дрался не за Жумо", - подумал он, когда отряд остановился, отделенный деревьями от поля боя.

Отредактировано Keitaro (2018-11-12 18:22:13)

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Да последний же враг истребится


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC