Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Свершившееся » выпавший снег никогда не растает


выпавший снег никогда не растает

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

выпавший снег никогда не растает
https://78.media.tumblr.com/ecfeb0a73a87c84d82e26c3f48537f6a/tumblr_p9lemo109c1sp71cto1_250.gif https://78.media.tumblr.com/90453626f1c8385e0048fd4cf5ff1297/tumblr_p9ler4BaEU1sp71cto1_250.gif
https://78.media.tumblr.com/89fb757df28b7c227737e8739f4b7411/tumblr_p9ler4BaEU1sp71cto2_250.gif https://78.media.tumblr.com/bb32bed13d030cfd28771a9d9593dd6b/tumblr_nilj99cVK41rsmarto4_r1_250.gif
Raul Mervault, Noele Lavallee • 24 декабря 985 года; Коломбан, Дальмас
*сразу после квеста Ты пепел, я пепел

Зимние празднования обещали радость и веселье, а обернулись страхом, разрушением и смертями. Ноэль должна была держаться в безопасном удалении от горящей деревни и кровавой битвы, но оказалась едва ли не в ее центре и впервые столкнулась с такой жестокостью. А Раулю, не успевшему даже дух перевести после стычки, только испуганной и заплаканной ширы не хватало...

+6

2

Если Рауль и усвоил что-то новое за последние полгода, так это то, что задуманное почти никогда не идет так, как надо. В любом плане есть какая-то роковая ошибка, из-за которой при должно умении импровизировать все будет разрушено. К сожалению Мерво, судя по всему, в импровизации никогда сильны не были, как иначе объяснит все происходящее с момента болезни матери? Он смотрел на полыхавшую деревню, которую сейчас общими силами тушили все мужчины, которые были в состоянии стоять на ногах и оказывать хоть какую-то помощь. Хотя почему мужчины? Он видел и женщин с ведрами, в том числе и придворных - не все были слабы духом или умелы во врачевании, хватало и тех, кто хотел помочь хоть как-то. Принц утер взмокший лоб и обернулся на окрик, не сразу узнав голос и всадника, что несся к нему. Лишь когда тот остановился, замерев, Рауль признал Армана и уже хотел было обрушиться на него гневной тирадой, но слова застрели у него посреди горла, стоило его взгляду упасть на девушку, сидевшую с ним.

-Ноэль?!- сорвалось с его губ, прежде чем он успел взять себя в руки. Оттолкнув одного из окружавших его солдат, который докладывал ему обстановку, он в два шага преодолел разделявшее их расстояние и ухватил коня под уздцы, заставив того, испуганного и взмыленного, твердо встать на все четыре ноги. - Какого шкуродера?! - только и спросил принц звенящим от гнева голосом. Арман заговорил, и Рауль с трудом оторвал глаза от лица Ноэль, чтобы взглянуть на кузена. Ему хотелось стащить его с коня для звонкой оплеухи, потому что Ромпье мало того что не пришел на его зов, так еще и разъезжал по полному опасностей полю битвы с Ноэль, но он сдержался, лишь шумно выдохнув  (и понимая, что злость его далеко не так обоснована, как хотелось бы) и протянув руки к девушки, чтобы та спешилась. - Твоих мать и сестру увели. Увидишься с ними - и обратно ко мне. Быстро в этот раз.

Уже знакомый вес Ноэль Раулю почти и не почувствовал - его руки в принципе сейчас были какие-то окоченевшие и перетруженные, ныть и тянуть болью они будут завтра. Он отмахнулся от Армана, который что-то сказал ему напоследок, прежде чем ускакать в ту сторону, где находилась его семья, и, крепко взяв Ноэль за плечи, окинул ее быстрым взглядом, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Она была растрепанной, бледной и заплаканной, но ее одежда была в порядке, что успокоило какие-то страхи, которые проснулись было в Рауле.

-Почему ты не со своей невесткой? Почему здесь, а не в конце процессии, где должна была быть? Где твои родственницы? - рявкнул он, глядя на нее сверху вниз. Учтивость и вежливое обращение были напрочь забыты, он выругался и, сорвав с себя плащ, накинул его на плечи девушки, спешно кутая ее. - Ноэль? С тобой все в порядке? Ноэль? - его голос слегка смягчился и он хотел было коснуться лица девушки, но вовремя одернул свою грязную ладонь. Негоже было трогать его тогда, когда его пальцы в грязи и чьей-то крови. Рауль был злым, уставшим и грязным, но сейчас ему было не до себя - это потом он позволит заняться и саднящей губой, и порезом на горле, и раненным плечом, на боль в котором он не обращал внимания. Сейчас его куда больше заботило происходящее вокруг и безопасность людей в целом, и стоявшая перед ним девушка в частности. Он был почти уверен, что с Ноэль не произошло ничего страшного и у нее был всего лишь испуг человека, который впервые оказался на поле боя, но ему надо было убедиться, что с ней в самом деле все в порядке. Случись с ней что, то обидчику в самом деле лучше всего было бы оказаться мертвым, потому что Рауль не был уверен, что найдет в себе силы просто убить его. Смерть, как любил говорить один из старых его наставников, в конце концов, дар, а не наказание.

+4

3

Ноэль, от всего пережитого и увиденного впавшая в оцепенение, только и может, что цепляться дрожащими пальцами за гриву графского коня и разглядывать, насколько позволяют застывшие в глазах слезы, украшенную серебром уздечку. Все лучше, чем смотреть по сторонам и натыкаться взглядом на кровь и огонь. Столько увечий и смертей, столько жестокости и ненависти она за всю свою жизнь не встречала, и один лишь день, суливший поначалу лишь прекрасную зимнюю сказку, превзошёл все её наивные представления о пределах человеческой злобы.
Все закончилось, ведь нападавшие уже побеждены и отступили; все только начинается, ведь пожар ещё не потушен и раненые стонут от боли. Ноэль хотела бы помочь им, всем сразу, да не знает как; не уверена даже, что себя сможет удержать в сознании и устоит на ногах, спустившись на землю. Если бы только она могла сделать хоть что-то, если бы только умела перевязывать раны и лечить ожоги... Не может, не умеет; даже оглянуться лишний раз не смеет, боясь, что не сдержит собственную истерику и тем самым точно никому не поможет, а лишь отвлечёт и помешает.

Отрешившись от окрашенного багрянцем мира, не имея сил даже на то, чтобы выискивать взглядом потерянную семью (жива ли Филомена, стремившаяся оказаться поближе к началу процессии, целы ли ширы Карне, сопровождавшие свою старшую сестру?), Ноэль робко поднимает склоненную голову, лишь когда слышит собственное имя. Вскидывается радостно на родной голос - и вытирает рукавом платья вновь выступившие на глазах слезы, теперь знаменующие не горе и страх, а радость встречи и неимоверное облегчение, что видит принца живым.
Надёжнее всякой брони окутанная радостью, шира не различает даже гнев в голосе Рауля и с готовностью протягивает ему руки, стремясь оказаться ближе, чувствуя себя много спокойнее рядом с принцем. Смутно приходит мысль, что графа Ромпье следовало бы поблагодарить за помощь и, видимо, за спасение жизни, но Ноэль слишком сосредоточена на том, чтобы устоять на подгибающихся ногах, и необходимая учтивость отступает на последний план среди всех её тревог. Тем более, что граф отправляется на поиски собственной семьи, и неозвученные слова благодарности его тоже совсем не волнуют.

И только оставшись вдвоём с Раулем, Ноэль вслушивается наконец в его слова и интонации - и едва не отшатывается в испуге и изумлении, не понимая, чем вызвала его злость. Но его руки - единственная её опора в плывущем и качающемся мире, и ей страшно отстраниться от единственного человека, дарящего ей чувство безопасности.
- Я не знаю... не могу найти Филомену, - оправдывается она, вздрагивая от резкого окрика и гневного тона. - Я была с герцогиней, в конце процессии, а Филомена с сёстрами отдельно, но на нас тоже напали, несчастного кучера убили, и карета загорелась, а Филомены не было рядом, мне надо её найти, - путанно объясняет Ноэль, в спешке проглатывая слова и целые окончания. Разве можно в нескольких словах описать весь пережитый ей ужас, разве можно хоть какими-то словами передать всю боль предсмертного вопля охваченного пламенем кучера, до сих пор диким звоном звучащего в её голове, разве можно рассказать, как боится она не найти Филомену?

Она, кажется, дрожит, переживая все заново, и трясёт головой, чтобы избавиться от всплывших перед глазами кровавых картин. Плащ, в который её бережно укутал принц, спасает от зимнего холода, но ничего не может сделать с морозным страхом и ледяным горем, что колючим комом затаились у неё внутри. Нет, она совсем не в порядке: благодаря графу Ромпье, она сама не пострадала от стрел, мечей и огня, но многие другие таким везением похвастаться не могут; они ничем уже похвастаться не смогут, и от осознания, сколько жизней сегодня отнято раньше времени, Ноэль оправится нескоро. Только обьяснить это принцу она не может и только качает неуверенно головой, то ли подтверждая, то ли отрицая своё благополучие.
- Вы ранены? - испуганно охает Ноэль, сквозь пелену неотступающих слез только сейчас разглядев Рауля. Наверное, не вся кровь его (о чем Ноэль думать не готова), но длинный порез на шее она видит ясно, и едва отступивший страх за его жизнь накатывает на неё новой неотвратимой волной. - Здесь должен быть хоть один целитель, надо его найти. - Она касается его ладони, будто пытаясь поддержать и убедить; грязь и кровь на его руках пугают её, вновь тревожа отступивший было страх за его жизнь, но, вопреки всему, не отвращают от ласкового жеста.

+5

4

Рауль плохо помнит свою реакцию на первый бой и первые смерти - сердце молотило в ушах, в голове было пусто, а после горло жгла выпивка, которую в принца щедро вливали весь вечер. Наутро он проснулся больным, с ноющими конечностями и ранами, но без воспоминаний о потрясениях. Так было лучше, чем помнить что-то, что мешало бы его сну. Он - воин, с детства привыкший к мечу в своих руках, оно и правильно, что он относится ко всему подобному хоть и с сожалением смешанным с праведным гневом, но еще и неким фатализмом - тем кто мертв уже не помочь, можно только отмстить да отпеть. Но он знает, что для кого-то все иначе, что кто-то помнит и первого убитого его рукой, и первого несостоявшегося своего убийцу. Не Рауль, и он не знает в кого он такой. Зато видит между матерью и Ноэль еще одно сходство - жестокость мира их пугает, смерти ранят, а несправедливость угнетает. И точно также как отец не уберег свою жену, так и Рауль оказался не в состоянии укрыть девушку от всего этого. Они оба не справились, и принц не знает, на кого ему сейчас злиться больше.

Ему надо утрясти здесь все, проверить, в каком состоянии королева (но с ней Алер, уже успели доложить ему, что несказанно успокоило его душу), узнать, что с остальными членами его семьи, но вместо этого он смотрит на Ноэль, поправляет свой плащ на ее плечах, пытаясь понять, что же ему делать. Он не любит утешать, не умеет успокаивать, добрые и проникновенные речи отнюдь не его стезя, и потому он теряется, глядит на девушку с какой-то беспомощностью, с которой не знает как бороться, и от этого становится еще хуже.

-Тише, тише, - говорит он неожиданно спокойным тоном. Он не знает, откуда в его голосе такой покой, когда вокруг творится такой хаос. Тут надо кричать, ругаться, рвать и метать, но вместо этого Рауль стоит на месте, поправляя свой плащ на плечах Ноэль. Юноша слушает ее сбивчивые речи и дрожащий голос, которые кажутся совершенно лишними в этом гуле поля брани, вычленяя все самое важное: Филомена и ее сестры не были с Ноэль, Ноэль одна, ее надо вернуть семье. Он поджимает губы и кивает, на мгновение отрывает взгляд от девушки, чтобы отыскать Жана, который где-то неподалеку. Найти того в самом деле несложно, и, будто бы чувствуя, слуга оборачивается, и после короткого взгляда кивает, мол, сейчас подойду. Рауль не оскорбляется и не торопит - Жан занят парой женщин, одна из которых ранена, сейчас он передаст их в руки солдат, чтобы те увели несчастных в безопасное место, и примчится. -Все хорошо, все уже закончилось, Ноэль. Мы найдем графиню и ее сестер, я уверен, что с ними все в порядке, - как можно быть уверенным в таком, когда вокруг все неточно и неясно? Но Рауль не знает, что еще можно сказать. Явно же не готовить ее к худшему исходу, который вполне может быть, каким бы нежелательным он бы не был.

Неожиданно прикосновение к руке заставляет Раулю приподнять брови. Будь на нем перчатки, которые он скинул как только тех коснулось пламя, когда он помогал вытаскивать из под горящих обломков раненного крестьянина, то не почувствовал бы то, какие у Ноэль прохладные пальцы. Ему хочется одернуть руку, она грязная и в крови, не надо ей касаться его, но принц этого не делает. Он заставляет себя улыбнуться, а затем и хрипло рассмеяться в ответ на заботу Ноэль.

-Со мной все в порядке, это просто царапина. Бывало и хуже, - бывало и не раз, слишком уж бедовым был Рауль, и он этого не скрывает. Он качает головой, украдкой вспоминая все те разы, когда кричал и ругался, пока целители приводили его в порядок, но сейчас все может спокойно пройти само. Разумеется потом он покажется кому-то, например, той же королеве, с которой не сможет спорить - мать и сама умеет врачевать, ее руки легки и проворны и лицо в такие моменты не выражает ничего. Рауль подозревает, что его мать способна на большее, чем думают многие, но эта тема никогда не поднимается в их доме - королева не любит разговоры, не любит кровь, но всегда готова сделать то, что требуется. - Не стоит переживать. Мы сейчас найдем вашу семью и все будет хорошо. Ладно? - он заглядывает в лицо Ноэль, ближе склоняясь к ней, и стирает с ее щек влагу, радуясь тому, что при этом он каким-то образом не пачкает ее щеки. Ему хочется сказать что-то еще, но неожиданно ржание заставляет его вскинуть голову, а в следующее мгновение прижать девушку к себе, резко отступая вместе с ней на несколько шагов. Перепуганная и взбудораженная лошадь одного из солдат вырвалась, пронеслась мимо и едва не угодила в самое пекло, благо кто-то успел поймать поводья и остановить обезумевшее животное.

-Я же сказал увести лошадей! Осквернитель вас всех дери, как можно быть такими бестолочами?! - тут же кричит он, и его голос подгоняет солдат, а провинившийся спешно говорит что-то в ответ, но Рауль его не слушает. Его внимание вновь приковано к Ноэль.

+4

5

Она верит безоглядно, с детской наивностью полагаясь на слова Рауля, как будто он ни в чем не может ошибиться. Может, её убеждает сам его голос, полный необычного для поля боя спокойствия. Может, все дело в тёплых руках принца и ласковом взгляде, отгоняющем прочь её страхи. А может, ей просто нужно было услышать любое опровержение самым жутким своим кошмарам и подтверждение робким надеждам, уцепиться за них, как за спасительно свешенную с края пропасти веревку, и решительно отринуть все губительные сомнения. И всегда стремящаяся верить в лучшее Ноэль слышит ровно то, что требовалось ей, чтобы хотя бы на один шаг выбраться из трясины настоящих и додуманных ужасов.
- Спасибо. Вы знаете, где их искать? Думаю, что Филомена хотела быть поближе к королеве. Может быть, вы видели ее в дороге... или уже здесь? - загорается надеждой шира. Голос ее все еще тих и растерян, но уже звучит ровнее, и слова произносятся четче, не сливаются больше в неразборчивый лепет. Поводов для тревоги еще предостаточно, но неотрывно глядя на Рауля, Ноэль готова ненадолго забыть о развернувшемся вокруг хаосе, как будто найдя собственный островок спокойствия в бушующем море жестокости и неразберихи.

Только чувство абсолютной беспомощности ни на секунду не оставляет ее. Появившееся впервые при виде охваченного пламенем кучера, оно особенно обострилось, когда граф Ромпье вынужден был тратить бесценное время на несчастную ширу, а не спешить на помощь своему кузену. Теперь вот Ноэль может только бессильно хмуриться, глядя на рану принца, которую тот пренебрежительно назвал незначительной царапиной. В лекарском деле шира не смыслит почти ничего; знает только, что раны промывают и затем перевязывают, но подробности ей неизвестны. В длинный курс идеальных манер и полезных наук, составленный новой графиней для полудикой в те времена Ноэль, искусство врачевания не входило - видимо, шира Филомена решила, что умение вышивать рубашки и узнавать гербы благородных родов будет ее подопечной ценнее, чем знание лекарственных трав.
Но с какой готовностью Ноэль сейчас бы променяла все бесполезные лекции своей невестки на короткий урок любого лекаря! Рауль сколько угодно может отмахиваться от ее тревог, но бедной шире его якобы пустячная рана кажется едва ли не смертельной и уж точно требующей срочного лечения. Не зная, как помочь ему сейчас, она обещает себе, что непременно научится врачеванию; интуиция подсказывает ей, что скопившиеся над Дальмасом грозные тучи рассеются нескоро и не раз еще обрушатся диким штормом на головы дорогих ей людей, угрожая их жизням. Собственное бессилие гнетет ее, и в следующий раз она хочет помогать, а не стоять пораженным истуканом, пока Рауль ласково вытирает ее слезы, будто она больше прочих нуждается в поддержку и утешении.
Она недоверчиво качает головой, собираясь опротестовать его слова и все же найти лекаря... да любого человека, способного позаботиться о ране принца: некоторые благородные дамы, как она успела увидеть по дороге, отнюдь не терялись при виде крови и сами помогали пострадавшим. Да только Рауль и слова не дает ей сказать: сжимает в объятиях и почти отпрыгивает в сторону, и лишь громкое ржание коня и резкий крик принца помогают Ноэль понять, что произошло и чего, благодаря его ловкости, им удалось избежать. Сама же она стоит, не шелохнувшись: уткнулась лицом в пропахший дымом камзол принца, вздрагивает снова от страха и с трудом сдерживает слезы. Вроде бы все опасности оказались позади, вокруг не летают больше стрелы и не сверкают острые мечи, и охватившее деревню пламя уже, кажется, начинает гаснуть, а спокойствия и безопасности все равно нет. Будет ли когда-нибудь? Ноэль, испуганная сейчас не столько за себя, сколько за Рауля, уже не знает.

Стоять бы так вечно, греясь в теплых объятиях и в них же находя желанное утешение; да только тревожные мысли не отступают, лишь преобразуются в новые и снова с головой ее захватывают. Ноэль отстраняется немного, заглядывает снизу вверх в глаза Рауля, безмолвно молясь, чтобы ее страх не оправдался.
- А ваша семья? - взволнованно спрашивает шира, чувствуя, как от новой тревоги вновь забилось быстрее, заметалось испуганной птицей её беспокойное сердце. Как она могла не подумать о королевской семье сразу, как только могла забыться и мучиться лишь своими страхами!.. - Они не пострадали, Её Величеству не стало снова хуже?
Ответ для себя она находит быстро: если бы случилось что с остальными Мерво, разве стал бы Рауль тратить время на нее, разве не спешил бы в первую очередь позаботиться о своих родных? Ноэль убеждает себя, что раз он все же с ней, значит, его семья в порядке. Только ей все равно надо услышать от принца подтверждение своим умозрительным догадкам.

+4

6

I'm nothing without you

Знал бы отец, что делать в такой ситуации? Понимал бы, какие отдавать приказы, что говорить? Рауль чувствует, что его двадцати двух лет жизни для такого - слишком мало, что ему не хватает знаний и опыта, разума, в конце концов. Ему не на кого обернуться, не у кого спросить, правильно ли он все делает в данный момент: отец незнамо где, Алер Бонне занят королевой и концом процессии, а Проспер Мерво вообще находится в столице. Ему бы хоть взглянуть на них и получить кивок, потому что спрашивать бы он никогда не стал из-за своей гордости, но у него и такой возможности нет. И потому ему страшно за каждую свою ошибку, в том числе и ту, от которой не он уберег Ноэль и от которой едва уберег сейчас.

Конь все еще дико ржет, пытаясь встать на дыбы. И Рауль понимает его страх - вокруг слишком шумно, еще полыхает огонь, а животное такое не любит, это приводит его в ужас, и тогда он пытается сбежать, потому что это единственный верный по его мнению выход. Такое случается даже с вышколенными скакунами, не то что с простыми, и всю вину сейчас принц возлагает на того, кто его упустил. Лицо солдата запомнить ему несложно, с неосмотрительным глупцом он будет разбираться уже после, пока что все обошлось, и ему надо заняться Ноэль, которая едва ли не дрожит как осиновый лист в его руках.

-Королева сейчас с герцогом Ландри, своим старшим братом, - запоздало отвечает Раулю, придерживая Ноэль за плечи и чуть отстраняясь, чтобы видеть ее лицо. - С ней все в порядке, не беспокойся. Мне было сказано, что почти никто, кто находился близ нее не пострадал. Я не видел твоих родственниц, но если графиня и ее сестры были где-то рядом с матушкой, то с ними все должно быть в порядке, - он еще не знает сколько точно жертв этого разбойничьего произвола, сколько пострадало людей в деревне и из процессии, сколько жизней унесла бойня, сколько было нападавших. Все это ему будет известно завтра в к полудню, когда всех живых где-то разместят и приведут в порядок, а с улиц деревни унесут тела мертвых - одни для достойных похорон, а вторые для огня, потому что недостойные никаких почестей губители, будь они все прокляты. Перед его глазами все еще стоит улыбающийся разбойник, бросивший ему вызов. Неужели он правда надеялся на честный бой или на то, что Рауль сам кинется к нему? Собаке - собачья смерть, а не удар меча одного из рода Мерво.

Они стоят едва ли не посреди дороги, и Рауль отводит Ноэль в сторону, продолжая осторожно поддерживать ее. Он следит едва ли не за каждым ее шагом, опасаясь, что она может лишиться чувств или просто споткнуться. Невольно он сравнивает ее с сестрами, но если реакцию Колетт он может легко представить, - ее поджатые губы, бледные и трепещущие от гнева крылья носа, - то не знает, как бы вела себя Эстель. Младшая сестра была полна сюрпризов: она была похожа на королеву, обладая ее мягкостью и легким нравом, но при этом у нее был стержень, кровь Бонне просыпалась в ней в самые неожиданные моменты, точно также как и что-то от их деда, короля Ришара. Она могла бы и расплакаться как Ноэль, потому что происходящее вокруг было страшным и жутким, но могла и гордо вскинуть подбородок, став в одно мгновение копией Колетт.

-Графиня и ширы Карне были не с тобой? Ты не помнишь, с кем они ехали? - он не спрашивает, почему они ехали отдельно, потому что сейчас не до этого. Одна из бочек цела и Рауль толкнув ее подальше от почерневших стен дома, ставит ее ровно и усаживает на нее Ноэль, после чего оборачивается к подошедшему Жану. - У тебя в бурдюке вино или вода есть? И найди мне срочно Мауретте, - Жан услужливо кивает и, передав в руки Рауля бурдюк, исчезает. Принц же вновь смотрит на Ноэль: - Здесь немного вина - выпей, тебе станет немного лучше.

Вряд ли это сильно поможет, но что-то более существенное Рауль пока не может предложить. Вот когда подойдет Мауретте, который должен знать кто где, тогда он уже сможет что-то сказать, а пока... Пока ему остается лишь придерживать Ноэль за плечи, надеясь, что все увиденные ею ужасы как-то испарятся из ее воспоминаний. Будь его воля, будь он способен - то лишил бы ее памяти об этом дне, но подобное, увы, не в его власти.

+3

7

Принц, наверное, считает её слабой, но Ноэль не злится и не обижается, признавая недостаток в себе твердости и силы духа. В бальбинской тиши, зачитываясь дневниками авантюрных предков, она мечтала о приключениях, в которых проявит свою храбрость и сообразительность; увы, вместо путешествий на край света и задорных столкновений с морскими чудищами судьба бросает ее в центр кровавого боя, устроенного монстрами в телах людей. К такому шира, не обделенная красочным воображением, но лишенная всякого понятия о жестокости, не была готова; такое отнимает у нее самообладание и лишает ровного дыхания, рассыпает щедро горе и обещает долгую печальную память. Ей хотелось бы быть сильной и уверенной; но может она лишь стыдится своей слабости, недостойной дочери славного рода Лавайе.

- Я рада, что ваша матушка в безопасности, - слабо улыбается Ноэль. Одной тревогой меньше, но сколько еще их осталось?..
Про своих родственниц Ноэль ничего не говорит: может быть, им удалось оказаться поближе к королеве и избежать опасности; а может быть, амбициозные надежды Филомены не оправдались, их карета оказалась где-то в середине процессии, и тогда нельзя быть уверенными в их удаче.

Пушистый белый снег, которому совсем недавно она так радовалась, выглядывая из окна тёплой кареты, в самой деревне и вблизи перемешан с черной грязью. Ноэль даже радуется непривлекательному месиву: иначе видны были бы страшные алые пятна или серые клочья летящего от горящих домов пепла. Под ноги она смотрит с преувеличенным вниманием, не боясь споткнуться об увязшую в грязи корягу или припорошенный снегом камень, но желая в первую очередь избежать взглядов на то, что творится вокруг.
На перевернутую бочку она усаживается с видимым облегчением и больше не опасается, что затуманненый слезами взгляд или подгибающиеся от слабости ноги подведут ее. И поддерживать ее больше не надо, но Рауль продолжает обнимать ее за плечи, а Ноэль все еще сжимает его руку, будто боясь, что он ускользнет, испарится в дымном воздухе. Одиночество сейчас для нее невыносимо; наверняка долг зовет принца прочь, помогать с тушением пожара и наводить порядок в невозможном хаосе, но Ноэль никак не может отпустить его.

Она вздыхает и робко делает несколько глотков вина, стараясь не выронить бурдюк из дрожащих рук. Её все ещё мутит от увиденных страданий и услышанных криков боли, но тепло от крепкого вина разносится по телу горячей волной, и тошнота, вопреки её опасениям, не усиливается, а утихает. И даже на щеках расцветает румянец: всего лишь тень обычного, вызванный больше смущением и стыдом, чем вином или радостью от того, что все самое страшное уже позади.
- Вот, еще осталось, тебе тоже не будет лишним. - Она возвращает бурдюк Раулю и не замечает даже, что церемонное "вы" в их обращениях сменилось вдруг более близким "ты". Преодолеть эту невидимую границу не смогли ни щедрое на радости бальбинское лето, ни полная дружеской тоски переписка, ни придворные встречи и ссоры. А вот бою в коломбанских лесах, укутанной пламенем и дымом деревне, слезам и невнятному лепету растерянной ширы удалось стереть преграду формальной вежливости. Ноэль, наверное, не раз еще собьется на привычное уважительное обращение, но совсем к нему уже не вернется, если только сам принц не укажет на недопустимость подобного обращения.

Порыв ветра приносит клок темного дыма из деревни; пахнет, вопреки опасениям, лишь паленым деревом, как от горящего камина, и ничем иным. Ноэль морщит нос, как будто что-то его щекочет, и звонко чихает, смущенно закрывая лицо руками, как будто боясь громким звуком привлечь внимание, но вокруг и без того слишком шумно. Только потом она вздыхает и пытается вспомнить утро; неужели это было лишь несколько часов назад?..
- Нет, не со мной. Ширы Карне пригласили в карету своих подруг, не знаю точно их имен, - озадаченно хмурится Ноэль. Беспечные Полин и Люсиль явно обсчитались, спеша найти приятную компанию, и самой Ноэль места уже не осталось. Злого умысла она в том не увидела, и любезная герцогиня Геррера поспешила ее приютить, показавшись бальбинской шире даже более занимательной собеседницей, чем ее родственницы. Только то, что казалось маленькой радостью утром, теперь оборачивается бедой: как в общей сумятице найти потерянную семью?..
- Куда отправляют пострадавших? - отстраненно спрашивает Ноэль. - Может, мне стоит отправиться туда же и не отвлекать больше тебя? - Подтверждая свою готовность отпустить Рауля, она отпускает его ладонь и складывает руки у себя на коленях, сцепляя их в крепкий замок, чтобы не поддаться соблазну снова вцепиться в принца.

+4

8

Когда-то давным-давно отец читал им рассказы о подвигах предков, о их великих свершениях и завоеваниях. Тогда маленький Рауль возбужденно скакал по постели, вещая о том, что и сам станет великим полководцем, будет вести армии в бой. Отец лишь покачал головой и впервые сказал о том, что война - никакое не удовольствие и ничего великого в ней нет. Много позже, после столкновений со смертью и всем тем, что является ее неизменными спутниками, понял Рауль, насколько же король был прав. Все очарование войны лишь на страницах истории, потому что они не передают читателю ни трупный смрад, ни запекшуюся под ногтями кровь, ни предсмертные крики. Кто бы знал, что его мягкосердечный и добрый отец, руководствовался отнюдь не своим благодушием, когда говорил много лет назад с сыновьями? И Раулю хочется отыскать отца, чтобы сказать ему, как же тот прав, как справедливы его суждения и насколько юн и глуп его сын, который обычно закатывает глаза и фыркает на все, словно он молодой и нетерпеливый жеребец, которому надо поскорее сорваться галопом с места.

Рауль рассматривает Ноэль, ее растрепанные волосы, заплаканное лицо и помятую одежду. Его плащ смотрится на ней странно - он слишком грязный, чтобы укрывать ее хрупкие плечи, но вместе с тем так юноше кажется, что она в большей безопасности. Свои мысли он никак и ничем объяснить не может: они вьются в его голове беспокойным осиным роем, жужжа и переплетаясь меж собой. У него сейчас слишком много забот, но он не может и не хочет оставлять девушку, продолжая стоять подле нее. Принцу кажется, что если он отойдет, то Ноэль испарится, настолько странно она смотрится в этом месте, которое еще долго будут вспоминать именно из-за этой зимней бойни, унесшей жизни стольких невинных людей. Рауль прикрывает глаза, вновь видит разбойника, и сжимает зубы, заставляя себя дышать. Тот уже мертв, жалко лишь, что отмучился незаслуженно быстро и безболезненно. Такая смерть, считает Рауль - никакое не наказание, а какое-то благо, которого тот ублюдок достоин не был.

-Я уже выпил, пей еще, если ты хочешь, - Раулю качает головой, но под взглядом Ноэль сдается, качая головой. На его лице появляется тень улыбки, - он слишком устал, слишком встревожен, просто слишком все, - и он запивает горечь во рту сладким красным вином. Кажется, это из тех самых запасов Эдмона Мерво, откуда только Жан сумел раздобыть целый бурдюк у жадного герцога? Впрочем, об этом он спросит как-нибудь потом, когда будет спокоен и додумает эту мысль, пока что вкус кажется ему всего лишь знакомым. - Тебе не холодно? - Ноэль чихает, мило морща нос, и на мгновение на сердце у Рауля теплеет. Теперь ему тревожно еще и за то, что девушка может замерзнуть, но это смешивается с чем-то светлым и щемящим у него в груди, что он все еще отказывается как-то называть. Он не любит признавать свои поражения, каким бы они не были.

Принц слушает то немногое, что известно девушке о том, с кем ехали ее родственницы, и вздыхает. Она сказала не так уж и много, но смысла спрашивать что-то еще нет, все равно ничего больше Рауль не получит, так что остается уповать на то, что Мауретте уже успел заняться графиней Лавайе и сестрами Карне и сможет сказать что-то путное. Ему не хочется думать о том, что с женщинами могло что-то произойти, поэтому он гонит от себя такие мысли, напоминая себе, что ширы Филомена и Полин никакие не робкие барышни, которые не могут отбиться и отстоять свою честь, отнюдь. Вот младшая Карне, Люсиль, была тише и мягче своих старших сестер, но если она была с ними, то они бы не дали ее в обиду.

-Их отправляют в имения коломбанских вальвассоров, которые расположены ближе всего. Мне сказали, что всех принимают с особым радушием, не жалея ничего для пострадавших, - особенно, думается Раулю, не жалеет ничего тот вальвассор, к которому направилась королева и ее ближайшее окружение. Вот уж кто точно будет встречать всех охотно, не скупясь на еду и воду, чтобы показать себя с лучшей стороны перед королевой и прочими придворными и знатными людьми Дальмасе. - Ты и так отправишься туда как только подойдет Мауретте, а пока сиди на месте. Ты меня не отвлекаешь, мне все равно нужно было перевести дыхание, - Рауль почти не врет. Ему в самом деле была нужна передышка, другое дело, что не появись Ноэль в его поле зрения, он бы не позволил себе прерваться даже на самый короткий отдых. - Как только Мауретте появится, то он отведет тебя к следующей группе. Просто мне надо знать, куда тебя отвезут. С этой неразберихой я могу точно сказать только то, в чьем имении находится королева, - и ему это не нравится, неизвестность ему не по вкусу. Новый порыв ветра приносит запах гари и заставляет волосы Ноэль разметаться. Рауль не выдерживает и проводит ладонью по густой копне, едва-едва касаясь ее, не желая тревожить девушку.

+4

9

Она качает головой, отказываясь от вина: несколько глотков уже согрели ее и чуть успокоили; еще несколько могут не помочь, а обратить целительный эффект вспять и вернуть ее обратно к ужасу и ознобу. И принцу вино нужнее: ни на секунду Ноэль не верит, что он до ее появления хоть ненадолго смог отвлечься, отдохнуть и подкрепить свои небесконечные силы хоть чем-то. Она, наверное, скоро присоединится к пострадавшим, укрывшимся от холода в ближайших поместьях; Рауль же, насколько она его знает, покинет поле недавнего боя последним, когда деревня будет потушена, а все раненые отправлены под надзор лекарей.
- Уже нет, - с благодарностью отвечает Ноэль, проводя ладонью по теплому плащу. Пусть он покрыт грязью и где-то, кажется, подпален огнем, шира не обращает на то никакого внимания и ценит его сейчас намного выше, чем самые прекрасные шелка и меха. Забота греет не меньше шерстяной ткани; Ноэль только тревожится, что сам принц замерзнет, пока нянчится с испуганной девушкой и укутывает ее своим плащом. Что ж, у нее появляется еще одна причина поскорее перестать его удерживать и отправиться на поиски Филомены.

- Мне кажется, у Филомены в Коломбане есть то ли тетушка, то ли кузина, - озадаченно хмурится Ноэль, медленно припоминая разветвленную семью Карне. Шира уверена, что если постараться, то родственников или близких друзей ее невестки можно найти в каждом графстве: вдовствующая графиня  не только умудряется поддерживать теплые отношения со всеми дальними кузенами, но и полезными друзьями обзаводится с поразительной легкостью, располагая к себе людей приветливым обращением и участливым вниманием. - Может, она нашла приют у своей родственницы? - обнадеженно предполагает Ноэль, но быстро понимает, что ее догадка никак не поможет разыскать Филомену. Не зная ни имени, ни точного родства, ни названия поместья, шира не может даже предположить, куда отправилась ее невестка. Придется верить, что Мауретте будет более удачлив в предположениях и поисках, хотя даже самому цепкому уму непросто будет разобраться в царящей вокруг неразберихе и найти в ней след трех непримечательных шир.

- Тогда тоже садись, пока есть время. Тебе больше нужен отдых, - почти приказывает Ноэль. Она бы совсем уступила ему место на бочке, но полагает, что благородный принц, даже падая от изнеможения, не позволит ей стоять рядом, пока он отдыхает. Поэтому шира двигается на самый край и места занимает совсем немного, а на остальное указывает Раулю. Сколько часов ему еще предстоит провести на ногах, пока не решены будут все срочные дела? Даже если забыть о ране, тоже истошающей его силы. Наверное, только королева смогла бы увести его прочь прежде, чем он сочтет свой долг исполненным; но она уже укрыта в безопасности какого-то имения, сюда не вернется и сына от забот не отвлечет. Ноэль жалеет, что таким влиянием на Рауля не обладает (и удивляется про себя, что обладает хоть каким-то влиянием). Но она рада, что забота о ней вынуждает его отдохнуть; а тревога о нем в свою очередь заставляет ее не думать о временно - только временно! - потерянной семье.

- Хорошо, - послушно кивает шира. Ей хочется побыстрее оказаться в чьем-нибудь тихом и спокойном имении; хотя о каком спокойствии может идти речь, если там же соберутся другие пострадавшие, раненые или скорбящие по погибшим? С другой стороны, меньше всего ей хочется оказаться вдали от Рауля, сумевшего посреди общей сумятицы и паники внушить ей немного уверенности и забрать часть страхов. Она жаждет снова коснуться его руки, находя в ней опору и связь с действительностью, или, еще лучше, вновь оказаться в его заботливых объятиях, но не смеет о том просить, рассматривает свои сложенные на коленях ладони и лихорадочно краснеет от одних лишь чересчур смелых мыслей. В них Ноэль винит усталость, истерику и винный дурман; об иных причинах думать себе не позволяет и спешит уйти с узкой тропинки неудобных размышлений. Только иная волнующая ее тема ничуть не лучше прежней.
- Мауретте найдет их, правда? - Ее голос, только-только потеплевший и взбодрившийся, снова звучит тихо и робко, когда она вспоминает о своей семье и боится, что не вынесет больше одиночества и незнания, если окажется с ними разлучена еще на несколько часов или на целую грядущую ночь.

+2

10

Beyond Love

Рауль думал, что эти празднества проведет иначе, что вокруг все будут смеяться и веселиться, что улыбка не будет сходить с лица матери, что, может быть, появится, наконец, отец, с каким-то чудодейственным лекарством, которое ему вручила сама Дарительница. Вместо этого же он здесь, посреди горячей деревни, в которой только что калечили, насиловали и убивали. Он благодарит богов за то, что мать и сестры этого всего хотя бы не увидели, и гадает: сколько еще должно навалиться на его семью и его королевство, прежде чем все успокоится и наладится? Гнетущее чувство беспомощности и тревоги лишь усиливается, и ему тяжело скрывать его от Ноэль. В какой-то момент он отворачивается, чтобы девушка не увидела гримасу на его лице - хочется найти виновников и вздернуть из на дыбе, но из раза в раз они выскальзывают, выходя сухими из воды, и Рауль боится, что и в этот раз все будет также.

-Ты ведь не успокоишься, пока я не сяду, верно? - принц вздыхает и устраивается на освободившемся пространстве так, чтобы нечаянно не столкнуть Ноэль. Ему понятно ее беспокойство, но в первую очередь Раулю оно приятно, была бы ситуация иной, он бы не удержался от довольный улыбки и озорного взгляда. Сейчас же он только и может, что провести ладонью по лицу. Ему не хочется показывать свою усталость, он даже признаваться в ней отказывается, но от действительности не сбежать - боги, как же он устал. - Не думаю, что графиня стала бы просить отвезти ее к родне, не в такой ситуации, - чуть помедлив, убирает руку от лица Рауль и качает головой. - В тому же, ей надо разыскать тебя. Она никуда не уедет до тех пор, пока ты не окажешься снова у нее под боком. Думаю, что она поехала туда, куда ее отправили, а уже оттуда будет искать или тебя, или еще и своих сестер, если они не вместе, - он попытался ободряюще улыбнуться девушке. Филомена Лавайе была слишком сильной женщиной, чтобы вот так сгинуть на поле боя во время неожиданного нападения, и слишком сознательной, чтобы не знать как повести себя, если кто-то из ее подопечных пропал. Наверняка она успела перед отъездом в одно из имений раздать указания по поводу Ноэль, которой с ней не оказалось.

-Не переживай, все будет хорошо, - чуть повернувшись корпусом к девушке, он поднимает руку и заправляет ей за ухо выбившуюся из прически прядь. Хотя какой в этом смысл - ее волосы и так были встрепаны, и здесь бы только помогла расческа и твердая ловкая рука, умеющая распутывать спутанные девичьи локоны. - Ты легко узнаешь Мауретте в толпе, просто ищи высоченного, темнокожего кудрявого гвардейца. Он сын торговцев, только отец наш, а мать ирадийка. Выглядит он грозно, но ты его не бойся, он добрый. Тот же дешир Карель, - если помнишь, он на рыночной площади еще был тогда, - в разы неприятнее может быть. У него характер хуже моего и...

Неожиданный крик заставляет Рауля умолкнуть и повернуть голову на звук. Его глазам предстает картина, не ставшая для него неожиданностью - кричащая не своим голосом молодая женщина в изорванном платье рыдает над упавшим на землю раненым мужчиной. Принц не может сказать потеряет ли она этого человека, даже сказать не может кто отец ли он ей, муж или брат, но сердце его неприятно сжимается - вот это все его вина, потому что за их безопасность в ответе был он, и никакой возраст не может послужить ему оправданием.

-Не смотри туда, - говорит он Ноэль и встает, загораживая собой женщину и подоспевших к ней солдат. Сейчас или уведут обоих, или только ее, а тело оттащат и похоронят позже, но он не хочет, чтобы Ноэль это видела. - Уже завтра все будет в порядке, Ноэль, я тебе обещаю, - он сжимает ее плечо пальцами и поправляет плащ.

-Прошу простить за ожидание, - Мауретте подходит как-то неожиданно. На руках у него сидит мальчик лет пяти, а за руку он держит девочку постарше. Чумазые лица похожи, отмечает Рауль, понимая, что это брат с сестрой, дети кого-то из этой деревни. - Но мне на пути попались эти две мартышки Поль и Жюли и я подзадержался, - он добродушно улыбается, так, словно вокруг него не горящие дома, где-то не лежат тела убитых, а сам он не в саже, грязи и крови. Впрочем, напуганным детям важна только улыбка этого великана - Поль крепче обнимает гвардейца за шею, а Жюли робко улыбается, глядя на Ноэль любопытными светлыми глазами.

-Не страшно. Скажи, когда ты рассаживал людей по повозкам, ты не видел графиню Филомену Лавайе? С ней еще должны были быть две девушки, ее сестры, ширы Полин и Люсиль Карне? - на мгновение лицо Мауретте меняется - уже нет и следа от того веселого мужчины, что стоял перед ними минуту ранее. Так всегда случается, когда он становится серьезным и прекращает изображать из себя простака.

-Высокая, темноволосая и скуластая? И сестры ей под стать? Она в том же имении, что и королева, - он переводит взгляд на Ноэль. Лицо его тут же вновь становится почти веселым. - А вы шира Ноэль, младшая сестра ее покойного супруга? Она переживала и очень просила найти вас. Даже уезжать не хотела, просила только сестер ее отправить, а сама собиралась остаться здесь и искать вас, но я убедил ее поехать и помогать раненым, а вас пообещал привезти к ней в целости и сохранности, - он вновь смотрит на Рауля и объясняет дальше. - Мне просто к тому моменту сказали, что подходящую под описание подопечной графини Лавайе девушку видели с графом Ромпье.

-Ноэль, - кивнув Мауретте, Рауль подает руку Ноэль, чтобы та поднялась на ноги, - Мауретте позаботится о тебе и доставит к твоей семье. Мы с тобой увидимся позже, и я буду тебе очень благодарен, если ты приглядишь за этими двумя, пока мы будем разбираться что к чему и где их родители, - помня, как девушка заботилась в Бальбине о племянниках, юноша думает, что за заботами об этих двух детях, она сможет отвлечься от всего и хотя бы на какое-то время забыть о произошедшем. - И прошу, передай Ее Сиятельству королеве Анриетте, что со мной все в порядке и я скоро приеду.

Рауль слегка сжимает ладонь девушки, прежде чем подталкивает ее к Мауретте. Маленькая Жюли тут же робко тянет к ней руку, и как только Ноэль склоняется к ней, юноша отходит, кидая на нее последний взгляд. У него еще слишком много дел, с которым необходимо разобраться до конца этого кошмарного дня.

+2

11

Взрогнувшая от громкого крика Ноэль даже слишком послушна: сказано ей не смотреть - она покорно отводит взгляд в сторону и внимательно пересчитывает лежащие в грязи обломки еще одной бочки. Там же находится втоптанная в снег подкова - зрелище уж всяко занимательнее и приятнее несчастной женщины, рыдающей над чьим-то телом. Да, краем глаза шира успела все же зацепить чью-то трагедию; но столкновений с жестокой реальностью для нее на сегодня достаточно, нервы натянуты уже как канаты и грозят под тяжестью происходящего оглушительно лопнуть в любую секунду. Семейная храбрость давно забыта, семейное любопытство просто неуместно, а собственное ее сочувствие спряталось, сжалось в дрожащий комок и боится показаться наружу.
- Но не у всех, - тихо замечает Ноэль. Может быть, сегодня ей удастся найти родных, и завтра, после долгого сна, острота чувств сгладится, а все события останутся в памяти дурным кошмаром. Но кому-то снов уже не суждено увидеть, кроме одного вечного; а кому-то будут много дней сниться погибшие друзья и любимые. Разве новый день принесет им облегчение, порядок и спокойствие?..

Улыбающийся Мауретте будто из другого мира пришел, принеся с собой немного нездешнего тепла. Его улыбка предназначена испуганным детям, тоже разлученным с семьей; но на Ноэль она также действует, укрепляя ее надежду на скорое воссоединение с Филоменой. Добродушный великан оказывается ровно таким, каким его описывал Рауль; и сомнений нет, что ему по плечу любая задача, а поиск трех шир на недавнем поле боя и в его окрестностях - сущая ерунда.

- Да, да, все так, - подтвеждает Ноэль описание своей невестки. Мнет в ладонях юбку, боясь услышать страшные новости: вдруг посерьезневший Мауретте внушает ей опасения, что Филомене или ее сестрам не удалось отделаться испугом и царапинами. Но так же быстро он вновь веселеет и утешает ее своими словами. Ноэль, от волнения и страха затаившая дыхание, шумно вздыхает и мысленно возносит благодарности Дарительнице и Утешительнице - да всем Благим Богам сразу обещает преподнести дары, когда только появится у нее такая возможность.
- Спасибо, - не обходит благодарностью она и вестника, принесшего ей радость. В груди будто ослабляется плотный узел страха, сжавший ее тревожное сердце, и голова почти кружится от нахлынувшего облегчения. Но в чьем-то поместье не находит себе места Филомена, так же, как минуту назад Ноэль, беспокоясь о своей семье. И как бы печально не было шире оставлять принца, она снова послушно склоняет голову:
- Хорошо. Я все передам Ее Величеству, и мы обе будем тебя ждать. - Маленькая Жюли уже тянет к ней руку, ища ласку и защиту; но Ноэль не сразу решается покинуть теплую ладонь Рауля: оглядывается на него, улыбается робко, но ласково и еще раз благодарит за все внимание и заботу, которыми он ее утешил и обогрел: - Спасибо. Я буду ждать тебя, - снова обещает она и только потом отворачивается и сжимает руки Жюли. Найдя тех, кому еще страшнее и тяжелее, чем ей, о своих бедах Ноэль забывает: дружелюбно улыбается детям, мягко не позволяет им смотреть по сторонам и оглядываться на сожженную деревню, рассказывает о королеве, которую они вскоре смогут увидеть. Увы, обещать им, что все будет хорошо, Ноэль не смеет: такое обещание она не в силах сдержать; а детям лучше вовсе не возвращаться мыслями к недавним ужасам и разлуке с родителями.

Только оказавшись в повозке на пути к замку, обнимая детей и кутая их в свой плащ, Ноэль замечает, что плащ-то не ее, а Рауля: за своей радостью она совсем забыла его вернуть. Она оглядывается, разыскивая взглядом Мауретте и даже пытаясь его окликнуть; но добродушный великан уже скрывается где-то, спеша помочь своему принцу и остальным пострадавшим. Ноэль хмурится, досадуя на свою глупость и упрекая себя, что оставшийся без теплого плаща принц теперь непременно замерзнет и, упасите Боги, заболеет. Но вернуться ей никто не позволит; да и детей, уже убаюканных ее тихой, напевной сказкой, нельзя теперь лишать тепла.

Дорога до замка, пролетевшая в заботах о детях, кажется совсем короткой. Там заснувшим детям находят кровать, и они даже не просываются, когда их укладывают и заботливо накрывают одеялом. Ноэль несколько минут сидит рядом с ними, боясь, что они все же очнутся, испугаются незнакомого места и потребуют найти родителей; но детский сон крепок, пережитые волнения его не тревожат, и шира на цыпочках уходит.
Первым делом она спешит к королеве. Взгляд матери, приметивший плащ своего сына на чужих плечах, даже слишком понимающий, и Ноэль с трудом преодолевает свое смущение, передавая слова Рауля. Королева Анриетта улыбается и благодарит ширу за добрые вести, и тревога в ее печальных, усталых глазах немного гаснет.
Филомена находит воспитанницу сама. Налетает растрепанным ураганом (Ноэль никогда прежде не видела свою невестку такой взволнованной, позабывшей о степенности и идеальности во всем), засыпает градом вопросов, придирчиво осматривает подопечную и успокаивается, не найдя на ней ни одной царапины, взволнованно поправляет ее безнадежно спутанные волосы и радостно обнимает. Ноэль радуется ничуть не меньше, но о своих злоключениях не рассказывает почти ничего, не желая пугать невестку; отделывается короткими ответами, что спас ее граф Ромпье, а отправил в безопасное поместье принц Рауль. Филомене этого достаточно; ее гнетут и другие заботы, и едва убедившись, что ее воспитанница в порядке, графиня спешит вернуться к к пострадавшим. Ноэль она хочет отправить отдыхать вместе с сестрами Карне, но та неожиданно противится. Свободных рук в неготовом к наплыву раненых и горюющих гостей поместье явно не хватает, бесполезной обузой шире быть не хочется, и остаток дня она преданным хвостом ходит за Филоменой, помогая ей устраивать раненых, подавая бинты, стараясь не вздрагивать и не отворачиваться, успокаивая и утешая. Все это оказывается намного тяжелее, чем она надеялась, и к концу дня она уже с ног валится от усталости и удивляется бодрости Филомены. Но данное самой себе обещание заставляет Ноэль упорствовать и отказываться от отдыха; пусть помощь ее сейчас не велика, но шира хочет быть полезной и намерена этому научиться - хотя бы на примере неугомонной Филомены и сдержанной королевы, тоже беспокоящейся о доставленных в поместье людях.

Сон и усталость отгоняет также иное обещание - дождаться Рауля. Шира твердо намерена увидеть его сегодня, убедиться, что он вернулся невредимым, и лишь ненадолго позволяет себе присесть на мягкую кушетку в тихой и безлюдной боковой нише, чтобы перевести дыхание; но глаза закрываются сами собой, и через минуту Ноэль уже крепко спит, опустив беспокойную голову на аккуратно свернутый плащ. Кто-то - может, потерявшая ее Филомена - накрывает ее теплым пледом, но в общей суете до одной заснувшей ширы дела никому нет, и до самого вечера, когда пустеет уже холл замка, прежде полный людского гомона, слез и стонов боли, никто не тревожит ее сон.

+2

12

Его встречает мать. Рауль, который сам едва на ногах держится из-за усталости, не понимает, откуда в королеве вдруг взялись силы - она смотрит на все спокойными светлыми глазами и помогает раненым так, словно не была больна и прикована к кровати еще буквально вчера. В ее движениях некая сдержанность, но не медлительность, королева аккуратна и собрана, а ее больные и слабые руки теперь вдруг стали сильны и испачканы кровью и грязью Он не понимает этого, пытается предложить ей отдохнуть, но категорично поджатые губы ясно дают понять, что она и слушать его не станет. Приседает она лишь тогда, когда он, умывший лицо и шею, садится за стол. В такие моменты Анриетта как раз та королева, которая нужна Дальмасу - непоколебимая и сильная, жаль, что длится подобное недолго. Мать задает ему вопросы, пока он ест, а юноша отвечает ей, чтобы отвлечься от вкуса еды. От усталости его мутит, но он покорно следует воле своей матери. Она и Мауретте заставила усесться и поесть, что уж говорить о ее собственном сыне. Деревню, рассказывает Рауль, потушили, но она страшно пострадала. Ему кажется, что будет разумно выделить всем пострадавшим деньги из казны, что надо показать насколько щедра и добра корона. Мать кивает и спрашивает о количестве жертв, но Раулю нечего ответить. Он только знает точно, что его близкие в порядке и что граф Фортунато спасен. Все подсчеты будут завтра, когда люди немного придут в себя.

От мыслей о предстоящих делах его отвлекает новый вопрос матери, пытливо заглядывающей ему в лицо: кто такая шира Ноэль Лавайе? Она знает Филомену и ее сестер, с которыми проводит много времени жена дяди Проспера графиня Доротея, но про Ноэль она почти ничего не знает и теперь ей интересно. И отвести взгляд не получается, потому что она королева как раз осматривает его лицо, нанося целебную мазь ему на шею. Рауль отвечает путано и нелепо, чем забавляет мать, но вдаваться в подробности ему не хочется. Приехав в поместье юноша, первым делом осведомившись у встречавшего его управляющего о состоянии королевы и Ноэль, решил не задавать матери лишних вопросов. Кто же знал, что она найдет время любопытствовать!

Рауль не знает, который час, когда покидает выделенную королеве комнату. Несмотря на усталость, сна нет ни в одном глазу, и он решает немного постоять на свежем воздухе. Почти все в поместье спят, измотанные этим ужасным и тяжелым днем. Где-то кто-то кряхтит и кашляет, слышатся приглушенные разговоры женщин, что присматривают за ранеными, но в основном все тихо, и Рауль старается ступать как можно осторожнее, чтобы не поднять шум и не разбудить никого ненароком. Ноэль он увидеть так и не смог - позднее возвращение и необходимость показаться матери надолго заняли его. Он утешает себя тем, что девушка воссоединилась со свой невесткой и с ней все в порядке, а сам он успеет поговорить с ней и завтра. В кармане у него небольшой сверток, который он решил не оставлять в комнате матери, опасаясь, как бы ее любопытные прислужницы не полезли смотреть что в нем. А еще и сама королева порой отличалась каким-то девичьим любопытством, которое было свойственно кому-то возраста Эстель, но никак не женщине, родившей и вырастившей пятерых детей.

Аккуратно переступив через замотанного в плед и устроившегося прямо на каменному полу мужчину, Рауль кидает рассеянный взгляд в сторону и замирает, заметив знакомую копну волос. Рауль щурится, вглядываясь в полутемную боковую нишу, где на кушетке лежит, забывшись сном, молодая девушка. Оглядевшись, принц переступает через мужчину, который ворчит, но не просыпается, а откатывается в сторону, ложась прямо поперек прохода. Рауль хмыкает, глядя на мужчину и мотает головой - сейчас ему не до него. Он подходит к Ноэль, рассматривая ее встрепанные волосы, спящее лицо, - оно не спокойно, но это и неудивительно после такого-то дня, - и скрутившийся плед. Юноша молча поправляет его, накрывая ноги девушки и ее плечи, не желая, чтобы ей стало холодно во сне. И этим, кажется, будит ее, потому что ее веки трепещут, готовые вот-вот распахнуться.

-Тише, это я, - шепчет он, приседая на корточки рядом с кушеткой, и кладет ладонь ей на плечо. Скорее всего она бы испугалась, увидев нависший над ней силуэт, а пугать ее ему не хотелось.

+2

13

Ей снятся пламя, и дым, и кровь, и крики - все, чем был полон предшествующий день, оставивший ее без сил. Ноэль ворочается беспокойно, вздыхает шумно и тревожно, но вместе с воздухом в ее легкие попадает пропитавший плащ запах гари, и оттого спутанный сон становится еще хуже и страшнее. Это не кошмар, от которого она вскоре проснулась бы с криком; это бесконечное, муторное повторение запавших в память событий, мучительное больше из-за однотонности снящегося, чем от страха. Такие сны часто нападают жарким днем, если довелось в палящий полдень склонить голову на подушку и уговорить себя отдохнуть; мельтешение ярких красок, катящиеся, как ком снега и грязи с горы, обрывки воспоминаний, искаженные до отвращения лица со злобными гримасами, в которых не осталось ничего уже человеческого, - все, все в этом сне вызывает усталое омерзение, но проснуться никак не получается. Тело сковано утомлением, мешающим очнуться, и переполненный мрачными образами сон слишком крепок, чтобы чужой громкий голос или резкое движение рядом могли его прервать.

Сон становится чуть спокойнее, когда кто-то нежным поцелуем касается ее лба и укрывает теплым пледом. Наверное, проходила мимо тревожная Филомена и позаботилась защитить свою воспитанницу от зимних сквозняков, гуляющих по переполненному людьми поместью, но не стала беспокоить ее отдых. Согревшись, Ноэль засыпает еще крепче, проваливаясь в благословенную темноту, и мучавшие ее кошмары отступают, оттесненные лаской и заботой. Новые видения полны опасностей, тревог и неясных предупреждений, и грозное пламя все еще царит в каждом из них, окружая потерянную ширу со всех сторон, но картины мелькают призрачными тенями, не беспокоя больше ее покой. Она даже слабо улыбается, заприметив в очередном обрывочном сне фигуру Рауля, один лишь вид которого служит ей утешением и радостью, и огонь не смеет коснуться его, будто боится храброго принца. Но Рауль, пробыв совсем немного в ее снах, спешит дальше, снова оставляя ее наедине с неясными образами.

Она спала бы, наверное, до утра, не ведая счета тихим часам, пока коридоры тесного для такого количества людей поместья не наполнились бы вновь шумом и суетой. Согревшись под пледом, Ноэль неосознанно жаждет немного прохлады и не кутается больше, а позволяет ему сползти, сбиться в комок и свеситься на пол, рискую вскоре снова замерзнуть. Но заботливые руки снова натягиват плед ей на плечи и укутывают теплом ноги, и в этот раз Ноэль не переворачивается на другой бок, чтобы вернуться к сладкому сну, а выныривает из пучины видений и почти просыпается.

Спросонья ей трудно отличить явь от зыбких видений, и кажется поначалу, что родной голос звучит только внутри ее усталой головы. Но теплая рука поверх ее плеча убеждает, что Рауль ей теперь не грезится, он действительно вернулся и нашел ее. А она, к собственному стыду, все-таки не дождалась и уснула. Все еще путающаяся в снах и действительности Ноэль неуверенно открывает глаза, но пока видит перед собой лишь неотчетливую бледную тень; и чтобы убедиться окончательно, тянется к его руке и осторожно накрывает сверху, будто сонливость дарит ей отвагу, которой всегда не хватает у бодрого и ясного ума, и забирает в обмен все смущение.
- Ты нашел меня, - тихо шепчет Ноэль, пока зрение обретает привычную четкость, и склоненный к ней Рауль из бледного призрака превращается в самого себя. - Который час?
Сон отступает медленно и неохотно, мысли еще спутаны, и Ноэль досадливо хмурится, с трудом разделяя переплетенные события прошедшего дня и привидевшиеся ей их искаженные образы. Ясно лишь, что не все ее воспоминания были безобидными грезами, и от острого осознания, что горе и страх не уйдут вместе с ночной тьмой, Ноэль резко вздрагивает и крепче сжимает руку Рауля.
- Как ты? Я уехала в твоем плаще, ты не замерз? - обеспокоенно спрашивает шира, из разветвляющегося потока своих мыслей выделяя главную.
Не отпуская ладонь Рауля, будто боясь снова остаться в одиночестве посреди незнакомого замка, измученных людей и собственных кошмаров, Ноэль садится, зябко кутаясь в плед и ослабленно опираясь спиной на каменную стену, а на освободившееся место указывает принцу, чья усталость после такого долгого дня должна быть несравнима с ее.

+1

14

Она не отдыхала, понимает Рауль, глядя на пробуждающуюся ото сна девушку. Скорее всего ее сон длился не так уж и долго, и из-за этого принц ощущает укол совести. Он не хотел будить ее, прекрасно понимая, насколько она должна была быть уставшей после всего пережитого. Да что там - его самого едва не мутило от усталости, что уж говорить о хрупкой девушке, которая не была привыкшей к такому и вообще впервые столкнулась с чем-то подобным. Губы Рауля дрогнули, на лице появилась гримаса - Ноэль не должна была с подобным сталкиваться, его семья не должна была с подобным сталкиваться, и это все его, Рауля, вина, потому что ему было поручено беречь их покой. Как же он хорошо, однако, со всем справлялся, каким же был молодцом! Ярмарка должна была быть единственной их бедой, потому что после нее все должно было складываться так, как надо, но все постоянно шло не так даже несмотря на все усилия, которые к этому прикладывали близнецы и Колетт, но большую часть вины юноша упрямо брал на себя. Ни Колетт, ни Дамьен не были теми, кто должен был кого-то защищать. Защитником был Рауль, и он совершенно не справлялся с этой задачей.

-Конечно нашел, - говорит Рауль так, будто бы иначе и быть не могло, будто бы он без труда смог разыскать ее в самую страшную грозу или метель, сразу бы понял, в какую сторону идти и куда надо глядеть, чтобы заметить во тьме тонкую девичью фигурку. Для него, выросшего глядя на любовь рыцаря и прекрасной дамы, которую символизировал союз его родителей, с детства слушавшего любимые королевой баллады о превозмогавших всех чувствах двух человек, это было чем-то нормальным. Иначе, в представлении Рауля, уже почти смирившегося с тем, что он пока что называл влюбленностью, быть не могло. Его лицо разглаживается, и он чуть улыбается, хоть и смотрит на Ноэль виновато. За окнами еще темно, все спят, так что, скорее всего, до утра еще есть время. - Еще поздно. Прости, что разбудил тебя.

Рауль поддерживает ее, когда она садится, сжимает ее ладонь, рассматривая ее снизу вверх. Тени причудливо ложатся на ее лицо, делая черты девушки острее и заставляя ее выглядеть старше. Наверное, такой она будет лет через десять - большеглазой и скуластой, а если ее жизнь сложится хорошо, то уголки тонких губ не будут опущены, а взгляд не станет прохладным. Это странные и пугающие мысли, которые наверняка вызваны усталостью и дневными переживаниями. Рауль качает головой и на мгновение наклоняет ее, почти невесомо касаясь лбом коленей Ноэль. Он знает, что это непозволительная поза - она молодая и незамужняя девица, которой нельзя позволять кому-то лишнее, а он принц, который вдруг решил перед кем-то преклониться, - но сейчас у него нет сил заботиться о подобном.

-Нет, я не замерз, не переживай, - Рауль почти не врет: в основном, он был настолько занят, что почти постоянно находился в движении, от чего холод и не чувствовался, но об этом ей знать не нужно. Юноша вздыхает и поправляет плед на ее плечах, а после опускается на кушетку, тут же откидываясь назад и прислоняясь спиной к каменной стене. Завтра у него наверняка все будет ныть и тянуть так, что впору будет если не выть, то тихо и протяжно скулить, но пока что он не чувствует ничего, кроме тяжести в руках и ногах. Принц поворачивает голову в сторону, чтобы смотреть на девушку, которую и так видно в этом полумраке не так уж и хорошо. - Кажется, в деревне меньше пострадавших, чем мы думали. Граф Фортунато тоже в порядке, мы схватили одного из нападавших. Посмотрим, что он скажет нам завтра, когда... - он быстро смолкает. Ноэль не нужно этого всего знать, достаточно того, что в деревне все не настолько плохо. Ее никоим образом не касается то, как именно завтра днем будут вытягивать сведения из разбойника. - Почему ты спала здесь? И что с твоими родственницами? Полин и Люсиль были с графиней? Они обе здесь, не ранены?

Стоило спросить об этом с самого начала, но Рауль только сейчас, убедившись, что с Ноэль все в порядке, в состоянии задавать еще какие-то вопросы.

+1

15

Она сонно зевает, прикрывая рот ладонью, и трет глаза, в которые будто песка насыпали. Ясность мыслей возвращается медленно и неохотно, но все же Ноэль не спешит упасть обратно в объятия полного мутных видений сна и радуется, что вернувшийся Рауль прервал ее беспокойные грезы. Она чуть щурится, в полумраке вглядываясь в его лицо: принц улыбается как будто виновато, но зрение может обманывать ее замысловатой игрой теней, а вина здесь принадлежит только ей, не сумевшей удержаться вдали от соблазна мягкой кушетки и теплого пледа.
- Хорошо, что разбудил: я ждала тебя и не собиралась пока засыпать, - качает головой Ноэль, отрицая неуместные извинения.
Она думала, что дневные переживания и тревога за оставшегося у сожженной деревни Рауля надежно лишат ее сна или выльются в кошмары, которые не дадут надолго сомкнуть глаза. Но усталость оказалась намного сильнее, чем мрачные и пугающие воспоминания, и даже желание дождаться Рауля сдалось под напором утомления. Стоило только на минуту присесть и на секунду прикрыть глаза - и долгожданный сон тут же захватил власть над слабым, перегруженным эмоциями телом. Ноэль снова стыдно: пережившая не меньше бед Филомена, наверное, еще долго продержалась на ногах, без устали помогая пострадавшим; и сам Рауль, прошедший сквозь сражение и разбиравший все последствия нападения, тоже не поддавался утомлению. А Ноэль снова оказалась слабее всех.

Она краснеет, когда Рауль неожиданно преклоняет голову к ее ногам - жест, который ей стоило бы пресечь и возмутиться нарушению приличий; но вместо того Ноэль спешит приписать ему свое, тайное и желанное, значение и сразу же старается опровергнуть свои фантазии: если бальбинскую ширу угораздило влюбиться в проявившего к ней немного внимания принца, это не значит еще, что ее несмелые чувства взаимны. Скорее, все наоборот, и поджидает ее в скором будущем жестокое разочарование. В будущем, но не сейчас. Пока же, радуясь, что в едва тронутой светом молодой луны и отблесками огня темноте ее смущенный румянец будет заметен меньше, она в робкой ласке касается темных волос Рауля - и отдергивает руку сразу же, как он распрямляется.

- Но ты устал, - не спрашивает, а утверждает шира, встревоженно наблюдая за опирающимся на стену принцем. Ему бы лечь уже и выспаться, а не развлекать ночными разговорами бальбинскую девчонку, для себя укравшую уже несколько часов желанного отдыха. - Я рада это слышать, - улыбается Ноэль, но тень печали все еще лежит на ее лице. Пострадавшие все же есть, она своими глазами видела и мертвых, и тяжело раненных; а те, кто отделались лишь испугом и горем, посреди зимы остались без домов. И в длинной процессии придворных не обошлось без жертв, о которых молит Рауль и не спрашивает Ноэль. Он провел весь день, разгребая последствия чужой жестокости, а многочисленные заботы прочертили тревожные морщины по его лбу и между бровей - и шира, мечтающая эти беспокойные следы разгладить, а не углубить, предпочитает все свои вопросы оставить до утра.

- Я случайно тут заснула: всего лишь села отдохнуть - и уже ты меня будишь, - слабо улыбается Ноэль. - С ними все хорошо, не волнуйся. Люсиль потянула ногу, а Полин застудила горло, но на обеих нет ни царапины. Когда я приехала, они обе отдыхали в покоях наверху, и Филомена, видимо, теперь присоединилась к ним. - Пожалуй, Ноэль должна была спать там же, но сначала она хвостиком ходила за неугомонной невесткой, а затем, когда силы ее оставили, не пожелала снова оказываться под недовольным взглядом лишившейся мелодичного голоса Полин и решила присесть ненадолго внизу. И теперь, встретившись с Раулем и не отводя взгляда от его лица, неуловимо меняющегося в лунном свете, о своем решении вовсе не жалеет.
- Мне кажется, ты тоже сейчас заснешь прямо здесь, - она чуть крепче сжимает его руку, будто мешая провалиться в сон. Где-то Рауля уже ждут теплая постель и блаженная тишина - самое меньшее, что он заслужил после этого безумного дня; кушетка в продуваемом всеми сквозняками коридоре, где с самого раннего утра начнутся шум и суета, мало подходят ему для отдыха. - Ты уже повидал и успокоил Ее Величество? Я нашла ее сразу, когда приехала, и передала твои слова, но боюсь, что не смогла сильно уменьшить ее тревогу. - О любопытстве, которым полнился обращенный на нее взгляд королевы, Ноэль стыдливо молчит, хотя вопросы так и вертятся у нее на языке и только чудом не срываются вниз.

+1

16

Рауль на мгновение прикрывает глаза, прислушиваясь к своему телу. В ушах у него не проходящий гул, который имеет все шансы перетечь в головную боль завтра. О том, что ждет его в ближайшие часы юноша думать не хочет, прекрасно понимая, что ничего хорошего. У него слишком много дел, которые надо непременно сделать, и доверить их он никому никак не может. Хватит того, что отец его и так позволял народу слишком много, раз тот распоясался. Перед глазами у него встает тот разбойник, и Рауль спешно отгоняет непрошеное видение, совершенно ненужное ему сейчас. Воскрешать в памяти он его будет тогда, когда в руках у него будет зажат меч и ему понадобится хорошенько разозлиться. Сейчас же Рауль может позволить себе побыть в покое, хоть и не совсем долго. Рядом с Ноэль его мысли прекращают хаотично метаться в голове, и он может вздохнуть немного свободнее, чем можно в их ситуации. С ней у него выходит притвориться, что мир вокруг не разваливается на части словно один из тех песочных замков, которые он с братьями и сестрами строил в детстве на феретских берегах. Теперь это все кажется каким-то далеким сном как и то неуловимое прикосновение Ноэль к его волосам.

-Усталость отойдет с первыми лучами солнца, - теперь принц врет нагло и беззастенчиво, потому что отдохнуть ему удастся не скоро, но успокоить Ноэль ему важнее. На его губах появляется улыбка: забота девушки ему приятна, но тревожить ее он не хочет. Несмотря на то, что ее беспокойство льстит ему, заставляя увериться в ее симпатии к нему, юноше не нравится тень страха на ее лице. Ноэль должна быть весела и улыбчива, должна купаться в теплых лучах солнца и кутаться не в его пыльный плащ, а в легкую яркую накидку. -Хорошо, что с твоими родственницами все в порядке и что ты поспала - день был тяжелый. Думаю, что завтра матушку и ее дам могут перевезти в более тихое место, чтобы они все спокойно пришли в себя, а затем обратно в столицу. Она будет против, но я не собираюсь рисковать ее и без того хрупким здоровьем. Вас я хочу отослать с ней же, - в голосе его неожиданно появляются непреклонные стальные нотки. Он прекрасно понимает, что беспокойство за тех, кто ему дорог, будет непременно отвлекать его от дел, а желание увидеть Ноэль может пересилить чувство долга, поэтому отъезд королевы Анриетты с ее дамами и графини Филомены с ее подопечными кажется ему самым разумным решением этой проблемы. Принц предчувствует, что ни одна из женщин не захочет так просто уезжать, но отступать он не собирается. Хватит с него, будет так, как он решил.

Ему приятно тепло ее ладони, и юноша на мгновение опускает глаза. В лунном свете Ноэль кажется слишком маленькой и слабой, ее хочется укрыть и защитить. Прикосновения к ней он крадет, даже говорит с ней украдкой, и ему это претит. Никогда раньше ему не приходилось осторожничать с тем, как коснуться девушки или как к ней обратиться, не было необходимости и таиться. Он не любит секреты и то, что ему из-за своей же дурости приходится так скрывать свою приязнь - злит. Но есть ли смысл ее не скрывать, если он не уверен ни в себе, ни в ней? Если боится того, что может подумать о нем девушка, если узнает его так, как его знает хоть та же Эстель, привыкшая как и большинство членов его семьи не обращать уже внимания на вспышки гнева, обидные замечания и сумасбродство своего старшего брата. Он знает, что напугал Ноэль тогда, осенью, но что если случится что-то более масштабное и он не сможет с собой совладать?

-Я не засну, - качает Рауль головой и вновь смотрит на Ноэль. -Да, я уже побывал у нее. Поразительно, но несмотря ни на что она чувствует себя очень даже неплохо. Я боялся, что из-за пережитых волнений ее состояние ухудшится, - признается юноша с тяжелым вздохом. -Твои слова ее успокоили, ей было очень важно знать, что со мной все хорошо. Она также отметила вас с графиней. Ее она назвала достойной своей новой фамилии. Кажется, она что-то украдкой сказала про то, что и ты похожа на своих родителей, но я точно тебе не перескажу сейчас, прости, - их разговор был сумбурным, и комментарий матери Рауль вспомнил только сейчас. Его улыбка полна сожаления. Ему хочется сказать что-то еще, но тут он вспоминает про подарок и спешно лезет в карман. В следующее мгновение небольшой шуршащий сверток ложится в ладонь Ноэль. -Я думал подарить это чуть позже, но мне кажется, что потом нам будет не до этого.

Голос принца звучит нарочито ровно и может показаться даже каким-то равнодушным, а лицо - маска безмятежности. Выдают его лишь глаза, которые пристально наблюдают за девушкой.

+1

17

Часто терявшая всякое понятие о времени и расстоянии на своих прогулках или часами пропадавшая в рыбацкой деревне, Ноэль по себе знает, что усталость и изнеможение не уходят с рассветом в одну секунду, что ноющие ноги и перетруженные руки в новый день могут болеть только сильнее и откликаться слабостью на каждое движение, что переполненная мыслями и воспоминаниями голова наутро иногда становится настолько тяжелой, что оторвать ее от мягкой подушки - подвиг, посильный лишь настоящим героям. Пережив все выпавшие Раулю испытания и труды, она сама бы уже упала без сил, а его способностью держаться на ногах и вдобавок еще утешать немного отдохнувшую ширу она может только восхищаться. С укором и неодобрением качать головой восхищение, впрочем, нисколько не мешает.
- Тебе надо отдыхать намного дольше, чем до рассвета, чтобы забыть об усталости. Но никто не сможет тебя заставить, верно? - с досадой на неберегущего себя принца вздыхает Ноэль. Она не тешит себя иллюзией, что обладает хоть каким-то влиянием на Рауля и что сможет уговорить его бросить дела и хотя бы выспаться вдоволь, чтобы вернуться потом ко всем заботом с новыми силами. Может быть, такое под силу королеве, но волей заботливого сына уже завтра она окажется далеко от него и из тихого убежища никак не сможет спорить с изматывающим его упрямством.

- Не думаю, что Филомена согласится покинуть своих пострадавших знакомых, - с сомнением тянет шира, за словами о деятельной невестке скрывая свое собственное нежелание оставлять Рауля. Пожалуй, его слова разумны и полны благих намерений, но Ноэль они все равно не по нраву. Но она почти ничем не может помочь в переполненном поместье, где прежде всего нужны опытные врачеватели и умелые сиделки, а не девчонка, способная только утешать, подбадривать и подавать лекарям бинты. Оттягивать на себя внимание принца - тем более не помощь, а вред; разве что, беседуя с ней, он присаживается ненадолго отдохнуть и отвлекается мыслями от всех печальных забот, и Ноэль счастлива, если хотя бы этими маленькими радостями может скрасить его трудные долгие дни.

- Мне кажется, Ее Величество намного сильнее, чем мы думаем, и забота о других не истощает ее, а только укрепляет, - с улыбкой утешает Рауля Ноэль, восхищенная стойкостью королевы, от переживаний не слегшей в постель в новом приступе болезненной слабости, но сумевшей остаться на ногах и окружить заботой тех, кому сегодня повезло меньше. Шира успела уже услышать историю о том, как королева обменялась одежной с герцогиней Бонне и невредимой ускользнула от разбойников; если бы все события не были обернуты пеленой горя и печали, то Ноэль непременно восхитилась бы обеими отважными дамами и высоко оценила бы их приключение, сравнив его с прочитанными в дневникак деда. Увы, в книгах и мемуарах авторы зачастую забывают отметить, какую высокую цену платят храбрые герои и их окружение за авантюрное развитие сюжета.
- Она знала моих родителей? - удивленно вскидывается Ноэль, но ответ находит сама: конечно же, покойные граф и графиня неоднократно бывали при дворе и наверняка были представлены совсем юной тогда королеве. - Я никогда не слышала более приятной и ценной похвалы. - Матушку шира не помнит совсем, отец остался в ее памяти смутным образом замкнутого и отстраненного мужчины, раньше времени постаревшего. Горькая печаль по давно ушедшим родителям не терзала больше ее сердце и не мучила несбыточными мечтами, но лестное сравнение с ними все равно вызывает у нее радостную улыбку и желание узнать больше о людях, давших ей жизнь. Только не может же Ноэль так просто прийти к королеве и попросить поделиться воспоминаниями о графской семье, которую та мельком знала больше шестнадцати лет назад.

На мягко шуршащий сверток в своей ладони она несколько секунд смотрит с недоумением и смущением, а потом с теми же чувствами ненадолго поднимает взгляд на дарителя. Прикусив губу, Ноэль осторожно разворачивает обертку, и ей на колени падает браслет из разноцветных морских ракушек. Она трепетно гладит кончиками пальцев маленькие раковины, собранные на одну нить, и улыбается с самой искренней и нежной благодарностью.
- Спасибо, он просто прекрасен, - тихо и смущенно благодарит Ноэль, любуясь ракушками. Те напоминают о море, плескающемся у подножия родного замка, об успокаивающем шуме прибоя и о первой прогулке с Раулем по берегу к рыбацкой деревне, когда шира неожиданно для себя нашла в принце друга... и не только друга. Подарок кажется простым - Полин, наверное, обиделась бы, если бы вместо драгоценностей получила ракушки; но для Ноэль он чудесен и бесценен. - Поможешь застегнуть, пожалуйста? - чуть подобрав длинный рукав платья, она протягивает Раулю правое запястье и передает обратно браслет.
- Боюсь, что мне нечем ответить. Мой подарок намного скучнее, да еще и потерялся вместе с остальными вещами в это суматохе... - со стыдом признается Ноэль, до этого момента сомневавшаяся, что их отношения вообще позволяют подарки, и не знавшая, что подарить имеющему все принцу.

+1

18

Забота Ноэль кажется Раулю смешной, но вместе с этим заставляет его улыбаться. Забота приятна, она заставляет верить, что о нем девушка беспокоиться не только как о знакомом. Он качает головой и фыркает, вновь задумавшись об отдыхе - да ну, зачем он ему! Юноша верит, что может жить на чистом упрямстве, на злости, жить назло и чему-то вопреки. Он знает, что из принципа сможет двигаться вперед, и это лучшая пища для его тела и духа. С самого детства его, рассерженного, было невозможно остановить или образумить. Он делал что-то остервенело и упорно, и эту способность он смог пронести сквозь года. Сейчас небольшая передышка, сейчас он накрыл стеклянным колпаком все, что чувствовал, чтобы не пугать Ноэль, не показывать ей, насколько не таким, каким она себе его представляет, он может быть. Это вранье Рауль считает необходимым и неизбежным, и потому врет беззастенчиво и нагло, играет в одной ему известно постановке, страшась того часа, когда действию подойдет конец. Что скажет Ноэль, когда он скинет маску и она обо всем узнает?

-Со мной все будет в порядке, - вновь отмахивается принц, вытягивая вперед ноги. -А у графини никто не спросит. Карета будет готова завтра к полудню, если даже не раньше. Думаю, что она и не сможет спорить, если сама королева попросит сопровождать ее, - если матушка начнет отказываться, то он легко убедит ее в том, насколько графиня Лавайе и ее подопечные будут необходимы ей в пути. Признаваться в своих истинных мотивах он не будет, пускай и знает, что королева явно догадывается о чем-то. Если он не будет озвучивать то, что происходит у него на душе - всем будет лучше, в первую очередь Ноэль. - Матушка сильна, но больше духом, чем телом, поэтому мы и стараемся ее беречь. Особенно после той треклятой болезни, все ведь думали... - Рауль обрываем себя едва ли не на полуслове. Облизывает тонкие губы и хмыкает, спешно отгоняя от себя самый страшный образ из своих кошмаров - мертвую королеву Анриетту в постели цветов. Передернув плечами, принц спешит отвлечь себя иными мыслями. - Да, но я не могу точно сказать насколько хорошо. Впрочем, вы и сами сможете это сделать в ближайшие дни, пока будете сопровождать матушку. Уверен, она с радостью поделится с вами своими воспоминаниями о покойных графе и графине Лавайе. Она любит такие рассказы, особенно о тех, кто приглянулся ей.

Но вот внимание Ноэль сосредотачивается на свертке, и юноша с нетерпением ждет вердикта. Браслет этот, с виду незатейливый и даже простенький, Рауль выбирал долго. Можно было бы подарить ей что-то из драгоценностей, какие-то ленты или еще какую-либо безделушку, которая порадовалась бы любая столичная  барышня, но это было бы не то. Он долго терзался муками выбора, долго думал, что именно станет для девушки лучшим подарком, прежде чем решил не мудрствовать. В Храме к его просьбе, подкрепленной щедрой податью, отнеслись благосклонно, и через несколько дней улыбчивый жрец преклонного возраста вручал ему подарок, описывая то, что будет позволено делать его обладательнице. Рауль же, вознеся быстрые молитвы Дарительнице, спешно удалился - ему не хотелось, чтобы кто-то увидел его в храме. Это вызвало бы ненужные вопросы, а их принц не хотел.

-Я рад, что браслет тебе понравился, - с облегчением выдыхает Рауль, который в самом деле успел уже себя накрутить. Заметь он разочарование на лице Ноэль, даже едва заметную его тень, он спешно бы выхватил подарок, сославшись на то, что это глупая шутка. Чувство стыда или неловкости было тем, что принц ненавидел лишь чуть меньше беспомощности, и переносить такое он мог с большим трудом. - Это артефакт, веришь? Сделан в храме Дарительницы, том самом, который тебе так понравился. Теперь от тебя ни одна курица не сбежит, - с его губ срывается тихий смешок, и принц продолжает, - Ты сможешь призывать и управлять животными, он даст тебе такую возможность. Я подумал, что тебе такое должно понравиться, - что запястье Ноэль, что браслет - и то, и другое в его мозолистых и исцарапанных руках с темными полосками под ногтями смотрится слишком хрупкими. На мгновение принц замирает, рассматривая узкую ладонь девушки и ее длинные пальцы, а затем принимается за дело. Он заставляет ее поднять руку выше, потому что в полумраке плохо видно браслет, и осторожно застегивает его. Украшение на руке Ноэль смотрится хорошо, и юноша удовлетворенно хмыкает.

Рауль сам не знает что делает, когда заставляет девушку поднять руку еще выше и прижимается губами к ее ладони, чувствуя мягкость кода, а затем и к тонкому запястью, робко выглядывающему из под длинного рукава платья. Этот жест непозволителен. Что там склоненная к ее коленям голова! Но принц не думает об этом, принц думает только о девушке подле себе, о мягкости ее рук, тонких чертах и больших выразительных глазах, кажущихся черными и бездонными в полутьме. Он опускает руку девушки, но не выпускает ее, вместо этого словно зачарованный тянется к ней, наклоняется, заглядывая затуманенным взглядом в ее лицо. Будь на месте Ноэль какая-то придворная прелестница, она бы охотно встретила его на полпути, на ее устах играла бы довольная улыбка, но Ноэль не придворная прелестница, не Полин, которая была готова так охотно дарить ему свою благосклонность. Ноэль другая, и осознание этого заставляет сердце принца биться быстрее в груди.

+1

19

Раз за разом Рауль отмахивается от ее робких попыток проявить заботу, как от надоедливо жужжащей мухи; Ноэль такую реакцию ждала и потому не обижается, но с молчаливой досадой качает головой. Свою мать он будто нарочно отсылает из переполненного пострадавшими поместья, чтобы точно никто не смог принудить его к полезному отдыху и бездеятельным часам целительного сна, и своими настойчивыми напоминаниями шира, видимо, сама накликала на себя ту же участь. У нее нет аргументов для спора - кроме того жалкого, недостойного упоминания довода, что рядом с Раулем ей спокойнее и за него, и за себя. Даже упоминание Филомены, приносящей в полевом госпитале едва ли не больше пользы, чем все остальные дамы вместе взятые, не помогает зацепиться за призрачную возможность остаться, потому что принц прав: отказать в просьбе королеве, некрепкой еще здоровьем, графиня не сможет, а никого из своих подопечных после всего произошедшего не бросит в неизвестности и одиночестве.

- Как ты спешишь избавиться от всех, кто может напоминать тебе об отдыхе! - полушутливо упрекает Ноэль, забывая о недопустимости подобного тона и чуть повышая голос. От резкого звука всхрапывает и грузно переворачивается спящий прямо в проходе немолодой дешир, и Ноэль, вздрогнув, испуганно прижимает пальцы к губам. Наверное, ее лишают всякой осторожности события этого длинного дня, напомнившие, насколько хрупок мир и коротки жизни, и кружит голову тесное соседство на узкой кушетке с Раулем, от усталости тоже теряющим ясность мыслей и не отводящим от нее странного, переполненного смутных и неразборчивых чувств взгляда. А может, все искажается в неверном лунном свете, и невиданные глубины его взгляда полны иных забот, никак не касающихся одной глупой, перепуганной ширы, а все остальное она просто выдумала, преувеличив свою значимость.

- Вы напрасно боялись, королеву не так просто сломить, пока ее дети рядом и так сильно о ней заботятся, - утешает Ноэль, легко додумав несказанное, и в жесте поддержки накрывает его крепкую ладонь своей крепкой и чуть сжимает, будто пытаясь передать свою веру в исцеляющую силу семейной любви и в действенность горячих молитв. Но, смутившись, почти сразу ладонь отдергивает, чинно складывая руки на пыльной, тоже пропахшей дымом юбке. - Я не посмею надоедать Ее Сиятельству своими вопросами. - Не сейчас, когда все мысли должны быть направлены на тревогу о живых, а не на тоскливые воспоминания о давно ушедших. Может быть, однажды Ноэль наберется все же храбрости спросить королеву о своих родителях, чтобы ее рассказом пополнить сложившиеся в ее фантазии нечеткие образы, но постарается выбрать более подходящий момент.

Обрывки путаного сна все никак не улягутся в ее голове, окрашивая действительность в странные цвета, и на Рауля с его неожиданным подарком Ноэль смотрит неверяще, как на часть просочившейся в реальность полуночной грезы. Но нет, приятная тяжесть браслета на ее протянутой к нему ладони развевает остатки сна, а вместе с ними - закравшиеся было сомнения в устоявшемся между ними... неравнодушии, слова сильнее и определеннее Ноэль все еще запрещает себе использовать.
- Мне очень нравится, спасибо, - тихо подтверждает Ноэль, недоумевая, как вообще Рауль мог в этом усомниться. И от слов об артефакте подарок становится для нее лишь немного дороже: будь он обычным памятным украшением, она бы ценила его не меньше. - Никогда не видела настоящих артефактов. Может быть, не только с курицами, но и с лошадьми я теперь смогу поладить? - улыбается, подавляя грозящий нарушить тишину радостный смех, шира. К верховой езде особых способностей она никогда не проявляла, и когда обучавший ее конюх помогал оседлать самую смирную из лошадей в конюшне Лавайе, чувствовала себя скованно и неуверенно, никак не могла сохранить равновесие даже при спокойном шаге и боялась лишний раз шелохнуться.

Все ребяческие мысли о сбегающих курицах и непослушных лошадях как ветром сдувает, когда принц касается ее запястья: сначала пальцами, застегивая браслет, затем, в кажущемся естественным продолжении жеста, - горячими губами. Ее сердце заходится бешеным стуком от радости и испуга, и колеблясь между двумя равноценными бурями чувств, Ноэль замирает в нерешительности, не смея ни наклониться ближе в немом разрешении, ни отдернуть руку в положенном возмущении. Чувствам тесно в груди, которую будто каменным обручем сжимает, и дышит шира прерывисто и неровно - а потом вовсе задерживает дыхание, когда Рауль распрямляется, отстраняется от ее руки и тянется к ней. Она не знает, что ей положено делать и чего ждет от нее Рауль, и просто покоряется судьбе, недвижно и зачарованно не отводя взгляда от принца. Ее ладонь все еще остается в его руке, и пальцы переплетаются в неразрушимом соприкосновении. Губы тоже вот-вот коснутся в сладком первом поцелуе, и время замедляется, тягучий его ход отмечают только удары сердца, трепещущего в волшебно-сказочном предчувствии...

Но снова всхрапывает и громко сопит спящий неподалеку дешир, и чьи-то шаги звучным эхом разлетаются по тихому коридору, бьются громовыми отзвуками в укромной нише и рассеивают скопившийся в голове туман. Сказочный момент разрушен страхом быть обнаруженными; Ноэль резко вздрагивает и отстраняется.
- Я... Мы... Нам не... - беспомощно лепечет она невнятные оправдания своему испугу. Шаги, кажется, приближаются, и смятение в ее душе растет с каждым звуком. Ладони их все еще переплетены и сжаты, и Ноэль сжимает свою чуть сильнее, извиняясь и прощаясь. - Доброй ночи. - Необходимость разорвать прикосновение рук и расстаться то ли до утра, то ли на несколько мучительных дней схожа с пыткой, но у Ноэль нет времени колебаться: перепуганной птичкой вспархивает она с кушетки, стараясь ступать неслышно, спешит прочь от звучных шагов чужака и только перед поворотом оглядывается с сожалением и смущением на Рауля, прежде чем скрыться из виду. Останавливает свой быстрый шаг только на втором этаже поместья, почти у выделенных графине и всем ее подопечным покоев: восстановить сбившееся от спешного побега дыхание, дождаться, пока угомонит свой судорожный стук сердце, и мечтательно коснуться губами теплых ракушек браслета, прежде чем спрятать его под длинным рукавом платья и войти в комнату к спящим родственницам.

0

20

Эта ночь кажется слишком тихой, слишком душной и вязкой, после дневных событий. Потом Рауль будет вспоминать ее так, словно она была зыбким сном - непонятным, странным и немного пугающим. Слова Ноэль сливаются в чарующий поток, но он лишь отмахивается от них: полно вам, шира Ноэль, полно, не беспокойтесь обо мне. Забота ему знакома, понятна и привычна, но не ему она нужна. Ее ему хватает и у матери, которая смотрит на него глазами полными боли и сожаления. Королева Анриетта хотела иного для своих детей, и сердце ее разрывается от того, что все складывается не так, как должно было. В Рауле с каждым днем она видит все больше не от отца, а от двоюродного деда, дяде короля Эдмоне Мерво - поджатые губы, с угрюмой складкой в уголках, стылый взгляд светлых глаз. Все это проявляется медленно, но неуловимо, проступает на поверхность раньше времени, острее положенного, вызванное обстоятельствами, заставляющие его, задержавшегося если не в детстве, то в юности, взрослеть разом, в одночасье отметая все наивное и легкое.

Едва ли не впервые в эту ночь принц оживает. Взгляд его тяжелеет, и все замедляется, почти замирая. Ни с одной из придворных чаровниц Рауль не чувствовал чего-то подобного, ни одна самая искусная девица в столичном доме увеселения не заставляла его так замирать в ожидании. Он не знает, похоже ли это хоть немного на то, что испытывает его отец, глядя на его мать, но Рауль не смог бы спросить, даже будь отец не где-то далеко, а здесь, рядом. Он не стал бы спрашивать, потому что это все было слишком его, принадлежало лишь ему, и пускай оно досталось ему из-за глупой и злой шутки, затеянной ради другой девушки, юноша не собирался этим делиться ни с кем. Его взгляд ласкал лицо Ноэль, Рауль запоминал выражение ее глаз, вслушивался в судорожное дыхание, не зная, наказание ли это все или какая-то награда за все мучения, что прошлые, что будущие? Гнев ли это Благих Богов, наказание ли их, или насмешка кого-то из Неблагих, решивших повеселиться за счет дальмасского принца?

-Ноэль, - шепчет Рауль ее имя. Он чувствует исходящее от нее тепло, и почти что может различить аромат ее волос. Быть может это все игра его воспаленного разума, какая-то глупость, навеянная усталость и подкрепляемая летними воспоминаниями, но на мгновение ему кажется, что он слышит запах полевых цветов и моря, что на лицо его падают лучи закатного солнца, а под ногами зыбкий прибой. Это длится одно мгновение, его губы почти касаются губ Ноэль, и Рауль думает, так ли это все должно быть? Должно ли это сопровождаться замершим сердцем, желанием притиснуть к себе, расцеловать узкое лицо, зарыться носом в густые темные волосы, непослушной волной спадающие на плечи девушки? Так ли должна выглядеть любовь, которую, кажется, испытывает он к шире Лавайе, с которой так неосторожно решил связаться, не зная, чем это для него может обернуться. Рауль тянется к ней, касается ее лица пальцами - самыми кончиками ведет по нежной щеке, - почти целует, почти...

В созданные ими мирок врываются посторонние звуки - храп и гулкие шаги, все о, о чем Рауль успел забыть. Волшебство, стеклянным колпаком накрывшее его с Ноэль, вдруг испаряется, улетучивается словно предрассветная дымка. Принц смаргивает морок, сморит на девушку с удивлением и не останавливает ее, просто не успев сообразить, что надо делать. Легким быстрым шагом Ноэль убегать от него, теряясь в темноте коридоров, оставляя Рауля наедине с собой.

Шаги, что неумолимо приближались и спугнули Ноэль, начали удаляться, и мимо укромной ниши так никто и не прошёл

+1


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Свершившееся » выпавший снег никогда не растает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC