У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Virizan: Realm of Legends

Объявление

MahavirJainaLysanderLevana
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
29/05 Открыт второй квест приключенческого направления - "Доносится песня из глубокого леса", первый же вы можете прочитать и оценить здесь.
25/05 Весенняя глава практически завершена: часть квестов доиграна, часть подходит к концу. В связи с этим мы открываем запись на лето!
10/03 Вашему вниманию представляем иллюстрированный бестиарий нашего мира.
08/03 Весенняя сюжетная глава официально запущена! Следите за очередностью и не забывайте поддерживать соигроков позитивом.
01/03 По просьбам трудящихся мы вводим систему дайсов - отныне вы можете отыгрывать непредсказуемые сражения, как магические, так и классические. Подробнее читаем здесь!
01/03 Вопреки минусовым температурам за окном у нас весна! Встречаем новым дизайном и некоторыми дополнениями, которые будут скоро-скоро - не пропустите объявление!
09/02 Дамы и господа, просим вас отметиться в опросе "Как вы нас нашли?" и тем самым помочь развитию форума!
01/02 Внимание, внимание всем скайхайцам! Стартовали всекоролевские выборы нового кинна, всем сознательным гражданам пройти на избирательный участок и отдать голос за достойнейшего.
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
▪ магия ▪
▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ nc-17 ▪
▪ эпизоды ▪
▪ мастеринг смешанный ▪

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Свершившееся » Ветер перемен


Ветер перемен

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Ветер перемен
http://sd.uploads.ru/eUoF8.gif http://s9.uploads.ru/rGjEN.gif
Фалви Дугалсон и Сетрют Генш • таннорн Альвхельм, Скайхай, 02 сентября 984
Фалви любил Йоль, но также ему всегда нравилось бывать за его пределами и видеть что-то новое. Именно поэтому он отправился сопровождать торговца в низины, где и увидел впервые дочь танна Генша, Сетрют, поймавшую его взгляд.

+3

2

[indent] Скайхай отличался от Йоля. Фалви замечал это не только в людях, чей говор был несколько иным, а одежды ничуть не походили на аюльские, не только в природе, более мягкой и полной сочной зелени, но и в воздухе. Йоль пах соснами, еловыми шишками и чем-то холодным и не поддающимся описанию, чем выше в горы, тем больше от этого кружилась голова и захватывало дух. В низинах же было иначе - воздух казался ему тяжелым и влажным, пах он иначе, но Фалви не мог сказать, что это ему не нравилось [но было чуждым и незнакомым, и стать родным бы никогда не смогло]. Жить бы по ту сторону гор он бы не стал, но непродолжительные поездки ему были по душе, развлекая и давая возможность узнать что-то новое. Он с интересом вслушивался в разговоры торговца, запоминал какие-то новости и слухи из Перегрина, которые потом могли бы пригодиться в Йоле. Торговцы не все до них доносили, порой упуская самое важное или интересное по мнению Фалви, от чего во время своих путешествий он всегда был внимателен, не желая что-то упустить из виду. Но это поездка пока не дала ему ничего нового - в королевстве все было спокойно.

[indent] Фалви задумчиво рассматривал усыпанное звездами ночное небо, устроившись с трубкой на горке бревен у стены дома, в котором нашел приют торговец, не раз пересекавший эти земли. Он счел бы поездку бессмысленной, настолько скучным было все, о чем говорили люди, если бы не жители этого самого дома, а в частности его молодая хозяйка. Будь это обычным домом какого-то крестьянина, пусть и зажиточного, то вряд ли бы девушка привлекла внимание Фалви так, как она это сделала. Нет, он видел разных женщин в деревнях, но вот благородных скайхайских девиц, которые бы сами занимались делами по дому и двору он не встречал. А тут - дочь танна, которая полоскала белье в речке, готовила, [float=right]http://sa.uploads.ru/t4i3H.gif[/float]суетясь у очага и занималась еще уймой дел, которые вряд ли должны были делать руки дочери хозяина этих земель. Несмотря на то, что дочь эрла Кейльхарта, жена роша Наира Рагна была ни разу не беспомощной женщиной [да смилуются Благие над тем, кто посмеет назвать ее слабой и недостойной Йоля], Фалви было сложно поверить, что кто-то еще благородных кровей может быть на нее похож. В низинах все какие-то нежные, смеялись старые воины, особенно женщины, которые знать не знают, что такое настоящий мороз и холод,.

[indent] Мужчина не знал, была ли знакома с настоящей стужей леди Генш, но то, что она прекрасно понимала, что из себя представляет жизнь, ему было предельно ясно. Он видел ее домочадцев, младших брата и сестру, помнил настороженный взгляд, которым она окинула сопровождение торговца, прежде чем позволила ему остаться на ночь в ее доме. За день ее взгляд потеплел лишь слегка да и то к вечеру, когда маленькая Техильт особенно громко смеялась над каким-то рассказом Фалви, а проникшийся к путникам Бадвин начал расспрашивать его про Йоль. А так она оставалась строгой хозяйкой этого дома [хоть и родного, но чужого, потому что он был отцовским, а ей уже давным-давно было пора обзавестись собственным], которая накрыла на стол гостям и проявила всю вежливость и гостеприимность, которую должна была проявить. Он не видел таких раньше, невольно сравнивал с теми, кого знал, находил мало сходства и множество отличий даже не зная дочь танна так, чтобы иметь возможность на чем-то основывать свои выводы.

[indent] Неожиданный скрип отвлек его от своих мыслей, и мужчина прищурил глаза, вглядываясь в темноту. Понять, что то было девичья фигурка сложностью не стало, но он понял, что это леди Генш лишь тогда, когда на ее лицо упал лунный свет. Фалви выдохнул облачко дыма, наблюдая за девушкой, а потом окликнул ее. День был тяжелый что у путников, что у домочадцев, и большинство уже давно улеглось спать, и ему стало интересно, чем же это в такое время занята девушка, которая, судя по всему, со всем привыкла справляться самостоятельно. Но оно и ясно, если судить по обрывочным рассказам Бадвина об их жизни - мать семейства уже давно забрали к себе Благие, а отец был занят тем, что пытался прокормить семью. Именно из-за этого всего девушка показалась Фалви интересной, и именно это скрашивало все и побуждало задавать вопросы [он просто еще не ведал насколько она должна была скрасить его жизнь].

[indent] уда ты собралась в эту ночь одна, хозяйка? - весело спросил он, после чего спрыгнул на землю и вышел из под козырька, даже не думая о том, что может напугать ее. Ему как-то в голову даже не пришло, что незнакомый голос, доносящийся из темноты, может заставить мурашки побежать по коже не то что у молодой девушки, а у взрослого мужчины.

Отредактировано Falvy Dugalson (2018-05-07 14:22:21)

+4

3

Something - a flick of colour the faint beat of the earth under my feet 
or maybe my name in someone's thoughts - made me lift my eyes.

Скайхай, пусть и северный край, но север северу рознь, и северный ветер далеко не родня северной розе. Как прекрасно устроен мир, разные уголки континента - обладатели совершенно разных природных богатств, - с одного края заснеженные горы, с другого - яблоневые долины, с одной стороны - скорые реки, с другой - мечты о плодородной почве. Особая близость к Йолю делала эти места холоднее, своих скайхайовских соседей, но сравниться с горным морозным краем они все же не могли. Да что уж там, грешить жителям таннорна на свои земли не стоило, - вересковые поля, заполонившие холмы, густая зелень по весне, все изменения в природе происходили в положенное время: зимние снега сменялись талой водой, а потом заслонялись свежей листвой на кронах столетних дубов. Альвхейм не выделялся бы среди прочих мест, если бы не был родным домом для юной хозяйки дома. Пусть ее сердце и замерло в ожидании увидеть новые земли, голова же была заполнена думами о благоустройстве таннорна, в котором она родилась и прожила достаточно весен, чтобы стать взрослой девушкой.

Сетрют, став хозяйкой дома, которой важно успеть сделать все работы в сезон, не раз отмечала, что поры года в Альвхейме отчетливые, - мягкий скрипучий снег, захвативший двор в конце зимы, отдает бразды правления в руки господствующему буйству красок по весне, а к лету в таннорне расцветают сады. Пусть земля Геншей и не самая плодородная во всем Скайхае, но урожая на всех жителей таннорна всегда хватало. Нынешняя осень не стала исключением, - урожай щедро одарил жителей Альвхейма запасами на целую зиму. Работа в поле не останавливалась, до тех пор, пока солнце в зените. Юная хозяйка дома и дочь танна засучив рукава, наравне с другими женщинами работала на земле. Она не из тех придворных дам и леди, что носят сковывающие движения платья и замысловатую прическу, она не из тех, кто бы смог так жить - от пиршеств до пиршеств, от праздных бесед до скучных разговоров. Сетрют вовсе не считала, что как-то оторвана от цивилизации, не находясь в эпицентре событий двора, не окруженная знатными семьями и родами, не обсуждая со сверстницами ткани и украшения. Ее жизнь протекала, как ей казалось, в делах более важных и нужных - заботе о семье и благополучии таннорна, а все события и новости приходили к ней вместе с беседами с купцами. А мимо земель Альвхельма проезжало их немало. Торговца, что ехал на повозке сегодня, Сетрют уже видела, - что позволило ему рассчитывать на ее благосклонность и просить о ночлеге в доме танна. Хозяйка дома согласилась, пусть и окинула настороженным взглядом его спутника.

Пустив в свой дом, окажи теплый прием, будь вежлива и учтива....Наказ родителей и традиции, в которых росла Сетти не оставили ни одного путника и гостя Геншей ненакормленным, необогретым и не нашедшим места для ночлега. Пусть дом танна и не мог похвастаться несметными богатствами, но и того малого, чем семья располагала хватало для того, чтобы оценить гостеприимство Сетрют Генш. Вот юная леди накрывает неотесанный дубовый обеденный стол льняной скатертью, расставляет посуду, расписанную знаками, чем-то подобными на руны, но уже не читаемыми от давности времен и неумелости рук, наносивших их. Путники и семейство Геншей ожидали ужин в небольшой зале дома.  К вечере Сетрют успела сменить свои истрепанные временем и работой в поле юбку с рубашкой на белое платье (одно из немногих, что она смогла себе позволить, когда шахта начала приносить доход и дела пошли в гору). Внося в комнату кувшин с медовухой, когда-то подаренной одним из торговцев, дочь танна отметила, как легко и непринужденно попутчик торговца общался с детьми дома Геншей, - Танхильт заливалась смехом, а Бадвин с огромным интересом слушал рассказы о местах, откуда их гость родом. Йоль...Сетрют словила на себе взгляд молодого мужчины родом из горного края как раз в тот момент, когда он рассказывал Бадвину о своих родных землях...

Солнце уже давно перевалило за полдень и медленно катится к позднему закату, семья танна и его гости закончили трапезу, а чуть погодя, направились в свои комнаты, дабы завершить такой насыщенный день приятными сновидениями. После того, как привести в порядок обеденный стол, Сетти находит минутку уложить спать младших, традиционно погасив свечи в их комнате и пожелав спокойной ночи. Пожалуй, она и бы и сама отправилась в постель, но до этого, пожалуй, еще далеко, очередной длинный день еще не закончен. Осенние вечера в Альвхейме выдаются холодными, дом главы таннорна пусть и небольшой, но отапливать его все же надо. В очаге тлели угли и их силы едва ли хватало, чтобы поддерживать в доме тепло. Босыми ногами по вечерней росе, Сетрют направилась набрать пару поленьев для того, чтобы поддержать волю пламенных языков в камине "укусить" сухую древесину.

Так бы старшая дочь танна и находилась в своих мыслях, не наруш тишину ее мыслей низкий мужской голос. От испуга Генш выронила те поленья, что уже были у нее в руках, прижалась к плотному ряду деревяшек и сжала первую в верхнем ряду правой рукой, да так сильно, что кровь пустила с указательного пальца, не ожидавшего  такой силы от своей испуганной хозяйки. Гостя из Йоля Сетрют, в этом испугавшем ее человеке, признала не сразу.Им не удалось много поговорить о том, кто он и выводов особенных она о нем сделать по той же причине не могла. Зато младшие успели вдоволь насладиться его рассказами, что Сетти даже слегка проявила благосклонность за ужином, сменив осторожный взгляд, на улыбку, пусть и проявившуюся на лице всего пару раз. Видимо поспешила...
Сориентировавшись в том, что он изрядно напугал хохяйку дома, аюлец вышел из-под козырька, дабы его лицо можно было разглядеть в лунном свете. Убедившись, что она доверяет тому, что видит, Сетти "отлипла" от ряда бревен и, поправив складку платья, что оголила левую коленку, Сетрют наклонилась, чтобы собрать поленья.
-Полагаю, в следующий раз Вам стоит позаботиться о том, чтобы обозначить свое присутствие менее угрожающе, а то Вас когда-нибудь обязательно огреют поленом.

Отредактировано Saethryth Gensch (2018-05-07 01:33:45)

+5

4

[indent] Почти сразу Фалви почувствовал острый укол вины - испуг на лице хозяйки этого дома читался легко, а лунный свет лишь подчеркнул исказившиеся страхом черты миловидного девичьей лица. Только сейчас он понял, что его оклик в самом деле был слишком неожиданным, тут в самом деле немудрено перепугаться, услышав такой ночью. Мало ли кто и для каких целей мог позвать вот так из темноты? Хватало везде и дураков, и подлецов, охочих до красивых молодых девок, которые подкрадывались в ночи или тогда, когда рядом не было никого способного отвадить такого наглеца хоть крепким словом, хоть пудовым кулаком. Знавал Фалви таких аюльцев, регулярно отгонял особенно умных от девиц во время празднеств, если те сами, конечно, не могли за себя постоять [или если были они такими же сиротами как он сам, без отцов да братьев, что могли бы вступиться за них]. В отрочестве он за это получал по уху, но когда вытянулся и разросся в плечах, то получали уже, в основном, от него самого и не мало. Все же как не крути, а годы с мечом, молотом и наковальней сказывались на нем, в конечном итоге сделав его коренастым и крепким молодым мужчиной.

[indent] Он нахмурил светлые брови и, убрав трубку за перевязь, которую так удачно не снял, решив сделать это уже непосредственно перед сном, и подошел к девушке. Взгляд его скользнул по оголившимся на мгновение ногам леди Генш, но не задержался на них, чтобы не смущать и не сердить девушку еще сильнее, а проследовал выше к ее лицу. Фалви отметил, как быстро она взяла себя в руки и невольно восхитился: смелая девочка. Она была ниже него, но не казалась маленькой или хрупкой [в ней словно какая-то внутренняя сила горит хоть и небольшим, но мерным, уверенным огоньком]. В ней было нечто, что заставляло ее казаться то ли выше, то ли старше, сложно было сказать. На гневную отповедь лишь улыбнулся и присел на землю, решив помочь ей, раз уж в том, что она все уронила, была его вина.

[indent] е серчай, хозяйка, не хотел я тебя пугать. А голова у меня крепкая - ни одно полено не проломит, это я тебе точно говорю - примирительно сказал Фалви, сгребая деревяшки в кучу и собирая их. Он кивнул на те, которые успел взять она сама: Дай их мне, я отнесу, куда скажешь, - он встал на ноги и распрямился, чуть склонившись на мгновение, чтобы леди Генш могла положить поленья сверху на те, которые он уже собирал. И тут Фалви заметил то ли кровь, то ли еще что-то у нее на руке и склонил голову набок. Может, показалось? Где бы она могла пораниться сейчас? Вроде ничего такого в их дворе не было, на что можно было бы напороться. Но все же, он поинтересовался: Что с рукой?

[indent] Спрашивал Фалви осторожно, но с каким-то оттенком беспокойства. Если и здесь его вина, то это совсем уж непорядок - оказаться в чужом доме, напугать его хозяйку, а затем и покалечить, пусть и не своими руками, вообще не дело.  Вряд ли так надо отвечать на гостеприимство и радушин, которые были оказаны им с торговцем в таннорне, и это он прекрасно понимал. Несмотря на то, что большую часть времени ему как и множеству других аюльцев не было дела до того, что о них думали низинники [а лично ему еще и окружающие, все те, на кого он и не думал никогда ровняться,
чьи слова пропускал без раздумий мимо ушей
], Фалви не хотелось прослыть в этих краях грубияном и опозорить люд и род свой каким-либо недостойным и постыдным поступком. Одно дело, когда дурную славу несут посторонние, а другое, когда он, воспитанник и родич роша Медведя, сам срамит народ свой.

+4

5

[indent] Сентябрь радовал теплыми деньками, но вечера становились холоднее и ветра были сильнее, а это значит, что зима совсем скоро. Склонившись, чтобы собрать разбросанные деревяшки, старшая дочь танна окинула взглядом скудные запасы поленьев - на зиму точно не хватит... Приходила морозная на земли Альвхейма из горного Йоля. Много странных историй доносилось до ее ушей о жителях северного "царства", но личных знакомых она не заимела, - до сегодняшнего дня. Сетрют никогда не верила общим представлениям и сама старалась никогда не делать обобщенных преждевременных выводов. Генш украдкой бросила взгляд на молодого мужчину, что собирал поленья напротив.
[indent] -Не серчай, хозяйка, не хотел я тебя пугать.
[indent] Говор у них отличается, - отметила Сетти, - и голос его, низкий и уверенный, слышится не таким грозным, как несколько минут назад.

[indent] Настороженность дала волю любопытству, дочь рода Геншей уже внимательнее всматривается в лицо аюльца, - его усмешка смягчает суровое северное лицо, а еще он, видимо, достаточно добродушен, хотя, возможно не со всеми и не всегда....-А голова у меня крепкая — ни одно полено не проломит, это я тебе точно говорю. Но, может, Сетрют повезло увидеть веселого северного мужа, что сложит свои легенды и представления о горных людях в ее голове? В этот момент Сетти почему-то, неожиданно для самой же себя, не смогла сдержаться и рассмеялась. Поразительно, каким разным может быть человек и представить перед тобой разным, увидеть его в другом свете - задача одна из самых приятных, ведь ты знаешь о незнакомце чуть больше, чем мгновение назад. Сначала ауюлец заставил ее испугаться до дрожи в коленках, и распалял мирно спящий бунтарский дух, а потом едко и метко пошутил, - и вот леди Генш улыбается и прерывает свой звонкий смех - Небось уже проверяли!

[indent] Глубокая ночь налегла на Альвхейм угольным мраком и полноценно вступила в свои права, поднялся еще более сильный ветер, да такой, что девушка слышала, как ударяется о деревянные настилы близ берега река, где женщины таннорна стирают белье. Он продолжал свою игру на перегонки с высокой травой, а дочери танна оставалось лишь зажать указательным пальцем правой руки кончики пледа, покрывавшего ее плечи поверх платья.
[indent] -Пойдемте-ка в дом, растопим заново камин. Тепло в доме надо поддерживать, кому как ни Вам это знать, - Сетрют придерживала рукой горку поленьев, оставив тем самым предложение о помощи без ответа. Но на вопрос "Что с рукой?" ответить все же пришлось, как никак не хотелось обременять гостя лишними вопросами - Это ничего, у меня отличная мазь для заживления есть, с такой мелочью как царапина точно справится. Раз уж Вам не спится, могу я предложить выпить настойки медовой?

[indent] Путь домой освещался лишь лунным светом, но этого достаточно, чтобы не заплутать. Сетти, что торопливо и бесшумно шагала по тускло освещенной тропе, темнота не усложнила задачу, родной таннорн она могла обойти с закрытыми глазами, зная каждый проулок и поворот; не тяжело было ей и вглядеться в лицо аюльца - его усмешка, смягчившая северные, суровые и холодные черты лица и уверенная, но расслабленная походка возвращали необъяснимое чувство покоя и защищенности. Вероятно сейчас она могла положиться на это "знание", как и на уверенность, что сейчас ничего из того, что было в тех рассказах о грозных жителях Йоля не произойдет. Пусть гость и не заслужил ее полного доверия, но рассчитывать на благосклонность и отсутствие резкости с ее стороны он точно мог. Прервать свои думы Сетрют хотела разговорами о родных землях горца.
[indent] -У вас в Йоле такие же темные ночи?

Отредактировано Saethryth Gensch (2018-05-08 16:02:15)

+4

6

[indent] Девушка умела не только осторожно улыбаться [как-то взвешенно, будто бы прекрасно понимая, что даже простую улыбку нужно заслужить, что у нее есть своя цена ], но и звонко смеяться. От неожиданности Фалви моргнул, с интересом глядя на хозяйку дома, а затем и его губы расплылись в улыбке в ответ. Такая реакция куда лучше, чем нахмуренные брови и недоверчивый взгляд болотно-зеленых глаз, и он не мог ей не обрадоваться. Ему в самом деле не хотелось ее сердить, не для того он в этот дом пришел, чтобы гнев вызывать да ненависть к себе и к своим. Особенно не хотелось ему это еще и от того, что леди Генш была миловидной молодой девушкой, которая поймала его взгляд и заинтересовала. Провоцировать Фалви умел и любил, но в отличие от младшего брата у него было чувство меры, ну а приятных ему людей настраивать против себя он желанием никогда не горел. Чай дураком он не был, чтобы себе жизнь понапрасну усложнять да портить

[indent] роверяли, хозяйка, и не единожды. Как узнала? Вроде не косят глаза у меня, хромоты нет, нос набок не смотрит. Что выдало? - ответил Фалви, озорно прищурившись. Было нетрудно догадаться, что он дурачится, отпуская веселые шуточки, которые так любил. Ему хотелось заставить девушку рассмеяться еще раз, чтобы хорошенько запомнить этот звук, показавшийся в ночи таким неожиданным уже ему самому. -В дом так в дом, куда скажешь, туда и пойду, вот какой я послушный. Но в дом, все же, лучше, чем куда-то еще - как раз помажешься своей волшебной мазью. А от медовухи я, пожалуй, не откажусь, - он кивнул и зашагал вперед, осторожно ступая и придерживая поленья. В отличие от девушки, которая знала этот двор лучше кого-либо еще, Фалви здесь был впервые и без солнечного света легко мог оступиться и растянуться на земле, больно ударившись о какой-нибудь камень подбородком или носом. Разумеется он не хотел, чтобы такое произошло, потому что вряд ли такая неудача будет ему на руку. Это только детским падениям все умиляются, а вот неудачное и неловкое приземление взрослого мужчины уже смешно.

[indent] Когда леди Генш заговорила вновь, задав ему простой и внезапный вопрос, Фалви остановился и взглянул вначале на нее, а затем на небо. Оно было темное, усеянное звездами, с глядящей на них сверху круглой луной [всевидящей, но такой бесконечно равнодушной и холодной ко всему творящемуся на земле], чей свет стал только ярче с тех пор, как аюлец вышел во двор, решив посидеть в тишине с трубкой. Чуть помолчав, раздумывая над ответом, он, наконец, заговорил:

[indent] Йоле все иное, хозяйка: воздух там свежее, горы выше, у травы и у воды другой оттенок, у нас короткое и прохладное лето и суровая зима, но вот ночи у нас с вами одинаковые, небо-то у нас одно, - Фалви не опускал светлых глаз, переводя их с одной звезды на другую. Его голос сделался чуть мягче и тише, словно он делился с девушкой каким-то важным секретом. -Красиво и здесь у вас, и там у нас. Просто небо кажется иным, когда тебя не отвлекают огни домов. В лесу думается, что оно черное-черное, в открытом поле оно бескрайнее, перед грозой, застланное сизыми тучами оно внушает ужас, но в городах и селах на него не обращаешь почти никакого внимания,   - покачав головой, он взглянул на Сетрют. Волосы ее растрепались из-за ветра, который только усилился, прекратив быть приятным ветерком. - Погода портится, завтра будет дождь. Отвори дверь, хозяйка, пошли внутрь, пока ты не замерзла.

[indent] Уже в доме, по которому они тихо прошли, Фалви сложил дрова у очага и развел огонь. Посидев пару мгновений на корточках и глядя на разгорающееся пламя он оглянулся на леди Генш:

[indent] ров мало, комнату толком не согреет. Надо будет еще раз сходить, если ты думаешь коротать ночь здесь, а не в своей постели, - распрямившись, он вздохнул и уселся за стол. Выудив из-за перевязи трубку, он начал возиться с ней, и вскоре в комнате послышался сладковатый запах трав любимого сбора мужчины, который его всегда так хорошо успокаивал. -Что еще спросить желаешь о доме моем? - Выпустив облачко дыма, Фалви начал с интересом рассматривать хозяйку ничуть не таясь.

+3

7

[indent] На северном лице аюльца, казавшимся слегка бледноватым от падающего на него лунного света, горят два огромных глаза, блестящих от вселевшихся в них озорства; они смеются и готовы прямо сейчас искрить в подмогу своим шутками. Генш посмотрела в них с еще большим любопытством, когда мужчина заговорил о своем крае - о Йоле. Северянин так точно описывал свою землю, что закрой Сетрют на мгновение глаза, то перенеслась бы в край горных хребтов и заснеженных вершин, она совершенно ясно видела бы Йоль - небо было бы звездным, а окружающие звуки несли умиротворение - шум воды, треск костра, чьи-то голоса, - все бы приносило покой. Но все только было бы, а сейчас, - ее взгляд устремился вверх, - перед глазами было ночное небо, усыпанное звездами, светившими так ярко, что они наверняка виднелись бы сквозь темные кроны вековых деревьев. Дочь танна повернула голову вправо и столкнулась взглядом с уже знакомыми глазами, внимательно за ней следившими. Сетрют лишь легко улыбнулась ему и ускорила шаг.

[indent] Сетрют шла достаточно быстро, но осторожно, - высокая трава пусть и была мягкой, но знала как "сечь" босы ноги, оставляя мелкие кровавые царапины. Ловко маневрируя между валунами на своем пути, старшая из детей Генша уверенно шагала к дому. Лишь предположение аюльца о том, что старшая дочь танна может замерзнуть, заставила Сетти неуверенно остановиться и обернуться.
[indent] -Пусть и неведомы нам зимы Йоля, но ветра Альвхейма мы знаем как пережить.
[indent] Девушка ехидно улыбнулась, давай понять, что не похожа на северян, что зовутся таковыми, но разъезжают в каретах и тонких одеждах, не зная, каков их Север на самом деле, и уж тем более она не одна из тех изнеженных южанок; хотя и справедливости ради, она понимала, что сравнивать себя с женщинами Йоля она тоже не имеет право. Решив не акцентировать на этом незначительном разговоре о зимах в разных уголках Скайхая, Сетрют Генш, открывая дверь дома лишь обронила:
[indent] -Хозяйку можно и по имени звать - Сетрют.

[indent] В дом они входили тихо, дабы не разбудить заснувших домочадцев. Оставив горку поленьев близ камина, Сетрют спустилась на кухню; обработав мазью рассеченный палец, Генш взяла еще один кувшин медовухи. Возвращаясь в залу, леди дома не смогла скрыть своего удивления, - обернув свой взор туда, где еще поздним вечером тлели потухшие угли, сейчас горел огонь. Северянин сидел на корточках, его расположение позволило хозяйке дома анимательнее изучить лицо мужчины, которое она так и не смогла толком разглядеть в лунном свете. Теперь взор притягивали не только его глаза. Оборвав свои мысли, которое могли увести Сетрют в долгий разговор с самой собой о госте, она разлила медовуху и протянула кружку аюльцу.
[indent] -Что еще спросить желаешь о доме моем?

[indent] Что могла спросить девушка, никогда не видевшая горный край? Сетрют Генш посмотрела в сторону потрескивающих в камине поленьев, ей пришлось задержать дыхание прежде, чем она задаст вопрос, который она меньше всего хотела, чтобы обидел гостя. Жители Йоля были гостями не частыми в таннорне, а рассказы сыпались разные, да от разных людей. А подробности свирепых и диких жителей Скайхая иногда были совсем уж фантастические и бредовые, но, достаточно живые, как легенды, что пересказываются поколениями о великих героях и монстрах, с которыми они воевали; такие же рассказы об аюльцах также кочевали по Скайхаю и пользовались популярностью у тех, кто хотел припугнуть малых детей, да взрослых мужей.
[indent] - Говорят, что жители северного края - суровы, да так, что не знают ни любви, ни жалости; что не признают аюльцы никакой власти. Но также я слышала, что горцы - вольный народ, край которого пропитан всеобщим весельем; что на празднествах щедрых северян эль льется рекой, да пребывает заразительный дух свободы и беззаботности, - Сетрют выдержала небольшую паузу и посмотрела прямо в глаза молодому мужчине; она была серьезна, но всем своим видом старалась показать, что не хотела бы обидеть гостя, а вопросы такие задает из любопытства, да чтобы самой откинуть все предположения и версии разные, да услышать, каков народ аюльцев на самом деле.- Что из того правда?

Отредактировано Saethryth Gensch (2018-05-09 22:40:24)

+3

8

[indent] На леди Генш было интересно смотреть. Здесь, в своих землях и своем доме, она чувствовала себя хозяйкой и вела себя соответствующим образом, который Фалви не ожидал от девицы благородного происхождения: не только следила за всем внимательным взглядом и отдавала распоряжения, но и сама была занята делом, буквально ни на минуту ни приседая. Он видел ее, очень подвижную и деятельную, суетящуюся по хозяйству днем, но сейчас она никуда не торопилась, была покойна и облачена в простое светлое платье. Фалви сравнивал эти два образа, рассматривая девушка снизу вверх, от босых ступней [сильная маленькая девочка, что не знает страха перед холодом, как бы ей понравились морозы и снега в Йоле?] до встрепанных каштановых волос. Она не была похожа на Рагну, в которой было некое величие и гордый, граничащий с надменностью взгляд. Не было в ней и того, что себе придумал Фалви о девицах ее круга - нежности белоручки благородных кровей и затуманенного романтичными песнями скальдов взгляда. Нет, она уже была хозяйкой дома, молодой женщиной, и было интересно, как бы она смотрелась в мужнем доме. Там-то всяко все иначе было бы, неужели также споро все наладила бы?

[indent] огда и ты меня по имени зови. Фалви я, сын славного воина Дугала, - улыбнулся он и пригладил бороду. Имя у девушки было его уху немного непривычным, но от того ничуть не менее красивым. Он повторил его про себя, запоминая, и сам того не заметил, как делая это, шевельнул губами. Сет-рют. В самом деле звучит занимательно и благородно, как и должно звучать имя дочери танна. Хотя чему тут удивляться, как еще мог хозяин Альвхейма назвать свою дочь? - В самом деле, у нас не так ветрено, как у вас здесь, в низинах, где ничего не стоит на пути у ветров.

[indent] Он с благодарностью принял кружку медовухи, которую ему протянула Сетрют. Только сейчас, посидев немного в доме, он понял, что на улице было куда прохладнее, чем казалось ему раньше. Нет, аюлец, привыкший к куда более ненастной погоде, не замерз [куда этому таннорну с его ветрами до морозных, покрытых толстым слоем снега гор, которые он звал своим домом?], но разница была видна. Фалви тихо усмехнулся своим мыслям и обхватил кружку пальцами. Он выпустил облачко дыма и вдохнул напоминающий о детстве запах - отец его тоже любил посмолить. Дугал Туалсон не расставался со своей набитой аюльским сбором трав трубкой и мечом, и порой Фалви сожалел, что из того боя ему вернули лишь отцовский меч, а не резную трубку, которую он столько раз описывал не запомнившему ее младшему брату. От мыслей о доме его отвлекла нарушившая тишину Сетрют.

[indent] ного всего люди говорят. Что-то со зла, что-то по незнанию. Ты сама, глядя на меня, что думаешь? - ответил он вопросом на вопрос, с интересом глядя на девушку. Отпив немного медовухи, он рассмеялся и продолжил: - Похож я на сурового и безжалостного вояку, который только боем и живет? Можешь представить меня отплясывающим у костра и горланящим песни? - они с братом любили веселье, их часто можно было увидеть на празднествах. А вот того же Риордана Фалви уже давно не видел беззаботным, наверное, с тех самых пор, как мир иной отошла жена его, хотя кузен его никогда не был таким, как они с Кираном. - Ответишь на эти вопросы - я отвечу на твой.

[indent] В глазах Фалви легко было заметить озорные искры. Было видно, что он развлекается, попивая медовуху и постукивая пальцами по трубке. Интересно, как ответит девушка? Каким он ей видится, [уж не чудовищем ли из всех тех сказок, которыми матери пугают своих детей?] скажет ли все как на духу или уйдет от вопроса?

Отредактировано Falvy Dugalson (2018-05-10 16:48:43)

+2

9

[indent] Ночь сегодня и правда звездная...
[indent] Сетрют Генш стояла у окна, крепко сжимая кружку с медовухой и всматриваясь в темное небо; она легонько коснулась выщербленного деревянного подоконника. Такую погоду она любила больше всего... Прохладные вечера; дождливые дни, что прибывают грязь и пыль к дороге, и дают новую жизнь посаженным полям и деревьям. Дышится легко и свободно...Закрыв на мгновение глаза, она вдохнула полной грудью - она все еще ощущала легкие прикосновения ветра, что принес запах сырости и мха, а ныне смешался с благовонными нотками целебной мази, что хозяйка дома нанесла минутами ранее. Палец уже не стрелял острой болью и даже глубоко не ныл, лишь слегка пульсируя, напоминая Сетти о бытовом "ранении".

[indent] В комнате стало гораздо теплее, пламя озаряет стены ярким багровым светом, его свет коснулся каштановых волос леди Генш, на секунду окраситься позолотой. Хозяйка дома двинулась в сторону кресла, чтобы быть прямо напротив своего гостя; под ее босыми ногами тихо скрипят рассохшиеся доски, укрытые цветастым половиком. Девушка уселась в кресло, поджав ноги под себя, дабы они немного согрелись, "наслаждаясь" жаром от бушующего среди кирпичных стен камина огня. В руке Cетрют все еще держала кружку, в которой плясала самая настоящая буря темного крепкого напитка. Ее собеседник, с рыжеватой бородой и волосами, сидел на против.
[indent] Очевидно было, что разговор двух северян, скайхайки и аюльца, должен был сложиться непринуждённо и лёгко. Фалви, казался хозяйке дома весьма интересным собеседником, этого леди Генш не могла не признать, - было что-то в нем, что словно окутывало всё пространство почти незримым тёплым светом и добротой. Казалось, что с каждым последующим словом обоих должен подниматься какой-то занавес, открывающий совсем иную их сторону. Очевидно, что оба они любили свою землю и свой народ, были привязаны к ним, и по-настоящему стремились к тому, чтоб их край процветал.
[indent] Леди Генш с интересом готова была слушать о Йоле и народе его населяющем, но ее вопрос был отражен встречным, что не могло не отразиться на лице девушке нескрываемым удивлением:
[indent] - Аюльцы всегда отвечают вопросом на вопрос?

[indent] Ее озадачила реплика Фалви, сначала Сетти терзается неуверенностью - правильно ли она поступит, сказав своему аюльскому гостю все как видит? Но Генш не могла не уважать эту мужскую настойчивость, граничащую с некоторым упорством, решимостью и твердостью духа. Дочь танна повернула голову к собеседнику, - он получит то, что так желает, - честный ответ. Сетрют Генш еще раз внимательно посмотрела на Фалви - в этом улыбающемся мужчине, выпускающем клубки дыма своей трубкой, сейчас с трудом можно было признать воина, который, вероятнее всего, сносил головы во время боя. Но, все же, Сетти была убеждена, что аюлец не единожды держал в руках оружие и уж совершенно точно знает, как с ним обращаться.
[indent] -Я думаю, что вы отважный воин, ибо то, как вы представились - сын славного воина Дугала, не позволило бы Вам быть недостоиным своего отца человеком. Но, судя по тому, как вы вели себя весь вечер, предположу, что оружие Вы достаете по острой необходимости, а не тогда, когда взбредет в голову, - Сетти взяла паузу, ... каков же он как человек?... - Но также я думаю, что Вы не озлобленны и не дышите местью, иначе бы времени на шутки у Вас точно не оставалось...Так что вполне могу представить, как знатно можете веселиться.
[indent] Перехватив кружку длинными пальцами поудобнее в правую руку, Сетти оперлась на левый локоть. Ее взгляд переместился с лица северянина на его руки, чуть повыше запястья дочь танна заметила вышивку, ее глаза устремились рассматривать узор, складывающийся в большую фигуру животного. 
[indent] -Почему медведь?

Отредактировано Saethryth Gensch (2018-05-11 21:55:59)

+3

10

[indent] Фалви умел наблюдать. Что бы там кто не говорил, но он был внимательным [не таким зорким как следопыт Киран, но куда более усидчивым, чем его младший брат] , он подмечал какие-то детали и запоминал их, откладывая в памяти на будущее или просто наматывая на ус. Вот и сейчас он следил за девушкой своими светлыми глазами, сравнивая ее с теми, кого знал. Она не походила на Рагну, которая никогда бы не села в кресло так, как это сделала Сетрют, не было в ней и скованности Нив, порой будто не знающей как расслабить плечи, или расхлябанности Рут, которая имела привычку разваливаться там, где устраивалась. Леди Генш всем отличалась от его родственниц - те были выше, тоньше, со светлыми волосами, под стать Йолю, - но оно и лучше, потому что так она запоминалась, выделяясь на фоне всех знакомых ему женщин. Разумеется, хватало всяких, но выделял Фалви отнюдь не каждую, особенно не любя, когда кто-то шел на различного рода ухищрения, чтобы привлечь его внимание.

[indent] Сетрют тоже рассматривала его, и Фалви терпеливо ждал ее вердикта. Он никуда не торопился, ночь только-только вступила в свои права, сбивающей с ног усталости он не чувствовал, и потому мог бы просидеть здесь с хозяйкой дома столько, сколько она бы пожелала, развлекая ее рассказами о доме. На ее замечание он лишь шире улыбнулся и, отпив из кружки, пожал плечами, дескать, когда как получается, сударыня, когда как получается, а вот сейчас так вот получилось, что поделать. Выглядел он при этом донельзя лукаво, будто бы в свое время он благословение не Мастера снискал и не уму клятву принес, а с Плутом связался, Неблагих Благим предпочтя.

[indent] ак красиво да складно говоришь ты, хозяйка, словно чаруешь, заклинание плетя, - рассмеялся Фалви, но тут же опомнился: почти все в доме спали, негоже было уставших людей своим хохотом будить среди ночи. -Не скажу тебе, где права ты оказалась, а где не очень, но хватает среди аюльцев таких как я, кто любит жизнь, гордится своей семьей и своим домом. Но есть и те, кто угрюм и жесток, кто давно разучился плясать у костров и пить с друзьями своими брагу,  - на мгновение помрачнел Фалви лицом, затуманились голубые глаза его. Вспомнил он осмелевших волков и их нового вожака [душегуб, отцеубийца, что удары наносит исподтишка, превращая бой честный в казнь], крепче сжал пальцами кружку, вдохнул глубоко, чтобы злость унять и омерзение. -Хватает и тех, кто о чести с совестью забыл, для кого предки память о делах их - ничто, а слово ими данное успело цену потерять. Мы такие же как и вы, всякие у нас встречаются. Но объединяет нас свободолюбие. Ты права: мы вольный народ, лишь Благие нам хозяева, лишь их одобрение нам нужно.

[indent] На его лице вновь заиграла улыбка. Вспышка злости пронеслась и забылась, и он вновь спокойно вдохнул сладковатый дым, прежде чем выпустил его изо рта. Он вздохнул, усевшись поудобнее и хрустнув шеей. В доме было хорошо и тепло, к чему дурные мысли, особенно если они о роше Волка? Не имеет он к Фалви почти никакого отношения, нет его здесь, в Альвхейме, и не будет, так к чему его вспоминать? Лучше смотреть на Сетрют, наслаждаться этой незатейливой беседой и отдыхать. А волков ему хватит по возвращению в Йоль. Знать не будет куда от них деться, так к чему вспоминать?

[indent] едведь - символ моего рода. Три их у нас в Йоле - волки, вороны да медведи мы с братом вот у последних родились. Нет у нас городов больших - все села да хутора, один только Олуин стоит на три части поделенный, волчью, воронову и нашу медвежью, северную, - объяснил он, коснувшись пальцами вышивки, сделанной матерью Наира и Риордана. Красиво вышло, все тогда ее старания оценили, когда всем своим мужчинам она преподнесла такие славящие их род рубахи. - Неужели торговцы не рассказывают про Йоль? Что эрлова дочка у нас, женой роша медвежьего стала, а сестра ее меньшая и вовсе королева скайхайская? Или молчат про это, просто дикарями и варварами называя? - с интересом и без какой-либо обиды спросил Фалви и тут же продолжил: Коли ты мне вопросы задала, то и я могу тебя о чем-то спросить, верно? Почему ты в доме за старшую, но делами занята теми же, что и служки твои? Разве так благородные девицы живут?

[indent] Говорил он осторожно и медленно, слова подбирая, чтобы не оскорбить и не обидеть девушку своим любопытством.

+2

11

[indent] Сетти довольно удобно устроилась в кресле, да и ночь была чудесная, - внутри все пузырилось от спокойствия, а быть может и от хмеля - кружки уже почти опустели. Безмятежность момента нарушалась лишь предвкушением весьма интересного разговора. Спустя некоторое время блаженной тишины, леди Генш узнала о том, кто же такие аюльцы и как они живут. Также как и в других землях, - люди разные... Дочь танна давно переняла привычку родителей не судить народ по отдельном его представителю, также как и не делать вывод о человеке исходя из того, какому народу он принадлежит. Девушка с интересом слушала рассказы своего гостя о Йоле и о жителях его населявших.
[indent] Дом медведя, видимо, населяли не только сильные мужи, но и весьма талантливые женщины. Сетрют решила убедиться в своей правоте.
[indent] - Вы позволите? - не дожидаясь одобрения, Сетти чуть придвинулась телом к креслу гостя и наклонилась, чтобы рассмотреть вышивку поближе. Ее тонкие пальчики обхватили запястье мужчины и легонько развернули руку, чтобы удобнее было рассматривать медведя. Символ дома был вышит аккуратно, петелька в петельку, Сетти уж подумала, что и изнанка будет выглядеть также как и лицевая, уж больно точно ложился рисунок вышивки.- Одно могу сказать точно, - ваши женщины вышивают знатно. А что же до разговоров о Йоле... Купцы все больше говорят, что аюльцы смуту принесут...другие же подробности опускают, посему и не знает никто как вы живете на самом деле, - все больше домыслы, да легенды.

[indent] На самом интересном моменте, когда она только приготовилась слушать аюльца о его славном крае и домах, что зовутся , как сосредоточенность и внимательность ее выдернули и потащили прочь, впрочем она не противилась.
[indent] - Наша семья никогда не славилась несметными богатствами. В наследство моему отца от его отца досталась шахта, пришедшая в упадок. Мы тогда еле концы с концами сводили, это сейчас понемногу что-то налаживается, а тогда мы даже своим помогающим не могли платить, - с нами тогда самые верные остались. Были и правда тяжелые времена, - Сетти взяла небольшую паузу, чтобы отпить медовухи, а затем продолжила, - Наша семья и наш таннорн всегда жили по своим законам. Знаю, что, вероятнее всего, будь здесь другие танны и их дочери, была бы я первым объектом для насмешек, но мы все были приучены к труду. Я, мои брат и сестра, мои родители всегда были при деле. А хозяйкой я стала после смерти матери, к сожалению, покинула она нас рано, -Сетти переместилась в тот злополучный день, когда она потеряла мать и стала хозяйкой дома, - ощущения были так свежи, будто она прямо сейчас чувствует то, как душило ее присутствие посторонних, душили стены дома, казалось будто из комнаты просто исчез воздух - она не чувствовала свою стихию, но болело уже не так и говорить о смерти матери она могла спокойно, не погружаясь в пучину сожаления.
[indent] Обнаружив взглядом, что кубки опустели, Генш подошла к столу и наполнила кружки еще одной порцией медовухи, а после, протянув Фалви кубок, вернулась в кресло. - Мы все теряем, не так ли? Раньше, позже...Матерей, отцов, братьев или сестер, друзей или знакомых. Главное, как мы храним память о покинувших нас.

[indent] Сетрют Генш гордо вступила в статус хозяйки дома, пусть и была слишком юна, - но она справилась!Не посрамила честь семьи, не опорочила имя матери, вровень встала с именем ее. Внутри нее было шумно, на мгновение кольнуло сердце, но дурные мысли быстро испарились из ее головы, ведь матери рядом сейчас нету, но Сетти уверена, что она обязательно оценила бы старания дочери, а сейчас - есть жизнь, которую она хочет прожить достойно. Густая копан медных волос растрепалась, обрамив лицо дочери танна.
[indent] -Так в Йоле, говорите, три рода живут? И как же вы делите землю?   И власть...

Отредактировано Saethryth Gensch (2018-05-12 18:45:41)

+3

12

[indent] А девушка была смела, отметил про себя Фалви. Она не опускала стыдливо глаз, не таилась, а глядела прямо и с любопытством, держа себя с подобающим хозяйке дома достоинством. Не каждая молодая аюлка, обзаведшаяся своей семьей, так держалась, как леди Генш. Мужчина говорил о доме с теплотой в голосе, и интерес Сетрют пришелся ему по душе. Как и большинству рассказчиков, ему было приятно находить у слушателей отклик, особенно если как сейчас он говорил о чем-то для себя важном. Он видел, что вопросы ему задают не приличия ради, и потому говорил охотно и красочно, представляя в это мгновение Йоль с его морозным воздухом и чистым бескрайним небом. Фалви не скучал еще по дому, по членам семьи своей и просто хорошим знакомым [они всегда с ним, в его сердце, которое мерно билось в груди не пропуская ни удара], но он не отказался бы вдруг оказаться около праздничного костра вместе со своим братом, с кружками полными хмельного пива в руках.

[indent] Прикосновение тонких пальцев к его запястью стало неожиданностью, его брови приподнялись, но руки он не одернул, позволяя Сетрют рассматривать вышивку. Он даже немного наклонился вперед, чтобы она могла лучше все рассмотреть в полумраке. Фалви не знал всех законов и обычаев низинников, но сомневался, что молодой девушке, особенно если та благородного происхождения, пристало так себя вести: быть босоногой и в легком платье наедине с незнакомым ей мужчиной ночью, так безбоязненно трогать его, пускай и всего лишь за руку. Но одергивать ее он и не думал. Зачем? Не делала она ничего худого, а если и было во всем этом что-то, что могло заставить людей говорить, то не узнал бы никто ничего: не имел привычки Фалви болтать лишнего [а тем, кто что попало нес, ему никогда не было лень язык укоротить да объяснить, что в этом мире хорошо, а что плохо ], не приучен к такому был и брата младшего часто одергивал, ежели тот границ не видел и не понимал.

[indent] ередам я матери своей приемной похвалу твою. Будет приятно ей узнать, что и за пределами Йоля оценили ее работу по достоинству, - Фалви усмехнулся, рассматривая пальцы Сетрют, сжатые на его запястье. Ее маленькая ладонь не была нежной и явно принадлежала той, кто привыкла многое делать сама, но рядом с его собственной рукой она казалась какой-то хрупкой. -Ну а торговцы всегда заняты подсчетами доходов, вот и в голове у них только Благим и известно что творится, - Фалви сам не заметил, как осушил кружку, слушая рассказ девушки. Говорила она спокойно, и было видно, что боль утихла. Остались сожаления и печаль, но не скорбь первых дней после обрушения мира. Он помнил как было тяжело им с братом остаться сиротами - помимо их воли все поменялось, и оставалось с этим только смириться. Даже несмотря на то, что при жизни родители уделяли им не так уж много времени, их смерть была ударом, к которому-то и в более старшем возрасте сложно подготовиться, не то что в детстве. Он представлял маленькую Сетрют [меньше, тоньше, с испуганными глазами как у Кирана, когда он спрашивал, почему все вышло так, как вышло], на которую неожиданно обрушилось слишком много для ребенка обязанностей.

[indent] воя мать бы гордилась тобой - ты хорошая хозяйка, в доме видно, что все ладно и на своих местах, брат с сестрой у тебя хорошие выросли, - он следил за каждым движением Сетрют и кивнул, приняв у нее из рук наполненную кружку. Трубку он же докурил и теперь просто постукивал по ней пальцами, чувствуя знакомую резьбу. - Мы с братом сами рано родителей потеряли. Не вернулись те из похода, даже попрощаться с ними не смогли, только через год мне меч отцовский вернули, единственное, что осталось. А росли мы в доме роша - родичи мы, прошлый приходился нам дядькой двоюродным, а нынешний уже братом зовется старшим, - зваться-то Наир так звался, только ближе Фалви и Киран всегда были с Риорданом, занимавшимся ими куда больше всех прочих домочадцев. Он немного помолчал, глядя на темную жидкость в кружке и сделал глоток прежде чем продолжил. - Все мы кого-то теряем, но верно, главное не забывать никого.

[indent] Когда Сетрют решила поговорить о другом, то противиться Фалви не стал. Ему и самому не хотелось вспоминать прошлое и все те потери, что были у него в жизни. Никого он не забывал, но думы о родителях и павших товарищах навевали грусть, которая хоть и становилась со временем светлой, все равно не меняла своей сути.

[indent] авным-давно поделили между собой рода Йоль, каждый на своей части хозяин, хотя, в основном, касается это Олуина. Хутора хоть и относятся к кому-то, живут как-то сами по себе - на зов откликаются, но там ко всему проще относятся, нежели в городе, - он пожал плечами, вспоминая дальние поселения, где зачастую с равнодушием относились ко всему, что дальше дня пути. - Ну а между собой мы не враждуем. Во всяком случае пытаемся, каждому хочется больше, но сейчас нам не до войн и междоусобиц, - тут Фалви на мгновение отвел глаза. Он врал и Сетрют, и себе - в Йоле назревало, с тех пор как Атайр пришел к власти назревало. Волки дичали, медведи ворчали, а вороны таились, каждый мутил воду по-своему, и было видно, что недолго осталось тому миру, к которому все привыкли. Фалви лишь надеялся, что в Нив не проснется ничего волчьего, что могло достаться ей от матери, пускай та и не была нисколько похожа на своих безумных брата и сестру. - Так что поделено все у нас на три, так и живем, хозяйка. Почти как вы, когда каждый ваш лорд своими землями правит, только над нами никого нет кроме богов, - на мгновение он замолк, а затем рассмеялся, качая головой, - И кинна, конечно же кинна. Который по счету нынче Линд правит? Девятый? Одиннадцатый? Мне всегда было интересно, неужто нет других имен в Перегрине, что он с этим именем и один из сыновей его также зовется?

[indent] В голосе Фалви слышалась насмешка. Было ясно, что он невысокого мнения если не о короне Скайхая, то о выборе имен точно. Никто в Йоле не любил кинна, ничего необычного в этом не было. Кто-то смирился, что они часть Скайхая, кто-то все еще этим был недоволен, но вряд ли бы нашелся человек, который смог бы сказать что-то хорошее о правителе севера. Для аюльцев это было чуждо - есть роши, а над ними боги, вот и все.

+2

13

[indent] Сетрют Генш была слишком юна, когда не стало матери и настало время, когда пришлось взвалить на себя обязанности по ведению хозяйства, заботе об отце и младших брате и сестре, поддерживать таннорн и шахту до тех пор, пока жизнь не позволила двигаться пусть и в другом, но более привычном русле. Посему похвала Фалви, сына Дугала, грела теплее потрескивающих в камине поленьев и пузырящейся от взбалтывания медовухи.
[indent] Сетти так рано познала взрослую жизнь, но в то же время совсем ничего о ней не знала. Что, в самом деле, маленький ребенок может знать о настоящей жизни, если он ничего не видел за далекими пределами своего дома? Оттого-то искренняя заинтересованность дочери танна давала преимущество Фалви, сыну Дугала, во времени, отведенном на поведанные истории.

[indent] Кажется, что Сетрют больше всего любила ночь - она всегда такая тихая, мягкая, тешит рассказами у огня и скрывает любые тайны, доверенные ей, позволяет быть самим собой; а лунный свет, что накрывает северные земли, - приятнее солнечного, он не такой дерзкий, яркий и обжигающий. Сетти помнит такие вечера семьи в этом самом зале - вся семья собиралась у камина. Семья главы Альвхельма не могла похвастаться столом, богатым на яства, но Сетти помнит мать, убаюкивающую новорожденную Тенхильт и отца, что рассказывал дивные истории и стругал деревянные игрушки для Бадвина. Но все исчезло в один момент, - ни матери, убаюкивающей своих детей, ни отца строгающем деревянных лошадок, даже истории у камина, и те ушли в небытие, Сетрют не помнит ни одну из них. Ныне взрослая дочь танна делит зал со своим аюльским гостем, что примерил роль путника, рассказывающего дивные истории о землях неизведанных. Сетрют и сама не понимала, как в ней просыпается эта детская любопытность, словно цель ее одна - путешествовать и изучать, открывать новые места и земли, говорить со странниками и слушать их сказы...

[indent] Сетрют заметила, как аюлец отводит глаза, когда упоминает три рода Йоля, что поделили земли главного его города Олуина, - говорит он ровно и уверенно, умело не выдавая сути своих истинных эмоций. Леди Генш, пусть и была умна, но все же не была одной из тех, кто свято убежден, что может понимать все. Интонации, подобранные слова....все может сказать о том, что думает и не говорит человек, но какова доля твоего понимания - капля в море? Вот и сейчас, сидя напротив жителя Йоля, в чьих жилах течет кровь истинного аюльца, и слушая его рассказы, может ли она понимать достаточно о народе горного края? Конечно, когда-то давно отец ей говорил, что они живут в смутное время, и им необходимо поддерживать безопасность своего таннорна, но от кого – тогда еще совсем юная Сетти, не понимала. Больше такие разговоры не заводились, то ли из-за того, что отец оправился от удара после смерти жены и смог сам контролировать ситуацию, то ли же эти вопросы он решил позже обсуждать с подрастающим сыном.
[indent] Дочь танна сидела молча, дослушивая фразы до конца, взвешивая все вопросы, которые ей так хотелось задать. Она кожей чувствовала, как на миг в доме воцарилась напряженность. Благо для нее, девушка обладала терпением и, думалось ей, что равным счетом, ей скажут ровно столько, сколько ей положено знать. Потому не решилась Сетти спрашивать лишнего, а  позволила себе немного расслабиться и ждать удобного момента, когда можно будет спросить о Йоле что-нибудь более простое, но от этого не менее интересное.

[indent] Думы ее прервались, когда речь зашла об их северных лордах, что зовутся киннами. Было заметно, что аюлец находится не в самой большой заинтересованности делами короны. Пожалуй, леди Генш разделила бы такую же безучастность, поскольку королевскую семью она никогда не видела, а разговоры, что тянулись о королевской чете по всему Скайхаю, было более, чем предостаточно, чтобы дворцовая жизнь выглядела либо приторно сладкой бочкой меда, либо отравленным ядом кинжалом, что достанется тому, кто неудобен, чтобы посадить угодного. Мнение свое сложить дочь танна могла, если бы была приглашенным гостем или же принимала у себя, но красоты Альвхельма могли быть оценены жителями таннорна и гостями, такими как тот аюлец, что пускает клубки дыма и пьет медовуху.
[indent] Тут, конечно, они находились не в совсем равных положениях, - Фалви мог почувствовать вересковый запах, стелившийся в туманной пелене, застилающий холмы Альвхельма сочной зеленой травой, понемногу сдающейся власти наступающих прохладных осенних вечеров. Его взору открывались удивительные вещи, - заброшенные руины некогда славных построек, что пали под наплывом времени и обветшалые крыши заброшенных домов; он мог видеть собственными глазами опаленные ярким дневным солнцем деревья, холодные быстрые ручьи, раскинувшиеся зеленые луга; его взгляд могли словить взрослые серьезные лица и веселые пересмешки детей; дубы, что знавали не одну альвхельмовскую свадьбу; - все здесь дышало историей ее таннорна - все то, что Сетрют называла домом.
[indent] Но ее незнание от того и было намного увлекательнее, чем размышления о настоящих заботах и проблемах, - в Альвхельме она знает каждое деревце и ручей, может уловить малейшее присутствие какой-нибудь заблудшей души, а в горном крае не найдет и тропы.

  [indent] Сетрют внимательнее вгляделась в собеседника. Медведь... Медведь ей виделся крупным зверем, что любит мед и охоту. А если присмотреться? Маленький медвеженок, что лазит по деревьям и любит веселье. Каков человек, что сидит напротив?
-Должно быть ваш род - хорошие охотники...Что у вас водится в Йоле? Чем традиционно занимаются "медведи"?

+2

14

[indent] Легко было говорить. То ли из-за сладкой медовухи в кружке, то ли из-за заинтересованности Сетрют слова текли ручьем, который Фалви без труда направлял. Он знал, что сказать о Йоле: можно было описать окрашивающиеся в лиловый верхушки гор на закате, слепяще-белый снег и заставляющую покрываться изморозью бороду стужу, холодные журчащие реки в которых плещется по весне рыба, возделанные золотистые поля на хуторах, шумные и веселые праздники, пляски у костров до самого рассвета, толстых овец и сделанные мастерицасми из их шерсти теплые одежды, пугающие боевые раскраски суровых дев щита и многое другое. Говорить об этом было легко, потому что Фалви знал свой край [Йоль не покидает ни одного аюльца, и даже на другом краю земли в холодном ветре чувствуется знакомый с детства морозный запах и тянет домой так сильно, что перехватывает дыхание], любил его и понимал что он из себя представляет, чем дышит. Высокогорье отличалось от низин, и об этом он и говорил, подчеркивая все различное, но стараясь не сравнивать: дурное дело в гостях чужой дом хаять.

[indent] А различий хватало, но не обо всех говорил Фалви. Например, он не стал описывать аюлок - их толстых сложных кос, шерстяных платьев, цветных бус и металлических украшений вроде браслетов и серег, которые покупались у торговцев из Скайхая или у местных на рынке в Олуине, куда часто приходили что-то продать и с дальних хуторов. У Сетрют был другой говор, она иначе тянула гласные, одежды ее отличались от тех, к которым привык Фалви за годы жизни в Йоле, даже прическа была другой, без любимых аюлками кос, украшенных цветными и металлическими бусинами. Ему было интересно рассматривать ее, Скайхай всегда казался ему занимательным, что многим дома было непонятно - что может ловить глаз у низинников, когда в Йоле все в разы лучше будь то хоть парное молоко и лошадиные подковы, хоть воины и красивые девицы. Фалви не был согласен с тем, что по ту сторону гор все так скучно и пресно, но обычно свое мнение держал при себе, прекрасно зная, что его не поймут. Зачем лишний раз искать с кем-то, кто любит Йоль всем сердцем и душой, повод для ссоры?

[indent] реди нас много хороших охотников и следопытов, мой младший брат один из них, - не без гордости в голосе сообщил Фалви и улыбнулся шире. Сколько бы он не ругал Кирана, но не оценивать его достижений не мог. Младший сын Дугала был молодцом, пускай ему порой и не хватало усердия или серьезности для каких-то дел. - Есть семьи, которые занимаются кузнечным ремеслом, и у них самых хорошие мечи и топоры, которые можно сыскать на всем свете. Кто-то служит в дружине, свою жизнь отдает Йолю, служит ему верой и правдой Кто-то да, охотится лучше прочих, зная леса и горы как свои пять пальцев. Много у нас занятий: и на полях хватает работников, и тех, кто торговать решил. Правда, к вам у нас не так часто ездят, - он пожал плечами, не став углубляться в непростые отношения между аюльцами и низинниками, которые если и потеплели, то совсем ненамного. Не любили жители Йоля тех, к заставил их присоединиться к Скайхаю и власть другую неохотно признавал.

[indent] должен сказать, что не так уж и часто вижу интерес к нам у вашего народа. В твоем таннорне, хозяйка, часто северные гости бывают вроде нашего доброго торговца? - поинтересовался он, сделав пару глотков из кружки и с любопытством поглядев на девушку.

+2

15

[indent] Таннорн погружен в глубокую темную ночь, лишь полная луна ярко светит на черном небе огромным бледным диском, но и она скоро исчезнет под покровом туч, пришедших вместе с северным ветром в родные края, что предвещают ливень. Но то лишь до утра, с рассветом, луга и все пространство поглотит туман, - привычный для этих земель, но не понятный для гостей,- с голубоватой дымкой, что способна заставить плутать тех, кто никогда не был в этих землях, но совершенно безвредную для сынов и дочерей Альвхельма. Но то все было за окном, в доме же танна сидели двое, потрескивающие поленья в камине и кружки медовухи создали приятную атмосферу для разговора. Cетрют охватывало приятное чувство предвкушения чего-то нового, с каждой новой историей и с каждым новым описанием Йоля из уст Фалви. Земля аюльцев представлялась ей горным краем, словно сотканным изо льда, таким мощным и массивным, и таким удивительным, как ожившая легенда. Сетрют внимательно смотрела на своего собеседника, отмечая его природную способность к захватывающим рассказывать. Для нее, хозяйки дома и старшей дочери танна, ни разу не бывшей в особенно отдаленных от дома местах, то все рассказы о рошах и родах, о семьях и занятиях аюльцев были такими необычными, такими интересными и захватывающими, что она совсем потеряла счет времени. Однако, леди Генш не могла не отметить, как удивительно складывается все, когда тебе все нравится, все идет своим чередом в приятной компании, то ничто этому помехой не будет.

[indent] С каждой новой минутой, проведенной в компании аюльца, Сетрют понимала, что нет ничего прекраснее человека, влюбленного в свой дом и в свой край, еще более притягательным это становится, когда перед тобой мужчина. С женщинами также, лишь с одной поправкой, - так устроен мир, что она рано или поздно покидает отчий дом, ее любовь к родному дому и краю должна освободить немного места для любви к дому своего мужа и хорошо бы, если бы он мог ее в него влюбить. Сетрют споймала себя на мысли, что Фалви вполне обладает таким талантом и его невесте определенно повезет разделить любовь к его дому.
Однако, мысли летящие параллельно описаниям аюльского морозного воздуха и сосновых колонн, прервались:
[indent] -Среди нас много хороших охотников и следопытов, мой младший брат один из них.
[indent] -Это хорошо, что Вы в семье не один. Поддержка и опора нужна всегда.

[indent] Леди Генш отдавала себе отчет в том, что в Йоле были свои законы и они отличались от тех, что были в Альвхельме, но от того аюлец не был человеком, который был совершенно отличен и которому были бы чужды человеческие качества. За столь непродолжительное общение, которого наверняка не хватило бы, чтобы сказать, что Сетти знает "медведя" достаточно хорошо, но достаточно, чтобы понять, каким учтивым, спокойным и при этом весьма общительным он является, более того, она определенно чувствовала этот сильный северный стержень, что виден во взгляде, в движении, в выражении своих мыслей и облечении их в слова. С ним совсем не сложно оказалось найти общий язык, ее также радовала взаимная заинтересованность бытом и землями народов друг друга:
[indent] -Я должен сказать, что не так уж и часто вижу интерес к нам у вашего народа. В твоем таннорне, хозяйка, часто северные гости бывают вроде нашего доброго торговца?
-Бывает, проезжают мимо нас торговцы, но остаются у нас не так часто, посему и вести из Йоля мы получаем очень редко и то, обрывками.
Не все то и говорят много о горном крае...

[indent] Разговор постепенно заглушался спадающими с крыши на земь крупными каплями дождя - начался ливень. Дочь танна решила, что разговорами своими совсем не дал отдохнуть гостю, а ведь уже завтра они с торговцем:
  [indent] -Полагаю, что совсем уж заболтала Вас, ведь дорога была длинная и еще не менее сложная - впереди. Ложитесь спать...
Сетрют проводила гостя в приготовленную для него спальню и сама направилась отдыхать, день и ночь были долгие...

+3


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Свершившееся » Ветер перемен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC