Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Благие знамения


Благие знамения

Сообщений 1 страница 22 из 22

1


Благие знамения
ALL I BELIEVE IS IT A DREAM THAT COMES CRASHING ON ME ALL THAT I HOPE IS IT JUST SMOKE AND MIRRORS
https://i.imgur.com/CVHFzhU.gif https://i.imgur.com/RaThClM.gif
1 НОЯБРЯ. ПОЛДЕНЬ ● ОКРЕСТНОСТИ МОНТЕЯ, ГРАФСТВО КИТЕРИ, ДАЛЬМАС
Marco Ricciardi, Iolanta Ricciardi, Arabella Mervault, Damien Mervault, Raul Mervault, Noele Mervault

◈ ◈ ◈
[indent] Скажите, а вы верите в те знамения, что посылают боги: в багряные кометы, страшным заревом загорающиеся в небе, в серебряный звездопад, будоражащий саму суть души, в то, что всё над землей - это их царство, их кровь, их слезы, что, пролившись, меняют ваши судьбы? Род человеческий издавна пытается толковать божественную волю, посланную к ним телами небесными - и когда вечные не хотят говорить напрямую, то они, верно, позволяют вам испытать себя, разгадывая эти загадки? Избран ли ты для великих свершений, рожденный в день багряной кометы? Будет ли ваша любовь вечной, венчанные ночью серебряного звездопада? Так много вопросов, на которые не дашь точный ответ, и так много вариаций, что ещё могут произойти. Ответьте же на этот вопрос: каким знамением можно считать метеор, в ночь ужасающих гроз упавший на землю близ северной стены графского замка, едва её не разрушив? Исключительный случай из тех, что происходят раз в десятилетия-столетия-тысячелетия - и шанс определить его сущность выпал именно вам.

Обязательно к прочтению!

[indent] Начальные условия следующие: проведя некоторое время в Эрлюэне, вечером тридцать первого октября в замок графа Китери прибывают принцы Рауль и Дамьен с супругами, что находятся в туре по родным землям их возлюбленных; с наступлением ночи началась и продолжилась до рассвета кошмарная гроза, с оглушающими раскатами грома и проливным дождем, ровно в полночь все обитатели замка и окрестных земель ощутили то, что им показалось землетрясением - толчок колоссальной силы и последующие вибрации (примерно на двадцать минут); на утро, когда гроза прекратилась, стража обнаружила у северной стены замка воронку, в которой лежал метеор (на данном изображении обращать внимание только на метеорит), на первый взгляд ничего опасного найдено не было, а потому к полудню, когда земля просохла, дворяне из любопытства выходят посмотреть на метеор.
[indent] Наиболее активным участникам данного эпизода, которые будут проявлять игровую активность (скорость отписи; действия и тому подобное) полагается награда. Наименее активные персонажи могут пострадать, так что всё зависит от вас. Следите за обновлением очередности в таблице и теме обсуждений, в эпизод будет вмешиваться Мастер Игры.

[indent] На отпись дается четыре дня — максимальный срок.
[indent] Ранняя отпись дополнительно вознаграждается.

+6

2

Буря приходит в полночь. Как наивысшее олицетворение мрака обрушивается на землю, чтобы вычистить, выскоблить, унести потоками всю грязь, скопившуюся на улицах. Это священное очищение, призванное скрыть следы пороков людских. И пока проливной дождь подрабатывает чистильщиком, ветра испытывают на прочность людские творения, повергая на землю слабейших. Посылают зажигательные искры. Те готовые вспыхнуть ярчайшим пламенем, если Боги подложат не ту подстилку — ломкую солому, да податливое дерево — и затянуть в пламенеющую тьму все вокруг. И в этой буре не найти покой ни простым людям, ни хозяйским душам.

Толстые стены замка к утру покрылись промозглой сыростью и холодом по коже напоминали о сегодняшней страшной ночи, когда они играли другую партию. Камни служили надежным убежищем и спасительным пристанищем людей от погодного рока. Слабые творения мира прятались в коридорах и залах дребезжащих огней от зажженных светильников, вслушиваясь в пробивающиеся сквозь кладку вой и дробь. Непогода пришла с темнотой и застала братьев Риччарди в кабинете за обсуждением предстоящего отплытия. Тишина, и опустевшие владения позволяли им снова становится братьями, когда еще весь мир существовал отдельно и у них не было больше никого. Гости после ужина достаточно скоро предпочли уединиться, напряжение после долгой дороги могла снять только заранее согретая слугами постель. Иоланту погрузилась в домашние хлопоты, раздавая последние на тот вечер указания слугам и перепроверяя выполнение порученных ранее. Приезд высокопоставленных особ лег на ее плечи.

Главное событие ночи поймало обоих в коридоре. Марко лишился равновесия, завалившись на стену всем своим телом, когда ошеломляющий грохот встряхнул замок как игрушку, не встретив никакого сопротивления. Его дыхание замерло, в каменеющем от ужаса ожидании, что весь замок рассыпется как карточный домик, схоронив под ним будущее Дальмаса в лицах обоих семейств — Риччарди и Мерво. Но пальцы ощущали только вибрацию. Боги, казалось, вынесли им предупреждение. Но времени строить догадки за что те грозятся послать на них кару не было. Испуганное лицо Иоланты, показавшиеся в коридоре, искажалось падающими тенями — образ ночного кошмара, из которого надо было выбираться. Секунду после главного толчка и ее появления позволили прийти ему в себя, чтобы накрыть спокойствием взволнованное сердце супруги и раздать указания сбежавшимся слугам - убедиться в целостности и позаботиться о безопасности сестры, прежде всего, их гостей, потом - остальных обитателей дома.

Утро для Марко началось рано. Глубокий сон, сваливший его только под утро, рассеялся через несколько часов, вернув оцепенение перед мыслями о прошлой ночи. Звуки грозы смолкли, а дождь превратился в мелкие капли, падающие с отвесных частей замка, да бегущие по неровной кладке. Замок стоял на прежнем месте. Мир еще был цел. Ловко вынырнув из крепких, сцепленных от страха, объятий Ио, мужчина приказал страже осмотреть все владения и принести ему сведения о причине произошедшего. Донесение об огромном камне возле северной стены застало его в компании Джероламо и Уберто, их управляющего. Они же усмирили порыв Марко в ту же секунду направиться туда и самому все осмотреть был сдержан остальными — от сильного ливня земля смешалась в вязкую грязь и становилась опасной для перемещения.

Граф и не вспомнит уже утренний моцион и прием пищи, с которым они быстро расправились в комнате брата [ведь первым делом он отправился к нему, позвав туда управляющего], потому что все оставшееся время до полудня они проверяли целостность замка и устраняли принесенные разгневавшейся погодой проблемы. Только, когда солнце привалило к полудню, земля под его лучами иссохла и наконец смогла предложить хозяева перемещение по остальным владениям. В сопровождении стражи они с братом спустились вниз, предпочитая не тревожить остальных обитателей замка и последовали вдоль внешней северной стены замка.

— Камень чудом не задел стену, — отозвался Джероламо, обходя прилетевший с небес валун прямоугольной формы. — Это и стало причиной тряски?

Краткий кивок стражи означал согласие. Они не нашли на территории замка ничего, что могло бы вызвать то волнение. Другие пробоины или разрушения внутри или снаружи стен отстутсвовали.

— Донесений из города не было? — Марко волновали вибрации, которые они ощущали длительное время после столкновения. Было ли это остаточные колебания, либо столица Китери была погребена под камнепадом? Стража неуверенно покачала головой, давая понять, что этим вопросом никто не занимался. Если их «пришелец» был не единственным, горожане могли быть заняты чем-то более экстренным, нежели уведомлением своему хозяину. Они должны убедиться в безопасности их людей, поэтому Марко обернулся к брату: — Займись этим. Если были и другие камни, то людям могло не повезти так же, — последствия могли быть любыми — от перепуганных лицо до разрушенных семей, со всевозможными вариантами и отклонениями. Младшему Риччарди объяснять все было не нужно, тот не меньше брата принимал участие в графских делах [особенно во время его отъезда], потому быстро удалился оставив с этим разбираться Марко.

Отредактировано Marco Ricciardi (2018-09-21 23:35:44)

+5

3

- Вы постарались сегодня на славу, Дафна, - в усталом голосе Иоланты всё ж слышалось одобрение. Этот день её изрядно вымотал, хоть хлопоты и были приятны. Конечно, не каждый день принимаешь в своём доме семейство Мерво, даже если одна из них тебе близкая и, пожалуй, уже единственная подруга и почти родственница. Тем более было ответственно, что Иоланта до сих пор иногда ловила себя на мысли, что Китери - не её родной дом, и слуги не её, но раз Марко мог на них положиться, значит, и она должна была. Скорее это до сих пор был дом Арабеллы, но, надо признать, что после того, как между ними с Марко состоялся один важный разговор некоторое время назад, их отношения всё же потеплели и новоявленная графиня смогла вздохнуть свободнее в стенах её нового дома.
Присутствие Арабеллы сглаживало официальность ситуации и под конец вечера им хоть немного, но удалось поболтать спокойно, забыв о титулах и прочей придворной мишуре. Но то ли волнения дня, то ли смена погоды в неприятную сторону отразились на самочувствии Ио, она была выжата, как лимон, и даже попросила прислугу помочь ей раздеться, попутно раздавая указания на завтра и не забывая поблагодарить за сегодня.
Дафна лишь сдержано улыбнулась и поклонилась, забирая хозяйское платье и уже собираясь уходить, как вдруг в темноте, словно вспышка молнии прорезала тьму, а затем почувствовался ужасающей силы толчок, будто огромный подземный спящий великан перевернулся во сне с боку на бок, заставляя ничтожных людишек вздрогнуть, как маленьких букашек. Иолнта от неожиданности вскрикнула, потеряла равновесие и спешно схватилась за туалетный столик, чувствуя, как вибрирует под пальцами дерево, слыша, как тревожно позвякивают украшения в шкатулке.
- Дафна! - в голосе смешались испуг и требование, Ио резко обернулась на служанку, застывшую в дверном проёме и схватившуюся за косяки, - Живо к гостям! Узнай, всё ли в порядке!!
Сердце так гулко стучало в груди, разгоняя кровь, что девушка почти не слышала своего голоса от испуга. Но хорошо, что служанка слышала, и, бросив платье, побежала к гостям, что-то приговаривая на ходу: то ли молясь Богам, то ли прощаясь с жизнью. А Иоланта тотчас бросилась в другую сторону коридора, - Марко! Марко!!! - отчаянно и требовательно звала она супруга, будто бы Боги были обязаны ей предоставить его тотчас по первому же зову. Она не желала выяснять, что же произошло и когда прекратится это мерзкое ощущение вибрации, когда даже такие прочные дерево и камень кажутся не надёжнее стекла. Внутри неё вдруг ощетинился совершенно новый зверь, скаля зубы и раздирая душу когтями и имя ему было "Страх". Но страх не за себя, а за мужа. Казалось бы, глупость, но в эти бесконечно растянутые во времени мгновения девушке вдруг показалось, что она может потерять Марко, что с ним может что-то случиться, а она... она просто не сможет смириться с ещё одной потерей.
Знакомый силуэт в коридоре... И вот она уже летит к нему, как девчонка, подобрав подол ночной рубашки и наплевав на то, что не пристало вести себя так. А Страх гложет и рвёт зубами, рычит. И, казалось бы, верь глазам своим, но нет, иррациональный страх гонит Иоланту в его объятия.
- Ты в порядке? - спрашивает она, обнимая Марко, и закрывая глаза в его объятиях. Ей страшно настолько, что даже немного дурно.
"Нет-нет, только не сейчас... Не сейчас, когда он, наконец, развернулся ко мне лицом после нашего разговора. Боги, только не сейчас!"

Сон. Тревожный, обрывистый... где-то на грани вымысла и реальности. Он заставляет Иоланту несколько раз за остаток ночи просыпаться, вздрагивая, будто от очередного толчка и не расцеплять объятий в их с Марко хозяйской спальне. Она открывает глаза на миг, чтобы убедиться, что всё уже прошло, больше ничего не трясёт, а Марко - он здесь, он рядом. И снова забывается беспокойным сном.
Иоланта проснулась позже и уже одна. Немного полежав в постели она чувствовала, что абсолютно разбита после вчерашнего вечера и этой безумной ночи. А была ли она? Девушка потёрла синяк на руке от отпечатавшегося края столешницы, понимая, что всё-таки случившееся не было жутким кошмаром. Вызвав прислугу, она расспросила о гостях их дома, всё ли в порядке, и где находится сейчас её муж. Дафна ответила на все расспросы, что знала, в том числе и о том, что Марко совещается в комнате с братом и управляющим, но суть проблемы, естественно, не знала. Знала лишь, что что-то обнаружили у замковой стены.
Ио кусок в горло не лез после такого веселья. Она честно пыталась заниматься своими делами, как хозяйка, но все мысли были заняты случившимся и мужем. Она даже не решалась явиться перед гостями, ведь нужно же было или лицо держать, или рассказывать что-то, или успокаивать. Но ни к тому, ни к другому, ни к третьему Иоланта готова не была. Но и мужа поймать ей не удалось - он в сопровождении вышеупомянутых мужчин и стражи отправился куда-то на территорию, прилегающую к замку. Девушка успела лишь увидеть в окно, куда примерно они направились. И, как приличная жена, она рассудила, что тоже должна узнать, что послужило причиной ночного беспокойства.
И спустя некоторое время Марко мог лицезреть свою супругу уверенным шагом направляющуюся в его сторону. Возможно бы она искала дольше, но по пути ей встретился брат Марко, направляющийся куда-то со столь серьёзным видом, что едва ли заметил графиню толком.
- Марко, что там? - поинтересовалась она, когда граф изволил подойти. Сама она, завидев место происшествия, подходить слишком близко не спешила, чувствуя, как в груди снова поднимает голову ночной страх.
- Из-за этого были все эти..., - она поёжилась, обхватив себя руками, но стараясь говорить спокойно, -... проблемы?

Отредактировано Iolanta Ricciardi (2018-09-21 23:15:56)

+6

4

Небо в Китери едва тронулось рассветом, когда Дамьен открыл глаза, то была привычка, морская выправка от которой не было избавления даже в простые, мирские будни. Когда не нужно с самого утра проверять снасти, канаты и прочую повседневность мореплавателя. Принц все еще не мог привыкнуть к тому, что теперь просыпался не один. Теперь на его плече мирно посапывала его Арабелла, его жена, которую он верно и крепко любил. Будь он таким же опытным, как и его брат, в делах любовных, то он наверняка понял бы, что дружба, которой он оправдывался, давно уже переродилась в иное чувство. Такое же крепкое, нерушимое. Уж за это, зная себя, Дамьен точно мог ручаться.
Улыбаясь, он почти невесомо попытался убрать с лица девушки прядь шоколадных локонов. Её реснички подрагивали, от того, что волосы щекотали лицо. 
Дамьен прижался губами к виску своей жены и прошептал:
— С тобой, моя дорогая Арабелла, каждое утро доброе..
Тихий сонный вздох раздался в ответ, а губы девушки тронула нежная улыбка, хотя она даже не успела открыть глаз. Привыкшая к службе у Колетт фрейлиной, она тоже просыпалась куда раньше многих... но теперь ее чуткий сон зависел не от расписания принцессы. 
— Доброе утро... — прошептала Белла, утыкаясь лбом в плечо принца и прижимаясь к нему губами всего на мгновение, — Кажется, замок еще стоит на месте... — она приподнялась на одном локотке, заглядывая в лицо мужа.
— Еще совсем рано, солнце только начинает вставать и у нас с тобой еще есть время,— Дамьен широко улыбнулся, чуть вскидывая брови. —Иди ко мне,— принц привстал, но лишь только для того, чтобы дотянуться до её губ, увлекая её в нежный поцелуй.
— Дамьен!.. — рассмеялась девушка, шутливо пытаясь увернуться от поцелуя.
Впрочем, лишь шутя…  она податливо прильнула к мужу, отвечая на его нежность и лишь через пару мгновений отрываясь от его губ.
— Неужели тебе не интересно, что случилось ночью? — девушка прищурилась, нарочито «коварно уточняя» — Или ты так боялся, что мы потеряем друг друга, что теперь и ниочем другом думать не можешь?..
— Я каждую минуту думаю о нас, но есть в моей голове, конечно место и для другого,— Дамьен кивнул, оставив краткий поцелуй на её щеке. — Ты хочешь проверить все прямо сейчас? Я знаю, тебя наверное разрывает от любопытства, — принц улыбнулся, ведь за столько времени прекрасно выучил свою подругу, а теперь жену. — Арабелла, ты ведь говорила мне, что в Китери очень спокойно в сравнении с Туссеном. Я начинаю в этом несколько сомневаться.
— Я привыкла думать, что тут спокойнее, — тревожно отозвалась Белла, чуть хмурясь, — Но если бы случилось что-то серьезное, уже бы звонили тревогу… — она задумчиво посмотрела на мужа, губы тронула нежная улыбка, — Я столько всего хочу показать тебе здесь… в замке и вокруг. Каждая комната, каждая лестница, каждый уголок вокруг замка и каждое дерево.. все здесь вызывает у меня столько воспоминаний! Мне кажется, нам не хватит времени если я захочу показать вам все.
Дамьен вновь вскинул брови, заглядывая в глаза жены. А по губам его растянулась кривоватая улыбка.
— Арабелла, вам? Мы снова вернемся к прежнему? — сегодня принц был явно в игривом настроение и вовсе ночное событие не испортило ему утро. — Я думаю, что нам предоставят возможность погулять.
— Вам с Раулем и Ноэль! — смеясь возразила девушка, — Но если Его Светлость желают,  чтобы их супруга обращалась к ним на вы… — Белла нарочито чуть склонила голову, потупив взгляд.
— Даже не думай, — Дамьен в шутку сделал суровый вид, но лишь на мгновение, после чего рассмеялся, повалил Беллу на кровати и нависая над ней, коснулся губ.
— Арабелла,— Мерво опустился к её уху.— Я люблю тебя.
Его жена счастливо рассмеялась, а во взгляде мелькнуло почти неверие. Словно, хоть и минул уже месяц со дня свадьбы, но Арабелла каждый раз слыша эти слова все еще не до конца осознавала, что это действительно с ней…
— Я тоже тебя люблю, — прошептала она, ладошками обнимая лицо принца и нежно касаясь его губ.
— Рауль и Ноэль наверное все еще спят, но мы можем пойти вниз и осмотреться, если ты пожелаешь.—Дамьен все еще нависал над Арабеллой, держа руки по обе стороны от её головы, при этом стараясь не потянуть ей волосы.
— Твой брат соня? — удивленно подняла брови, — Я всегда думала… — Белла не договорила, хмурясь и делая нарочито глубокий и спокойный вздох, словно пыталась с чем-то справиться, — Мне… мне не хорошо, Дамьен. — она почти спешно коснулась его руки, прося выпустить из объятий.
— В детстве он часто просыпался позднее всех, только не говори ему, что я его сдал. —шутливо бросил принц. И в ту же секунду Дамьен нахмурился и спешно отнял руку, опираясь на другую и выпуская жену. — Арабелла, что такое?
Девушка поторопилась встать с постели, вот толко этот порывистый жест лишь ухудшил ее состояние. Придерживаясь за кровать, она на мгновение замерла, прислушиваясь к себе.
— Должно быть, что-то с ужином… — она плотнее сжала губы, снова глубоко вдыхая, — Помню, когда я только приехала в Туссен, было так же нехорошо, хотя… ох… — Арабелла спешно зажала ладошкой рот, торопливо отбегая за ширму для переодевания.
Там же ночью хранились кувшины и тазы для умывания, один из которых пришелся как нельзя кстати, когда прекрасный гостеприимный ужин поторопился покинуть желудок девушки.
— Боги,— прошептал принц.
Дамьен сел на край кровати, обеспокоенно ожидая, когда Белла вернется. Он надеялся что ничего серьезного не произошло и это все дорога и смена в кухне, но в голову лезли и иные, менее приятные причины такого резкого ухудшения в её состояние. Он отмахивался от них, как мог.
— Мне позвать лекаря?
— Нет, не надо… — выкрикнула из-за ширмы девушка, — Служанки будет достаточно. Попроси воды… ди и завтрак уже должны приготовить, ты наверняка голоден.
Неприятные звуки она пыталась скрыть как могла, но это совершенно не получалось.
— Толко не подходи! Тебе не надо это видеть… — почти извиняющимся тоном проговорила Белла.
— Хорошо, я позову обслугу,— кивнул он и подошел к шкафу, в котором висел его дублет.
Накинув его, надев штаны и подпоясавшись, он поспешил выйти из супружеских покоев.
Через пару минут он уже вернулся не один, а в сопровождении служанки. Долго искать их не приходилось, ведь они всегда должны быть незримо, но рядом, чтобы не доставать присутствием, но и быть всегда под рукой.
— Арабелла? Как ты?
— Все… в порядке… — проговорила Арабелла, не торопясь выходить из-за ширмы.
— Госпожа, это Ребекка… — обеспокоено проговорила служанка, заглядывая за ширму. — Вам нехорошо?
— Должно быть ужин, это ничего… мне, кажется, уже легче. — улыбнулась Арабелла, принимая с подноса бокал воды и делая глоток на пробу. — С лимоном?..
— Да, госпожа. Это первое средство от тошноты. Хотя, кому-то помогает и сладкий чай…
— Нет, не надо чая… а вот позавтракать я бы не отказалась… — она невольно усмехнулась, — Но, наверное это не лучшая идея.
— Подать завтрак Его Светлости? — уточнила служанка, как-то странно поглядывая на Арабеллу.
— Конечно, — кивнула та, — Оставь графин на столике у кровати и принеси завтрак. А еще разузнай, все ли в порядке в замке? Никто не пострадал ночью?
— Вроде нет, госпожа… но шуму было!
— охнула Ребекка, — Старик конюх до утра уснуть не мог, успокаивал лошадей. Те как белены наелись, жеребец чуть не выбил дверь в стоило…
— Хорошо, что он не вырвался, мог бы потеряться в грозе…
— Это верно… — закивала девушка, торопливо относя поднос с графином на столик и выныривая из спальни.
написано совместно Arabella Mervault

+6

5

написано совместно с Damien Mervault

[indent] Белла не торопилась выйти из-за ширмы, чувствуя себя ужасно неловко - конечно, они с Демьеном супруги, они уже пережили смущение из-за близости и нового откровения, того как теперь были открыты и близки друг другу. Но нагота и близость были прекрасны… она любовалась новоиспеченным мужем, и он дарил ей невероятное счастье, которого она прежде и не воображала. Но то, что ему пришлось слышать как ее тошнило, было как-то грязно и неприятно… девушка поторопилась прополоскать рот и умыться, прежде чем вновь показаться перед любимым из-за ширмы:
[indent] - Мне правда легче… - заверила она его, - Должно быть кто-то на кухне перестарался со специями.
[indent] - Очень на это надеюсь, - кивнул Дамьен, осматривая Арабеллу.
[indent] Он подошел к ней, поцеловал в висок и мягко улыбнулся, наполняя все внутри теплом и нежностью. И слабость и недомогание отступали… или то лишь казалось девушке, всегда переполненной радостью от присутствия мужа.
[indent] - Не пугай меня так, хорошо? Попробуй есть по-меньше пряного, может правда из-за их обилия тебе нехорошо. Позавтракаем и отправимся на свежий воздух, идет? - Мерво заглянул Белле в глаза.
[indent] - Да, - супруга обняла его в ответ, прижимаясь к груди принца, - Хочется поскорее убедиться, что все в порядке… Гроза была такой сильной, что могло напрочь размыть дороги. Хорошо, что мы успели приехать до ее начала.
[indent] - Я больше переживаю о том, какие яркие и шумные были молнии. Зарево напрочь ослепило меня на несколько мгновений, - Дамьен свел брови вместе. - Могло повалить деревья, тогда мы точно задержимся в твоих краях. Успеешь мне показать все все,- Мерво хмыкнул и отпрянул от жены.- И все же мне не нравится твоя бледность в лице.
[indent] В дверь постучали, а затем она приоткрылась. В комнату вошла служанка с завтраком. Покои наполнились дивными запахами и сейчас Дамьен почувствовал, что голоден, как никогда.
[indent] - И почему мне кажется, что сейчас я способен съесть Кракена? - Дамьен усмехнулся, отодвигая стул, предлагая жене присесть.
[indent] - Уверяю, тебе это лишь кажется. - со мешком отозвалась Арабелла, присаживаясь рядом, но не торопясь приступить к еде. - Поверь мне, я видела это чудище воочию и он бы тобой даже не поперхнулся… - девушка невольно передернула плечами от жутких воспоминаний, которые были очень свежи в ее живом воображении, - Молюсь, чтобы в твоих плаваниях не пришлось встретиться с подобным созданием…
[indent] - Теперь ты мне рассказываешь о море, больше, чем я тебе, - Дамьен улыбнулся. - Может стоит вновь на годик уйти в поход? Ну ладно, год я сам не выдержу, может полгодика? 
- Принц с прищуром посмотрел на супругу и просто не мог сдержать улыбку, видя выражение её лица.
[indent] Арабелла округлила глаза, возмущенно хмурясь на супруга и тут же голоском сказителя, читающего детям на ночь пугающую сказку, расписала ему ужасы метафорического путешествия:
[indent] - Посмотрим, выдержишь ли ты долгих шесть месяцев в промозглой каюте... продуваемой ледяными штормовыми ветрами... без возможности согреться в супружеской постели
[indent] - А что если по воле долга меня все же отправят в море? У нас уже был подобный опыт. Знаю, он труден, но… - Дамьен налил Арабелле отвар из ромашки и шиповника, вместо привычного вина. - Я думаю, что это тебе сейчас полезнее, чем вино.
[indent] - Тогда мы были лишь друзьями, - напомнила принцу Белла, принимая бокал и делая осторожный глоток теплого напитка. - Хотя уже тогда… ты был так дорог мне, что я не могла представить как переживу расставание. Но если долг позовет тебя под паруса, я с улыбкой провожу тебя в путешествие и буду ждать возвращения. - заверила она с улыбкой, поднимаясь из-за стола и выглядывая в окно. - Небо прояснилось… не хочу задерживаться, я оденусь пока ты завтракаешь.
[indent] - А были ли мы друзьями, если так подумать? Нас с тобой свела судьба. - Дамьен повел бровью и улыбнулся, кладя в рот добрый кусок запеченной картошки. - Хорошо, - он кивнул, увлекаясь завтраком.
[indent] - Очень дорогими сердцу друзьями, - улыбнулась девушка, не без улыбки вспоминая те времена и отправляясь за ширму, чтоы собраться к выходу из комнаты.
[indent] Когда завтрак был побежден, Мерво поднялся из-за стола, поправил дублет, осмотрел себя. Все же нужно было выглядет презентабельно, даже в свой "медовый месяц".
[indent] - Белла, ты готова?
[indent] С одеванием шира управилась легко даже не смотря на странную слабость, а волосы лишь тронула гребнем, оставляя свободно лежать на плечах и спине. Накинув на плечи мантию, Арабелла уже торопилась скорее спуститься и осмотреть двор.
[indent] Заглянувшая в комнату служанка, торопилась убрать поднос, но Белла не оставила ее без расспросов:
[indent] - Ребекка, что с замком и обитателями?
[indent] - Все живы, госпожа, теперь уж точно. Вот только… огромный камень нашли с северной стороны замковой стены. Говорят он то ночью и упал… с неба! - девушка округлила глаза почти в священном ужасе.
[indent] - С неба? - переспросила с нескрываемым удивлением шира Китери, переглядываясь с мужем, - Кажется здесь в Китери бывает кое-что поинтереснее кракенов.
[indent] - Теперь даже мне стало интересно, что там за диковина, свалившаяся прямо с неба. Идем? - Дамьен подошел к жене и протянул ей руку, так что бы ей удобнее было взять его под неё. - Я читал что-то о падающих камнях, но мне казалось, что это всего лишь выдумки и не больше. Как с неба могут сыпаться камни? Немыслимо.
[indent] Дамьен с супругой направился к выходу из покоев.
[indent] - Может местные просто преувеличивают?
[indent] - «У страха глаза велики», - не могла не согласиться девушка, - Но мой брат точно не из тех, кто склонен паниковать или преувеличивать… да и сложно забыть как содрогнулся весь замок в полночь… я думала, что он и вовсе не устоит. - Арабелла покачала головой. - Идем, чем скорее увидим все сами, тем быстрее поймем где выдумка, а где истина.
[indent] Она подхватила мужа за руку, первой направляясь по коридору второго этажа к выходу, уверено находя путь словно и не жила последние шесть лет совсем в другом доме. Прислуга суетилась, кто-то что-то подбирал и убирал, где-то что-то вешали обратно на стены, а осколки ваз собирали в залах - приводили замок в порядок после ночных сотрясений. Многие кивали и приветствовали молодую пару, но Арабелла почти бежала на улицу, в указанном служанкой направлении.
[indent] Миновав ворота, она уверенно завернула на север, почти переходя на бег и нетерпеливо переглядываясь с мужем.
[indent] - Марко! Иоланта!.. - выкрикнула девушка, подходя к знакомым фигурам, стоящим на краю стихийно образовавшийся ямы у замковой стены.
[indent] Кратер был не сильно глубок, но раскрученная земля выглядела совершенно невероятно.
[indent] - Какой же силы был удар… - со смесью ужаса и восхищения проговорила девушка, - Как стремительно он должен был… падать… лететь? - Арабелла обернулась на мужа, - Ты читал о подобном?
[indent] - Граф, Графиня,- Дамьен кивком и легкой улыбкой поприветствовал новоиспеченных родственников, положив свою ладонь, поверх теплой ручки жены. Осмотрев место событий, Дамьен изогнул бровь в удивлении.
[indent] - Не на столько выдающимся был тот камень о котором я читал. По приезду домой, я обязательно найду тот текст и покажу тебе его. Он написан на скайхайском и очень старом диалекте. Мне пришлось тогда донимать нашего архивариуса, чтобы тот прочел мне его. А сам я был еще мальчишкой.
[indent] - Брат, может быть в нем что-то скрыто… Как бывают запрятаны руды и драгоценности в горах… - поинтересовалась Арабелла, с интересом рассматривая камень удивительно правильной формы, - Как думаешь… он холодный или горячий?
[indent] Любопытство, желание узнавать все новое, пытливый ум всегда были отличительными чертами ширы Китери и став Мерво и «серьезной дамой» она не растерла их, наоборот чувствуя теперь себя куда увереннее в присутствии супруга. А потому не стала медлить, торопясь утолить свое желание исследователя, и подобрав юбки спустилась в кратер по еще чуть вязкой земле, оставляя за собой след. У монолита она помедлила, чувствуя как волнение от очередного чуда - подобного вынырнувшего из глубин кракена - захватывает дух. Даже утренняя бледность сменилась румянцем на щеках, а взгляд девушки был прикован к камню, к которому она осторожно, словно боясь, что он вдруг шевельнется, протянула ладошку.
[indent] Рука Арабеллы почти коснулась метеорита, замерла… и все-таки легла на камень, ощущая его прохладу. Вторая ладонь последовала за первой и девушка медленно огладила поверхность, понимая что никогда прежде не касалась ничего подобного… конечно, она не бывала часто в горах, чтобы судить наверняка, но изучала горные породы по учебникам и образцам. И что-то было... ощущение под кончиками пальцев… как будто этот монолит не принадлежал этому миру.
[indent] - Он.. необычный, - проговорила она с почти восторгом, оборачиваясь к семье, - Прохладный, и такой странный на ощупь… ни на что не похож.

Отредактировано Arabella Mervault (2018-09-22 17:22:32)

+6

6

В отличие от Дамьена, утро Рауля сложно было назвать добрым и счастливым. За прошедший год с небольшим принц порядком растерял ту беспечность, которая была присуща ему с детства, и потому ночное происшествие его, склонного теперь предполагать если не худшее, то не самое приятное точно, встревожили. А ведь все так хорошо начиналось! Погостив в графстве Ноэль какое-то время они отправились на запад в Китери, где их радушно приняла семья Арабеллы. Еще в дороге Рауль отметил сгущавшиеся на небе тучи, но, больше занятый своей женой, не придал этому особого значения. Ближе к ночи, когда послышались первые раскаты грома, настроение принца испортилось. Грозу он не любил, и потому стал раздражительным и колким, на что Ноэль, впрочем, реагировала достаточно спокойно - вручив своему мужу кубок с вином, она покорно слушала его ворчание и перебирала пальцами его волосы. Еще до приезда в Монтейн юноша признался ей о своей нелюбви к буйству природы, и потому его поведение сейчас не вызывало удивления.

К ому моменту, как Рауль уже было решил, что успокоился, замок дрогнул так, словно земля под ним решила расколоться. Вставший в этот момент на ноги Рауль едва не упал, но успел ухватиться одной рукой за деревянный столбик кровати, а второй удержать за плечо сидевшую Ноэль, не давая ей свалиться. Выругавшись, он обернулся к окну, будто бы в ночи мог увидеть, что не так, а затем, когда понял, что за этим толчком не последует нового, наклонился к своей жене, обхватывая ее побледневшее лицо ладонями. На то, что на пол попадали какие-о вещи, что-о разбилось и рассыпалось, он никакого внимания не обраил.

-Тише, все хорошо, - коротко поцеловал он ее в лоб, - Наверняка сущий пустяк - в стену замка влетел дракон. Говорят, что у вас в Бальбине такое случается, - он улыбнулся, чтобы подбодрить девушку, - Накинь на себя что-нибудь, сейчас явно придут проверять как мы. Я узнаю, о в замке, а с тобой посидит Жан. Я быстро, честно, - Рауль не ошибся: буквально в следующее мгновение в комнату ввалился перепуганный Жан, а следом за ним кто-то из слуг Риччарди. Принц же покинул покои, и вернулся к успевшей задремать жене много позже. Отпустив верного Жана, успевшего прибрать беспорядок в комнате, он залез под покрывала и уткнулся девушке в шею, обнимая ее со спины. Сон его был тревожным, и проснулся Рауль позже обычного, со ставшим привычным за последние месяцы рокотом в голове.

Наскоро умывшись и одевшись, они с Ноэль позавтракали и отправились посмотреть об упавшем с неба камне, о котором им уже успел рассказать вездесущий Жан, также узнавший, куда идти. В который раз Рауль задумался о том, что стоило бы как-то наградить своего приятеля, но как он пока не знал. Может в самом деле выхлопотать ему какое-то имение? Вернувшийся домой отец настроен благодушно, вряд ли откажет в скромной просьбе выделить верному слуге сына клочок земли.

-И сейчас из этой глыбы вылезет виверна, - фыркнул Рауль, поглаживая пальцы Ноэль, которыми она цеплялась за его локоть, пока они шли. Он глянул на жену и смешно поморщился.- И ты увидишь, что твой дед описывал их... вполне достоверно, - на мгновение он остановился, чтобы поправить выбившуюся из прически Ноэль прядь. Он легко коснулся ее щеки пальцами и улыбнулся уголками губ, прежде чем продолжить свой путь. Завидев впереди знакомые фигуры, Рауль вздохнул, и, когда они, наконец, подошли к собравшимся, окинул всех быстрым взглядом. - Утра всем собравшимся, с чем мы имеем де... Арабелла! Дамьен, следи за своей женой! - он обернулся к брату. - Вы в своем уме? Доставай ее оттуда, пока это не сделал я. А, впрочем... Ноэль, постой, пожалуйста, здесь, - отпустив руку жены, принц ловко спустился вниз к своей невестке. Жан за ним не последовал, оставшись рядом со своей новой госпожой. Он прекрасно знал, что теперь в его обязанности входи еще и присмотр за ней, и подводить никого не хотел.

Рауль, отряхнувшись, юноша отстранил Арабеллу от камня, но сам трогать его не стал, а окинул подозрительным взглядом, будто бы в самом деле ожидая, что он вдруг расколется надвое и из него вылезет виверна.

+5

7

То, как ее отважный муж, не боящийся разбойников и драконов, мрачнеет от громыхающей за толстыми замковыми стенами грозы, Ноэль смешит, но улыбку свою она, великодушно щадя его гордость, таит и ласковые жесты наполняет неподдельным сочувствием, и под прикосновением ее рук, от ее спокойствия и нежности Рауль как будто забывает о царствующей снаружи непогоде, не слышит раскатов грома, не замечает бьющего в окна шквального ветра и перестает топорощить воображаемые ежовые колючки и ворчать без всякого повода. Ноэль сонно щурится и больше не прячет за раскрытой ладонью широкие зевки: теперь-то, когда настроение ее принца выправилось, можно уже отправиться в постель и отдохнуть после долгой дороги и затянувшегося ужина?

Но ослепительная вспышка за окном и грохот, покачнувший замок до самого его основания, сонливость ее как рукой снимают; теперь страхом полнится уже сама Ноэль, побелевшими от напряжения пальцами цепляющаяся сначала за кровать, а затем - за протянутую к ней ладонь Рауля. Хрустальный звон вдребезги разбившихся бокалов и грохот катящегося по узорному полу подсвечника тонет в отзвуках неведомого удара, и каменные стены будто бы дрожат от ужаса и боли. Приходит черед Рауля успокаивать и утешать жену, но самым убедительным его словам она сейчас поверить не способна и в ответ ему смеется нервно и неуверенно:
- Думаешь, дракона молнией ослепило и он замок со своей пещерой перепутал? - невесело пытается поддержать шутку Ноэль, чтобы показать храбрость и бодрость, которых у нее вовсе нет. - Возвращайся скорее, - покорный кивок сопровождает ее слова, но руку мужа шира отпускает с видимой неохотой и сразу ежится от нахлынувшего испуга. Послушно заворачивается в широкий и теплый халат да сверху еще обхватывает себя руками, то ли скрываясь от чужих взглядов, то ли защищаясь от сквозняка, повеявшего из распахнутой слугами двери. Вскоре с ней остается только верный Жан, суетливо собирающий осколки и обломки упавших предметов и расставляющий по местам то, что осталось целым. Дрожь замка постепенно утихает, и вместе с тем успокаивается немного Ноэль, по кругу бесконечно пересчитывающая пальцами знакомые до последней щербинки ракушки браслета, с которым, как с защитным амулетом, не расстается почти никогда. Схлынувший страх оставляет после себя умножившуюся усталость; Ноэль еще обменивается с Жаном вялыми догадками о том, что же случилось, и сама не замечает, как задремывает.
За месяц после свадьбы она отвыкла уже спать одна, и пустота в кровати сейчас ощущается особенно остро: в разлуке с мужем сон ее беспокоен и чуток, она ворочается и никак не может устроиться удобно. И только вернувшийся Рауль, сначала заставивший ее вздрогнуть и пробурчать что-то невнятное о проникшем вместе с ним под одеяло холоде, наконец дарит ей долгожданный отдых в его надежных объятиях.

Светлым утром ночные события кажутся неправдоподобным сном. Ноэль с радостью поверила бы, что страшный удар и пошатнувшиеся от него стены ей примерещились от усталости, если бы только Рауль не подтверждал ее опасения своим хмурым и усталым видом. Да еще острый осколок хрусталя, в темноте утаившийся от сметавшего все разбитое Жана, лишь чудом не попадается ей под ноги и, перекатываясь, тонко звенит, задетый подолом ее лазоревой юбки; Ноэль подбирает его и откладывает на прикроватный столик, как будто собираясь сохранить хрупкий осколок на память о тревожной ночи. Раулю за завтраком она улыбается с облегчением и толикой сомнения, будто не веря до конца, что ночная беда обошла многострадальных Мерво стороной и останется в памяти лишь недолгим страхом, а не очередными потерями и неприятностями.

Все узнающий едва ли не первым, Жан рассказывает новобрачным, что ночной переполох вызван был упавшим с неба камнем и что - слава Благим Богам! - никто в замке серьезно не пострадал от удара. Ноэль тут же загорается нетерпением увидеть диковинку, по счастливейшей случайности не принесшей никому вреда, и по дороге к северной стене с трудом удерживается от ребяческого желания бежать вприпрыжку. Но Рауль менее тороплив, и ей приходится подстраиваться под его размеренный шаг и беспокойно переминаться с ноги на ногу, когда муж находит повод остановиться на несколько секунд.
- Разве так на свет появляются виверны? - смешливо фыркает Ноэль и с еще большим любопытством оглядывается в сторону камня. - Вот падающие с неба камни моему деду не довелось описать в своих байках. Может быть, мне тоже пора начать вести дневник? - задумчиво отмечает шира, представляя, как однажды уже ее внуки начнут изучать записи своих предков. И тут же краснеет - не от смущения перед воображаемыми потомками, а от самой мысли, что однажды у нее будут дети и затем внуки.  
Еще больше багрянца покрывает ее щеки от ласковых жестов Рауля: ей все еще непривычен новый статус его жены, странно и удивительно, что не приходится больше таить нежные прикосновения и быстрые поцелуи в пустых аллеях королевских садов и в безлюдных коридорах, что можно невозбранно миловаться и флиртовать у всех на глазах и не получать за ласковые вольности строгих замечаний и недовольных взглядов. Подавляя желание застенчиво оглянуться в поисках любопытных наблюдателей, она тянется с коротким поцелуем к уголку его едва приподнявшихся в улыбке губ - и тут же отстраняясь, снова спешит к камню.

Приветливо улыбаясь хозяевам замка и гостям, о положенных приветствиях Ноэль забывает, едва различив за спинами людей воронку и камень посреди него. Благодарение Богам, что такая махина упала все же рядом с замком, а не врезалась в его стену! Тогда бы без ужасного урона и жертв не обошлось, но милостивые Боги все же отвели от них очередную трагедию. Только что это все же такое: просто свалившаяся с неба звезда из числа тех, чей недолгий полет можно наблюдать ясными августовскими ночами, или жестокое предупреждение Богов, предвестник надвигающихся бед? Или еще что-то, о чем собравшиеся тут люди даже помыслить пока не могут?..

Огромный камень уже не пугает, но чарует ее, и не ее одну: Ноэль приглушенно охает, увидев около него тонкую фигуру Арабеллы. Опаска и зависть причудливо смешиваются в ее чувствах, но шагнуть следом мешает Рауль, велевший ей стоять вместе с графской четой, а сам бросившийся геройствовать. Ноэль притоптывает носком сапожка, как расстроенный ребенок, и недовольно косится на застывшего за ее плечом Жана, но все же остается наверху, выполняя наказ мужа.
- Как нам повезло, что он не упал прямо на замок! - пораженно восклицает она, рассматривая склоны кратера и врывшийся вглубь камень. - Я слышала, что такие камни - это упавшие звезды. Неужели одно из знакомых созвездий теперь стало меньше? - За ответом Ноэль оборачивается прежде всего к Дамьену, веря, что именно он мог что-то знать о подобных редчайших явлениях.
- Он был только один, в окрестностях никто не пострадал от других таких камней? - встревоженно обращается она к графской чете, стараясь не думать о том, во что могла превратить упавшая звезда маленький крестьянский дом или городскую улицу. Граф Риччарди наверняка получил бы уже донесения, если бы гибельные камни потревожили покой не только его замка, но еще и близлежащих селений.

Осторожно подходя к самой кромке воронки, Ноэль замирает на ее границе и чуть наклоняется вперед, все пытаясь получше рассмотреть огромный валун. Если это правда одна из сияющих ночью звезд, то что поддерживало прежде ее яркий свет и почему теперь она холодна и тускла? Или это образующийся в сплетении молний сказочный грозовой камень, о котором рассказывала ей суеверная нянюшка? Как жаль, что полет его никто не видел, и рассказать о его происхождении никто не сможет.
- Ты убедился, что опасности никакой больше нет? Могу я тоже спуститься вниз? - нетерпеливо спрашивает она у супруга, нестерпимо желая тоже прикоснуться к небесной диковинке и изучить ее поближе. Когда еще представится такой редкий шанс?..

+3

8

you won't even know i'm here
you won't suspect a thing

http://sg.uploads.ru/A93IL.png
you won't see me in the mirror
but i crept into your heart

Проходит несколько томительных мгновений с того момента, как Арабелла Мерво - вне всяких сомнений, самая храбрая из собравшихся - прикоснулась к упавшему с неба камню, и что-то в нем отреагировало на то легкое касание, словно бы он был живым, будто чувствовал... пульсацию новой жизни. На поверхности метеора проступило нечто, похожее на пламя - серебристо-голубая дымка с взвивающимися в воздух языками, что наполняли его удивительным запахом. Находившиеся рядом с камнем ощущали этот аромат сильнее прочих, но это была Арабелла, на чьих пальцах едва заметно поблескивали всё те же серебрено-лазурные искры. Сперва она почувствовала легкое головокружение, но затем... её словно лишили дыхания, и уже миг спустя легкие ширы наполнились изменившимся воздухом, меняющим и её сознание тоже, влияющим на чувства.


важная информация

эффект: метеорит оказывает воздействие на группу, которое заключается в том, что каждый в пределах десяти метров улавливает аромат, похожие на все его любимые запахи сразу; по мере приближения к камню эти пары начинают влиять на мозг человека (чем ближе он находится - тем быстрее это происходит, касание вызывает его практически сразу) следующим образом: люди под воздействием камня видят измененную реальность, иллюзию с полным погружением - они словно переносятся в тот момент жизни и то место, где все их желания и страсти реализованы, достигнут максимальный предел счастья, эйфория; при попытке увести человека от камня он становится агрессивным, воспринимая мешающего ему как врага - в его воображении даже любимые принимают облики тех людей, которые каким-либо образом могли препятствовать осуществлению сокровенных желаний.

+6

9

[indent] Удивительный камень, упавший с неба, вызывал так много вопросов… Арабелла, которая до этого так радовалась визиту в родное графство и возможности наполнить словно посеревшие стены замка яркими красками счастливых голосов, почти жалела, что они вдали от королевской библиотеки и ученых умов, которые могли бы прикоснуться к загадке его происхождения и пролить свет на тайны, что сокрыты в удивительном даре с небес. То, что это дар, а не проклятие - было лишь вопросом веры и убежденности и шира Китери предпочитала считать его именно тактовым - ведь упавший с неба камень не разрушил замковых стен, он не нанес вреда, хоть и. перепугал всех обитателей замка.
[indent]Но, кажется, в ее новой семье были те, кто относился к подобным подаркам небес куда более скептически. Впрочем, это было почти ожидаемо - и когда с присущей ему порывистостью принц Рауль поспешил отстранить свою новоиспеченную родственницу от камня, она ответила ему скептическим и почти недовольным выражением лица:
[indent] - А между тем камень не спешит выпускать на волю виверну, а любой ученый и исследователь скажет, что невозможно получить знания, оставаясь в стороне от того, что предстоит изучить. - заметила она, одаривая приветственной улыбкой подошедшую с супругом подругу, - Доброе утро, Ноэль! Надеюсь, ты не сочтешь что Китери больше не так гостеприимен как прежде… - взгляд девушки вновь коснулся метеорита и она удивленно охнула, - Смотрите! Вы видите это?!..
[indent] На поверхности метеорита, которая казалось покачнулась будто водная гладь спокойного озера, проступила серебристо-голубая дымка, очертанием своим напоминая язык пламени. Под изумленным взглядом девушки над камнем взвилась дымка, словно рассеивая в воздухе дивный аромат… Запах свежей виноградной лозы и нежно полевой медуницы, привкус на кончике носа, витающий в библиотечных залах и совершенно не поддающийся описанию запах родных для нее темных кудрей… Арабелла удивленно перевела взгляд на мужа, протягивая к нему ладонь, чтобы позвать:
[indent] - Дамьен, тебе нужно это увидеть… -  на кончиках пальцев она вдруг заметила такой же отблеск, но голову девушки повело.
[indent]Испуг заставил глаза расшириться, она чуть покачнулась, в миг ощутив как перехватывает дыхание и веки на мгновение сомкнулись, будто она в тот же миг могла упасть без сознания… но глубокий вдох принес новые силы и Арабелла устояла, а на лице ее была совершенно счастливая улыбка.

[indent]Это был такой долгожданный глоток свежего морского воздуха… Под пальцами в тонких перчатках теплел на солнечных лучах мраморный парапет балкона новой гавани, стоящей в ее родном графстве Китери. А за его краем плескалась синева бушующего моря и бескрайний горизонт, который еще предстояло изведать, открыть новые континенты и узнать новых людей, живущих там, куда прежде не смели дерзнуть доплыть их корабли.
[indent]Теперь же с этим могли справится новые творения… корабли, созданные чтобы плыть по небесным просторам, чтобы пересекать океаны, не боясь бурь и штормов, ловко маневрирующие между грозовыми облаками. Они могли заглянуть куда прежде не осмеливалась ступить нога человека, принести вести с другого конца света, рассказать о чудесах и быть может толкнут их науку еще дальше?
[indent]- Ты счастлива, моя дорогая? - голос мужа прервал любование просторами моря и Арабелла обернулась к нему.
[indent]Стоять на балконе и смотреть вослед ушедшему в первое небесное плавание кораблю было совершенно бессмысленно - его контуры уже скрылись за белоснежными облаками, все торжественные мероприятия были окончены и им с семьей предстояло в скором времени вернуться во дворец, к своим обыденным обязанностям, запасаясь терпением в ожидании вестей с той стороны горизонта.
[indent]- Мой Король… - Арабелла улыбнулась ему, - Если бы ты не поддержал меня, если б не согласился, что эта идея стоит того, чтобы воплотить ее в жизнь… Дамьен, мы бы никогда не увидели этого сегодня. - она размялась, - Да, я счастлива как никогда благодаря тебе.
[indent]- Я всегда буду поддерживать твои начинания. - уверенно отозвался супруг. - Я обещал тебе это шестнадцать лет назад и всегда буду держать слово.
[indent]- Значит я самая счастливая женщина во всем Дальмасе… - женщина потянулась к губам супруга, нежно его целуя, но им не дали насладиться моментом наедине сполна.
[indent]- Отец!.. - голос старшего сына заставил королевскую чету разорвать объятия, оборачиваясь к нему.
Их гордость, первый плод любви, который стал для Арабеллы чудесным подарком уже на первую годовщину их свадьбы… теперь это было уже почти зрелый шестнадцатилетний юноша, с такой же копной вьющихся волос как у его отца и взглядом своей матери.
[indent]- Мама, простите, я не хотел помешать…
[indent]- Фабио, ты не помешал. - с улыбкой отозвалась королева, - Мы совсем скоро отправляемся обратно в Туссен. Проследи, чтобы братья не спрятались где-нибудь в замке — кажется, им моя родина пришлась куда больше по душе, чем тебе.
[indent]- Но я же не нянька! Почему я?..
[indent]- Потому что ты лучше всех знаешь, где именно здесь можно очень удачно спрятаться.
[indent]Сын недовольно поджал губы, но спорить с матерью не стал, ведь он прекрасно знал что она всегда добра с детьми, но лишь до той поры пока они не вынудят ее нежную руку сжаться в твердый кулак.
[indent]- И почему я вижу иногда в своем первенце брата? - с усмешкой поинтересовался Дамьен, пытливо приподнимая бровь, когда мальчик покинул прилегающую к балкону галерею.
[indent]Его вопрос не чуть не смутил Арабеллу, вызывая лишь ответный смешок и улыбку. 
[indent]- Потому что ты выдел его и во мне, - отозвалась она возвращаясь к тому, на чем их прервали.

Отредактировано Arabella Mervault (2018-09-28 11:40:28)

+4

10

Привыкший уже ничему не доверять Рауль ничего хорошего от этого камня не ожидал, но все же надеялся на то, что и беды большой тот не принесет. Вроде бы он ничем никому не мешал - да, потревожил всех ночью, страшно перепугал, но лежал себе и лежал. Надо велеть его унести закопать, что ли, чтобы не мешался, потому что не место ему здесь. Принц вздохнул, прислушиваясь к уже ставшему знакомым предчувствию неприятностей. Будто бы кто-то водит острым когтем у него по загривку, заставляя волосы вставать дыбом и по коже бежать мурашки. В отличие от Арабеллы трогать камень он не передумал, руки держа при себе.

-Моя бесстрашная невестка готова покорять и изучать, как это прелестно, - протянул юноша, кинув на девушку неодобрительный взгляд. - А еще исследователи долго не живут, но сделаем вид, что это мы не знаем, да? - обернувшись назад, он задрал голову наверх и обратился уже к графу Риччарди. - Марко, а какой девиз вашего рода? Ничего связанного с бесстрашием? Потому что мне кажется что хотя бы личный девиз вашей сестры должен включать в себя это слово, - тише, уже так, чтобы слышала только Арабелла, он добавил: И неосмотрительность, это тоже включите.

Голос жены отвлек его, заставляя отступить от невестки и камня. Рауль поднял руки вверх, будто бы боясь, что Ноэль нечаянно оступится и упадет, а он не успеет ее поймать. Хватит им падений, вон, с неба один камень уже упал, не хватало еще чтобы рядом с ним ко-то еще оказался, правда уже из живых людей.

-Да хоть сама луна упала бы - мне все равно, - покачал он головой и нахмурился. - Стой где стоишь, я тебя очень прошу! Это все еще может оказаться чем угодно. Жан, только попробуй ее сюда отпустить!.. - слуга за спиной Ноэль фыркнул, дескать, когда я тебя, хозяин, подводил, но к девушке подошел ближе, готовый в самом деле в любой момент ее ловить. Жан прекрасно знал, о из себя представляют неудачные авантюры, и если Рауля он остановить был не в состоянии, то за своей новой госпожой собирался приглядывать исправно. Хотя бы потому, что принц бы явно ему в случае чего голову оторвал.

Рауль хотел сказать еще что-то, но неожиданный возглас Арабеллы заставил его резко обернуться. Камень окутали серебристо-голубые языки пламени, в но ударил солоноватый запах моря, свежего хлеба и полевых цветов, и от этого неожиданного сочетания на мгновение юноша растерялся. Тряхнув головой, он поспешил отогнать от себя наваждение, и взглянул на Арабеллу, которая, казалось, была не здесь.

-Арабелла? Арабелла! - окликнул он невестку, которую ухватил за плечи и потянул за собой, пытаясь увести от камня, который, казалось, ожил. - Ноэль, не смей спускаться! Дамьен! - хоть девушка и улыбалась, выражение ее лица и то, что она не откликалась на зов, ему совершенно не понравилось.

+7

11

Поначалу Ноэль даже слушается мужа и остается наверху, недовольно поглядывая через плечо на стоящего за ее плечом Жана. Рауль пытается оградить всех от опасности, которая, возможно, существует лишь в его воображении, а шира не собирается ссориться с ним из-за таких пустяков, как еще несколько минут томительного созерцания упавшей звезды с безопасного расстояния. И только немного беспокоится она за супруга: раз он предполагает, что метеорит может враз обернуться неведомой угрозой, то не лучше ли ему тоже отойти подальше, захватив с собой Арабеллу?
От края воронки шира не отходит ни на шаг, даже когда мелкие камушки ускользают из-под ее ноги и скатываются вниз по склону. Жан позади прочищает горло, то ли просто напоминая о своем присутствии, то ли намекая, что все же лучше сделать шаг назад, но Ноэль нетерпеливо и своенравно ведет головой, категорически отказываясь даже на самое крошечное расстояние удаляться от волнующей ее фантазию загадки и от двух близких ей людей, стоящих к камню слишком близко.

- Китери все так же приветлив и добр к гостям, но его загадки сильно изменились. Те, которые прежде создавала ты, были намного проще и безопаснее, - едва успевает ответить подруге Ноэль, прежде чем Арабелла вновь привлекает всеобщее внимание к метеориту. Как бы слова ширы Эрлюэна не стали пророческими: таинственный камень оказывается не просто куском небесного металла, но расцветает странным, нездешним дымом, легко поднимающимся с его поверхности. О таком точно никто не слышал, даже сказочники не вплетали подобные фантазии в свои небывалые сюжеты, и новый секрет камня еще больше чарует Ноэль, жадно наблюдающую за медленно танцующими по упавшей звезде струйками дыма. И совершенно не думает сейчас, что тот может скрывать в себе некую опасность.

Только опасность все же есть: Арабелла покачивается вдруг, чуть взмахивая руками, но равновесие сохраняет. А вот ясность мыслей от нее, видимо, ускользает: счастливо улыбаясь, она обращается к королю, которого здесь нет; хуже того - дальше королем она называет Дамьена, только даже голову в этот момент на него не оборачивает, а смотрит невидяще совсем в другую сторону и руки поднимает, обнимая пустоту. Ноэль ахает, ничего не понимая, и от былой покорности повелениям супруга у нее не остается ни следа. Удобно стоять на самом краю воронки - даже шагать не надо, только перекатиться с пятки на носок и мягко соскользнуть вниз по непросохшей до конца земле. Взмахнувший руками Жан вместо ее локтя хватает лишь пустой воздух в том месте, где секунду назад стояла шира; а та уже, подбирая юбки, спешно спускается к обезумевшей подруге и безуспешно пытающемуся ее увести Раулю, стараясь не встречаться глазами с его гневным взглядом.

- Арабелла, ты слышишь меня? - беспокойно спрашивает Ноэль, трогая ее сначала за плечо, а затем осторожно сжимая ее ладонь. На кончиках пальцев подруги серебрится, мерцая, голубая пыль, и шира Эрлюэна старается случайно ее не коснуться, чтобы тоже не потерять голову: наверное, именно прикосновение к метеориту отравило сознание Беллы, ведущей теперь непонятный никому диалог с призраками. Сердце Ноэль сжимается от тревоги, она крепче держит руку подруги, надеясь привлечь ее внимание, но ничего не выходит, Арабелла остается все так же безучастна и безразлична к реальности.
Прав был Рауль, видевший в камне неведомую угрозу и предрекавший беду жене своего брата; прав был, что стоило держаться от метеорита подальше и ни в коем случае его не касаться. Ноэль закусывает губу и на камень даже смотреть боится: может, слишком долгий взгляд на него тоже может смутить любопытный разум? Нет, все будет хорошо, если только его не касаться, и шира мысленно очерчивает вокруг него невидимую черту, которую обещает не заступать. Дуновение осеннего ветра, взметнув в воздух новую струйку серебристой пыли, приносит неожиданные здесь и сейчас запахи библиотечной пыли, лежащей на старых фолиантах, и бальбинской вишни, сладко цветущей по весне, а еще морской свежести, раскаленного под ногами песка и дымного костра из принесенных волнами обломков - то, чем полон был первый летний день, разделенный больше года назад с Раулем. Ноэль улыбается, увлеченная воспоминаниями и мечтами, и тут же хмурится, не понимая, откуда взялись в голове светлые мысли, так неуместные в час очередных неприятностей.

- Что с ней, Рауль? Неужели это яд? - с опаской смотрит шира на пыльцу, покрывающую пальцы Арабеллы. Надо увести ее отсюда, пока еще какой беды не случилось, пока еще кого не зачаровал и не отравил небесный камень. - Пойдем, Арабелла, прошу тебя, - уговаривает Ноэль, все еще надеясь быть услышанной, тревожно заглядывая в пустые глаза улыбающейся подруги и вновь не получая никакого ответа. Что она видит, с кем она не перестает разговаривать, в какие неведомые края перенеслась мыслями? И чувствует ли тот же настойчивый и приторный, кружащий голову запах цветущей вишни?.. - Уже ноябрь, не время вишням цвести. Ты чувствуешь этот запах? - поднимает она наконец озадаченный взгляд на Рауля. И удивляется еще, что несвоевременный аромат волнует ее больше, чем непонятное состояние Арабеллы.

+7

12

—Арабелла же не собака, чтобы за ней следить,— бросил Дамьен, поджав губы, а после добавил уже в спину брату. —Как будто это так просто, Рауль! Это же все равно, что следить за твоими действиями—дохлый номер. Лучше даже не пытаться,— принц усмехнулся и подошел чуть ближе к краю воронки, образованной этим неизвестным объектом, что решил разбавить тихую и миролюбивую обстановку Китери. Сглазили, не иначе.
—Белла, лучше вернись, а то Рауль поседеет сейчас. Поднимайся.— в следующую секунду от веселья на его лице и следа не осталось. Он увидел, как Арабеллу повело, как она едва сохранив равновесие, потерялась в пространстве, а то и во времени. Она начала говорить непонятные его разуму вещи, да так уверенно.  Ему стало не по себе. и по началу он застыл на месте от непонимания, но услышав, как Рауль его окликнул, ринулся в кратор, подхватывая свою любимую жену под руку. Она называла его королем и Дамьен невольно выругался, пусть и не громко, как это сделал бы его брат—близнец. Не хотел он подобного расклада, не хотел того и Рауль. Они переглянулись не осознавая до конца что же такое произошло.
Вдруг повеяло знакомым до боли запахом парусной ткани, буквально на кончике носа он почувствовал парфюм Арабеллы, будто ткнулся носом в её шею, после того, как она надушилась, а следом он почувствовал запах любимого пирога с яблоками.
Он огляделся по сторонам, посмотрел на камень, а после обернулся на новоиспеченного родственника и его супругу.
— Марко, Иоланта, не в коем случае не спускайтесь вниз, а лучше отойдите подальше, кто знает какой радиус у этого...—Дамьен осекся даже не зная, как обозвать то, что он сейчас видел, что чувствовал.
—Арабелла?— Дамьен взял её за плечи и нахмурился, — Ты меня слышишь? Уходим отсюда! Живо! — в голосе Дамьена наконец—то появились нотки, что так были похожи на те, что играют в голосе Рауля, когда тот злится. Однако он начинал злится вовсе не на жену, а на происходящую вокруг ситуацию. Все начинало походить на плохую игру в театре, где все смешалось, где актеры забыли слова, а музыканты попутали партии.
Когда Ноэль подметила о том, что цвести вишне совсем не сезон, Дамьен понял откуда взялись и перемешались его любимые запахи.
—Рауль, ты тоже чувствуешь запахи, которых здесь быть не должно, верно?

+5

13

i only wanted to carry you
so far away from here

http://s3.uploads.ru/rxMZL.png
i lift my eyes to fire under
a falling sky hopeless

Все так были сосредоточены на том, что открылось перед ними на суше, что позабыть о небе оказалось слишком просто, а между тем на нем морскими цветами расцветало нечто, похожее на медуз - туманный след, постепенно приобретающий форму. Они мерно плыли к земле серебряной дымкой, оставляя после себя переливающийся звездной россыпью след - волшебное, поистине завораживающее своей красотой зрелище... если вам до сих пор не открылась правда о том, что самые прекрасные вещи зачастую отличаются смертоносностью. Небесные медузы словно следовали по траектории метеорита - появились ли они вместе с бурей и только сейчас выплыли из-за облаков, привлекла ли их отколовшаяся часть небесного свода, было ли в них нечто разумное или подобное наверняка окажется ещё одной шуткой богов, их замыслом? В какой-то момент момент их движения потеряли плавность, приобретая некую хищность - две медузы стремительно опускались к земле, в несколько мгновений налетев на спины Дамьена и Марко, заставив тех пошатнуться. Граф упал на колени.

эффект: соприкосновение с медузами вызывает временный паралич конечностей (до получаса)
и поражение кожных покровов (сыпь по всему телу, сильная чесотка на несколько суток).
сводка: подобные твари условно названы медузами из-за внешнего сходства,
не признаны разумными и живыми, изредка появляются после шторма в море сакриэль.

+5

14

— Вы уже осмотрели его? — Марко не стал провожать брата взглядом, желая разобраться с этим как можно скорее. Неуверенный кивок стражи отозвался сомкнутыми от недовольства губами. — Так чего вы ждете? Займитесь этим! Или мне самому туда лезть?

— Господин, там … — стражник не успел завершить фразу, потому как Марко следуя по направлению его взгляда оглянулся и уже сам понял о чем его хотели предупредить. Появление жены за стенами замка были восприняты с неожиданностью и некоторой озадаченностью. Он полагал, что Иоланта сейчас будет занята другими обстоятельствами и уж точно не сочтет необходимым участие своей персоны в решении подобных затруднений. Надо признаться, что прошел уже не один месяц после их свадьбы, а он так и не удосужился познать свою жену.

Он двинулся ей навстречу, предубеждая отсутствие нужды подходить ближе. И тут не разгадать, что служило причиной. Его нежелание терпеть вмешательство, которое он обычно испытывал при попытке кого-бы то ни было стать участником процесса. Или все-таки скрытое беспокойстве о своей женщине.

— Иоланта, — кротким кивком мужчина одарил ее приветствием, возможно не столь доброжелательным и открытым, как следовало бы для замужнего мужчины. Но таким он представал перед ней всегда, когда голова его была занята делами. — Да, но стена не пострадала, — он оглядывается назад, куда смотрит Иоланта и только его брови, стремящиеся друг к другу и задумчивый взгляд, сигнализируют о том, что во всем этом есть какое-то но, которое графа терзает. Быть может размеры камня? Как, Осквернитель его сокруши, такая махина могла быть поднята в небо и свалится у северной стены. То дали знать о себе боги? Великаны? Ни в тех, ни в других, Марко особо не верил, хоть среди люда и часто травили байки и о тех, и о других, и еще о полдюжине несуществующих или слишком редко встречающих тварей.

— Все в порядке. Можешь возвращаться в дом, — такой ответ был бы дан при любом раскладе. Будь все в порядке или совсем не очень. Мужчина смягчает свой голос, вспоминая, что Иоланта все-таки женщина. Его женщина, а не брат и не Тибо, и не другие мужчины, которые предпочитали разбираться с последствиями, а не раздумывать и страшить свои сердца предположениями о причине данного явления. Женщина, которую прошлой ночью сковывал страх, заставляя колотиться сердце так, что даже Марко казалось, что он больше не слышит мятежной стихии за окном. Сейчас об этом напоминал лишь ее  желание отгородить себя от минувшей ночи охваченными руками. — И позаботься о гостях. Они должны были уже подняться, — в конце концов, ему было бы спокойнее осознавать, что кто-то из его семьи следит за домом и не позволяет сразить величественных особ, что теперь стали значительной частью его семейной ветви, ни скукой, ни беспокойством за безопасность их свадебного отпуска. На Иоланту Марко мог положиться, настолько, чтобы не думать об этом сейчас. Сегодня. Вообще в этот приезд. Потому как сам он был далек от образца гостеприимства.

Он отвернулся от Иоланты, не дожидаясь ее утвердительного ответа, демонстрируя тем самым неоспоримость его решения. О чем еще тут было говорить? Расклад того, что она останется казался нелепым. Хотя бы потому, что внятного ответа на — что ей здесь делать? — в голове не находилось. Да и затягивать с этим не хотелось, поэтому мужчина предпочел вернуться к страже, но осекся благодаря звонкому голосу буквально пропевшему его и его супруги имя. Что ж, о скучающих гостях можно было не беспокоиться. Те смогли самостоятельно найти чем разбавить свой досуг.

— А я думал от утренних ласк молодых не сможет оторвать и конец света, — брат поддевает сестру, не оставив незамеченным легкий румянец на ее щеках и довольное, хоть и немного сбившийся от спешки налет наслаждения. Не будь перед ним Арабелла, он бы предложил задуматься о том, почему все-таки новоиспеченная супружеская пара предпочла задаваться насущными проблемами места своего временного обитания. Сестру же свою граф знал, возможно даже лучше ее самой, а потому уже в эту секунду смирился с тем, что все шансы просто избавиться от камня и замять этот случай в момент появления этой парочки рассыпались, и просто кивнул в знак приветствия Его Светлости. — Мне будет достаточно и того, что камень останется просто камнем и мы быстро сможем его отсюда убрать, — думать о том, что это проведение Богов, в котором могли оказаться далеко не драгоценные металлы, как мечтает о том сейчас Арабелла, а что-то смертельнее и опаснее, что было послано ему в наказание за несоблюдение каких-то негласных правил Марко не горел желанием.

— Даже если бы он был горяч, то ночной дождь должен был его давно остудить, — Марко прагматик и на то, что лежало сейчас в центре воронки у его ног он смотрел с рациональной точки зрения. Предполагая, что это обычный камень [на вид, так он точно таким был] и ждать от него сверх того не стоило. Хотя вопрос о силе удара ему все-таки не давали покоя. Вихрь воздуха действительно мог быть столь мощным, чтобы поднять валун. Правда далеко, тот наверное, его бы не унес. Но тот толчок и тряска в течении длительного времени… Из обхвативших некрепко разум мыслей графа вырвала Арабелла, вернув в настоящую реальность.

— Раби! — мужчина рефлекторно дергается вперед, подкидывая руку в попытке ухватить ее, даже не задумываясь о присутствии здесь мужа сестры и о ее новом положении, по предписанию которого в ответе за нее больше не он. Но то предписания и устои королевства, полностью идущие в разрез с многими годами, проведенными подле сестры. Марко даже зовет ее ненавистным именем — оно всегда первым приходило на ум, когда стоило «отчитать» малышку Беллу или предотвратить неизбежное. — Не будь столь легкомысленной! — граф полностью разделяет нравоучительные ноты в тоне Рауля, когда тот пытается призвать к разуму появившегося Дамьена. Второй паре голубок тоже по душе пришлась больше прогулка, нежели супружеская постель. Хотя этому Марко уже не удивлялся — может близнецы и невест себе подобрали похожих?

— Кажется вместе с сестрой я забыл вам выдать свод предписаний, как стоит с ней обращаться, — недовольно бросает в сторону зятя Марко, полагая, что он действительно запамятовал предупредить, что с характером младшей Риччарди и неуемной любопытностью девушку нужно вовремя тормозить. Иначе россыпь неприятностей усыпет не только ее головушку, но и окрасит жизнь супруга. Но похоже его Светлость попривык к причудам в своем ближайшем окружении, потому как брат его тотчас забыв о чем ругал самого же Дамьена, сам спрыгнул в воронку безо всяких предостережений. Явно посчитав, что кто-то это да должен был сделать.

— Звезды? Если вас так это заботит, я попрошу местного звездочета пересчитать накануне созвездия, ему и так, кажется особо заняться нечем,но вы правы, нам и правда повезло. Надеюсь остальным жителям тоже. Донесений из города не было, но я отправил брата это проверить.

От дальнейшего диалога с госпожой Ноэль их отвлекли голоса снизу, на которое Марко лишь хмыкнул и закатил глаза. Рауль метил прямо в цель, и сейчас, рядом с Дамьеном, зарождал в Марко сомнения о правильности выбора Арабеллы. Граф вполне счел бы более благоразумным выбор другого близнеца, судя по тому как тот ловко управлялся с женой и собирался привести к благоразумию саму Арабеллу. Впрочем, ни один из присутствующих - ни молодое, ни более взрослое и мудреное опытом поколение не думало воспринимать каменную глыбу как действительную опасность, а потому и делало все эти послабления. До того момента, пока рука человеческая не прикоснулась к этому зверю.

Оно будто ждало, выжидало именно этого и с пламенным восторгом или негодованием от вмешательство выплеснуло реакцию на соприкосновение. Заполнившее разом пространство вокруг камня дымка заставило Риччарди прикрыть рукавом нос и рот, сощурить глаза для предубеждения поражений, а так же совершенно не задумываясь сделать шаг назад, схватить за запястье стоявшую все это время рядом Иоланту и рвануть девушку за собой назад. На еще ряд шагов подальше от края и синеющего пламени. Виверна! Думать времени не было, его тело действовало само с желанием уберечь того, кто был поблизости. Он взглянул на Иоланту, убедиться, что та в порядке и в этот миг позволил себе расслабиться. Осознание накрыло его сразу, когда в нос все-таки ударил странный запах и когда оклики внизу приобрели сильный волнительный окрас. А главное, имя, которое во всем этом кричалось. В секунду его глаза расширились, вспыхнули страхом и перестали видеть реальность в зеленых глазах супруги.

— Стой здесь! — приказ повисает в воздухе, а кисть теряет хватку на руке графини, — не подходи, что бы не произошло. Поняла?! — он в ужасе. В ужасе от того, что прошлое готово его снова настигнуть и сейчас ему не хватает только одного, чтобы хоть одна из его женщин была полностью послушной. Покорно осталась на безопасном расстоянии, потому что при опасности он не сможет разделиться надвое. Он не сможет спасти обеих. А в необходимости это делать сомнений больше нет, потому как несерьезное поведение наследников королевской крови не внушают доверие. Танцуют в его душе с собственными давно похороненными демонами и от того усиливают понимание необходимости все сделать самому. Краткий кивок Марко принимает за согласие, снова скрывая дыхательные пути за рукавом и приближается к краю земли.

Граф даже и не собирался слушаться предостережения принца. Одну часть он уже выполнил, за вторую - сам давал отчет и был готов ей пожертвовать. Ему и не понять, почему все вдруг забравшиеся туда медлят. Дышать сквозь плотную ткань становится невозможным, и губ уже начинают дрожать в стремлении захватить больше воздуха.

— Дамьен, вытаскивай ее оттуда! НЕМЕДЛЕННО!  — Марко рявкает на него, желая вывести из состояния общего оцепенения. Они, осквернитель их раздери, сколько угодно могут там вести беседы, но сестру он должен оттуда вытащить. Он наклоняет корпус и протягивает руку, готовый одним движением вытянуть из ямы как пылинку Арабеллу. Но его не успевает даже накрыть волна раздражения от медлительности, от которой мужчина явно бы вскипел и спрыгнул бы в яму сам, потому что внимание его отвлекает поблизости непонятное плывущее цветовое пятно. В момент, превратившееся в странное размытое очертание, нависшее над Дамьеном, от которого Марко делает шаг в сторону и отрывает от лица руку.

— Дамьен, берег... — только и успевает сорваться с его губ перед столкновением, как граф на удивление своим собственным телом ощущает этот толчок. Валится на колени, чудом удерживая оставшееся равновесие и замирает без движения.

Отредактировано Marco Ricciardi (2018-10-19 00:08:50)

+3

15

Графиня, кажется, ещё что-то хотела спросить у супруга (её уже даже не удивляло, что он так запросто развернулся к ней спиной и был готов снова заняться своими делами), когда в поле зрения появилась первая пара. Иоланта обернулась на голос Арабеллы и приветливо кивнула, в душе, однако, думая, что лучше бы здесь никто особо не ходил, но, как водится, шила в мешке не утаишь, особенно, если это "шило" явило себя с таким шумом и пафосом.
- Арабелла! - Ио улыбнулась подруге, всё же радуясь, что ночь не смогла испортить её приподнятого настроения, а затем обратилась к Дамьену, всё же пока не рискуя фамильярничать с ним, - Ваша Светлость, - чуть склонила голову она в знак приветствия, но тоже улыбнулась, как и своей подруге, чтоб это не выглядело слишком официально. Всё же они не на приёме, а в саду по утру около какой-то странной глыбы в яме, а это не место для особых формальностей, как считала девушка.
Живой интерес Арабеллы вызывал двоякие чувства: и умиление, и смятение от её неосторожности и любопытства. Сама графиня к краю подходить совсем не спешила, и предупредила подругу:
- Арабелла, будь осторожна, прошу. И вообще оставь это мужчинам..., - затем взглянула на Марко, которого лишь чудо, наверное, удерживало от того, чтобы по старой-доброй привычке не нырнуть за сестрой в яму тотчас. Впрочем, возможно, останавливало супруга наличие Дамьена. Ну, не тонкие же девичьи руки, что погасили его жест и осторожно обвили его руку, как бы говоря: "Я здесь, я рядом и мне ты тоже нужен"? Она хотела, чтобы Риччарди помнил, что у него есть не только сестра, но и жена. К тому же это было неприлично. Вот только заставить его молчать было невозможно, к сожалению.
- ... Желательно охране, - она взглянула на Марко, надеясь, что он понял и принял её просьбу и на свой счёт. В конце-концов они здесь были не совсем одни. С утра по распоряжению Марко на месте дежурило несколько охранников, но сейчас, не чувствуя опасности и не смея влезать в дела хозяев и гостей, они находились неподалёку, но не вмешивались.
- Надеюсь, ночью боги миловали вас, Ваше Сиятельство, и всё в порядке? - поинтересовалась она у Дамьена.
Но действующие лица всё прибавлялись. Иоланта вздохнула и улыбнулась и им, понимая, что бесполезно предлагать переместиться внутрь здания, когда всем хочется посмотреть своими глазами на причину переполоха. А ей не хотелось. Вот совсем не хотелось. Иоланта вообще пришла сюда, чтобы узнать у Марко, всё ли в порядке, а лезть вниз не планировала. И Марко бы не пустила, если бы он на её глазах собрался это делать. Можно ли это было назвать трусостью? Называйте, как хотите, но девушка ни с чем подобным раньше не сталкивалась и, не зная, чего ожидать, предпочитала быть осторожнее.
- Ноэль, ну, хотя бы вы проявите благоразумие, - попросила она, понимая намерения девушки, пока та стояла у самого края. Но тщетно, Ио никто не слушал особо.
Понимая, что всё бесполезно, Ио мысленно махнула рукой и теперь несколько отстранёно, хоть и с удивлением наблюдала за воцарившейся суетой вокруг камня, лишь между делом отмечая, что слова и поведение Рауля ей кажется весьма разумным вызывая уважение и определённую долю симпатии. Снова вздохнув, она решила не мешать гостям развлекаться и погрузилась в свои мысли, теребя рукав дублета Марко. Но на самом деле, как ни странно, мысли Ио были крайне далеки от метеорита, но гораздо ближе ко всем присутствующим, чем казалось на первый взгляд: при виде двух счастливых пар в стенах их графского поместья Иоланта начинала испытывать щемящую тоску - ей более всего нехватало внимания того, кто стоял сейчас рядом. Глядя на пир нежности и ласки в образе двух влюблённых пар, графиня понимала, что от Марко ей перепадают лишь крохи подобного изобилия. И, нет, она ни в коем разе не раздражалась при виде новых родственников поглощённых друг другом, но ей безумно хотелось, чтобы Марко был хоть чуточку, хоть самую малость...
"Что?!" - Иоланта вздрогнула, очнувшись от собственных мыслей, в которых царили влюблённые взгляды и нежные прикосновения их гостей.
Тем временем что-то явно шло не так. И снова, как ночью, девушка искала поддержки мужа. Тревожный голос Рауля мгновенно зарядил атмосферу неподдельным волнением. Иоланта, было, подалась вперёд, инстинктивно желая и самой влиться в гущу событий. Но мгновенное желание было разбито, когда Марко рванул её назад за собой и прикрылся рукавом и обрывками фраз Ноэль, которая уже оказалась внизу.
- Яд?! Боги... Выбирайтесь наверх сами быстрее.- Ноэль, почему ты так решила? - спросила Иоланта, пытаясь понять, что происходит, - Какой запах? Чем...
В следующую секунду она взглянула на мужа и почувствовала, как он без усилия, будто нечто надоедливое и незначительное стряхивает её руки с себя, оставляя её одну и бросаясь к краю. Это было настолько неожиданно, что графиня растерялась и кивнула, хотя на самом деле и не собиралась слушаться, но порыв ветра внезапно донёс до Ио знакомый запах озёрной сырости, дождя, смешанный с вишнёвым цветом и черешней. И тотчас к горлу подступила внезапным и тугим комом дурнота, застявляя замереть и прикрыть рукой рот, зажмуриться.
- Что это? Черешня? - справляясь с собой поинтересовалась девушка, не надеясь получить ответ.

Как ни странно, но то, что она пыталась уберечь Марко, ведомая непониманием, беспокойством и страхом, сыграло безмерно злую шутку. Сперва сосредоточившись на глыбе и всей суматохе, а сейчас ещё и  прикрыв глаза на несколько  мгновений, она совершенно не заметила то, что опасность пришла оттуда, откуда не ждали. Она заметила лишь в последний миг перед тем, как нечто, похожее на медузу (о которых она лишь читала и слышала по рассказам Марко) набросилось на Марко со спины. Успев лишь испуганно вскрикнуть и, забыв про всё, броситься к мужу, хватая его под руку.
И вовремя. Марко  как-то совсем неестественно обмяк, будто в нём не осталось сил сопротивляться земному притяжению. За ним упала на колени и Иоланта, но устояла, не давая мужу упасть на землю.
- Нет, Марко! Марко?! - позвала она мужа, опасаясь самого страшного.
С каким ужасом она смотрела на супруга, было просто не передать словами.
- Охрана! - рявкнула графиня так, как совсем недавно Марко разговаривал с Дамьеном, - Помогите гостям!
Она была готова рисковать кем угодно, только не мужем и не близкими.
- Только осторожнее, - спокойнее  добавила она, но как именно "осторожнее" она не знала. Это становилось каким-то наказанием богов. Но за что? Где они так провинились?!
- Держись! Обними меня.
Однако, не смотря на всю неразбериху и ужас, Ио чётко понимала, что надо как-то убрать медузу от Марко. Первое, что пришло ей в голову, она и решила предпринять, хотя понимала, что это не морские медузы и как они себя поведут - неведомо.
- Ох, боги "Хоть бы это помогло"... Помогите Дамьену, снимите с него верхнюю одежду, - обратилась не то к охране, не то к остальным она, - Не касаясь этого... - имея ввиду странных медуз.
С Марко она уже была готова попытаться справиться сама, но на помощь пришёл один из охранников, помогая удержать графа, чтобы можно было стянуть с него дублет.
- Ноэль? Рауль? - позвала она.
В голове роилось столько мыслей. И, признаться, Ио не знала, за что хвататься в первую очередь. Но только Марко видел её глаза полные ужаса и то, как дрожали её руки, когда Ио, наконец, сняла с него дублет.
- Марко, ты... тебе больно? Ты что-нибудь чувствуешь? - на "ты", словно никого не было рядом, а голос ровный, что даже можно было подумать, будто девушка знает, что делать со всем этим безобразием.

+3

16

[indent] Арабелла словно вкопанная стояла рядом с камнем, взгляд карих глаз был расфокусирован, а слова, что она произносила - казались абсурдными и совершенно непонятными, хотя в них и были знакомые всем присутствующим имена и названия. Она говорила… но будто с кем-то другим, кого видела лишь одна шира Китери. Попытка принца Рауля сдвинуть девушку с места не увенчалась успехом, она не поддалась сильным рукам, а прикосновение подруги, кажется, и вовсе не заметила. Она не видела и не слышала поднявшейся суматохи, паники, не осознавала, что неведомое творение природы, пришедшее следом за упавшим в небес камнем, парализовало ее брата и супруга…
[indent] Девушка стояла в воронке рядом с камнем, посреди творящейся неразберихи, пребывая здесь… и одновременно где-то в иной реальности… Новый вдох, переполненного невозможными запахами воздуха, и картины в ее сознании расцветали новыми красками и сюжетами…
[indent] Она продолжала говорить полные нелепицы слова, среди которых можно было услышать знакомые имена - Рауль и Ноэль, а еще совершенно неизвестные… были слова про детей, про рождения и турниры, шутливый спор о том, кто из младших сыновей Короля будет супругом для герцогской дочери…

+4

17

Как будто Раулю было мало одной девушки - так еще и его жена решила подкинуть ему задачку, спустившись к ним вниз! Рауль выругался, глянув на Ноэль зло и колюче. Не требуя от нее повиновения, он, все же, ожидал хоть какого-то послушания в такие моменты или хотя бы благоразумия, но здесь была его ошибка: в жены он взял отнюдь не тихую и степенную девицу, чтобы теперь от нее этого требовать. Скрипнув зубами, он зло оглянулся через плечо:

-Жан, шкуру сдеру - уведи Ноэль! - пока слуга спешил вниз, Рауль не особо церемонясь отстранил от Арабеллы свою жену. - Не трогай ее и вообще уходи отсюда! Да... Дамьен, тебя мне только не хватало! - он хотел добавить что-то еще, но не успел - медузы, появившиеся словно из ниоткуда, заставили его отступить от Арабеллы и оставить девушку в руках уже ее собственного супруга. Оборачиваться к Ноэль было нельзя, потому что так он не видел ни проклятый камень, ни медуз, но сейчас убрать отсюда жену было куда важнее, поэтому он ухватил ее за локоть и толкнул к Жану, который теперь уже сцепил свои руки на непослушной госпоже и потянул ее за собой. - Уводи ее отсюда! Дамьен, надо.. Дамьен! - ему вторил Марко, но кинувшийся к своему брату Рауль даже не слышал его, потому что в следующее мгновение его утянул тот же самый поток, что захватил ранее Арабеллу.

Во дворце было шумно, но к этому принц уже давным-давно привык и не обращал на гвалт к обеденной зале особого внимания. Ноэль, сидевшая напротив него, без умолку болтала с Эстель и Флер, в то время как Фаустин, Филип и Арабелла о чем-то спорили на другом конце стола. Родители смеялись над шуткой Ришара, который то и дело поглядывал на свою мать, которая смотрела на него с легкой укоризной в глазах, в то время как граф Иверс и Проспер Мерво обсуждали с Колетт предстоящую дипломатическую миссию на Ирадийских Островах. Корнелия со всем присущим ей лукавством улыбалась заезжему скайхайкому лорду, которого сама же и пригласила разделить с ними трапезу, а Филип взирал на это с неодобрением - ему хотелось, кажется, узнать про ведьмаков на севере, но вместо этого гость не мог оторвать глаз от темноволосой южанки.
-Мне кажется, что тебе скучно, - обратился он к Жаклин, которая сидела около него за столом. Та тонко улыбнулась и покачала головой, от чего ее тяжелые серьги покачнулись.
-Отнюдь. Я просто думаю о том, что скоро Лод под руководством твоего дядюшки и его детей станет куда интереснее Туссена. Надо этому помешать - не хочу, чтобы мое герцогство чем-то уступало Ландри, - в голосе герцогини Тьебо послышались ревнивые нотки. Она кинула взгляд на окно, туда, где ее собственный сын играл с Эмильеном Бонне. Венсан и Эрмина наблюдали за их игрой, а вскоре к ним присоединилась и графиня Доротея. Не было только тетушки Флорианы с Севериной, но Рауль знал, что они опаздывают.
Отпив вина из кубка, он улыбнулся, подумав, что то тревожное чувство, с которым он проснулся было навеяно просто каким-то дурным снов. Чего ему тревожиться? Все ведь хорошо, а скоро он подарит отцу внук или внучку - может, назвать сына в честь одного из героев Дальмаса? Все же, еще один Ришар в роду будет лишним...

+6

18

Ноэль радостно замирает, когда в своих сумбурных речах Арабелла упоминает ее имя. Но едва появившиеся надежды, что подруга очнулась и обратила внимание на реальный мир, тут же рушатся: Белла все так же смотрит в пустоту и разговаривает с теми, кого видит лишь она, а оклики своей семьи вовсе не замечает. Беспомощность и страх, что шира Китери никогда не сможет избавиться от напавшего на нее морока, не дают Ноэль собраться с мыслями и перестать бесконечно окликать Беллу по имени, надеясь все же достучаться до ее сознания.
На гневные приказы Рауля шира отвечает только быстрым упрямым взглядом: как она может оставить подругу и мужа в беде и наблюдать за их бедами издали, с якобы безопасного расстояния? Она бы поспорила с ним, она бы снова протянула к улетевшей мыслями в иные миры Арабелле свои руки и снова попробовала бы растормошить ее, но спустившийся в воронку Жан хватает Ноэль за локти и бесцеремонно тащит наверх. Как пойманные в силки птичка, шира трепыхается в его железных объятиях и пытается расцепить сжатые на ее предплечьях пальцы, но слуга сильнее, и ее упрямое сопротивление для него ничего не значит.
- Рауль, не смей... - она задыхается от возмущения, отчаянно обращаясь к мужу за разрешением остаться подле него; но его взгляд вдруг тоже опустошается, а на губах расцветает спокойная, довольная улыбка. Как две капли воды похож он теперь на беседующую с пустотой Арабеллу. - Рауль!.. О Благие боги... - в полном ужасе Ноэль прерывисто вздыхает и еще сильнее рвется из рук Жана. Разве он не видит, что в беде его господин, а не госпожа? Но все ее усилия заставляют его лишь немного замедлить решительный шаг да чуть сползти вниз по влажному склону воронки. А потом шира перестает брыкаться и тоже безвольно замирает, увлеченная в мир ярких видений.

...Только благодаря закатному солнцу, яркими всполохами золотящему крышу замка, напряженно вглядывающаяся в далекий берег Ноэль различает в сумеречной дымке родной дом и восторженно ахает, подаваясь вперед в безотчетном желании оказаться ближе к семье. Улыбка ее сияет ярче опускающегося в морские волны светила, пальцы нетерпеливо барабанят по борту корабля, а взгляд мечется с замка, постепенно скрывающемуся за прибрежными холмами, к пристани, где только начинают разгораться ночные огни.
- Осторожно, ты же не хочешь добираться до берега вплавь. - Всеми мыслями стремясь заглянуть за горизонт и быстрее очутиться дома, Ноэль не замечает бесшумно подошедшего Рауля, который тут же, будто защищая от падения за борт, обхватывает ее за талию. Вторая его ладонь накрывает и нежно сжимает ее беспокойные пальцы, бесконечно выстукивающие неровный ритм по просоленному дереву, а носом муж зарывается в ее распущенные, вьющиеся от морской влаги волосы. Привычным жестом Ноэль откидывает голову ему на плечо и в теплых объятиях находит убежище от вечерней прохлады, но взгляда от берега не отводит, с жадностью наблюдая за его приближением. - Я боялся, что конец путешествия тебя огорчит, но тебе, похоже, наоборот не терпится ступить на землю.
Шира неопределенно ведет плечами: сердце ее бьется чаще при мысли, что скоро она снова увидит родные места и обнимет свою семью, и никакой горький привкус от того, что близится завершение чудесного странствия, не омрачает ее радости. За спиной уже остались и Скайхай, полный сурового очарования и неожиданной приветливости, и вновь открытые для гостей Ирадийские острова, пресказуемо поразившие дальмасцев яркостью цветов, пестротой тканей и величавостью дворцов, и мелкие острова, не тронутые преображающей мир под себя рукой человека. Целый год провели молодожены в путешествиях по заморским краям, навидались диковинок и насладились приключениями; но сколь бы завораживающими ни были дальние страны и сколь бы впечатляющим ни был их путь, возвращение в Дальмас неожиданно нисколько не расстраивает Ноэль.
- Я сама не думала, что так счастлива буду снова оказаться в Эрлюэне... снова быть дома, - удивленно смеется девушка. Все мечты ее выполнены, дедовы путевые заметки проверены непрестанным сравнением и дополнены ее собственными записями, и привычная жизнь представляется теперь полной не тоски по неведомым землям, а прекрасных воспоминаний и блаженного счастья.
Усиливающиеся с вечерним приливом волны тяжело бьются в борт, и качка на корабле чувствуется сильнее, чем прежде, но все еще не представляет опасности. И все же Ноэль чувствует, как Рауль крепче прижимает ее к себе и в охранном жесте накрывает ладонью ее пока еще плоский живот. За время путешествия привыкшая к постоянной качке, шира теперь на ногах стоит твердо, но забота мужа все равно умиляет ее до глубины души.
- Лучше вернись в каюту, пока твои питомцы от скуки не разнесли на кусочки и не спалили корабль, - благодушно ворчит Рауль, но Ноэль только смешливо фыркает и качает головой: ничего не случится, найденный на безымянном острове маленький дракон еще слишком мал и только чихает дымом, а верный пес Монморанси слишком серьезен для шалостей и нового друга опекает, как кудахчущая наседка.
- Нет, я с места не сдвинусь, пока мы не причалим, и тебя никуда не отпущу, - в подтверждение своих слов она кладет руку поверх его ладони и мягко сжимает, не позволяя отстраниться. Их пальцы переплетаются поверх корсажа ее платья, и оба взгляда направлены на приближающийся берег.

...Ноэль растерянно моргает. Яркое видение рассеивается перед глазами, как туманная дымка; клочья его еще витают вокруг и дурманят ее мысли, но сырая земля под ногами устойчива и не раскачивается, как корабельная палуба. Зато пошатывает саму ширу, и не дает упасть ей только Жан, держащий ее за локти и тревожно зовущий ее. Она с трудом фокусирует взгляд на слуге, но вместо ответа на один из его бесчисленных вопросов задумчиво проводит рукой по лицу, будто снимая с него липкую паутину дурмана.
- Как странно... - Мысли еще спутаны, реальность и видение слишком тесно переплетаются, и Ноэль не понимает пока, где заканчивается одно и начинается другое. Только что она была несказанно счастлива, только что наслаждалась воспоминаниями о длинном путешествии и нежилась в объятиях Рауля, только что вглядывалась в песчаный берег Эрлюэна и строила светлые планы на будущее. Теперь - растерянно отводит свою ладонь от живота, где всего несколько минут назад чувствовала биение новой жизни и переплеталась пальцами с оберегающим их обоих мужем; разве могло ей пригрезиться то ласковое прикосновение теплой руки? Теперь - теряется в непонимании происходящего и вместо биения морских волн слышит испуганные крики и суматошные приказы, а за локти ее держит не Рауль, а растерянный Жан. Теперь - счастье тает, как выброшенная на берег морская пена, и вокруг не родной Эрлюэн, залитый оранжевым светом закатного солнца, а пасмурное Китери, отравленное синим дымом.

Реальность не нравится ей, чудной сон был слаще и приятнее, и больше всего Ноэль хотела бы снова очутиться в том прекрасном мире. Или, может быть, то не сон был, а видение будущего? Может быть, ей еще предстоит испытать все те воспоминания, что явились ей в странной фантазии? Может быть, еще один глоток синего дыма даст ответ, как осуществить все мечты и обрести счастье?..
Нет, Ноэль мотает головой, страшась соблазна и пытаясь распутать бессвязные впечатления. Никакого моря рядом нет, под ногами только пожухлая трава да осенняя слякоть, и воздух не полон соленых брызг, а омыт ночной грозой. Воронка от метеорита оказалась теперь в десятке метров, и Рауль... Рауль все еще около небесного камня, безучастный ко всему происходящему. Ноэль бросается к нему, но обмануть Жана в этот раз не получается, и больше одного шага он ей сделать не позволяет. Вытягивая шею, через его плечо шира вглядывается в происходящее: все такие же увлеченные непонятными разговорами Рауль и Арабелла (они тоже видят такие счастливые сны?), обездвиженные Дамьен и Марко, раздающая приказы Иоланта - единственная, кому удалось сохранить разум и самообладание. Ноэль хотела бы помочь графине, вызволить из плена красочных иллюзий мужа и подругу, но Жан не дает ей сдвинуться с места и своей спиной закрывает от кружащих в воздухе медуз.
- Уведи оттуда Рауля, прошу тебя, быстрее, - тараторит Ноэль, цепляясь за плащ слуги, но тот с сожалением качает головой: мол, велено не отходить от ширы. - Я не сдвинусь с места, обещаю, здесь мне ничего не грозит, а Рауля... и Арабеллу, и Дамьена надо вытащить, помоги стражникам. Пожалуйста, - сбивчиво молит девушка и в доказательство своей честности отступает на шаг назад. Жан колеблется, не веря ей, но Ноэль не сдается. - Я буду здесь, правда. Только задержи дыхание, не вдыхай этот дым, он... как дурман, странно морочит голову.

Краем плаща прикрывая лицо, Жан возвращается к Раулю. Ноэль беспокойно топчется на месте, придерживаясь своего слова, и нервно сцепляет руки в замок, как будто для молитвы Благим богам. Но вместо просьб к высшим силам обращается к графине Китери, склонившейся к своему мужу. За ее спиной шира не видит графа Китери и не представляет, в каком он состоянии; но они оба слишком близко к метеориту - а это ни к чему хорошему не приведет.
- Иоланта, уходите подальше от камня, пока не поздно: вблизи он отравляет сознание. Пожалуйста, вы никому не поможете, если тоже провалитесь в эти видения, - повышая голос, уговаривает графиню Ноэль, не смея подойти ближе. От волнения и новой волны беспомощности она прикусывает костяшку указательного пальца: может быть, слабая боль поможет окончательно прийти в себя, собраться с мыслями и найти выход из того кошмара, в который превратилось казавшееся увлекательным приключение?

+4

19

— Дамьен, я знаю, что вы с братом были обижены на меня в то время, когда я еще был Королем, а ваша матушка Королевой. Но я надеюсь, что с тех пор мне больше не придется вас обидеть и не придется скитаться по Королевству ради чьего либо спасения,— Бастиан улыбнулся похлопав взрослого сына по плечу.— Я уже не молод. Хотелось бы спокойно дожить свой век, наблюдая за вами и нянча внуков. Арабелла почти на сносях, как думаешь, она снова осчастливит тебя сыном?—  отец посмеялся и Дамьен тоже хохотнул.
— Я буду рад и дочери, ведь это мои дети. От любимой женщины! — Мерво посмотрел на матушку. — Который раз хочу сказать тебе спасибо за то, что тогда подтолкнула меня к тому, чтобы я начал действовать. Скоро Алер вернется с охоты. Обещал, что привезет самого крупного оленя, которого только  можно увидеть. Рауль над ним посмеялся и это его задело. Вы же знаете, какой он гордец. От кого только ему достался такое характер? Не от дядюшки ли Алера, вместе с именем?
— Вы так задержались у нас в гостях. Сынок, что если Арабелла не выдержит дорогу, оставайтесь у нас, пока чудо не появится на свет. С малышом на руках легче, чем с тревогой за мать и дитя, верно?— Анриетта погладила невестку по животику и разулыбалась, когда малыш в животе ответил на прикосновение толчком. — К тому же я хочу увидеть еще одного своего внука, как только он родится,— голос Анриетты говорил о том, что возражений она принимать совсем не станет.
— Мама, как ты думаешь? Кто родится?— к Арабелле подбежал мальчишка лет 5, решивший подхватить разговор взрослых и тоже по-донимать свою мать.
— Порой мне кажется, что их там двое,— тихонько проговорила Белла, смотря на мужа. — Но возможно мне только так кажется.
— Я буду счастлив вдвойне, моя дорогая! — Дамьен улыбнулся, а Арабелла изменилась в лице и закрыла рот рукой, чтобы не позволить себе вскрикнуть.
— Кажется малыш вас услышал и хочет скорее на свет. — сдерживая стон от новой схватки, проговорила Белла. Дамьен подскочил к ней и подхватил её на руки, унося в их покои, под распоряжения матушки, готовить все к встречи с новым или новыми членами семьи.

Удар в спину выбил Дамьена из дурманящего сна, который накатил так скоро, что и опомниться он не успел. Руки и ноги перестали слушаться и Мерво рухнул так же, как граф Риччарди.
— Стража, уведите графа Риччарди. Не вдыхать испарения от камня. Пытайтесь вытащить принца Рауля и мою жену!! — быстро собравшись с мыслями выкрикивал Мерво, пытаясь подняться на ватных ногах. —Черт возьми, занимайтесь не моей одеждой, помогите встать. Иоланта, уходите от сюда!!! Оставьте мужа на стражу, вам не вытащить его женскими руками! Прочь от камня!— это уже явно была не просьба, а самый настоящий приказ, который отдал сын Короля. Скинув дублет, что уже успели расстегнуть, Мерво снял жилет и уткнулся в него носом, подходя к жене. Он схватил её за руку и силой рванул на себя, как только смог. Возможно сейчас он мог сделать ей больно, но то было не намерено и лишь для того, чтобы спасти.
—Белла, очнись, то что ты видишь не реально!— прокричал принц, увлекая жену за собой.

Отредактировано Damien Mervault (2018-11-10 17:14:51)

+3

20

Холодной твердостью земля встретила графа, не предлагая мягкий подклад под упавшего хозяина. Марко чувствовал боль, но не нижнюю часть тела. Все попытки привести ту в движение, встать, да хоть сдвинуться, растворялись в странном онемении. В нем таял и крик супруги, что удержала его от полного падения руками на землю. Секунды оцепенения прошли и уступили немую мизансцену ошеломлению. Стук сердце выбивал тревогу, учащая ритм. Тело впервые отказало ему. Отрицало повиновение, как бы Риччарди не приказывал мысленно. Руке. Ноге. Даже пальцам пошевелиться. Верными остались только губы.

— Иоланта, — он слышит ужас в голосе жены, который кажется ему дежавю прошлой ночи. И только это выводит его из собственного непонимания происходящего, заставляет преодолеть себя, ради того, кто рядом. Но вместо успокоения выходит лишь обрывок фраз, способный навести еще больший ужас: — я не могу… не могу пошевелиться.


Марко замирает с открытым ртом. Пораженный. Лишенный дара молвить, осязать и понимать происходящее. Услышав лишь один только голос, одну только фразу, от которой весь мир ему кажется больше не живым, не реальным, потому что это не может правдой. Это давно не его настоящее. И только сейчас он замечает, что нос его ощущает совершенно иные запахи, нежели должно. Соленый привкус моря застывает на языке, пощипывая нервные окончания на поверхности. Легкое дуновение ветра дует ему в спину, шаловливо играет, делает вид, что старается сбить с ног, но они оба прекрасно понимают, кто на причале хозяин.

— Отец, — юный голос заставляет Марко обернуться. Сделать вдох, глубокий и сильный, который еще сильнее погрузит его в иллюзию счастливой жизни и придаст расплывчатому пятну очертание сына. Чуть старше того возраста, в который он расстался жизнью. Кудрявый, полный энергии и жизненных сил. Живой и невредимый.  — Неужели мы поплывем на этом корабле? — юношеские глаза округляются от удивления, наполняясь детским восторгом и нетерпением наконец стать участником всех приключений, что рассказывал на ночь отец.

Даниэль, — мужчина боится пошевелится, двинуться с места и рассыпать это мгновение. Но пары метеорита все больше и больше овладевают его разумом и ментальным телом, стирая последние границы с реальностью. Вселяя в Марко уверенность, что все остальное — смерть отца, Даниэля, все это ночной кошмар, который тот почему-то возник немой картинкой прокрался ему в голову, пока тот задумчиво глядел на работу матросов грузивших оставшиеся вещи на корабль. Но вот, мальчик отпускает чью-то руку и спешит в его сторону, раскачивая старые доски на пристани, тотчас прибегая в объятия склонившемуся на колени Марко. Нос утыкается в мягкую шевелюру сына и аромат сухой травы, смешанный с тонким шлейфом духом его жены наполняет и расслабляет все тело графа.

— Ты припозднился. А я то думал отправляться уже без тебя, — левой рукой он углубляется в шевелюру, портя и без того отсутствующую прическу и смеется недовольной мине своего будущего наследника. По правде говоря, Даниэль еще был маловат для своего первого путешествия — не один год еще минует, прежде чем его начнут посвящать в дела семьи. Но Марко не терпелось показать ему свой настоящий мир, от которого мужчина действительно получает удовольствие. Ради чего стоит жить, а не выполнять покорно свой долг перед семьей. 

— Тебе стоит попрощаться с матерью, Даниэль. Вы не увидитесь целый месяц, — сын сразу подхватывает подсказку отца, легко и беспечно выскальзывая из его объятий как дикий невольный зверек, и вцепляясь в подол пышной материнской юбки своими рученками. Ему не нужно ждать, чтобы почувствовать в ответ соприкосновение пышных женских губ к своим румяным щекам по очередности и услышать напутственные слова терпкого родного голоса, в котором в силу малого возраста тот не распознает всю громкость тревоги грядущей разлуки.

Когда милование заканчивается, приходит его время. Граф поднимается с колен, нетерпеливо подходя к супруге,

— Береги себя и будущего малыша, Алессия, — ее аккуратное фарфоровое лицо оказывается у него в руках, податливо слушаясь мужа и одаривая его скромной улыбкой и кратким кивком с обещанием обязательно заботиться о них обоих. Их губы соприкасаются в мимолетном поцелуе, который едва ли подходит для столь длительного расставания. Но Даниэль и снующие вокруг матросы не позволяли пренебречь моралью, к тому же у них была целая ночь на прощание. 

— Я буду скучать, — тихо шепчет на ухо, будто это самое сокровенное, что может между ними быть. Он действительно будет тосковать по ней, особенно после того, как супруга расцвела во время второй беременности. В ожидании их нового малыша, который по предсказаниям лекаря, должен будет продолжить мужскую линию семьи и стать младшим братом Даниэлю, каким Джероламо был для Марко.

— Мы будем скучать! — Даниэль надувает губы, чувствуя себя обделенным, от услышанных слов, явно не предназначенных для его ушей. Это заставляет родителей оторваться друг от друга, переглянуться и улыбнуться детскому собственничеству.

— Верно, — Марко спешит исправиться, делая вид что совершенно забыл о его существовании. И без напоминания никак бы не справился. Мы будем скучать.

Отредактировано Marco Ricciardi (2018-11-08 13:18:28)

+2

21

Со всех сторон раздаются тревожные возгласы, затем то и дело сменяющиеся обрывками фраз, виной которым дурман метеорита. Но Иоланта особо не вслушивалась, она слышала лишь Его голос. Хотя, если бы Марко знал, насколько важен для неё, то, возможно, был бы чуть более многословным именно с нею. Но страшная фраза со звоном лопнувшей струны оборвалась, хотя она прекрасно поняла, что муж не договорил. Это подняло в душе ещё одну волну паники, собирающей со дна души, будто песок, все страхи.
- Марко!! - она схватила его за бесчувственные руки, уже не скрывая собственного ужаса, сдаваясь и совершенно не понимая, как ей быть. Весь мир вокруг словно бы остановился, пока охрана и Жак, подгоняемые окликами принцев суетились, желая помочь. И, казалось, что страшнее уже некуда, но то имя, что в следующий момент произнёс уже одурманенный супруг подействовало на Иоланту так, словно бы она увидела призрака.
"Опять?! Опять Даниэль?!" - она побледнела от испуга и растерянности, резко отпрянув от мужа.
Она ничего не имела против его почивших членов семьи, но она же просила его уже жить ради живых. Но нет же, Марко упрямо возвращался в объятия своих хладных призраков, которые были ему милей новой жены.
"Конечно, зачем ему я?" - задетое женское самолюбие и гордость штурмом брали верх в её сознании. Она так хотела излечить его раны, быть полезной, любить и быть любимой. Она так старалась! И что в итоге? Снова Даниэль, снова всё возвращалось на круги своя. И у девушки в прямом и в переносном смысле опускались руки.
- Да будь они прокляты, эти призраки! - в сердцах прошептала Иоланта, не в силах больше сдерживать боль, гнев, обиду и страх, которыми она буквально захлёбывалась в эти секунды. Она смотрела в отрешённое лицо супруга, чувствуя, как разрывается между этими тёмными чувствами и любовью к нему, но сейчас все её усилия казались ей такими глупыми и ничтожными,  а дни, проведённые здесь, в попытке быть хорошей женой - напрасными, что она выпустила его руки из своих, глубоко вздохнув и уже не пытаясь сдержать слёзы.
Во всё её существо уже без малейшего на то сопротивления вливался запах черешни, скошенной травы и озёрной воды, а вместе с ним начинало проникать какое-то спокойствие, благодаря которому она уже не чувствовала себя чужой здесь, не слышала чужих окликов и голосов.

- Иоланта! Почему ты не в доме? - раздался до боли знакомый голос, что так часто звучал в этих стенах. Девушка подняла глаза и испуганно замерла.
Навстречу ей преспокойно шёл Марко. Её Марко. Ничуть не изменившийся с утра: в той же одежде, с той же причёской, только что-то неуловимое поменялось в нём. То ли взгляд, то ли тон выражали что-то новое, непривычное в нём для графини, но это цепляло, увлекая, успокаивая и дурманя ещё больше, заставляя забыть, что настоящий муж лежит около её ног.
Иоланта поднялась на ноги.
- Марко? Я думала ты..., - она растеряно захлопала глазами и замерла.
И тут до неё сквозь дурман долетел тот же голос мужа - Иоланта слышала слова и про мать Даниэля и про их ребёнка. Эти слова были, как удар в спину. Она не желала это слышать ни в шутку, ни всерьёз. Но слышала Марко потому, что была дальше от метеорита и ближе к нему, потому, что любит его, потому, что предствляла сейчас его, а не кого-то другого (даже не первую свою любовь или дорогого брата). Однако, чем дальше говорил настоящий Марко, тем ярче прорисовывался образ его двойника в её сознании.
- Я тебя уже полчаса ищу, - граф-двойник, остановившись в нескольких шагах от девушки, протянул к ней руки. Такой непривычный, тёплый жест. Часто ли Марко вот так мог обнять её? Подумав мгновение, Иоланта пошла к нему, тотчас утонув в тёплых объятиях сильных рук, вдыхая знакомый запах, к которому настойчиво примешался черешневый дух.
- Такая холодная. Совсем замёрзла, - пожурил её с серьёзным видом, но мягко Марко, поднимая кончиками пальцев за подбородок. И тотчас чуть хмурясь.
- Ты плакала? Что случилось?
- Да, но я..., - девушка, которая ещё несколько секунд назад твёрдо знала причину своих слёз, уже и вспомнить толком не могла, что произошло. Пугающая и такая обидная реальность ловко терялась в дымке дурмана, - Неважно уже.
- Мне - важно.
- Мне почему-то подумалось, что ты меня не любишь. Никогда не любил, что я - лишь жалкая замена, - голос невольно дрогнул.
- Какие глупости, Ио, - на несколько мгновений он уткнулся носом в её волосы. Его дыхание и нежность вызывали волну мурашек по коже девушки. Затем двойник разомкнул объятия и пошёл вперёд, огибая яму с другой стороны.
- Идём со мной! Идём, ну! - позвал он Иоланту, ловко спускаясь вниз, - Я же знаю, что ты хотела посмотреть. Тебе нечего бояться. Я же здесь, с тобой.
И снова реальность таяла в памяти. Больше всего на свете она хотела любви и заботы Марко и сейчас она получала то, о чём так мечтала. Как можно было устоять? Как можно было не верить собственному мужу. А тот страшный голос, говорящий о его призраках прошлого - это всё выдумка и не более. Она двинулась за Марко, обходя яму по другой стороне.
Охрана сперва хотела увести её, как и просил принц, но эти несколько мгновений, когда графиня встала и сперва, кажется, сама направилась прочь, заставили их замереть, а теперь замешкаться, глядя, как Иоланта поворачивает к яме снова.
- Госпожа, вы должны уйти...
Охранник направился ей наперерез, не понимая, что хозяйка тоже во власти дурмана. Для Ио его появление было неожиданным и даже возмутительным, особенно когда он оказался непростительно близко.
- Какой наглец! Скажи ему. Ты же здесь хозяйка, а не гостья, - подливал масла в огонь Марко.
- Прочь, - коротко отреагировала на охранника девушка. В её голове ловко мешались реальность и вымысел, потому что она не искала другого мира, других событий. Ей нужен лишь был муж, который её любит.
- Но госпожа...
- Как ты смеешь перечить мне? - рыкнула зло и тихо графиня, понимая, что муж её ждёт там, внизу. И одним резким движением выдернула из ножен охранника кинжал, наставляя на него же - ловкости в обращении с этим оружием ей было не занимать. Гости в дурмане сопротивления не оказывали особо, поэтому к такой реакции охрана готова не была. Мужчина поднял руки, в знак  повиновения, позволяя Иоланте его обойти и направиться к самому краю, чтобы спуститься к самому эпицентру. Туда, где ждали её, а не жалких призраков прошлого.
- Спускайся, Ио, - двойник протянул к ней руки, - Смелее, милая, я поймаю. Но край был довольно неудобен и Иоланта чуть медлила в задумчивости, но кинжал сжимала крепко.

PS

PS Если коротко: Иоланта слышит настоящего Марко и вполне заметит того, кто решит вмешаться. Но рада не будет - это факт.
Спасибо, Лис!

Отредактировано Iolanta Ricciardi (2018-11-08 18:58:51)

+2

22

[indent] …В этот вечер они праздновали! Вся семья в сборе, все братья и сестры, их дети и супруги, их родители. Пышный пир в туссенском дворце собрал всех самых близких членов королевской семьи, чтобы отметить то, чему не все могли быть свидтелями. Начало экспедиции первого небесного корабля, которое стало первой страницы новейшей истории прогрессивного будущего. Дет носились по бальной зале с игрушечными корабликами, украшавшими праздник, те что старше - вели беседы с взрослыми, важно потягивая вино, старшие же веселились и танцевали.
[indent] Арабелла в который раз в жизни ощущала за своей спиной расправившиеся крылья, подаренные ей любимым мужчиной, которым она не могла налюбоваться… движения стремительного вальса кружили их, она улыбалась, смеясь и чувствуя себя самой счастливой женщиной на земле. Даамьен на мгновение отпустил одну ее руку, позволяя раскрутиться в изящном движении…

[indent] …и резко дернул за руку.
[indent] - …Белла, очнись!
[indent] Вскрик мужа донесся словно издалека, а его фигура стоящая на расстоянии руки вдруг поплыла словно отражение на мутной воде. Беллу мотнуло следом за рывком Дамьена, очнулась, запинаясь и еле устояв - руки нашли опору в груди мужа, а его лицо было так близко - перепуганное, взволнованное, наполовину скрытое его жилетом…
[indent] Ноющее запястье и крепкий захват его руки, тепло и пульс, которые ощущала сейчас девушка, были словно маяк для заплутавшего в море корабля. Любимые запахи вдруг показались тошнотворными, их было слишком много, они невыносимо тяжело давили на виски, а сознание грозилось словно уплыть куда-то далеко, в другую реальность…
[indent] Арабелла резко, словно пытаясь избавиться от попавшей в нос воды, фыркнула, прижимая предплечье к носу и рту, судорожно осматриваясь и не смея отпускать руку мужа, который увлекал ее куда-то наверх из ямы. На кромку они выбрались вместе, лишь там супруга принца смогла на мгновение убрать
[indent] - Ноэль?! Марко?…
[indent] Девушка с испугом в глазах огляделась, на мгновение вновь отнимая руку ото рта.
[indent] - Стража!
[indent] Истошный вскрик звонкого голоса некогда жившей здесь ширы должен привлечь внимание, ведь тех двоих воинов, что были тут - явно не достаточно. И он действительно помог - отряд, который был у ворот замка показался из-за поворота замковой стены.
[indent] - Оттащите всех от камня! - выкрикнула девушка, сама вместе с мужем отсыпая как можно дальше от края. - Не вдыхайте воздух, он отравлен! Задержите дыхание! Ноэль! - взгляд Беллы метнулся к подруге, умоляя оставить это дело мужчинам, - Они справятся!

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Благие знамения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC