У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Virizan: Realm of Legends

Объявление

MahavirJainaLysanderLevana
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
29/05 Открыт второй квест приключенческого направления - "Доносится песня из глубокого леса", первый же вы можете прочитать и оценить здесь.
25/05 Весенняя глава практически завершена: часть квестов доиграна, часть подходит к концу. В связи с этим мы открываем запись на лето!
10/03 Вашему вниманию представляем иллюстрированный бестиарий нашего мира.
08/03 Весенняя сюжетная глава официально запущена! Следите за очередностью и не забывайте поддерживать соигроков позитивом.
01/03 По просьбам трудящихся мы вводим систему дайсов - отныне вы можете отыгрывать непредсказуемые сражения, как магические, так и классические. Подробнее читаем здесь!
01/03 Вопреки минусовым температурам за окном у нас весна! Встречаем новым дизайном и некоторыми дополнениями, которые будут скоро-скоро - не пропустите объявление!
09/02 Дамы и господа, просим вас отметиться в опросе "Как вы нас нашли?" и тем самым помочь развитию форума!
01/02 Внимание, внимание всем скайхайцам! Стартовали всекоролевские выборы нового кинна, всем сознательным гражданам пройти на избирательный участок и отдать голос за достойнейшего.
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
▪ магия ▪
▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ nc-17 ▪
▪ эпизоды ▪
▪ мастеринг смешанный ▪

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Одни говорят - мир умрет в огне


Одни говорят - мир умрет в огне

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


Одни говорят - мир умрет в огне
WE SHOULD BURN TOGETHER WATCH THE FLAMES BLIND HARD INTO THE NIGHT WATCH THE FLAMES BURN
https://i.imgur.com/hW9aika.gif https://i.imgur.com/hX1ZIe1.gif
10 ИЮНЯ. СОЛНЦЕ ВОШЛО В ЗЕНИТ ● ЛОД, ГРАФСТВО САТУРЬЕН, ДАЛЬМАС
Damien Mervault, Estelle Mervault, Faustin Mervault, Marcel Tallett,
Noele Lavallee, Armand Rompier, Eloise Ives, Yanou Basile

◈ ◈ ◈
[indent] Мир никогда не наступит, враги подбираются всё ближе, никто не может чувствовать себя в безопасности. Дни спокойствия сменяются неделями событий, окутанных хаосом и тьмой - будто кто-то в самом деле обратился к высшим силам, дабы разрушить Дальмас. Неизвестные отравили королеву, похитили принцессу, убили целую герцогскую семью, удерживали графа в его собственном доме. Так на что же могут рассчитывать простые дальмассцы, когда даже сильные мира сего не могут спасти себя? Мерво предстоит убедить своих подданных в том, что справедливость восторжествует, а виновные будут наказаны. Достаточно ли у них мужества для того, чтобы вселить надежду в тех, кто потерял веру?

Обязательно к прочтению!

[indent] Начальные условия следующие: в ночь с 1 на 2 июня случился чудовищный пожар в замке Бонне, который унес жизни герцога, его законных детей и супруги, а также большинства людей, находящихся внутри на тот момент. Спастись удалось Ноэль и Филомене Лавайе (обе ширы были приглашены Маго Бонне погостить у них) благодаря тому, что тем вечером они отправились в храм, а выйдя оттуда узнали, что замок горит. Утром 10 июня состоялись похороны (тела изувечены, их практически невозможно опознать, ориентировались по украшениям и местам, где были найдены трупы), а днем прибывшие в Лод Мерво дают речь собравшимся жителям города и вассалам почившего герцога Бонне, обещая лично принять участие в восстановлении города, который также пострадал при пожаре, и поисках заказчика этой трагедии (многие уверены, что возгорание было подстроено).
[indent] Наиболее активным участникам данного эпизода, которые будут проявлять игровую активность (скорость отписи; действия и тому подобное) полагается награда. Наименее активные персонажи могут пострадать, так что всё зависит от вас. Следите за обновлением очередности в таблице, в эпизод будет вмешиваться Мастер Игры.

[indent] На отпись дается четыре дня — максимальный срок.
[indent] Ранняя отпись дополнительно вознаграждается.

+5

2

http://s9.uploads.ru/gD5M2.png

Разве так всё должно было начаться - с разгневанного горожанина, который вырвался вперед, к помосту на городской площади, где стояли прибывшие в Лод Мерво и их сопровождающие? За ним устремились и другие, каждый из которых пылал, как казалось, праведным огнем: они жаждали добиться справедливости, внимания со стороны власти. "Это всё чертовы Лоскуты! Здесь их метки по всему городу, почему король ничего не предпринимает? Что нам было с той казни, если они только звереют? Где сам Бастиан?!", - вслед за этим в собравшихся представителей знати полетели гнилые фрукты, а кто-то из даже попытался поджечь солому, которой был устлан камень перед помостом - и так вспыхнуло пламя.

+6

3

Ужасная, безумная, поистине жестокая трагедия. В голове Эстель до сих пор не укладывалось все произошедшее в Лоде - несколько дней назад, едва узнав о пожаре, она смогла лишь застыть в немом ужасе. Наверное, как и сейчас - глаза ширятся от испуга, едва королевская процессия подъезжает к городу. Виднеется вдалеке обгоревший замок: черный, будто в трауре. Принцесса никогда не верила в предзнаменования, но в свете последних событий ее уже пару дней мучило тяжелое предчувствие. Вновь испытание для семьи Мерво. Или же настоящее проклятье Богов? Может, все идет к скорому их падению?
Нет, думать о таком страшнее, чем ехать сюда. Эстель бы отвлечься, поговорить, но лихорадочные мысли точат рассудок, не связываясь в слова и фразы. Ничего больше не остается, как нервно вертеть в руках браслет, преподнесенный ей отцом на пятнадцатилетие - принцесса всегда считала этот маленький подарок символом некой удачи; даже один взгляд на него давал некое успокоение. Но почему же он совсем не помогает ей сейчас?
Многие не могли понять, как именно это случилось, в том числе и сама младшая Мерво. Почему-то Эстель не верила, что в этой трагедии виной всему может быть маленькая искорка из камина или упавшая на пол свеча. Она знала и герцога Бонне, и леди Маго, и даже ширу Эрмину - эта семья всегда была верными вассалами короны и никогда не причиняла ей зла. Под чутким руководством Алера Бонне Лод рос и процветал, не нуждаясь в большой помощи со стороны. Эстель допускала мысль, что даже герцог имел свои грехи и скелеты в шкафу, но разве даже самый грешный человек на этой земле не имеет никакого права на прощение? Определенно, такую участь не пожелаешь даже самому твоему жестокому врагу, какая бы обида не затаилась на него в глубине души.
Огонь поглотил буквально все - замок, всю семью Бонне; их кровь - на чьих-то обгоревших руках, как и в сердце - настоящее пепелище. В виновниках не осталось ничего святого, и пусть принцесса не знает их имен, она надеялась, что если уж Мерво не найдут поджигателей, их рано или поздно настигнет наказание Богов.

Наконец, путь окончен. Эстель выходит из кареты, уверенно подавая руку брату, однако собравшаяся толпа заставляет ее оцепенеть. Среди шума обеспокоенных голосов она пыталась разглядеть лица присутствующих на площади - и не увидела ничего, что могло бы дать ей уверенности. Они будто бы знали, что хорошо эта встреча не закончится. И все же Эстель продолжала до последнего надеяться на благоразумие поданных: вместе с братом, дядей и Элоизой поднялась на помост, вновь оглядела жителей Лода. А потом руки внезапно похолодели.
Судьба всегда нам преподносит необычные подарки, сравнимые с гнилыми яблоками райских садов, полных червей. Если бы еще в Туссене кто-то сказал Эстель, что в Лоде относятся к ним вовсе не дружелюбно, как это обычно бывало, принцесса бы точно не поверила этому человеку. Однако глупость такой ситуации заключается как раз в этом – в том, что она к теплому приему привыкла, а привычка говорит о закономерности происходящего в жизни. Ей кажется, что они могут контролировать эту закономерность. Правда же такова, что это лишь заблуждение, коим хочется уповаться.
Ропот толпы нарастает с каждым мгновением, люди словно и не собираются стоять и молча выслушивать доводы королевской семьи. И что самое страшное - Мерво действительно молчат. Эстель оглядывается на брата, затем упорно сжимает ладонь ширы Ивес похолодевшей рукой, пытаясь справиться с волнением. А после, расслышав всего один вопрос, пытается заговорить первой.
- Его Величество, к сожалению... - голос звучит громко, но, кажется, все же тонет в реве толпы. Принцесса не успевает договорить, видя, как внезапно на помост летят фрукты, а через пару мгновений начинает распространяться багровое пламя.
Это было похоже на настоящую казнь. Только теперь Эстель может наблюдать исполнение приговора с той стороны, с какой его видят осужденные на смерть.
- Стража! - младшей Мерво действительно страшно: плечи вздрагивают, голос дрожит, но медлить сейчас нельзя, - осторожно! - она отпускает руку фрейлины и быстро бросается к шире Лавайе, стоящей чуть поодаль. К ней не получается подойти слишком близко, поэтому она успевает только бесцеремонно схватить ее за край платья, оттаскивая от загоревшейся соломы. Чувствует свое же тяжелое дыхание, а за спиной - Элоизу и кузена.
- У нас есть шансы их успокоить? - торопливо оглядывается Эстель, обращаясь, прежде всего, к мужчинам. Как показала практика, младшую принцессу толпа вовсе не слушает. Хотя, сейчас крики в этой суматохе немного поутихли... или же ей только кажется?

Отредактировано Estelle Mervault (2018-06-27 19:07:56)

+7

4

[indent] Когда-то в одной из множества книг шира Ивес вычитала сказание о проклятом острове и народе, который страдал из-за правителя, прогневавшего Богов. Раз за разом Боги требовали Правителя освободить из жёсткого плена одно племя, которое он поработил. И каждый раз, когда Боги слышали отказ они посылали на несчастный остров новое проклятие. Сначала вся вода превратилась в кровь, заставляя людей изнывать от жажды, потом весь остров заполонили мерзкие и отвратительные жабы. Следом на народ нерадивого Повелителя обрушились кровососущие насекомые и даже те, кто думал, что все это лишь козни разозленного мага, уверовали, что прогневали Богов... но Повелитель острова был непреклонен. Потом насекомые обрушились и на пастбища людей, губя скот... а следом него напал мор. Но и это не вразумило гордого и властного правителя и тогда покрылся народ язвами и нарывами- испугался тогда Властелин и пожелал освободить рабов... да только Боги желали проучит наглеца и дабы не из страха прожить всю жизнь в страдании, а осознания справедливости, он изменил свое решение. Гром, молния и огненный град обрушились на остров, а следом налетела саранча... а потом на остров пала непроглядная тьма, которая не давала даже пошевелиться такой плотной и тяжелой она была. Последней казнью была самая страшная - и все первенцы умерли на том острове, заставляя Правителя отдать страшную плату Богам.
[indent] Легенда была ужасной, хотя и поучительной - Элоиза прекрасно понимала всю ее мораль и знала для чего были придуманы такие жуткие небылицы. И на подъезде к Лоду, когда на пригорке появился черный, словно набросанный угольным кусочком на бумаге контур когда-то прекрасного зама, в груди фрейлины все сжалось до боли. А в голове всплыли строки той жуткой легенды... невольно заставляя задуматься, не прогневали ли чем-то богов Мерво или весь Дальмас? Потому что все, что происходило в последние месяцы не укладывалось в голове девушки. И когда вновь мелькала мысль «мы уже пережили худшее и справимся с этим», судьба вновь преподносила нехорошие сюрпризы. Так могли ли и они чем-то прогневать Богов?.. Ответа не было.
[indent] Да и некогда было предаваться праздным размышлениям и сетованию на горькую судьбу. Будущее семьи Мерво было в неокрепших еще руках Их Высочеств. И пусть принцесса Эстель не была первой в претендентах на роль лицо семьи и парламентера от королевской династии, шира Ферета знала, что ее подруга не останется в стороне и будет принимать активное участие в помощи Лоду - а значит, Элоиза будет рядом. Девушка крепко сжимала руку кузины, молчаливо поддерживая и давай понять, что она рядом и не оставит свою сердечную подругу.
[indent] - Ваше Высочество, осторожнее! - воскликнула шира Ферета, когда Эстель кинулась к шире Лавайе. - Не думаю, что сейчас поможет что-то кроме проливного дождя...
[indent] Они приехали не просто сотрясать воздух, они приехали помочь чем-то. Но как помочь тем, кто ищет не помощи, а возмездия? То, что никто не будет слушать успокаивающие речь, стало понятно слишком быстро. Гул толпы нарастал, выкрики становились все агрессивнее и первой мыслью Элоизы было увести принцессу подальше с помоста и от толпы. Люди словно были ослеплены, не видели ничего вокруг кроме цели - венценосных особ на помосте, который словно престол готовы были снести, смешать с пылью и грязью. Мужчины и женщины, старики, совсем молодые, даже дети... глаза фрейлины расшились от ужаса, когда она увидела, как в опасной близости ко вспыхнувшей соломе упал мальчишка лет трех, если не меньше. Его плач не был слышен из-за гвалта толпы, его не видели ослепленные гневом горожане, рискуя затоптать - если огонь не доберется до белокурой макушки раньше.
[indent] - Осторожнее, там ребенок! - пытаясь привлечь внимание людей выкрикнула Элоиза, но ее кажется никто не слышал. - Кто-нибудь!..
[indent] Но это было совершенно бесполезным сотрясанием воздуха. Не долго думая, девушка кинулась к ступеням сбоку от помоста, спускаясь в толпу, готовую разорвать всех, кто был выше них.
[indent] - Пустите меня! Там ребенок! - возмущенно повысила голос фрейлина и родной брат удивился бы такой перемене в голосе и тоне ширы Ферета. - Вы погубите сами себя в погоне за бессмысленным отмщением?! Затопчите собственных детей и сожжете свой город?! Неужели одного пожара вам было мало?! - почти со слезами на глазах возмутилась Элоиза.
[indent] Продираясь сквозь толпу к мальчишке, лежащему на камнях у помоста, она пренебрегая новым красивым платьем опустилась рядом с ним на колени, чтобы поднять и осмотреть.  Заплаканное раскрасневшееся лицо, щурящиеся от слез на опухших веках глазки, подтеки размазанной крови со лба и грязи. Лоб мальчика был рассечен, должно быть ребенок бегал по площади, когда начала собираться толпа и потерялся, а в давке малыша просто не заметили.
[indent] - Тише, все хорошо... - успокаивающе заговорила Элоиза, поправляя кучерявые волосики на лбу мальчика, чтобы открыть рану.
[indent] Девушка выудила из кармана в юбках белоснежный платок с вышитыми инициалами, прикладывая его к ране на лбу мальчишки и поднимаясь с земли с ребенком на руках.
[indent] - Все будет хорошо, мы найдем твою маму. - убежденно проговорила она, отталкивая толпу, - Дайте же мне пройти! Нужно найти его родителей!

+6

5

Фаустин еще осенью понял ― жизнь состоит не только из развлечений и турниров. Жизнь состоит из нападений разбойников, из попыток переворота, из таких вот пожаров, способных унести жизни десятков людей. Раньше дешир тратил свое время преимущественно на рыцарские турниры, на распитие вина в лучших тавернах Туссена и на ничего не значившие редкие интрижки  с прекрасными девами. Фаустин  словно все это время пытался доказать отцу, окружению и самому себе, что может добиться куда большего, чем от него ждут. Хотя бы ― на поприще турниров. Но что значит очередная победа в турнире, когда ситуация с каждым месяцем все больше и больше накаляется? Когда еще немного ― и народ окончательно уверится в своем желании свергнуть королевскую власть? Если это случится, то жители Дальмаса до скончания веков будут оплакивать жертв.
Фаустин никогда не отличался особым красноречием, а убедить в чем-то разъяренную толпу… Увы, но Бог-Хранитель не одарил его талантами к политике и дипломатии. Но Фаустин просто не мог пропустить эту поездку. Он рыцарь, а значит ― должен защитить принца и принцессу. В прошлый раз, когда Дамьен пострадал, дешира не было рядом. Сегодня же Фаустин Мерво сделает все возможное и невозможное для того, чтоб защитить королевскую семью. И докажет, что редкие победы в мелких турнирах ― не предел.

Что же, этого и следовало ожидать. Горожане не стали встречать прибывших в Лод с распростертыми объятиями, но прием можно было назвать «теплым». Точнее, даже горячим. Благодаря пылающим факелам. Впрочем, сначала горожане просто кидали в них гнилыми фруктами и протухшими яйцами. Гнилое яблоко врезалось в руку Фаустина, пачкая рукав бархатного камзола. Дешир встряхнул рукой, стряхивая дурно пахнущую мякоть, в следующий момент совершенно позабыв об этом. Кто-то из толпы поднес свой факел с соломе… Та вспыхнула во мгновение ока. И даже этого было мало для толпы. Люди были готовы случайно затоптать или сжечь друг друга, лишь бы добраться до знати.
Шира Ивес бросилась на помощь какому-то испуганному малышу, невесть как оказавшемуся в самой гуще толпы. Кое-как она до него добралась, но толпу, судя по всему,  в данный момент времени не волновала судьба несчастного ребенка. На Фаустина накатила волна слабо контролируемой ярости. Самое малое, что он мог сделать сейчас ― это помочь Элоизе.
― Раз себя не жалко, то подумайте про несчастного ребенка! ― дешир бросился в гущу толпы, расталкивая людей.
Он даже не думал о том, что может пострадать. Главное ― помочь тем, кто сам себе помочь не может. Краем глаза Фаустин заметил в толпе растерянную заплаканную женщину, которая постоянно оглядывалась.
― Кажется, я видел в толпе его мать, ― сообщил дешир, оказавшись рядом с фрейлиной. ― Так, где же она… Вон там, видите? ― найдя заплаканную женщину взглядом, мужчина указал на нее взглядом. ― Нужно поскорее вернуть бедной женщине сына, пока и ее не попытались затоптать, ― он быстрым шагом пошел в нужном направлении, расчищая шире Ивес дорогу.
Вместе этим, дешир пытался отыскать взглядом принца и принцессу. Вот сейчас выведут малыша и ее мать из толпы, и можно будет броситься на защиту Эстель и Дамьена.

+6

6

Кто нибудь мог предвидеть подобное? Марсель не мог, потому пожар в графском замке, что унес с собой слишком много жизней, вывел Талле из себя. Скорее всего ему не было бы так дурно, узнай он, что его тетушка смогла спастись из горячей  клетки. С чего начался пожар? Кто-то все же смог ускользнуть и выжить и не нужно ли допросить каждого, выудить любую информацию, которая могла бы помочь в расследовании? Предводитель Белок не верил, что это случайное стечение событий. Он был готов думать на кого угодно. На прислугу, на треклятых Лоскутов. Точно, Лоскуты. Талле был уверен, что Жумо хочет отомстить Белке за множество сорванных планов.
Марсель помрачнел, был зол на всю мирскую несправедливость, он не знал кого винить в произошедшем. В смерти его любимой родственницы. Да, пусть Маго Бонне  бывала жутко дотошной, неугомонной, но у неё было доброе, умеющее сопереживать сердце. Она не оставила Марселя, когда тот потерял свои земли. Она пыталась помочь ему, даже ценой собственного статуса, собственного престижа при дворе. Ведь якшаться с бандой "Белок" не должно женщине из высших сословий. И пусть Талле  являлся вальвассором, земли его были нагло отобраны соседями.
В его подозрения не входила лишь Королевская семья, которая к слову приехала в Лод, чтобы почтить память погибших, убедить жителей, что все в порядке, что они помогут восстановить пострадавший город. Но… стал ли их кто-нибудь слушать? Вовсе нет. Летящие гнилые фрукты и овощи оказались самой малостью и будь на месте Дамьена его брат Рауль, который стал Марселю, если не другом, то хорошим приятелем, Рауль бы вспыхнул словно этот помост, что резво стал эшафотом для прилюдной казни. Толпа напирала, они давили  друг друга, своих детей. Вот в толпу бросилась девушка из четы  Мерво, спасая ребенка, следом за ней побежал молодой мужчина. Неразбериха была такая, что стало жутко даже Марселю. Когда же он увидел, что еще один мужик собирается поджечь солому на помосте, Талле бросился  к нему и сильным ударом  с предплечья по руке, выбив из его руки факел. Следующий удар пришелся  ногой в грудь, отбрасывая мужика на толпу.
-Вы совсем идиоты? Вам мало того, что город пострадал от огня? По что вы подняли бунт? Думаете, что станет лучше, если они пострадают? -выкрикнул Талле, явно выходя из себя. Его возмутило, мягко говоря, такое поведение глупого стада. Даже Белки были более дисциплинированы. Заслуга Марселя?
-Не грызите руку, что вас кормит! Осквернитель вас дери!- Талле буйствовал, пытался привлечь  к себе внимание толпы. На самом деле не все были настроены слишком агрессивно, но стадное чувство не отпускало.
Послышался вскрик и он забрался на деревянный помост. Принцессу Эстель оттеснили от Дамьена, стража была занята сдерживанием  напора. Ее высочество тащили за руку туда, где кончается площадка. Быстро добежав к ней, Талле зарядил парню в челюсть. Обескураженный, он отступился от темноволосой девушки.
-Ваше Высочество, вы в порядке?

Отредактировано Marcel Tallett (2018-07-04 05:29:34)

+6

7

Покрытые сажей и копотью башни прежде прекрасного замка торчат, будто скрюченные когти горгульи, злобно грозящей небу. Ноэль избегает взглядов на останки замка, обходит их по солнечному небу или тенистой земле, смотрит старательно мимо. На то, что осталось от герцогского дома, она налюбовалась уже за предыдущие долгие дни, и картина горя и разрухи - еще одна в ее грустной коллекции - не вытравится из памяти никогда.

В том пожаре могла со всей герцогской семьёй, их гостями и слугами сгинуть и сама Ноэль. Её не бросает в дрожь от этой мысли: сначала времени не было ужасаться чудом прошедшей мимо смерти и радоваться везению, теперь - сил и желания. Любая радость рядом с опустошенным огнём замком выглядит злой и грешной, ведь почти никому не повезло выбраться из ужасной ловушки. И собственным спасением Ноэль и Филомена обязаны другому несчастью: графиня получила тревожные вести о здоровье своей матушки, и обе ширы поспешили вознести молитвы о её благополучии. В тихом храме за песнями жрецов треск пламени и людские крики слышны не были; и только выйдя на улицу, заметили ширы озаривший ночь пожар.
До рассвета Ноэль ещё надеялась, что среди пострадавших и обожженных найдётся вся герцогская семья, но надежда растаяла под грохот рушащихся башен и падающих стен. Замок горел долго, некоторые комнаты тлели и дымились ещё два дня, пока тёплый летний ливень не завершил то, с чем никак не могли справиться усталые, ослабшие, скорбящие люди.

Тот же ливень забрал остатки сил у Филомены, пытавшейся быть везде и помочь все  и сразу. Уже к вечеру промокшая до последней нитки графиня свалилась с лихорадкой. Ноэль, сама из-за бесконечных перевязок и утешений почти не смыкавшая глаз за эти дни, теперь неотлучно сидела у постели мечущейся в бреду невестки, приводила к ней падающих от усталости лекарей, меняла холодные компрессы на её горящей голове и беспрерывно молила всех Благих Богов не забирать столь дорогую всем жизнь.
Заставляла ширу отвлечься и поспать только верная Анук, сопровождавшая их в тот злосчастный вечер в храм. Ноэль слушалась, уступала ей место у кровати Филомены, но сон не шёл, в спешно найденной комнате в чужом доме было душно и тяжело, и шира тайком выскользнула на улицу, где дым и гарь уже не висели в воздухе и дышалось теперь много проще. Непослушные ноги сами привели её к пепелищу; первый и последний раз Ноэль решилась взглянуть на черный остов замка. От тяжёлых дубовых дверей ничего не осталось, коридоры и залы узнавались с трудом, и тишина в сожжённых комнатах царила невыносимая, мертвая. Пожар унёс все, что мог; не уничтоженные огнём ценности унесли люди, оставив лишь голые стены. Только во внутреннем дворе и примыкающей галерее с резными колоннами разбросаны были книжные страницы, чуть тронутые огнём, лишенные содержания обложки и обрывки каких-то записей - видимо, вылетели из лопнувшего окна библиотеки или кабинета. Все, что осталось от огромного собрания книг.
Все, что осталось от славного, благородного рода и множества живших под той же крышей людей.

К приезду Мерво Филомене становится лучше, но она все еще слишком слаба и после долгих уговоров соглашается, что ей лучше остаться в постели, а не мучить себя присутствием на похоронах и утомительными речами. Потому Ноэль нет нужды изображать спокойствие, когда она вглядывается в показавшуюся вдали королевскую процессию: она закусывает губу и тревожно теребит браслет, гадая, кто же из принцев появится в траурном Лоде. Противоречия разрывают ее: она одновременно хочет, как раньше, найти утешение в объятиях Рауля и боится увидеть его, помня о его затянувшейся шутке и не имея сил простить его. И когда она видит только спешившегося принца Дамьена, то выдыхает сразу с облегчением и тоской.

Стоя на помосте позади королевской семьи, Ноэль больше всего желает улучить минуту и узнать про самочувствие Ее Величества: не стало ли королеве хуже, не подорвали ли ее здоровье вести о трагической смерти брата и его семьи. Шира Элоиза должна знать, но в тишине Ноэль свой вопрос задать не смеет и ждет, когда кто-нибудь начнет говорить. Только первое слово берут не принц Дамьен и не принцесса Эстель, а враждебно смотрящая на них толпа, выкриками доносящая свое недовольство. Царящие в городе мрачные настроения не были секретом для ширы Лавайе, но она даже предположить не могла, что они обернутся злыми криками, летящими в королевскую семью овощами и еще одним пламенем.

Как странно: Ноэль не смотрит на замок, чтобы не вспоминать пожар; а новый огонь разгорается тем временем у самых её ног, будто желая восполнить упущенное и забрать принадлежащую ему жизнь. Она, будто завороженная видом горящей соломы, не двигается и не отступает, когда огонь почти подбирается к подолу ее платья, и только принцесса Эстель, бесцеремонно дернувшая ее за юбку, приводит ее в чувство.
- Словами их не успокоить, они ничего не хотят слышать, - быстро отвечает Ноэль, за прошедшие дни слышавшая уже злы, но до сего момента безадресные вопросы. Люди охвачены скорбью, страхом и гневом, они подначивают и распалят друг друга и сами себя, и самый убедительный голос не коснется их ожесточившихся сердец. Тоже потерявшие родных, они безуспешно ищут виноватого, а за его неимением посылают проклятия на головы королевской семьи, как будто та могла предвидеть несчастье и своей волей предотвратить трагедию.

Принцессу Эстель оттесняют в сторону и тянут на землю. Ноэль пытается протиснуться к ней, удержать, не дать упасть под ноги людей, но другой защитник поспевает первым. К сожалению, карабкающихся на помост горожан все еще слишком много, стража сдерживает их с трудом и кашляет уже от дыма. Сколько еще людей выдержит помост, как долго он сможет не поддаваться огню?..
- Вам лучше уйти отсюда, прошу вас. - Она склоняется к принцессе, боясь, что в общем гаме ее голос не будет услышан. И еще больше Ноэль боится, что упрямство и отвага пересилят в принцессе благоразумие. - Мы остановились в доме неподалеку, там можно укрыться, пока все не успокоится.

+8

8

There's nothing left to hide
There's nothing left to die

Арман опускает голову, хмурясь. Ему начинает казаться, что все происходящее он уже переживал, и сейчас словно прокручивает один и тот же момент раз за разом. Меняются обстоятельства, но боль остается все той же. Простой люд, погибший в давке на ярмарке, слуги и господа, убитые разбойничьей шайкой во время зимних празднеств... Даже визит гостей из киннерита Скайхай, который должен был стать символом обновления, завершился трагической нелепостью — верно, самим богам было угодно преподать этот жестокий урок. Ничем иначе ту кошмарную ситуацию Арман объяснить не может, а свалить все на богов кажется едва ли не единственной разумной мыслью. Единственной разумной в сонме параноидальных идей, очнувшихся после долгого сна, долгое время глушившихся холодным рассудком, непоколебимой силой воли. Все идет прахом. На сестру и мать больно смотреть, Северина после оглушительного фиаско в Туссене будто стала еще тише, тенью слилась со стенами замка. А глаза матери, напротив, все чаще и чаще сияли каким-то полубезумным ведьмовским огнем. Арман догадывался, что именно так и смотрят обреченные. Он пробовал вызнать, чем же занимается графиня Ромпье, но доказательств ее причастности к преступлениям против короны он так и не отыскал. Более того, графа начали терзать муки совести, которые были уж совершенно некстати. Он осунулся, и лицо его, и прежде бледное, теперь и вовсе тронула какая-то искусственная гипсовая белизна.

Ужасные вести быстро долетают до Бессона, и Арман делает то единственное, что хоть как-то не позволяет ему опустить руки — на следующий же день отправляется в Сатурьен. Хотя, видят боги, он бы куда охотнее просил бы белокурую Моник, ловкую камеристку Северины, принести еще ирадийского. И велел бы ей остаться. Забыться — самый простой выход из любой ситуации. Он прибегал к нему не раз и даже не два. Но вспомнив о дяде, о его мудрых, но таких редких советах, о нежности очаровательной Эрмины, не успевшей даже толком ощутить вкуса жизни, о маленьком Эмильене, не заслуживавшем смерти столь ужасной, Арман запрещает себе оставаться в стороне.

Мать не едет с ним, предпочитает переждать горе в Эрвье, и Северина остается с нею. Так, возможно, лучше, думает Арман, прощаясь с ними обеими. Ему нужно беречь их. И почему-то ему не становится больно от одной этой мысли. Все, что могло в нем полыхнуть, все, что могло разжечь в нем хоть искру, давным-давно обратилось пеплом. Смерть перестает быть чем-то из ряда вон выходящим, даже такая страшная, как у семьи Бонне. Он хоронил сестру, деда, отца — родственники ведь когда-нибудь закончатся, правда? Когда-нибудь это завершится, если только он не решит сыграть грязно и оказаться в очереди неупокоенных теней одним из первых. Но Арман велит себе жить.

Прибыв в Лод, он узнает о том, что и Мерво сотоварищи посетят надевшую траур столицу. Это хорошо, это чрезвычайно мудро со стороны кого бы то ни было — направить их сюда. Авторитет королевской власти перестает казаться таким уж несгибаемым за этот полный кошмаров год. Выразив соболезнования, они продемонстрируют неравнодушие — оно сейчас нужно, как никогда прежде. Народ ведь сложно обдурить, простой люд быстрее всех чувствует беспокойство и тревогу, которыми пронизан ныне дворец в Туссене. Возможно, Арман сгущает краски. Возможно. Разыскав бывшего управляющего делами Бонне, Лорана Кореля, граф предлагает ему прогуляться по затихшим лодским улочкам. Зазывалы не приглашают отведать вкуснейшего эля, портнихи не расхваливают новомодные наряды, лица тех людей, которых они встречают, угрюмы и мрачны. С кем-то из них Лоран здоровается, о ком-то отзывается добрыми словами, с кем-то вместе поминает герцога добрым словом. Люди не скрывают боли. Оно и верно, ведь среди них наверняка были и те, кто потерял в пожаре родственников и друзей. Погибла ведь не только семья Бонне, огонь унес жизни множества слуг, исполнявших их прихоти, привязавшихся к хозяевам. И точно так же не заслуживавшим мучительной кончины.

Он присоединяется к Мерво, становясь неподалеку от принца и принцессы. Встречается мимолетным взглядом с широй Элоизой и коротко кивает ей вместо улыбки. Не то время и не то место, чтобы радоваться. Замечает и ширу Ноэль Лавайе, которой чудом удалось не стать жертвой пожара. Вспоминает, что в последний раз их встреча тоже сопровождалась огнем, и отчего-то вздрагивает. Успевает переброситься несколькими ничего не значащими словами с деширом Фаустином, когда они поднимаются на помост.

Граф думает: сейчас все подойдет к концу, он распрощается со своими туссенскими родственниками и отправится прямиком к Лорану Корелю — он знает, как еще может помочь человеку, служившему дяде верой и правдой. Все, конечно, идет не так, как он задумывал. Даже сейчас что-то случается, даже сейчас, в минуту скорби. Это возмущает его донельзя, обладай он силой, Арман и сам бы вспыхнул, точно подожженная лучинка. Криков разгоряченным людям мало, гнилых фруктов тоже, им подавай еще. Им положительно не везет.

А может, Арману везет. В первых рядах недовольных замечает он по меньшей мере двоих своих недавних случайных знакомцев. Память услужливо подбрасывает ему имена. А чужое имя — это сила в устах того, кто его произносит. И выступая вперед, он говорит нарочито громко, притягивая к себе внимание, чтобы дать другим возможность уйти и не получить гнилой грушей в лицо. Гнилой грушей в плечо, правда, получает сам Арман, даже не успев открыть рот. Но после все меняется, его слышат. Пускай пока один человек, но тот самый человек.

Так ты поминаешь покойного герцога, Клод? А ведь он спас от голода всю твою семью в том году. — напоминает граф, не оглядываясь. Запах гари становится все отчетливее, нужно уходить. Но он встречается взглядом с рассерженной коренастой женщиной и продолжает:

А ты, Лизетта? Может, этим яблоком ты хочешь почтить память ширы Эрмины, приславшей своего лекаря к твоей хворой дочке? — вопрошает он отчетливо и зло, и женщина с лицом, перекошенным негодованием, медленно опускает занесенную руку. Она отворачивается. Отворачивается, чтобы уйти. Арман только надеется, что не все присутствующие, но хотя бы часть людей последовала ее примеру. Если стража перестарается, если будут смерти, народ не забудет. Народ не забудет и непременно свяжет и этот стихийный бунт со всеми прочими несчастьями и обвинит во всем Мерво. Кого, в самом деле, еще обвинять?

Он слышит негромкий вскрик, оборачивается и не сразу замечает, что Элоиза с ребенком на руках ныряет едва ли не в самое пекло. Сердце пропускает удар. Вот же... Вот же... Но с нею Фаустин Мерво, и Арман точно знает, что он не даст ее в обиду, другого такого храбреца во всем Тьебо не сыскать. Но здесь, совсем рядом принцесса и шира Ноэль, которым он сейчас точно нужнее. Незнакомец помогает Эстель Мерво, и Арман смотрит на него с благодарностью. Потом еще доберутся до слов, успеется.

Шира Ноэль права, Ваше Высочество. И вас, и принца Дамьена нужно увести, пока все не уляжется, — уверенно произносит Арман, подав знак двоим стражникам, чтобы те продолжали сдерживать напор, не давая людям протиснуться к ним ближе.

Вы покажете дорогу? — спрашивает граф у Ноэль, — Не бойтесь, мы защитим вас и принцессу, — он умеет быть убедительным даже в рискованных ситуациях. После смотрит на незнакомца, что спас Эстель.

А вы поможете мне? Я видел, на что вы способны, ваша храбрость сейчас будет очень кстати. Мы должны пройти сквозь толпу.

И защитить слабых. Во что бы то ни стало защитить.

+9

9

http://s5.uploads.ru/4WdYu.png

Пусть Арману Ромпье и удалось успокоить часть протестующих, но вот окончательно остановить толпу - нет, едва ли у кого-то это выйдет без применения насилия. Когда становится понятно, что единственный выход сейчас - укрыться в безопасном доме и разработать там дальнейший план действий, надеясь на то, что никто не попытается атаковать это убежище, к пытающимся спастись дворянам пробираются несколько королевских гвардейцев. Смогут ли Мерво и их соратники пробраться в укрытие от разразившегося шторма так, чтобы привлечь как можно меньше взглядов обезумевших горожан? Уже сейчас бравым солдатам пришлось применять оружие - как же привести всё к миру? Кто-то в отчаянии воскрикнул, что всё это, вне всяких сомнений, происки неблагих богов и только боги благие или их слуги им помогут.

0

10

Смерть дяди толкнула принца думать о том, что благие Боги действительно покинули Дальмас, позволив Сквернобогу и остальным устроить их личный праздник. И как долго продлиться эта темная пирушка? Кто даст на то ответ?
Он не был готов к еще одному удару, не был готов принять смерть Алера Бонне, потому теперь он снова поник. Мысли его витали везде и нигде. Принц снова подумывал о море и ему даже было жаль, что он не отплыл с Колетт. Он был рассеянным, а когда было принято решение ехать в Лод, где принц должен был представлять Мерво, согласился. Но без особого энтузиазма, в очередной раз убеждаясь, что стать Королем ему бы не хотелось.
Как долго копилась такая ненависть к семейству Мерво? Почему все вновь превратилось в кровавую ярмарку, пусть пока и не было применено оружия. Того и нельзя было допустить, потому собираясь с мыслями, Дамьен отдает приказ стражи, о том, что нельзя задействовать сталь против взбесившейся толпы. Огонь вспыхнувший на помосте, продолжал разгораться и сейчас принц почувствовал фантомную и довольно неприятную боль в руке. Там, где остался след от случившегося на маскараде пожара. Признаться, с тех пор Мерво боялся открытого огня, но преодолеть свой страх не составляло совсем непосильного труда.
Дамьен не молчал. Он старался призвать внимание кричащей и недовольной толпы к себе, пока не понял, что это бесполезно. Пытаясь держаться ближе к матушке, он оглядел остальных его близких, убеждаясь, что никто не пострадал.
В толпе он заметил фигуру, что яростно пыталась отстаивать честь Королевской четы. А после он и вовсе кинулся защетить принцессу и Дамьен выдыхает, видя в лице этого героя, Марселя Талле. Дамьен берет матушку за плечи и отводит её подальше от огня и толпы. Не мог он допустить того, чтобы она вновь пострадала, едва только встав на ноги.
-Матушка, послушайте графа Эрвье и будущую невестку. Отправляйтесь в безопасное место. Я останусь с Фаустином и стражей, нужно уладить это недоразумение. Это нельзя оставить просто так.- принц подводит Королеву к Элоизе и Ноэль .
-Арман, уводите наших женщин.-Мерво переводит взгляд на предводителя Белок и кивает ему в знак благодарности, но еще не все кончено, потому Дамьен решает просить помощи у них. -Марсель, ваши люди могут обеспечить им защиту? Я не останусь в долгу.-Дамьен пришел в себя, стал более решительным, собранным, готовым к действиям и последствиям. Он понимал, что теперь так просто толпу не успокоить. Нужно было оказать на них влияние. Но как? Отсиживаться в укрытии и ждать пока Боги пошлют свою благодать?
Кто-то из толпы плеснул ведро с водой на помост, чтобы сбить пламя, которое его нещадно поедало. Стало легче дышать, но то был далеко не конец.

+3


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Одни говорят - мир умрет в огне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC