Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Red is my heart a-wounded and forlorn


Red is my heart a-wounded and forlorn

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Red is my heart a-wounded and forlorn
https://78.media.tumblr.com/f1ce09b14390a36ffa0c46caa56294b5/tumblr_oz4113iD4i1sfdj71o6_250.gif https://78.media.tumblr.com/a740834bd0dcfa04e1d983ca537f08b5/tumblr_oz4113iD4i1sfdj71o5_250.gif
Рауль и Ноэль • храм Богини-Дарительницы, Туссен; 15 ноября 985 года

То, что мой друг бывал жесток со мною,
Полезно мне. Сам испытав печаль,
Я должен гнуться под своей виною,
Коль это сердце - сердце, а не сталь.
...
Я все простил, что испытал когда-то,
И ты прости, - взаимная расплата!

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:03:34)

+3

2

Waves

Несмотря на то, что небо над Туссеном было затянуто темными тучами с самого утра, Рауль надеялся, что дождя не будет. Ему надо было успеть слишком много, чтобы позволять непогоде отвлекать себя, и потому он всю первую половину дня был занят делами. Колетт, разумеется, не верила в то, что ее старший брат не тратит время в пустую, но принц махнул рукой на увещевания сестры: на собраниях ему пока что было делать нечего, а она сама была вполне способна справиться с полчищами советников и дворян с их заумными речами и хитрыми взглядами. Раулю, привыкшему к простоте, которая шла рука об руку с воинской службой, такое претило. Он не любил интриги и не желал разбираться в них так, как это делали Дамьен с Колетт. Хватит с него и того, что он замарал руки в крови, ему хотелось по возможности обойтись без того, чтобы окунаться еще и в большую лужу с грязью, которой он считал большую часть происходящего при дворе.

Услышав первые раскаты грома принц выругался и сбавил шаг. Рауль обещал королеве появиться на небольшом празднестве близ храма Дарительницы, но он и так безбожно опоздал, наверняка у Ришара закончились отговорки на тему его отсутствия. А ведь, что самое обидно, он в самом деле собирался придти, всего лишь не рассчитал время, но оно и неудивительно - последние несколько дней Рауль был настолько поглощен своими делами, что не замечал ничего вокруг. Ни на мгновение он не останавливался, потому что любая пауза заставляла его думать, а все мысли, крутившиеся в его голове, непременно заставляли его чувствовать горечь и сожаление. Перед его глазами стояло лицо Ноэль и ее взгляд, который не выражал привычного тепла: раньше, глядя на него, она видела принца из какой-то сказки, теперь же он предстал перед ней в совершенно ином свете, и сам был тому не рад. Рауль не считал свой гнев в тот момент неоправданным или необоснованным, нет, Ноэль в самом деле поступила глупо, отправившись на рыночную площадь одна, но принц не имел права отчитывать ее в таком тоне. Жан не уставал напоминать ему о промахе и стыдить, и принц, снедаемый досадой, только и мог что вяло огрызаться в ответ. Он не хотел ее обижать, не хотел ранить и казаться ей злым чудовищем, но одна только мысль о том, что с ней могло произойти, заставляла его кровь бурлить. Вот и сейчас юноша выругался и быстро взбежал вверх по мраморным ступенькам, ища укрытие от дождя под сводами храма Дарительницы.

-Вот же ирония, - невесело усмехнулся Рауль и прислушался: откуда-то доносились звуки лиры складывавшиеся с помощью неуверенной руки какой-то юной послушницы в незатейливую мелодию, которую он знал с детства. Оглядевшись и не увидев никого, принц хмыкнул, решив, что все наверняка в восточной части храма, где сегодня должна была проходить служба. Не дожидаясь, когда кто-то решит набрести на него, юноша, накинув на голову капюшон, пошел вперед и вскоре он уже стоял перед небольшой статуей, поджигая благовония, которые положил затем в нишу. Он поднял голову наверх, тяжело вздохнул и попытался вспомнить какие-то молитвы, но в голову ничего не шло. Принц сам не знал что именно заставило его не просто переждать дождь в тени одной из колонн, а пойти сюда, в небольшой закуток, расположенный прямо напротив другого входа в храм, которым обычно не пользовались. Но он был здесь и потому пыталась воззвать к богине, которая, казалось, так благоволила его родителям. Просить за мать было уместным у Утешительницы, потому что та была милосердна и добра к больным, но Рауль все равно обратился к Дарительницы, прося ее помочь королеве, а затем подумал о Ноэль и решился попросить за себя. Только он не знал, чего именно: прощения, понимания или чуда.

Отвлекся от своих мыслей лишь почувствовав какое-то прикосновение к ноге - о него терся крупный серый кот. Животное утробно урчало и щурило глаза, и не стало противиться, когда принц взял его на руки. Капюшон упал с его головы, и Рауль встряхнул влажными темными волосами, позволив коту прижаться к его щеке. Кошки в храмах Дарительницы всегда были заласканными и сытыми, поэтому юноша не удивился такому к себе расположению.

-Прости, приятель, угостить мне тебя нечем, - тихо проговорил он, когда кот начал требовательно мяукать. Немного, но настроение принца приподнялось: может, богиня послала ему такой вот знак?..

+2

3

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Темные тучи, отнюдь не фигурально сгустившиеся над городом, разгоняют празднество раньше времени: гуляющие по садам около храма Дарительницы гости опасливо глядят на мрачное небо и спешат побыстрее раскланяться и уйти, чтобы ни одна капля грядущего дождя не испортила пышные наряды и высокие прически. Ноэль, весь праздник тоскливо опускающая взгляд на землю и не смеющая поднять его лишний раз, только рада раннему завершению праздника, ведь теперь встреча с принцем, которой она так сильно боялась и так робко желала, ей не грозит. Ей жаль лишь тепличные розы и лилии, выставленные в высоких вазах вдоль садовых аллей: их красота совсем недолго раскрашивала пасмурный осенний день, а сейчас им суждено погибнуть под дождем, первые мелкие капли которого уже тревожно раскаживают их лепестки.
Ноэль, не удержавшись, тайком одну из лилий обламывает и бережно прячет в карман плаща, продлевая ее яркую жизнь еще на несколько дней. Cебя она тоже могла бы сравнить с таким цветком, распустившимся от бережного ухода и ласкового внимания, а потом той же безжалостной рукой срезанным, но избитое сравнение ей, молчаливо переживающей свое несчастье, даже в голову не приходит. Ее мысли много проще и приземленнее, и раздирают ее на две части: одна тянет ее домой, где нет тревог и волнений, где ее любят и ждут; другая, более разумная и совестливая, твердит, что ее вины в той мучительной ссоре не меньше, чем у второго ее участника, что бегство не избавит ее от сожалений и обид, а лишь навсегда их в ней укоренит.

Филомена, недовольно поправляя капюшон, тоже спешит прочь, получив приглашение на обед от очередной подруги детства. Сестры Карне, конечно, идут с ней; Ноэль отказывается, говоря почти правдиво, что устала. Графиня, заметившая ее подавленное настроение, беспокойно прикладывает нежную руку к ее лбу, отмечает разлившуюся по ее лицу бледность и отпускает домой с сочувственным пожеланием хорошего отдыха. В приступе тревоги за свою воспитанницу она даже отправляет служанку для сопровождения Ноэль до дома. Шира Лавайе не спорит и с трудом гасит непрошенную усмешку: Рауль был бы доволен, что теперь строго отчитанная им девушка не бродит по улицам в одиночестве.

Только домой она сразу не идет; дождь, до того падавший мелкой моросью, разрастается до настоящего ливня, и неунывающая Анук предлагает укрыться от него в храме Дарительницы. Ноэль, оказавшаяся внутри впервые, оглядывается вокруг с любопытством и восхищением, и на службе ей сидеть тягостно и скучно, когда хочется рассмотреть поближе все статуи и мозаики. Анук склоняет голову в молитве; Ноэль задумывается, о чем веселая молодая служанка может просить Дарительницу, и сразу же находит ответ: о счастье и любви, о чем же еще? Шира и сама бы просила о том же, если бы только могла свое счастье представить чуть яснее и если бы то представление было хоть сколько-нибудь достижимым.
Она вздыхает горько и, не имея сил сидеть спокойно и просить неведомо о чем, шепчет Анук, что будет ждать ее где-нибудь поблизости. Та кивает, едва отвлекаясь от беззвучной молитвы, а Ноэль виновато склоняет голову, стараясь скрыться от взглядов жриц, и тихо уходит прочь. Она распрямляется, лишь когда удаляется от людей; вскидывает голову, жадно изучая выложенные мозаикой и ярко расписанные стены храма, любуясь летящим ввысь куполом, восхищаясь статуями в нишах: пусть все они изображают Дарительницу с непременно ласковым взглядом и щедро протянутой рукой, но каждый скульптор видел ее по-своему, награждая чертами каких-то своих любимых женщин. Одна из статуй напоминает шире ее мать - или, вернее, то представление о ней, что у Ноэль сложилось благодаря ее портрету, письмам и рассказам родных. К ногам этого воплощения Дарительницы девушка кладет спасенную в садах лилию - и замирает, не смея ни о чем просить Богиню.

А Она, наверное, и без молитв знает, как помочь Ноэль. Когда шира наконец отворачивается и идет дальше, то в еще одной подобной нише видит знакомую фигуру и слышит знакомый голос. Как иначе объяснить случайную встречу, если не милостью Дарительницы? Разве что ее же наказанием, потому что Ноэль совсем к ней не готова: совершенно теряется и собирается ускользнуть, пока принц ее не увидел; но в замешательстве и неловкости производит столько случайного шума, так громко отступает назад, что Рауль не может ее не заметить.
- Ваше высочество, я не хотела вас отвлекать, - тихо бормочет Ноэль, склоняясь в низком реверансе, скрывая не смущенный румянец, а непривычную бледность. И действительно собирается уйти обратно, снова присоединиться к томительной службе, лишь бы только не мучить себя новой ссорой или, что еще хуже, безразличием принца.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:03:24)

+2

4

Dark on me

Дарительница всегда была любимой богиней королевы. Рауль не раз и не два сопровождал мать во время ее посещений в храмы - он помнит ее полный благодарности взгляд, ее молитвы и то, как аккуратно она всегда делала подношения. Любовь ее вызвана благодарностью за то, что богиня одарила ее всеми возможными благами и никогда не покидала, покровительствуя ей. Королева Анриетта искренне верит, что благодаря божественной поддержке она стала возлюбленной молодого короля, сделавшего из робкой младшей сестры герцога Бонне свою королеву и мать пятерых наследников Дальмаса. Принц не знает, так ли велико участие богини в жизни его матери, а сам он никогда не тяготел к ней, но сейчас думает, что быть может, именно она может ему помочь? Кот все еще ластится и урчит, жмуря глаза, а принц не спешит выпускать его из рук, пускай к кошкам он всегда относился прохладнее, чем к тем же собакам.

Оборачивается он на шорох и звук шагов, и едва не роняет кота, который от неожиданности прекращает урчать и впивается в дублет принца острыми когтями. Рауль на это внимание не обращает - его взгляд прикован к Ноэль, которая, кажется, также сильно удивлена этой встрече как и он сам. Боги ему в свидетели, стоило гневу юноши утихнуть, как он начал представлять их встречу, обдумывая, что как ему поступить и говорить: чувство вины прочно засело в его груди. В очередной раз вспомнив, как разговаривал с ней в тот день на рыночной площади, принц устыдился, но взгляда не отвел, продолжая рассматривать ее. Даже в полумраке, царящем в храме из-за непогоды снаружи, он видит, что ее щеки не украшает привычный румянец. Или же ему это кажется, потому что девушка слишком быстро приседает в низком реверансе. Так она приседала лишь в Бальбине в их первые несколько встреч, тогда же она и звала его не по имени, а так вот. Это неприятно режет слух, и принц судорожно пытается подобрать слова.

-Шира Лавайе, - кот, поняв, что внимание больше не приковано к нему, недовольно фыркает и спрыгивает с рук принца на пол. Он вальяжно тянется, выгибая спину и шагает к Ноэль, но Рауль не обращает на него внимания. Его поклон выработан годами - почтительный, но не слишком низкий, и он почти сразу распрямляет спину и не зная куда деть освободившиеся руки сцепляет их в замок за спиной. - Прошу вас, поднимитесь. Даже королеве не стоит так низко кланяться в чужом доме. Хозяйка здесь, все же, она, - Рауль кивает в сторону статуи, взирающей на них с полуулыбкой на лице из белого мрамора. Кажется, что ее забавляют глупости смертных, но принц не может судить, да и не до этого ему сейчас. Он наблюдает за Ноэль, не зная, что сказать, и потому, говорит первое, что приходит на ум: Я должен был появиться на празднестве недалеко отсюда, но мало того, что опоздал, так еще и этот дождь. Вы пришли в храм или решили как и я поискать здесь укрытие от непогоды, шира Ноэль?

Ее имя слетает с его губ само собой, и Рауль делает вид, что так оно и должно быть, с сам напряженно следит за реакцией Ноэль. Позволительно ли ему обращаться к ней также, как они условились, или ее обида слишком велика? Он был прав, гори оно все огнем, он был прав в своем беспокойстве и гнев его был справедлив. Неправильными были тон и выбранные им слова, и принц не станет винить ее, если она предпочтет после этого избегать его. Она не привыкла к такому обращению, и ему нестерпимо осознавать то, что он стал первым, кто показал ей такое в ее жизни.

+2

5

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Ноэль послушно распрямляется, оправляет неуверенно платье и чуть тронутый дождем плащ и, на секунду подняв взгляд на принца, тут же переводит его обратно на пол, внимательно рассматривая мраморные узоры под своими ногами. Холодные плиты кажутся ей много теплее, чем обращенный к ней голос Рауля; хотя, возможно, на его теперешний тон она невольно накладывает те жесткие ноты и злые слова, что запомнились ей с прошлой их встречи.
- Я была на празднестве - видимо, том самом, куда опоздали вы. Оно уже закончилось из-за дождя, - объясняет Ноэль, не поднимая взгляда. Как странно: милостивые Боги избавили ее от неловкой встречи с принцем в садах среди гуляющей знати лишь ради того, чтобы столкнуть их позже в храме. Ноэль затрудняется решить, лучше так для нее или хуже: там можно было бы ограничить разговор парой вымученных фраз и снова разойтись, не пытаясь преодолеть развернувшуюся между ними пропасть раздора; здесь беседа уже зашла дальше положенных приветствий, но шира боится ее продолжать, страшась снова наткнуться на грубость и холодность.

Кот, недовольный безразличием Рауля, в надежде найти более ласковые руки трется о подол ее платья, и Ноэль, неравнодушная, пожалуй, ко всему живому, послушно наклоняется и подхватывает его. Довольны оба: cерый кот урчит и щурится, подставляя под нежные поглаживания белую шею; Ноэль радуется, что нашлось занятие беспокойным рукам и что можно наблюдать за котом и не вглядываться в лицо принца, не искать на нем хотя бы отблеск былого тепла, теперь, наверное, потерянного навсегда.

И все же, услышав свое имя, Ноэль кидает на принца быстрый взгляд: не ослышалась ли она, не ошибся ли он? Кажется, нет; кажется, даже после сокрушительной ссоры летняя договоренность не разорвана окончательно - а может, вместе с ней сохранилось что-то еще. Слитые воедино обида и вина никуда не исчезают и все еще горят мучительным пламенем в сердце Ноэль; но так же ярко в нем вспыхивает вдруг надежда. Ноэль еще не знает, как проложить дорогу к взаимному прощению и воскресить из пепла прежнее понимание. Не знает даже, желает ли того же принц. Но вера в лучшее всегда пересиливала в юной шире уныние и отчаяние, и совсем немного поводов Ноэль требуется, чтобы вновь обратиться к согревающей надежде.

- Мы возвращались домой, и Анук предложила спрятаться здесь от дождя. Она осталась на службе, а я прежде не была здесь и решила осмотреться, - отвечает Ноэль, отнюдь не случайно упоминая сопровождающую ее служанку. После громкой ссоры, когда пылающая обида немного остыла и горечь улеглась, она признала все же правоту Рауля: ей, не знающей город и его опасности, не стоило никуда отправляться одной. Признаться в этом вслух - куда сложнее. Не только в гордости и упрямстве дело: жестокие и грубые слова отчитывающего ее принца все еще помнятся шире и звоном отдаются в любой тишине, и несправедливая участь оступившегося воришки все еще тревожит ее мысли. Путь к прежнему согласию долог и тернист, и Ноэль не хочет пройти его в одиночестве и наткнуться в конце на стену холода; но топтаться на месте, мучаясь спутанными чувствами и неразрешенными вопросами, ей тоже тоскливо и горько. Потому Ноэль выбирает окольный путь, слова ищет осторожно и фразы составляет нейтральные, но все же робко и смущенно делает шаг к примирению. Стоит ли ждать того же от Рауля или он все еще видит в ней глупого ребенка, который достоин не заботливых советов, а только грозных отповедей?..

Повисшая тишина, в которой секунды кажутся вечностью, для нее полнится тоской и неловкостью; довольное мурчание кота ситуацию спасает плохо. Ноэль впервые не знает, о чем говорить с принцем, и только чтобы избавиться от тишины, спрашивает первое, что в голову приходит:
- Вы часто здесь бываете? - И сама догадывается, что нередко: недаром же Рауль описывал этот храм в своих письмах и советовал ей непременно сюда заглянуть.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:03:01)

+1

6

Обычно их разговоры выглядят иначе - Раулю не сложно говорить, не надо продумывать каждое слово и подыскивать нужное. Все происходит легко, само собой и только сейчас он понимает, насколько же это было прекрасно. Было, потому что в данный момент он не знает, что ему сказать можно, а что нельзя, о чем спросить стоит, а о чем нет. Раньше и Ноэль щебетала словно птичка, нисколько ничего не боясь и не стесняясь, не то что сейчас, когда она говорит неохотно и мало. Наверное, ее невестка была бы довольна такой скромности и немногословности, посчитала бы это вежливостью, которой так не хватало ее воспитаннице, в чью голову она так старательно пыталась вбить то, как себя надо вести в обществе. Такой покорно-благодетельный вид не идет Ноэль, заставляя самого принца чувствовать себя не в своей тарелке. Он знает, чем виной такая неожиданная холодность и эта неловкость, от которой хочется скрипеть зубами, знает он это, безусловно, лучше всех на свете и не может не корить себя за это: он и его проклятый характер!

-Видимо, мне придется расстроить матушку тем, что я так и не попал на празднество, хотя и обещал ей, - уголки губ принц дергаются, но в улыбку не складываются: не получается. Он сильнее сжимает пальцы и пристально смотрит на Ноэль, у которой серый избалованный кот теперь ищет ласки. Вновь слышится довольное урчание, и принц невольно завидует животному, который то ли не понимает, что между людьми повисла неловкая пауза, то ли не хочет этого понимать, потому что ему совершенно безразлично, что происходит вокруг него до тех пор, пока его гладят по мягкой шерсти и чешут за ухом. - -Ах, вот оно что. Что же, службы здесь проводятся достаточно часто, так что вы вполне можете провести один свой визит изучая храм, а в следующий уже присоединиться к молитвам жрецов.

Рауль не спрашивает, кто такая эта Анук. Ясно же, что или подруга, или служанка, да и тон Ноэль понятен: он чуть меняется, будто бы специально напоминая юноше о предмете их прошлой ссоры. В этот раз она пошла куда-то не в одиночестве, и пускай принц предпочел бы видеть в качестве ее сопровождения пару-тройку стражников, знающая этот город женщина тоже сойдет. Хотя бы сможет уберечь Ноэль от воришек и поворотов не туда. Как бы не было ему сложно это признавать, но отнюдь не по каждой улице города можно было пройтись без опасения или за свой кошелек, или за свою жизнь. Про честь и достоинство он и вовсе старается лишний раз не думать, потому что мысли эти, особенно если связаны они были с Ноэль, заставляли кровь в его жилах бурлить от негодования. Вряд ли он имеет право так реагировать на жизнь ширы Лавайе, но остановить себя не выходит как бы он не старался, напоминая себе, что у Ноэль есть вся необходимая ей опека в лице графини Филомены, исполняющий свой долг перед мужем с неукоснительной честностью и старательностью.

-Относительно. Это один из любимых храмов моей матери, - он обводит взглядом узор на стенах, вновь смотрит на статую Дарительницы и вдруг манит Ноэль за собой в надежде, что она последует, а не сошлется на какие-то срочные дела и не сбежит от него. - В другой нише позолоченное лико богини и красивейшая мозаики, которая была выложена по эскизу моей прабабушки.

Он делает подходит к Ноэль на пару шагов ближе и выжидающе смотрит на нее, ожидая ее ответа.

Отредактировано Raul Mervault (2018-06-15 17:15:13)

+2

7

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Ей, как всегда, вспоминается десяток историй деда, подходящих к ситуации или просто забавных; но если раньше она, не задумываясь об уместности ассоциаций, поведала бы о том, как в Скайхае на свадьбе своего далекого кузена дед попал под град размером с куриное яйцо и доблестно спасал прекрасную невесту, рыдающую из-за испорченного торжества, а потом убеждал расстроенных новобрачных, что Боги таким затейливым образом благословили их союз и что такая мелочь никак не могла испортить их праздник, то теперь Ноэль молчит, ни словом не поминая предка, и выдает лишь бессмысленно вежливые фразы. Она будто ступает по тонкому льду, и каждый шаг добавляет новые трещины под ее ногами, а неудачное слово грозит вовсе расколоть ее единственную опору.
- Надеюсь, Ее Величество не слишком опечалится. Праздник все равно не удался, - сочувственно пожимает плечами Ноэль, остро чувствовавшая себя лишней среди радостных незнакомцев и не получившая никакого удовольствия от прогулки по увядающим перед зимой садам. Хотя ширам Карне, кажется, понравилось больше: та же Полин вынужденно уходила с заметным разочарованием и потухшей на губах улыбкой. Или дело в том, что она, как и Ноэль, не нашла среди празднующих одного принца? Ее это могло опечалить; Ноэль тогда лишь порадовалась.

- Непременно воспользуюсь вашим советом, - с толикой огорчения кивает шира. Ей кажется, что попытка примирения с треском провалилась и принцу уже все равно, вняла она его грозным нотациям или нет. Ноэль ждет от него встречного шага, но получает лишь безличное рассуждение о храме. Что ж, время рассмотреть его во всех мельчайших подробностях и побывать на любом количестве служб у нее будет: когда Ноэль посмела только заикнуться о тоске по дому и племянникам и спросить, не позволит ли ей невестка вернуться в Бальбин, Филомена, озабоченно нахмурившись, ответила твердым отказом. У нее и людей сейчас лишних нет, чтобы отправить их сопровождать и охранять юную ширу в долгом пути, и воспитанница ей больше нужна в столице, чем в далеком Бальбине, и вообще что за глупости взбрели в ее взбалмошную голову? Ноэль, после ссоры с Раулем едва сдерживающая, понятливо кивала и повторяла, что просто соскучилась по оставшимся в одиночестве племянникам; кажется, это незатейливое объяснение смягчило раздраженную графиню, но решение свое она не переменила.

За принцем Ноэль следует не сразу: задумывается, не стоит ли ей вернуться к Анук и тише мышки просидеть рядом с ней остаток службы, не мучая больше себя бесплотными надеждами и излишними стараниями. Но в словах Рауля она отчаянно хочет увидеть еще один шаг к примирению - и сама шагает навстречу, чтобы заглянуть в указанную нишу. Разнежившегося серого кота она при том не выпускает, а только крепче прижимает к себе, будто находит в нем поддержку.
Ахнув от восхищения, она рассматривает мозаику: Дарительница в сияющих голубых одеждах, с пышным цветочным венком на золотых волосах протягивает руки над склоненными головами держащихся за руки людей - то ли влюбленных, то ли молодых супругов. Но не фигуры перед богиней рассматривает Ноэль, а ее саму. Шира ровно так и представляла себе Дарительницу и никогда не видела изображения, столь точно соответствующего ее фантазии.
- Ваша прабабушка была очень талантлива, - с восторгом и благоговением отмечает Ноэль и с трудом отводит сияющий взгляд от искусной мозаики, чтобы наконец перевести его на стоящего рядом Рауля. - Я бы хотела рисовать столь же прекрасно. Сохранились ли другие ее произведения?
Мир между ними еще не восстановлен, но в радостном изумлении, в преклонении перед прошлым талантом Ноэль почти забывает о нанесенной обиде; красота вытесняет печаль, и шира совсем не против того.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:04:11)

+3

8

Ему хочется спросить, заметили ли его отсутствие, спрашивал ли кто где принц, потому что если Ноэль ответит, это будет значить, что она если не искала его, то хотя бы слушала о нем, оборачивалась на упоминание его имени. Но он сдерживается и не задает вопроса - сейчас он прозвучит слишком неуместно, легкомысленно и глупо. Поэтому Рауль лишь кивает на ее слова, думая о том, что матушка в самом деле опечалится, в особенности тогда, когда он признается, что понятия не имеет, как все прошло, потому что его там не было. Она вздохнет, но в глазах у нее будет такой укор, что будет впору прыгать с самой высокой башни дворца, лишь бы не испытывать то жгучее чувство стыда из-за того, что подвел ее. Почти такое же испытывает Рауль сейчас, потому что Ноэль старательно избегает его взгляда, голос ее тих и бесцветен, а линия плеч напряжена там, словно она готовится к нелегкому бою, а не ведет с ним беседу в одном из красивейших храмов Дарительницы в их королевстве. От всего этого на душе становится еще тоскливее, но принц старается не подавать виду.

Вместо этого он ведет ее за собой, тихо двигаясь меж колон. Их шаги не слышны из-за шепота молитв, пения и шума дождя, прерываемого раскатами грома. Когда они оказываются около нужно ниши, Рауль пропускает девушку вперед, а сам на мгновение замирает и оглядывается, чтобы убедиться в том, что его, так и не накинувшего на голову капюшон, никто не увидел. Он знает, что если одна из жриц его заметит, то непременно побежит говорить Старшей Жрице, и тогда ему не сбежать, потому что придется отвечать на многочисленные расспросы старой служительницы богини о состоянии здоровья матушки, ситуации в стране, вестей от отца и настроении в их семье, а говорить об этом Рауль сейчас никак не хочет. Ему куда приятнее смотреть на то как озаряется восхищением лицо Ноэль - вот он почти узнает ее, в ее глаза снова блестят, а рот приоткрывается в восторге.

-Я знал, что вам понравится, - улыбается Рауль, на мгновение забыв о том, с какой опаской и неохотой девушка последовала за ним. Сейчас все почти так, как было до той их постыдной ссоры на рыночной площади, и это не может не радовать. Может, все забудется само собой, без лишних слов? Он переводит взгляд с лица Ноэль на мозаику, разглядывая знакомый с детства рисунок. - Она всегда любила искусство, особенно тяготея к архитектуре. Эту ее страсть унаследовал и мой младший брат, - самый тихий из детей королевской четы в самом деле походил на их прабабушку. Младший принц все видел по-своему, только так, как мог это видеть творец - в ином свете, в иных красках, так, как тому же Раулю, увы, было недоступно. - Она всегда особенно любила Утешительницу, так что больше всего она старалась именно для ее храма. Эта мозаика была выложена после рождения ее первенца, моего деда, покойного короля Ришара, - а после... после была череда детских смертей, которые наложили на королеву отпечаток - она стала тише и суше, ее характер стал тяжелее, и только двое из выживших ее сыновей без труда вызывали улыбку на ее лице. Рауль не застал ее, смутно помнил свою бабушку и его отец, поэтому в основном все знали по рассказам того же Эдмона, который иногда после нескольких кубков вина был не так уж и против вспомнить былые времена. -Это не самый большой храм в королевстве, но он считается одним из самых красивых. Матушка всегда любила его посещать. Она даже сама сшила полотно, чтобы почтить богиню. Оно висит напротив статуи Дарительницы в главном зале.

Кот на руках Ноэль начинает недовольно мяукать, и Рауль не задумываясь протягивает руку вперед и начинает гладит наглое животное между ушей. Он затихает и вновь урчит от удовольствия, заполняя своими звуками повисшую между ними тишину. Чуть помолчав, Рауль вздыхает и, с неожиданным интересом рассматривая кота, решает заговорить.

-О том, что произошло тогда... - слова даются нелегко. Рауль не любит признавать свою неправоту, нет для него ничего хуже и тяжелее, чем просить прощение. - Я не имел права разговаривать с вами в том тоне, это было... дурно, с моей стороны, - он замолкает, думая, что и как ему следует сказать дальше. На Ноэль он все также не смотрит - внимание его приковано к коту, потому что тот явно не будет смотреть на него с укором.

+2

9

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Она недоверчиво качает головой: неужели одному человеку, женщине, чьи мысли были вечно заняты государственными делами и беспокойной семьёй, под силу отвлечься от забот и создать такое чудо, полное мира и любви? Ноэль восхищается, и не верит своим глазам, и завидует чужим способностям: она и сама любит рисовать, но ничего отдалённо похожего до сих пор не вышло из-под её руки. И как умелы были мастера, разноцветными осколками стекла перенёсшие рисунок королевы на стену храма! Их давно нет на свете, но память о них будет жить столько же, сколько будет стоять этот храм и сиять в лучах солнца и отблеске свечей созданная ими мозаика; а Ноэль верит, что продлится то не одну сотню лет.
- Как прекрасно, что талант вашей прабабушки не исчез вместе с ней. Уверена, что ваш брат создаст не менее великолепные произведения, - зачарованно откликается Ноэль. Забавно: прежде она рассказывала при любом удобном случае о своих предках, теперь чудесными историями делится принц. Она радостно приветствовала бы это изменение, если бы воцарившийся меж ними холод не сдерживал её.

Охвативший её всплеск восторга спадает: пусть мозаика все ещё чарует её, но мысли возвращаются к своим бедам и снова полнятся растерянности. С мольбой глядя на прекрасную Дарительницу, Ноэль впервые решается попросить у неё помощи и совета. Если по ее воле столкнулись в светлом храме поссорившиеся принц и шира, то пусть и дальше не оставит их направляющая рука богини, пусть приведёт к ускользающему миру и подарит прежнюю гармонию. У неё нет больше подношений для Дарительницы, да и возложенная прежде к её ногам лилия - жалкий дар по сравнению с шелками и благовониями, которыми каждый день радуют её прочие просители. Услышит ли её мольбу Дарительница, не обидится ли на отсутствие даров, поможет ли найти путь? Без ее помощи им, скованным сомнениями и обидами, никак не справится.

К серому коту, наверное, никогда не было приковано столько внимания, сколько сейчас, и никто так внимательно не разглядывал шерсть на его загривке, как не желающая смотреть на Рауля Ноэль. Коту однако все равно: он будто не чувствует застывшего в воздухе напряжения, неловкости в словах и взглядах и взаимной вины, терзающей людей. Кот мурчит с удвоенной силой, когда его начинает гладить и чесать за ухом не только шира, но и принц.
Только полные сожаления слова Рауля вытесняют разнежившееся животное из центра мира и заставляют Ноэль отвлечься от пересчитывания шерстинок и с изумленной радостью взглянуть на принца. Только встретиться с ним взглядом и безмолвно поведать, что его раскаяние принято и проступок, конечно же, прощён, не получается: он, как и она несколько секунд назад, смотрит только на серого кота на её руках. Ноэль слабо улыбается, почти завидуя получающему столько ласки животному.
- Я тоже была неправа: мне не стоило гулять в одиночестве. - Ей слова покаяния даются явно легче: то ли привычка признавать свою вину под строгим взглядом Филомены ей помогает, то ли просто лёгкость характера и умеренность гордости тому способствуют, то ли радость нежданного примирения окрыляет её и подсказывает, что говорить.

Она не умеет долго таить злость и обиду, не любит омрачать свою жизнь бесплодной печалью и бесконечными упреками, и самых простых и неловких фраз извинения, даже самого слабого намёка на раскаяние ей достаточно, чтобы простить. Выбранный тогда принцем тон она прощает без колебаний, и все сказанное им в пылу ссоры тоже признает досадное ошибкой и старается забыть. Но до сих пор тревожат её одни слова, брошенные принцем в приступе гнева: она не может забыть, что он назвал её беспечным ребёнком, не может отрешиться от мысли, что он действительно считает её забавным, но неразумным дитя, а не взрослой, равной ему. Этого Ноэль все ещё страшится и об этом спросить никак не смеет, боясь снова показаться несносным ребёнком и услышать подтверждение своим мыслям.
- Я ничего о том дне не рассказывала шире Филомене. Могу я просить вас о том же? - смущённо признаётся Ноэль. Упрёки графини были бы не злее и не горше слов Рауля, но полный разочарования взгляд ещё одного близкого человека шира не вынесла бы. А мнение невестки о юной ли тот случай нисколько бы не изменил: Филомена и так относится к своей воспитаннице как к ребёнку малому.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:04:18)

+2

10

Мать всегда учила их смирению, а отец поддерживал ее в этом - они должны помнит свой род, быть достойными зваться Мерво, но гордыня и надменность были неприемлемы. Увы, как минимум Колетт и Рауль не до конца усвоили материнские уроки - принцесса держала голову слишком высоко, а ее старший брат вышел спесивым и вспыльчивым. Никто не заставлял их соответствовать родительским идеалам от и до, но как же не хотелось становиться разочарованием для тех, кого с детства привык любить! И Рауль не хочет видеть ни досаду в отцовских глазах, ни опущенные уголки материнских губ. Каждый раз это что-то убивает у него внутри, но поганый характер не дает ему искать легкие пути и от этого все его проблемы. Он надеялся, что когда-нибудь в самом деле сумеет избавиться от всего того, что так не поощряли его родители, но пока, увы, успехи у него в этом были посредственными.

Похвалу своей прабабушки он принимает кивком головы, а упоминание брата заставляет его едва заметно улыбнуться. Рауль уверен, что их тихоня Филип еще покажет себя во всей красе. Всем известно кто водится в тихих омутах, и он прекрасно знал, насколько же младший Мерво лишь кажется простым мальчиком. Большинство людей склонно ошибаться в нем, не замечая пронзительно острого взгляда льдисто-голубых глаз, а свой пытливый ум он не спешит сразу показывать, предпочитая вводить собеседника в ступор своими неожиданными вопросами или колкими замечаниями. В этом они с Колетт и Дамьеном чем-то похожи и в этом они отличны от Рауля и Эстель, всегда предпочитавших действовать как-то проще и выбиравших прямые пути. Боннн всенгда отличались хитростью и предприимчивостью, Мерво же испокон веков сочеталт в себе честность и ум, и каждый их королевских отпрысков унаследовал и то, и другое. Чаша весов лишь у каждого склонялась иначе, как-то по-своему.

-Туссен - хороший город, но как и в любом другом месте здесь есть свои опасности, которые вам могут быть неизвестны и незнакомы, - будто бы оправдываясь говорит Рауль и, наконец, решается поднять на девушку глаза. Не найдя в них ожидаемого укора и не найдя в ее словах игольно-острых уколов, принц невольно выдыхает. Он страшился того, что мог бы увидеть в ее лице, и не найдя этого, чувствует если не облегчение, то что-то по ощущениям очень близкое к нему. - В тот день... да что там, вся осень не удалась настолько, что я не знаю куда деться! Мать больна, отец уехал, в Тьебо происходит непонтно что, совет тянет нас из стороны в  сторону, еще и та ярмарка.. - неожиданный поток речи Рауля резко обрывается - это была непозволительная минутная слабость, благо, что видела ее лишь Ноэль. Принц проводит рукой по лицу и вздыхает. Забытый им кот недовольро шипит. -Прошу прощения. Мой тон в тот день ничего из этого оправдать не может, хоть он и был вызвано беспокойством за вас, - на его лице появляется слабая улыбка, тень той, в которую так частл складывались его губы в Бальбине этим солнечным и душным летом. Ему кажется, что скоро он совсем разучится улыбаться и будет только гримасничать или кривить рот в ухмылке. Всего слишком много, наваливается оно на его плечи и от этого трудно дышать, не то что улыбаться.

-Я ничего не расскажу ей, обещаю, - тут же говорит он и кивает. На лице его облегчение - Ноэль, кажется, не держит на него зла, и ее невестка ни о чем не знает. Почему-то отповедь ширы Филомены чуть ли не пугает его, хотя принца кто только из его наставников в свое время не таскал за уши. -Это будет наш с вами секрет. Я и сам не хотел бы, чтобы графиня разозлилась на меня. Поэтому я постараюсь не разочаровывать ни вас, ни ваших любезных родственниц, шира Ноэль. Иначе они съедят меня живьем, - в голосе юноши появляются веселые нотки. На радость коту он вновь начинает гладить серую шерсть и его пальцы нечаянно касаются руки девушки, но принц не спешит их одергивать. Вместо этого он смотрит на Ноэль, гадая,  отстранится ли вспомнив обо всех приличиях и оценив как близко они стоят она от него или нет, появится ли на ее щеках смущенный румяннец или нет.

+2

11

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Как бы ей хотелось снова увидеть улыбку Рауля - не то слабое подобие, которое он с трудом выдавливает из себя сейчас, а яркую и солнечную, как в первые дни их знакомства, как на морском берегу и деревенских праздниках. Морской бриз сдул прочь все тревоги и заботы, и дешир Рауль, казалось, был тогда совсем другим человеком, не обремененным обязанностями и долгом. Этого Рауля, загруженного делами и скорого на гнев, Ноэль не знает вовсе. И если еще вчера она решительно отказалась бы заново его изучать и обмениваться с ним хотя бы парой фраз, то сегодня, все простившая и тронутая тенью его прежней улыбки, готова бросить все силы на воскрешение угасшей близости и теплоты - или, вернее, на новое знакомство с человеком, разительно отличающимся от бальбинского гостя. Там был идеальный образ, сотканный весельем и смехом; сейчас перед ней - живой, настоящий, далекий от светлого совершенства Рауль, но Ноэль, такая же неидеальная и ошибающаяся, больше не печалится.

- Теперь я буду осторожнее, - обещает Ноэль, уже смирившаяся с мыслью, что о беспечных прогулках в одиночестве придется забыть. Утешают ее только жизнерадостность и легкость Анук, которая ее отныне всюду сопровождает: та ненамного старше ширы, но Туссен, в котором родилась и выросла, знает идеально и перед неприятностями не теряется, отпугивая их громким голосом и веселыми шутками. Ее компания для Ноэль не в тягость, а в радость. Но все же шира смеет робко надеяться, что не только Анук покажет ей столичные чудеса: разве сможет она найти и объяснить такие прекрасные секреты, как созданная давно покойной королевой мозаика?
Только пока тянут Рауля в разные стороны семейные проблемы и государственные дела, в августейшей семье переплетенные слишком тесно и плотно, не стоит провинциальной шире мечтать о его компании и добавлять лишние хлопоты, рискуя вновь нарваться на раздражение вместо дружелюбия.
- Простите, я не хотела доставлять вам столько беспокойства, - еще раз повинно склоняет голову Ноэль. И мысленно корит себя за недостойную, неправильную радость: Рауль искренне беспокоился о ней, а не просто срывал свою злость на подвернувшейся под руку шире; ему не безразличны были ее жизнь и здоровье, как позволила она себе думать в последние дни. Только проявлял бы он свое беспокойство иным путем, подбирал бы иные слова и иной тон - им обоим тогда было бы много легче, не пришлось бы три дня мучаться раскаянием, злостью и обидами, не надо было бы подбирать слова для извинений и объяснений.

- Я прощаю вас, - отвечает Ноэль и тихо смеется, поняв, как напыщенно и высокопарно прозвучали ее слова. Но в высоких стенах храма звонкий смех многократно растет и растекается эхом, и тут же шира испуганно прижимает ладонь к своим губам и оглядывается, боясь раскрыть молящимся секрет уютной ниши. Никто не грозит нарушителям тишины всеми карами богов и даже не заглядывает в их маленькое убежище, и Ноэль, отведя руку от лица, продолжает улыбаться участливо и чуть смущенно. - Все непременно наладится. А если я могу хоть чем-то помочь, хотя бы выслушать вас или, может быть, ненадолго отвлечь, - только скажите об этом.

Кажется, против ширы Филомены, полной лучших намерений и утомляющего всеведения, ее воспитанница строит самый настоящий заговор, вовлекая в него даже принца, тоже опасающегося ее грозных отповедей и хмурого взгляда.
- Спасибо. Вы отважно спасли меня от долгих нотаций и домашнего заточения. - Ноэль едва сдерживает смех, но тот, не вырвавшись, затихает, как только принц случайно касается ее ладони, затерянной в пушистой серой шерсти. Уже не раз упомянутая в их разговоре Филомена, увидев их, немедленно указала бы своей воспитаннице на недопустимость такого поведения и долго перечисляла бы правила, которые она нарушила. Но вовсе не о своей невестке и не о ее негодовании думает Ноэль, опуская взгляд на кота и соприкоснувшиеся руки. Она не отдергивает ладонь в праведном смущении, но держит ее недвижно - а может, нечаянно дрогнув, даже придвигает чуть ближе и кончиками пальцев тоже касается запястья Рауля.
- Шира Филомена страшна в гневе, но в огнедышащего дракона она не превращается, поверьте. У вас, должно быть, были учителя намного строже? - Надо говорить хоть о чем-то, пока румянец не залил щеки целиком, и Ноэль готова нести любую бессвязную и неуместную чушь, только чтобы немного отвлечься.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:04:29)

+2

12

Кто бы знал, что Арман окажется прав! В ушах Рауля стоят слова кузена: "Судя по тому, что ты говорил о ней, она из тех, кто оценит честность. Если она увидит, как тебе непросто, заметит твое раскаяние, то простит." Ему хочется верить, что искреннее сожаление поможет ему и тогда, когда он решится, наконец, рассказать Ноэль о главном своем прегрешении, но пока что он просто смотрит на нее во все глаза, благодаря всех богов вместе и Дарительницу в частности, что ему повезло так легко заполучить ее прощение. Он понимает, что в будущем заслужить его будет сложнее, что его шутка не может не ранить, но пока что он не желает об этом думать, наивно надеясь, что Ноэль никогда не узнает, что его пронесет, и ему не понадобится говорить с ней о том, на что надоумила его тем теплым летом шира Полин, глядя на него своими лукавыми глазами. Тогда он хотел развлечь приглянувшуюся ему девушку и не думал о том, что эта шалость отнюдь не так невинна, как ему казалось. Тогда он даже не подозревал, во что это все выльется.

-Просто, пожалуйста, будьте осмотрительнее, - вздыхает Рауль и улыбка его становится чуть искреннее, чуть теплее. Ее смех заставляет все его печали и тревоги отступить, и он слушает ее, наслаждаясь моментом так, как давно чем-то не наслаждался. Кто бы знал, что для того, чтобы почувствовать счастье, нужно так немного? Он качает головой и фыркает, а затем и сам смеется, правда тихо и сдержанно, все еще не желая привлекать к ним слишком много внимания. Благо, утихающие раскаты грома за стенами храма не дают кому-то услышать Рауля и Ноэль, к тому же, служба тоже проходит не так уж и тихо. - Благодарю вас, мне достаточно знать, что с вами все хорошо, чтобы у меня на душе было легче.

Он не врет. Как-то неожиданно и незаметно безопасность Ноэль стала для него чем-то важным и он не может точно сказать, когда именно это произошло. Но какая сейчас разница? Она уже важна, сколько бы Рауль не юлили и не увиливал, сколько бы не пытался себя обмануть, вселив в себя какие-то ложные надежды. Ему не хочется следить взглядом на ширу Полин, которая пользуется при дворе несомненным успехом, не хочется слушать замечательную игру ширы Люсиль, и даже сестры Мартиньяк уже не могут скрасить его досуг. Ему это все неинтересно и с этим ничего не поделаешь.

Кот урчит, и Рауль не спешит одергивать руку, наблюдая за изменениями в лице Ноэль. Ему хочется верить, что он причина таких перемен, хочется знать, что он не оставляет ее мысли, но вместе с тем от этого ему делается смешно - шира Лавайе дружелюбна со всеми и смущение ее можно истолковать по-разному. Это может быть как и проявление приязни, так и просто неловкость от непривычной ей ситуации. Поэтому он напоминает себе не обольщаться, не делать выводом раньше времени, и от этого улыбка его немного гаснет, сдерживая ворохом сомнений.

-Шира Филомена бы устроила и мне такую выволочку, каких мне не устраивали самые страшные мои учителя в детстве, - возражает Рауль и, наконец, убирает руку. - Кажется, дождь скоро утихнет. Куда вы собираетесь направиться из храма? - он уже пропустил весь праздник, так что можно посвятить хотя бы несколько часов какой-то праздной глупости. Юноше хочется верить, что он имеет право на небольшую передышку, но он понимает, что не заслужил ее. В королевстве все еще беспокойно, какое тут время на отдых или беседы с хорошенькими, - и когда только Ноэль успела из непримечательной девицы из Бальбина стать в его глазах хорошенькой? - ширами и прогулки с ними? Но он не может противиться этому желанию, особенно когда рядом нет никого, кто может его за это осудить.

+1

13

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Другая бы тут добавила лукавства во взгляд и игривости в голос, почувствовав за любезностью искреннее беспокойство и приняв его за верный знак сердечного расположения. Ноэль, привычная больше к открытости бальбинских рыбаков, чем к уловкам благородных дам, от кокетства невообразимо далека. Слова принца трогают ее теплотой и заботой, но скрытых чувств она в них не ищет и продолжает смотреть на него прямо и открыто, а не "прикрывать смеющийся взгляд игривыми взмахами ресниц" (глупую фразу Ноэль запомнила из любимой книги Полин, а как-то раз с приглушенным хихиканьем наблюдала, как шира Карне оттачивает лукавые взгляды перед зеркалом; выглядело кривляние настолько глупо, что Ноэль поклялась никогда такое не повторять).

- Непременно буду, если вам так будет спокойнее, - еще раз обещает Ноэль. Она бы и в сотый, и в тысячный раз повторила обещание, только чтобы стереть пролегшее между ними напряжение и отчуждение, и каждый раз ненаигранная искренность переполняла бы ее голос. Пусть до сих пор ей не верилось, что подстерегающие на столичных улицах опасности могли разом обрушиться именно на ее беззаботную голову и обернуться огромными бедами, но ради душевного спокойствия Рауля и ради их едва не уничтоженной дружбы шира готова была пожертвовать одинокими прогулками и бальбинской вседозволенностью.

- Как много потерял Дальмас от того, что шира Филомена не посвятила свою жизнь воспитанию и обучению детей! - смеется Ноэль. Выволочки графини действительно были страшны, хотя саму ширу больше удручал огорченный и разочарованный взгляд невестки, чем ее однообразные нотации. Впрочем, Ноэль стоило бы отнести к немногочисленным неудачам Филомены, преуспевающей во всех делах, но столкнувшейся с упорным сопротивлением воспитанницы, не желавшей походить на идеальных и однообразных до смертной скуки дам, часто навещавших замок Лавайе ради утомительных чаепитий и пустых светских бесед с графиней. Сама Филомена сохранила живость характера и бодрость несклоняемого духа, но от Ноэль, как той казалось, требовала иного, и отсутствие у младшей ширы нужной покорности было главной причиной их разногласий.
- Представляете, какими идеальными и послушными были бы ее подопечные? И сколько бы страшных историй ходило бы о ее характере и методах? Горгульи и виверны смотрелись бы жалко на ее фоне, - продолжает фантазировать Ноэль, чтобы только не обращать слишком много внимания на соприкоснувшиеся в кошачьей шерсти руки.

Но Рауль вскоре руку отнимает; лишившийся половины ласки кот трясет недовольно ушами, фыркает и мягко спрыгивает на пол, свято следуя девизу "все или ничего". Ноэль тихо смеется, провожая взглядом его гордо вздернутый хвост, и пытается стряхнуть приставшую к ладоням серую шерсть, пока не замечает, что та покрыла не только ее руки, но и плащ, и даже немного платье под ним. Филомена пришла бы в ужас; Ноэль вздыхает с деланым огорчением и тут же забывает о мелкой неприятности, обращая взгляд на принца. Стук капель по крыше и карнизам действительно становится тише и реже, и шира уже могла бы добежать до дома, не промокнув до последней нитки, но что за радость сидеть в четырех стенах, как бы просторны и прекрасно обставлены они не были?
- Мы шли домой, пока дождь не помешал нам. Но там никого нет, шира Филомена с сестрами обедают у кого-то из ее подруг и не вернутся, наверное, до вечера, - размышляет вслух Ноэль. Домой - точнее, в принадлежащее родителям графини величественное здание, которое никак не могло и даже не пыталось стать уютным домом для бальбинской ширы, - возвращаться не хотелось, а прогулка по омытым свежим дождем улицам выглядела тем более заманчивой, что резко взлетевшее вверх настроение Ноэль требовало не останавливаться на уже полученной радости и внушало ей ничем неоправданную храбрость. - Я до сих пор не успела посмотреть Туссен. Здесь столько чудес! Помню, что вы писали про скучный храм Хранителя, и все еще надеюсь проверить и опровергнуть ваши слова. Если вы не спешите никуда... - и все же Ноэль сбивается, вспоминая, сколько дел и забот сейчас у Рауля. - Если спешите, то думаю, что Анук проведет меня туда, - неловко заканчивает она, не смея навязываться принцу.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:04:45)

+1

14

Раулю сложно представить себя сейчас с кем-то еще - хоть одной из сестриц Мартиньяк, хоть с той же широй Полин. Ему сложно даже вообразить, что мнение о нем одной из многочисленных столичных прелестниц может так много для него значить. Летом он и подумать не мог, что некрасивая шутка обернется тем, что он сам себя умудриться так обхитрить, но теперь Ноэль вдруг стала для него важна, и что с этим делать принц не знает. Невольно он сравнивает свое отношение к ней с тем, как начиналась история его родителей, и, увы, находит мало общего - его благородный король-отец никогда в жизни бы не стал кому-то морочить голову, как это сделал его непутевый сын ради забавы, и от этого ему горько. Даже просить совета нет возможности, потому что отец далеко, а матушка больна и расстраивать ее нежное сердце тем, что ее ребенок вырос таким беспутным созданием, ему не хотелось. Просить советов же у одного из своих дядюшек юноша также считает сомнительной затеей - ничего кроме заслуженной отповеди за свой неблагонравный поступок он не получит. И потому Рауль молчит, терзаясь муками неопределенности и надеясь, что Ноэль хотя бы еще чуть-чуть будет так смотреть на него и улыбаться, прежде чем вся правда выйдет наружу.

-Мне в самом деле будет так спокойнее, - кивает он и улыбается чуть шире.-Так мне не придется переживать ни за вас, ни за себя. Верите ли, но моя тетушка герцогиня Бонне грозится увековечить мое имя, написав какую-то балладу, что ли. Не уверен, что я подхожу на роль лирического героя, но если мне придется спасать вас из какой-то переделки, то подобной славы мне никак не избежать! - в его шутке есть целая доля шутки - тетушка в самом деле заводила разговор о своих стихотворениях, но Рауль нисколько не хочет, чтобы писала она именно о нем. При том насколько ему приятна похвала и каким самомнением он обладает, нечто подобное кажется ему слишком уж возвышенным и далеким от правды. В конце концов он никакой герой, потому что герои не поступают низко или подло, а большинство своих грехов Рауль прекрасно знает.

-Думаю, что графиня сделала бы образцом идеальных манер и это наглое животное, так что куда там вивернам, - кивает он в сторону уходящего кота, оскорбившемуся тем, что поток ласки в его адрес подошел к концу. Рауль усмехается, представляя строгую ширу Филомену в роли суровой наставницы и вдруг задается вопросом - а хорошо ли Ноэль живется под ее опекой? Об отношении к ней Полин ему все известно, как и о том, что вдовствующая графиня Эрлюэна не оставляет попыток обтесать свою подопечную, но что происходит под крышкой у Лавайе на самом деле? Не чувствует ли Ноэль себя чужой в собственном доме, не тяготится ли обществом своих новоявленных родственниц, не мечтает ли сбежать от них подальше? Рауль впервые задумывается об этом и все лезущие ему в голову варианты ответов его удручают, пускай Ноэль и не похожа на глубоко несчастную невольницу, с которой дурно обходятся. Он надеется, что ей хорошо живется в родном графстве, что она не знает никаких горестей и печалей, не испытывает лишений, но беспокойство прочно селится в его сердце.

На Ноэль он смотрит по-новому: пытается подметить какую-то затаенную печаль в ее взгляде или оттенок какой-то тревожной интонации в ее голосе. Ему не удается это сделать, и потому Рауль чуть успокаивается, но не спешит отбросить и забыть свое волнение. Благополучие девушки уже стало для него чем-то важным и от этого никуда не деться.

-Я уже и так везде опоздал, так что вполне могу показать вам храм Хранителя, он как раз недалеко отсюда, - чуть подумав, отвечает Рауль, пока они идут к выходу. - Позовите с нами вашу служанку, а иначе она всполошится, и мы сможем идти, - он кивает в сторону молящихся, расценив, что Анук находится среди них, и отходит в сторону. Когда обе девушки подходят к нему, Рауль предлагает Ноэль руку, чтобы она могла придерживать его за локоть, и окидывает служанку быстрым взглядом, запоминая ее лицо. Вновь говорить он начинает лишь тогда, когда они оказываются на мокрых улицах. -Вы легко уживаетесь с графиней? Мне она кажется очень требовательной, если честно, - а еще он забывает, что она старше него лишь на пару лет - шира Филомена очень величественна и строга и от того порой кажется немного старше своего возраста. Она красива, но в ней нет той свежести и юности, что есть в ее младших сестрах, но это ее не портит. -И вам, должно быть, весело, что теперь с вами живут и ваши ровесницы? - сомнение, закравшееся в голос Рауля сложно скрыть. Полин не обладает добродетелью своей старшей сестры, зато у нее хватает величавости, граничащей с надменность. Вряд ли она вообще когда-либо сможет стать подругой Ноэль.

+2

15

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]- Ах вот в чем дело! Отважный принц боится пышных поэтических эпитетов и хвалебных мадригалов? - смеется Ноэль, изображая округленные от удивления глаза и вздох шутливого разочарования из-за того, что заботой Рауля двигали лишь его эгоистические опасения. С прекрасной герцогиней Бонне ей познакомиться пока не довелось, но слава придворной поэтессы облетела уже весь Дальмас, шира даже знала наизусть пару ее изящных баллад и, сама не умея легко играть словами и складывать стихи, безмерно восхищалась ее талантом. Потому лишь больше забавляет ее веселый страх принца, не желающего оказаться на кончике пера своей тетушки. - Теперь мне придется спасать вас от этой ужасной участи и вечно скрывать, что однажды вы уже выручили меня из беды, - вспоминает она украденный кошелек и решительно выкидывает из головы мысли о случившейся после ссоре, уже взаимно прощенной и искупленной раскаянием.

- Котов невозможно воспитать, даже Филомене это было бы не под силу, - с сомнением качает головой Ноэль, провожая взглядом серого гордеца с недовольно распушенным хвостом. На такого не подействуют упрекающие взгляды и поучительные речи, такого бесполезно наказывать и невозможно заставить делать то, что ему не нравится. Коты сами воспитают кого угодно, вынудив людей послушно выполнять их желания, и в столкновении характеров графини и обитателя храма шира поставила бы на боевую ничью. Виверны и прочие чудища пристыженно стояли бы в сторонке, сраженные величием недоступной им битвы.

- Спасибо, я постараюсь не задерживать вас надолго, - улыбается Ноэль, благодарно касаясь плеча Рауля, и бежит искать Анук. Та только-только поднимается со склоненных перед алтарем колен и не сразу отводит просящий взгляд с мраморной статуи Дарительницы, украшенной золотом и свежими цветами. Помогая своей компаньонке подняться на затекшие ноги, Ноэль шепотом объясняет ей, что тоже пережидавший дождь в храме Его Высочество милостиво согласился показать эрлюэнской шире еще одно великолепное место в малознакомой ей городе. Анук понятливо кивает, щурится, присматриваясь к вмиг оживившейся шире и подмечая вновь появившийся веселый блеск в ее взгляде, и неразборчиво хмыкает каким-то своим мыслям; подторапливающая ее Ноэль, дорожащая каждой свободной минутой принца, решает не уточнять, какие выводы по ее коротким фразам успела сделать слишком сообразительная служанка, - скорее всего, эти выводы оскорбили бы ее отсутствием в них и капли правды. Или, напротив, к ее огромному смущению оказались бы слишком близки к истине - Ноэль не знает даже, что было бы хуже.

К счастью, принца Анук не рассматривает с таким пристальным озорством, а почтительно кланяется и на выходе из храма намеренно отстает на несколько шагов, отстраняясь от чужой беседы. Ноэль, не привыкшей еще к постоянному сопровождению и присмотру, неуютно от ее тихого присутствия за спиной: она оглядывается несколько раз, будто собираясь что-то сказать своей компаньонке, но наталкивается каждый раз на ее безмятежный взгляд и лукавую улыбку - и ничего не может произнести. Рауль, на локоть которого шира невесомо опирается, вносит еще больше смятения в ее мысли, и потому ответы на его вопросы Ноэль находит не сразу: уж слишком семейные отношения сложны для объяснения, и самые вежливые слова могут оказаться двусмысленными и понятыми превратно.
- Боюсь, что своими жалобами я могла создать у вас неверное представление о шире Филомене. Да, она требовательна и строга, но это вызвано лишь заботой обо мне. А я, наверное, чаще огорчаю ее, чем радую, - осторожно подбирает слова Ноэль, не желающая очернять свою невестку в глазах принца или жаловаться на царящее в семье непонимание. Шира верит в благие намерения графини и старается хоть немного соответствовать ее высоким ожиданиям, но на ее беду слишком часто идеал оказывается недостижим и даже противен ее характеру.

Размышляя о своих отношениях с ширами Карне, Ноэль невольно отводит взгляд в сторону, сожалея и стыдясь, что крепкой дружбы между ними не сложилось. Полин, видимо ожидавшая встретить воспитанную ширу себе под стать, невзлюбила ее с первого же взгляда, а Люсиль, более приветливая и дружелюбная, не стала перечить средней сестре. В одном Рауль прав: после их приезда в замке Лавайе скучно не было.
- Да, ширы Карне - особенно Полин - умеют веселиться сами и веселить окружающих, - поднимая взгляд на принца, задорно улыбается Ноэль, припоминая некоторые свои колкости и проказы. Полин, конечно же, в долгу не оставалась. - Я всегда мечтала о большой семье, о близких мне по возрасту братьях и сестрах. Вы не представляете, как я завидую вам и вашей семье, - смущенно признается шира, смутно надеясь увести разговор подальше от старшей из сестер Карне, каждое упоминание которой отзывалось болезненным уколом в ее груди: теплое внимание принца к Полин Ноэль забыть никак не могла.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:05:23)

+1

16

Дождь смывает все тяжелые и даже откровенно неприятные запахи города, оставляя лишь свежесть. Конечно она не идет ни в какое сравнение с морской или с той, что бывает по утрам в чистом поле, но и ею Рауль научился наслаждаться. Он любит Туссен, он вырос в нем и знает большинство (юноша не тешит себя пустыми надеждами на то, что столица может открыться ему также как хоть тому же Мауретте, положение свое он понимает как никто другой, пускай и любит притворяться дураком) улиц, которые почти никогда не бывают безлюдными. Юноша вдыхает воздух, украдкой осматривается - горожане заняты своими делами, и не обращают внимания на них. Признать в них с Ноэль дворян несложно, но угадать кто они вот так с первого взгляда не выйдет - шелка и драгоценности это не то, в чем выходишь на шумные столичные улицы. Сейчас только Анук знает, кто идет перед ней, но она благоразумно молчит и никак не дает кому-то понять, что стоило бы кланяться. Это к лучше - Рауль хочет провести время с Ноэль и в такой толпе сделать это легче всего.

Веселые шутки Ноэль легко отвлекают его от дел насущных, забот и тревог, поэтому и улыбка его становится искренней. Он тихо смеется, искоса поглядывая на девушку и подмечая изменения в ней - когда он только столкнулся с нею в храме, она была больше похожа на марионетку в неумелых руках, такими скованными были ее движения, что невольно наводили Рауля на мысли о том, что ей должно быть физически тяжело и неприятно находиться рядом с ним. Но вот перед ним уже та девушка, с которой он познакомился в Бальбине, веселая и непосредственная как только узнаешь ее получше, совсем не такая, какой ее описывала Полин в тени деревьев в саду Лавайе, где она щебетала Раулю на ухо разные глупости и поглаживала его своими красивыми пальчиками по запястью. Даже вспоминая среднюю сестру Карне, перед глазами у принца возникает все равно Ноэль - на том рыбацком празднике, веселая в желтом платье и с растрепанными волосами, в которые были кое-как вплетены ленты.

-Мне некуда торопиться, а встречу с графиней я бы и сам хотел отложить - боюсь, он решит, что я отвлекаю вас от каких-то важных дел и так сурово посмотрит на меня, приглашая на ужин, что у меня каждый кусок будет вставать поперек горла, - шутит он в ответ, ведя Ноэль вперед к храму Бога-Хранителя, чья крыша возвышается над прочими. - Не переживайте, я прекрасно понимаю, о чем вы говорите. Если я начну рассказывать о своих дядюшках или даже об отце, - он чуть понижает голос, чтобы никто кроме Ноэль не смог услышать его, - то у вас тоже может сложиться неверное впечатление о них. Все они замечательные люди, но мальчику, которому доставалось за проказы сложно пересказать то, что ему грозились открутить уши так, чтобы передать всю заботливость говорившего, - Рауль усмехается, вспоминая о том, сколько раз Алер Бонне безжалостно гонял его на тренировках, когда его подопечный был в чем-то виноват. - Порой у меня руки чуть ли не в кровь были стерты - меня учили управляться с оружием. Я весь в синяках, а если упрямился, то вполне мог остаться без ужина. Матушке было запрещено меня жалеть, отец старался держать себя в руках, а Алер продолжал меня воспитывать, - тогда ему казалось это все несправедливым, сейчас - слишком мягким. Несмотря на всю горячность своей натуры Рауль считает, что лупи его в детстве больше, то вышло бы из него больше толку. Дядя старался научить его жизни, поэтому и настоял на том, чтобы его знакомство с жизнью солдат произошло как можно скорее, но все равно не смог искоренить ни спесь, ни надменность племянника.

-Я не удивлен, что вашим родственницам нравится в столице. Да и моей тетушке нравится кого-то опекать, ее собственная дочь очень уж самостоятельная, - слишком похожая на него сумасбродка Корнелия в самом деле самостоятельна и в материнской помощи для лавирования среди знати не нуждается. - Шира Люсиль наверняка наверняка будет рада встречам с менестрелями - матушка любит песни и музыку. А шира Полин родилась, чтобы блистать в свете - она красива и легко затмит тех же сестер Мартиньяк, - последнему принц улыбается, не думая о том, как это может выглядеть со стороны. Вспоминает он не красоту Полин, а самих Мартиньячек и то, как ревностно они оберегают свой статус первых дам при дворе. Интересным должно выйти противостояние!..

Слова Ноэль о семье заставляют его задуматься о своей собственной, и улыбка меркнет на его лице. Завидовать им, ха! Старших детей пытаются стравить, младшие вынуждены сами за собой смотреть, а он не может найти общий язык с собственной сестрой. Разве этому стоит завидовать?

-В каждой семье есть свои проблемы, - чуть помедлив, отвечает Рауль, - Я близок с братом и очень люблю самую младшую из двух своих сестер, но вот с Ко... - он замолкает. Произносить имя сестры вслух он не хочет, и потому продолжает так и не сказав его, - с другой сестрой мы не понимаем друг друга. Так было с самого детства - мы куда-то бежали, а она смотрела на нас своими невозможными глазами, такая серьезная, что нам становилось не по себе. Это же я наблюдаю и у младшего брата, но с ним легче - я старше, теперь я понимаю, что на что-то лучше не обращать внимания, не отстраняя от себя человека.

Они останавливаются у храма, и Рауль рассматривает его. Он куда скромнее, чем тот, в котором они были ранее, здесь не слышится музыка, не бегают кошки. Тишина в почтении у Хранителя, сюда приходят за тем, чтобы разобраться с собственными мыслями и попросить бога о мудрости, и вести такие диалоги надо ни на что не отвлекаясь.

+1

17

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Обретавшая свободу в одиноких прогулках, Ноэль не догадывалась даже, что среди шумной толпы тоже можно найти уединение. Люди спешат мимо и едва задевают взглядами идущих им навстречу, иные торопятся и из-за спины обходят, чуть не толкая острым плечом и окропляя длинные юбки брызгами от луж. Никто не присматривается к ним, не рассыпается в настойчивых приветствиях и не прислушивается к разговору, никому просто дела нет до мирно беседующих Рауля и Ноэль, и ей на незнакомых улицах вдруг оказывается так же спокойно и уютно, как в родных садах и полях. Частично причиной тому стал сам Рауль: с ним рядом шира не боится неприятностей, подобных недавнему ограблению, и в его руке обретает надежную опору и защиту от всех бед.

- Все мои важные дела - это вышивка и чтение книг, полезных по мнению графини, но невероятно скучных. Даже Филомене пришлось бы согласиться, что ради прогулки по прекрасному городу такие срочные дела можно отложить, - жизнерадостно утверждает Ноэль, но в голосе ее все же кроется сомнение, что строгая графиня одобрила бы ее решения и тот вольный тон, который юная шира использовала в разговорах с принцем. - И на ужине мы все были бы только рады вас видеть. - Тут уже никаких сомнений у девушки нет; разве что самой ей будет тяжело наблюдать за нежными улыбками и отточенно прелестными взглядами, которые щедро будет дарить Раулю флиртующая Полин. Ей самой останется только превратиться в бессловесную статую, мышкой затаиться за широким столом и неуместными шутками не мешать дорогой родственнице прокладывать себе дорогу к сердцу принца - все это легко удавалось шире Лавайе солнечным летом в родном замке и неизменно вызывает тоскливую печаль дождливой осенью в столице.

Ноэль тихо смеется, подмечая сходство их ситуаций: пусть уши ей никто не откручивал и лиловые синяки не наставлял, ведь Филомена для наказаний мастерски использовала слова острее мечей и взгляды тяжелее камней, но шалости и бездумные нарушения правил не оставались незамеченными и стоили ей то длинной отповеди, то пролетевшего за ужином мимо нее сладкого угощения, то домашнего заточения на несколько скучных и долгих дней. А на душе становится много спокойнее, что ее сказанные в сердцах слова обиды и детского негодования не будут поняты превратно и не создадут ложный образ графини, строгой и решительной, но не злой и не жестокой.
- Какими же проказами вы заслужили угрозу столь жестокого наказания? - с шутливым ужасом спрашивает Ноэль, испытавшая на себе только женские методы воспитания и почти ничего не знавшая о том, как учили мальчиков: брат ее был старше и за ним наблюдать она не могла, а племянник пока слишком юн. - Но неужели ваши суровые воспитатели, в отличие от графини, все же добились успеха и вырастили из вас серьезного человека, не склонного к глупостям и шалостям? - с долей лукавства спрашивает Ноэль, вспоминая одновременно дурашливый побег на рыбацкий праздник, где от серьезности не осталось ни следа, и недавнюю ссору, открывшую ей совсем другую сторону характера принца. Многогранность его личности все еще удивляет ее, но теперь не отталкивает кажущимися противоречиями, а призывает изучить его лучше.

- Люсиль уже разучивает уже новые мелодии и положила взгляд на какую-то особую островную лиру. Боюсь, что знакомство с придворными менестрелями заставит ее от радости забыть о всем прочем мире. - О младшей из сестер Карне Ноэль рассказывает с заметной теплотой: пусть под ревнивым взглядом Полин им не удалось сблизиться и крепко подружиться, но светлый и добрый нрав Люсиль не мог ей не нравиться, а ее музыкальными талантами шира Лавайе просто восхищалась. Но при упоминании Полин она разом холодеет и скучнеет, а ее слабого умения держать себя в руках явно недостаточно, чтобы скрыть свои чувства от Рауля. Улыбка, с которой он говорит о ее красоте, задевает горькой обидой, которую серая мышка Ноэль обманчиво принимает всего лишь за зависть к более яркой родственнице. - Шира Полин счастлива будет затмить всех придворных красавиц и купаться в заслуженном вохищении, - со всей возможной отстраненностью и безмятежностью замечает Ноэль. Пусть ее мечты всегда были иными, но знание, что с широй Карне ей никогда не сравниться, каждый раз отдавалось в сердце недостойной и глупой горечью, и особенно сильной обида на судьбу становилась рядом с Раулем, отзывающимся о Полин с таким восхищением.

- Пожалуй, я поторопилась с завистью и совсем не подумала, сколько ответственности лежит на плечах каждого из вас. Но несмотря на раздоры и проблемы, вы остаетесь одной семьей и никогда не оставите друг друга в беде - разве не это самое ценное? - задумчиво наклоняет голову Ноэль, пытливо вглядываясь в глаза принца, кажется, расстроенного ее неуместными восторгом и светлой завистью.

Храм Хранителя не стремится в небеса узорными башнями и шпилями, как храм Дарительницы; он ниже и проще, и от окружающих его зданий отличается несильно. Но сам воздух вокруг него полон тишины и серьезности, несравнимой с радостью и легкостью, царящими у Дарительницы; и Ноэль, оглядывая толстые стены и строгие колонны, робеет и даже на улице нерешительно понижает голос, чтобы невольно не потревожить покой бога и его мудрых жрецов.
- Вы были неправы, когда писали, что этот храм скучный. Он просто не яркий и не веселый, но все равно величественный и прекрасный. Мы можем зайти внутрь? - неуверенно спрашивает Ноэль. Богослужение уже закончилось, и шира не знает, уместно ли будет заглянуть в храм не для молитвы, а лишь для праздного созерцания.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:05:34)

+1

18

Щебет Ноэль напоминает Раулю птичий - легкий перезвон утренних пташек, которые беззаботно порхали с ветки на ветку купаясь в теплых солнечных лучах где-то в Бальбине. Особенно приятно ему слышать девушку сейчас, когда они помирились, ведь шира Лавайе могла и не простить его за грубость. Юноша знал, какими обидчивыми и ранимыми могут быть женщины, наученный столичной жизнью, он всегда старался подбирать слова с теми, с кем не желал вражды, но здесь... Его слова были слишком резкими, и Ноэль, которую с ним не связывало ровным счетом ничего, могла отвернуться от него. Она простила его, и Рауль улыбается шире, чувствуя, что на плечи ему теперь ничего не давит, что на груди нет никакого тяжкого груза. Почти не давит. Почти никакого. Секрет, тщательно хранимый им от девушки, все еще оставался известным лишь ему и шире Полин, которая в любой момент может решить, что терпению ее подошел конце и стоит довести эту злую и жестокую игру до долгожданной развязки, которую так страстно желает избежать Рауль.

-Думаю, что, все же, в этот раз откажусь от визита, - уклончиво отвечает Рауль, которому совсем не хочется сталкиваться неподготовленным с широй Полин. Он знает, что ему придется улыбаться с ней, отвечать своим вниманием на уделяемое ему, а сейчас у него совсем нет настроения на светские игры. Юноша устал, и не скрывает это от себя, хоть и не внемлет даже материнским мольбам поберечь себя хоть чуть-чуть. - Если честно, я даже не скажу точно, за что получал трепки от дядюшки, но, скорее всего, они были заслуженными. Всех, увы, своих провинностей я упомнить не могу, - Рауль смеется, вспоминая суровое лицо Алера, а затем продолжает, - Герцог Ландри прекрасный воспитатель, но со мной у него что-то пошло не так. Уверен, что графиня Филомена не испытывает таких проблем - ее сестры прекрасно обучены этикету, - он делает небольшую паузу и дразняще улыбается Ноэль. -А вот ее невестка бегает за курицами, но это наш секрет, я помню, - он вновь смеется, вспоминая ту непосредственнсть, с которой держалась девушка в Бальбине. - Передайте, пожалуйста, шире Люсиль, что если у нее возникнут трудность с приобретением этой расчудесной лирой, я с радостью помогу ей ее заполучить. Что же касается ширы Полин, то я не думаю, что ей понадобится какая-либо помощь при дворе.

С губы его срывается менее веселая усмешка, впрочем, почти сразу же принц прекращает думать о сестрах Карне. Думать о них у него нет никакого желания, пускай его мысли вновь и вновь возвращаются к старшей, из-за которой он сам себя загнал в эту ловушку. Видя взгляд Ноэль, он лишь кивает и заставляет себя улыбнуться, надеясь тем самым унять ту тревогу, что мелькнула в ее лице. Ничего страшного, говорит он своими глазами, полно, пойдемте - и веде ее под высокие своды храма Бога-Хранителя, прибежища всех мыслителей и обители пытливых умов.

-Он скучный - жрецы Хранителя не любят пение и танцы, здесь нет животных и все украшения достаточно скромные, - кивком головы он указывает на высокую статую бога, рядом с которой горят жаровни, от которых исходит тепло. Здесь в самом деле тихо, гул голосов едва слышен, а поступь жрецов тиха, их не выдает даже шелест длинных золотистых одеяний. Принц тянут Ноэль за руку в одно из боковых помещений, проходит мимо жреца, узнавшего его. Взгляд старика, что некогда наставлял принцев и принцесс, не меняется, оставаясь таким же бесстрастным, как и всегда, но он кивает юноше, протягивая ладонь к его лбу, когда Рауль склоняет голову. Узловатые пальцы касаются его лба, чертят над темными бровями божественный знак. Немудреное благословение всех жрецов Хранителя было всегда отличным от того, что проделывали служители других богов - самое сдержанное и простое, но ничуть не менее значимое. Также, но бережнее и как-то осторожнее, касается он и лба Ноэль, прежде чем чуть улыбнуться, пропуская их обоих в небольшую комнатку, после чего следует за нмим.

В нос ударяет запах пыли, и Рауль оглядывает полки со свитками, бережно хранимыми жрецами. Опустив руку Ноэль, он проходит чуть вперед и оборачивается, обращаясь к жрецу:

-Мне кажется, их стало больше? - жрец улыбается, а Рауль продолжает, теперь уже глядя на Ноэль. - Собранные здесь труда не сравнятся с теми, чо хранятся в Цефском Шпиле или даже в Обители Бога Хранителя близ Анн, но это гордость Туссена. Кажется, вы упоминали, что ваш любимый дед что-то жертвовал храму?

На его губах появляется озорная улыбка. От было мрачности Рауля не осталось и следа.

+1

19

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Беседы с Раулем напоминают шире звонко журчащие весенние ручейки, спускающиеся с гор и наперегонки бегущие к широким рекам. Начинаясь с малой капли, бодро и весело перескакивают они с одной темы на другую, крепнут и увлекают в веселый водоворот все встречное, натыкаются порой на широкие камни-препятствия, но после заминки неизбежно обходят их и снова безоглядно стремятся вдаль, звеня смехом и безобидными шутками. Ноэль щурится довольно, как будто вместо осеннего тусклого солнца, задернутого плотной пеленой мрачных туч, слепит вдруг ее глаза радостное весеннее светило и ветер из морозного превращается в ласковый и теплый.

- Тогда я, пожалуй, не буду лишний раз упоминать при графине о нашей случайной встрече, чтобы не огорчать ее и ширу Полин вашим отказом, - согласно кивает шира, одновременно печалясь, что не повезет ей видеть сегодня Рауля чуть дольше, и радуясь, что не придется ни с кем делить его общество. Последняя радость отдает горькими нотками эгоизма и ревности, и Ноэль спешит запретить себе подобные мысли; да только что толку от запретов смятенного разума глупому сердцу?.. - А я так надеялась, что вы уже совсем забыли о той курице и что разоблачение перед графиней мне больше не грозит! - В шутливой ужасе она качает головой, в очередной раз представляя досаду Филомены; но все же знает Ноэль, что ни случайно, ни тем более намеренно принц не выдаст строгой наставнице этот маленький секрет - первый из тех, что сблизил их искренним смехом и связал обещанием взаимного молчания.

- Единственная трудность Люсиль в том, что ее любимые инструменты и нотные папки скоро перестанут помещаться в дорожные сундуки, - смеется Ноэль. Страстно увлеченная музыкой Люсиль, кажется, в Туссен дорогих ее сердцу инструментов взяла больше, чем нарядов, а тут еще коллекцию увеличить захотела, увидав ирадийскую диковинку. Но смех Ноэль полон тепла и совсем чуть-чуть отдает светлой завистью: над багажом Люсиль можно бы было насмехаться, если бы она просто так с собой таскала трепетные лиры, а струны их зазря ослабевали от дорожной тряски и покрывались пылью в пустых комнатах; но всем своим сокровищам младшая шира Карне не позволяет скучать и застаиваться, ко всем знает подход и умеет извлекать из них самые нежные мелодии, и потому страсть и талант ее заслуживают не насмешки, а восхищения.
У ширы Полин забавы иные, и вот ее сундуки уж точно ломились от тесно сложенных платьев и заботливо упакованных туфелек. И от помощи принца она бы не отказалась: как взлетела бы ее слава при дворе, если бы принц уделял ей все свое внимание, как горели бы гордостью ее прекрасные глаза и пламенели самодовольной улыбкой губы, привлекая к ней еще больше восторженных взглядов! Ноэль вздыхает украдкой, и зависть ее резко темнеет, острее задевает все застарелые обиды - и с еще одним тихим вздохом уносится прочь, изгоняемая как чувство недостойное и мелочное.

Храм чарует ее тишиной и величием, а встретивший их степенный и полный немого достоинства жрец почти пугает; но во взгляде его не таятся ни угроза, ни порицание, ни даже тень недовольства, прикосновение сложенных для благословения морщинистых пальцев к склоненному лбу осторожно и ласково, а последовавшая за этим улыбка даже приветлива, и Ноэль бесстрашно и светло улыбается в ответ. Старый жрец восхищает ее не меньше спокойного храма, и впечатлительной шире они кажутся едва ли не ровесниками и уж точно не уступают друг другу в серьезности и величии.
Но коллекция старых свитков перебивает все прежние впечатления о храме и его жрецах; Ноэль оглядывается с невыразимым никакими словами восторженным трепетом и сцепляет руки в замок за спиной, чтобы ненароком не протянуть кощунственно непослушную ладонь к одному из хранящихся в комнате сокровищ.

- И это вы называете скучным храмом! - возмущенно округляя глаза, Ноэль догадывается все же понизить голос до шипящего шепота, чтобы слова ее услышал только Рауль и никак не задели они невозмутимого жреца, оставшегося в дверях у нее за спиной. - Да, мой двоюродный дед привез древние свитки из Скайхая, но посчитал слишком ценными для нашей библиотеки и вместо того, чтобы сделать их семейной реликвией, преподнес в дар храму. Старший брат потом полгода с ним не разговаривал, обидевшись на такую щедрость, и всю оставшуюся жизнь причитал, что лучше бы тот сундук золота храму пожертвовал, - тихо смеется шира, вспоминая еще одну любимую семейную байку. - Уверена, что пожертвованные им свитки до сих пор хранятся здесь, но никак не могу вспомнить, о чем они были. - с сожалением признается девушка: она может только догадываться, чем из всего этого короткое время владела ее семья, но опознать драгоценные труды пока не в силах. - Я постараюсь узнать; можно ли будет потом вернуться и изучить те свитки? - с осторожной просьбой переводит она взгляд с Рауля на жреца, не уверенная, что сторонним людям разрешено притрагиваться к сокровищам Хранителя.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:05:47)

+1

20

Раулю хочется чаще видеть эту улыбку. Удивительно, но радость Ноэль становится для него чем-то необходимым и важным, будто бы у него нет других проблем и забот кроме как желание слышать девичий смех. Он не понимает, откуда в нем взялось это, откуда появилась эта необходимость, но бороться с нею юноша не может и не хочет. Неуловимо и незаметно вся Ноэль стала для него важна настолько, что, если он позволяет себе задумываться, ему становится страшно. Хрупкая шира Лавайе, которая пропала бы при дворе, затерявшись среди столичных красавиц, которая бы увяла как цветок без солнца в Туссене, неожиданно поймала его внимание так, как этого не делал никто до нее. И Рауль злится, досадует, что кто-то имеет над ним подобную власть, что кто-то словом, а то и взглядом способен заставить его замереть, но противиться этому не может. Поэтому он улыбается, глядит на Ноэль с удовольствием, и старый жрец видит лицо принца, но молчит. Он делает выводы, о которых будет говорить только в том случае, если Раулю понадобится его совет.

-Это тоже наш секрет, шира Лавайе, - смеется юноша. - Я, так и быть, делаю вид, что забыл про курицу. Мы оба делаем вид, что не виделись с вами не под зорким глазом вашей родственницы, а вы делаете вид, что здесь никогда не были, потому что заходить сюда разрешено немногим, - Рауль смотрит искоса на жреца, в это мгновение походя на нашкодившего мальчишку. Старик вскидывает бровь, но улыбается, нисколько не сердясь на молодого и глупого мальчишку, который несет что-то не думая. В этот раз сумасбродство юноши прощено, и ему можно не переживать. -Но этот храм в самом деле не так красив, как прочие...

-Не в том, что видно глазом, сокрыта красота, - тихо одергивает принца жрец, и тот спешно извиняется, прекрасно помня, с каким трепетом каждый служитель богов относится к своему покровителю и его обители. Глупо было о таком забывать, но Рауль с привычной ему неосмотрительностью сбалтывает то, что лучше держать при себе, от чего и чувствует себя сейчас неловко. Жрец устало качает головой и отворачивается, заметив что один из свитков вот-вот упадет с полки. Видимо, какой-то неаккуратный служка бросил его здесь и ускакал по своим делам.

-Не переживайте, он только кажется строгим. Проявите немного заинтересованности - и он будет вам всегда рад, - поспешил успокоить девушку Рауль, подойдя к ней ближе и заговорив так, чтобы переставлявший свитки жрец его не слышал. - Я думаю, что если вы поищете хотя бы тот год, когда ваш дед пожертвовал свои древности храму, то он отыщет их. Мне кажется, здесь должны быть записи пожертвований, но я не могу знать точно, - улыбнувшись чуть шире он кивает в сторону жреца. - Он стар, но глаза и голова у него работают очень хорошо - если вы узнаете чуть больше про свитки вашего деда, то он их непременно найдет.

Звук колокола заставляет Рауля вскинуть голову и отвлечься от Ноэль. Чуть нахмурившись, он вслушивается и вздыхает, понимая, что звон подгоняет его, намекая на то, что пора вернуться к своей жизни и проблемам. Юноша вздыхает вновь, немного мрачнея. Уходить и вновь окунаться в дела не хотелось, но выбора у него не было.

-Жрецы уже скоро должны удалиться на молитвы,- говорит тихо старик, наконец, наведя порядок на полке. Он оборачивается к Раулю, но смотрит на Ноэль спокойными светлыми глазами, в которых читается легкое любопытство. Рауль же на старика не смотрит - полный вины взгляд его устремлен на девушку, с которой ему так не хочется сейчас расставаться.

+1

21

[nick]Noele Lavallee[/nick][info]<a href="http://virizandreams.rusff.ru/viewtopic.php?id=643#p66245"><b>Ноэль Лавайе, 16</a></b><br>----------<br>шира Эрлюэна,<br>не признает свои чувства к <a href="http://virizandreams.rusff.ru/profile.php?id=112">принцу</a><br> ----------<br>[/info]Как привычны вдруг стали ложь и утаивание, прежде претившие со всеми честной шире. Ложь в мелочах, утаивание во благо, чтобы не тревожить хрупкий мир в семье, не вызывать на свою мечтательную голову гнев графини и не распалять больше прежнего взаимную неприязнь со старшей из сестер Карне. Ноэль удивляется самой себе, что не видит ничего постыдного или чрезмерно сложного в том, чтобы замолчать еще одну встречу и прогулку, как утаила уже несколько предыдущих; так же всем будет лучше и спокойнее, правда?
- Как прикажете, Ваша Светлость, - легко смеется Ноэль. И с опаской оглядывается на жреца: если в хранилище немногим дозволяется бывать, почему же он разрешил зайти к бесценным свиткам любопытной шире, тревожащей вековую пыль неподобающим для храма весельем? И не сменит ли он милость на гнев, если она не наберется наконец почтительной серьезности и не перестанет с неуемным любопытством оглядываться вокруг и счастливо улыбаться?..

В очередной раз Ноэль жалеет, что не посмела увезти драгоценные дневники деда из Эрлюэна, побоявшись дорожной тряской разворошить тонкий переплет и повредить хрупкие страницы. Были бы они здесь, под рукой, - уже сегодня смогла бы Ноэль найти упоминание бесценного дара храму Хранителя и завтра же вернуться к чарующим свиткам. Но вместо этого придется искать среди оставшихся в Седу друзей и слуг того, кто не пожалеет времени и сможет разобраться в дедовых записках.
- Благодарю за совет. Мой дед был весьма точен с датами, поэтому узнать год пожертвования не составит никакого труда, - чуть кривит душой Ноэль: ей, легко ориентировавшейся в многих томах дневников, не составило бы, а любому постороннему придется прочесть сотни страниц, чтобы найти нужное место.

Колокольный звон будто разом ставит точку в разговоре: замолкает, мрачнея, Рауль, а жрец оборачивается с аккуратным напоминанием, что не может весь остаток дня посвятить нежданным гостям. Ноэль старается скрыть огорчение от того, как быстро закончилось ее посвящение в чудеса храма, но улыбается без обиды:
- Простите, что задержали вас, - понимающе кивает Ноэль невозмутимому старцу. Выходя из хранилища, она с печалью оглядывается на бесценные сокровища: как жаль, что нельзя остаться и изучить до последней строчки этих гостей из далеких стран и прошедших веков; как жаль, что нельзя прямо сейчас перебрать по одному все свитки и по наитию, по затрепетавшему вдруг от прикосновения к святыне сердцу определить те из них, которые подарили храму ее предки.

На полпути к выходу из храма, где в терпеливом ожидании застыла Анук, Ноэль останавливается и оборачивается к следующему за ней Раулю. По помрачневшему, набравшемуся неясной вины взгляду и по непривычному молчанию она уже догадалась, что принц больше не может развлекать праздными беседами и любопытными прогулками скучающую ширу, но, наверное, боится неосторожным словом ее обидеть и разрушить едва наладившийся между ними мир. Благодарная уже за то чудесное время, что он на нее потратил, девушка улыбается легко и солнечно.
- Графиня Филомена уже скоро должна вернуться, и мне не хотелось бы огорчать ее своим опозданием к ужину, - с искренним сожалением замечает Ноэль. Если бы только принца не занимали другие дела, если бы мысли его были свободны от забот, а колокольный звон не подгонял вернуться во дворец, Ноэль не вспомнила бы даже о своей невестке и установленных ею правилах и терпеливо вынесла бы потом все упреки; но Рауль спешит, и шира, не смея больше его задерживать, первой признает досадную необходимость скорого расставания. - Благодарю за то, что показали мне оба храма: я никогда не смогла бы найти лучшего сопровождающего. Если вы сможете... если вас не затруднит, я была бы счастлива, если бы вы нашли время и... в другой день, конечно... рассказали бы мне об остальных чудесах Туссена, - сбивчиво просит Ноэль, ужасно путаясь в словах и краснея едва ли не до ушей.

Мимо проходит тот же старый жрец, спешащий на молитву, и при взгляде на окончательно сбившуюся с мысли Ноэль улыбается. Шира надеется, что веселье старца вызвано не ее комичным видом и смелой просьбой; но все же еще ярче вспыхивает смущенным румянцем, тщетно пытается скрыть его опущенной в прощальном реверансе головой и свесившимися на щеки непослушными прядями волос и спешно сбегает. Встретившая ее на широком крыльце Анук понимающе хмыкает, но, благодарение Благим богам, так же понимающе молчит и, подхватив свою госпожу под локоть, указывает ей путь к дому.
На свежем осеннем воздухе алый румянец остывает и покидает ее лицо, и оправившаяся от смущения Ноэль счастливо думает, что начавшийся грустью день заканчивается легкостью и смехом и даже дарит надежду на новые занимательные, полные веселья встречи. И улыбка на ее губах не гаснет даже за порогом дома, под строгим вглядом Филомены и пытливой, подозрительной хмуростью Полин.

Отредактировано Noele Mervault (2018-10-12 18:05:17)

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Red is my heart a-wounded and forlorn


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC