Virizan: Realm of Legends

Объявление

JULIANLAURETTELYSANDERLEVANA
01/12 Winter is here! Доставайте свои шубы, меховые шапки и валенки - у нас холодно. Очень холодно. И, как всегда, начинаем новый сезон с леденящего душу дизайна. Впереди зимние квесты, готовьтесь!
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪

▪ в игре зима 986-987 года ▪

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » сердце, как друга, море встречает


сердце, как друга, море встречает

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

море вернулось говором чаек, песней прибоя рассвет пробудив.
сердце, как друга, море встречает
https://i.imgur.com/xIea7wE.gif https://i.imgur.com/MsPmi3c.gif
Viggo, Ida, Finnr, Willa • путь к берегам Дальмаса, 986, март

Сестре и брату не привыкать к долгим плаваньям и разлуке с родным берегом, но они стараются хоть немного скрасить время для своих спутников, подарить им на память — яркий момент, впечатление аль безделицу-амулет, который будет напоминать о дороге на Юг даже после того, как они разлетятся по миру.
https://i.imgur.com/m0RvIzZ.gif https://i.imgur.com/hrKIX9M.gif
о, море, море, преданным скалам ты ненадолго подаришь прибой.
море, возьми меня в дальние дали парусом алым вместе с собой.

[icon]https://imgur.com/vmgWdQg[/icon]

Отредактировано Viggo Goldwine (2018-11-28 22:47:34)

+3

2

http://sa.uploads.ru/t/8cHL7.gif http://sa.uploads.ru/t/c0a8w.gif
я список кораблей не раз перечитал, по верфям и портам не раз меня влекло,
ведь
вся моя любовь — расплавленный металл — она в воде морской застыла, как стекло.

По широкой ленте побережья неспешно ступает молодой мужчина. Он несет в руках сапоги и утопает босыми ступнями в тусклом золоте морского песка. На его лице блуждает светлая и мечтательная улыбка. Такими счастливыми выглядят матери впервые взявшие на руки свое дитя и узники, вышедшие из темных подземелий на свободу, в объятия солнца и порывистых ветров. Они растеряны. Они затаив дыхание прислушиваются к окружающему миру. Они отдаются власти света, звуков и запахов. Вигго не в силах передать словами обуявшие его чувства. Он боялся, что в Белом Замке позабудет запах моря. Боялся, что все его воспоминания постепенно поблекнут, затеряются на пыльных задворках сознания. Но вот все возвращается на прежние места. Образы хлынули на него могучей волной, живительной водой, наполняющей русло высохшей реки.

Зима в Скахайе выдалась не из лучших. Зима выдалась жуткой. Вигго никогда не любил это время года. Он не мог вспомнить зимы, когда с ней ознаменовывалось что-то хорошее, когда с ней на порог не приходил голод, горести и смерть. Он подсознательно отторгал её и все «дары», что она приносила в своих обледенелых ладонях. Молодой мужчина даже как-то предлагал сестре остаться на Островах. Переждать там и возвратиться по весне. Но они не могли вот так просто оставить мать и деда, а потому неизменно приплывали не позже исхода осени, чтобы всей семьей приготовиться к долгим холодным месяцам. Дел с наступлением заморозков становилось невпроворот. Здесь прохудилась крыша, тут покосился забор, там нужно сделать заготовки и наколоть дров. И все нужно успеть пока снег не укрыл землю, и не потянулись длинные ночи, и за окнами не захрипел северный ветер.

Вигго никогда не любил зиму и чувствовал, что от этой им тоже не стоило ждать чего-то хорошего. Для него с сестрой все началось с охоты. Или намного раньше? С приезда в Белый Замок, с кутерьмы, связанной с их отцом и благородным происхождением. Но, как бы то ни было, темноглазый кинесвит рад, что Вилла в тот злополучный день осталась в охотничьей усадьбе Нито с их матерью и другими женщинами. Он бы не пережил, если с ней что-то случилось бы на той поляне. Ему с лихвой хватило кошмаров, после которых он пробуждался с колотящимся сердцем, животным ужасом и едва сдерживаемым желанием броситься посреди ночи в одну из соседних спален, чтобы убедиться, что с Виллой все хорошо и ни одна стрела её не коснулась. Несколько недель после событий в Великом лесу Вигго преследовали необычайно красочные виденья, в которых он брал в свои руки проклятый лук и целился в сестру. Он ухватился за поездку с Рудольфом в его земли, как вязнущий в болоте за протянутый посох. Ему было необходимо сменить обстановку, растормошить себя, ибо все происходящее точно насылало на него пугающее оцепенение.

Единственное, что зима даровала вольному сыну моря — встречу с двумя молодыми женщинами, серебряной да стальной.

Гертруда с её высокими скулами, с её пронзительными глазами цвета озерного льда, с кожей нежной, тонкой, почти прозрачной была воплощением холодной северной красоты. Но знакомство с ней оказалось редким светлым-живым пятном на слепяще-белом полотнище долгой зимы. Она проявляла искреннее участие, когда Вигго и Рудольфу из столицы прилетали тревожные вести. Кинесвит перечитывал вновь и вновь письма сестры, сминал их в ладонях и не верил, что Агнес, с которой он танцевал на своем первом балу, больше нет. Спасение Лисандра на короткий срок придало сил и веру в лучшее, но известие об отравлении Линда обрушивалось лавиной и погребало заживо. Вигго думал, что вновь обретет себя вне стен Белого Замка, но находясь вдали он кажется маялся лишь сильнее. Одной Гертруде удавалось подбирать верные слова, и мужчина дивился, глядя на неё. Сколько в ней было тихой силы. Сколько поразительной стойкости духа. Пережив столько потерь — она не сломалась. Не опустив рук и не склонив головы, она продолжает идти вперед, нести в своем сердце огонь и вдохновлять людей вокруг себя.

Ида, как и Герта, подталкивает Вигго перестать глядеть на мир и видеть в нем лишь мрак. В голове кинесвита мелькает мысль о том, что в его жизни вдруг появились много таких удивительных и светлых людей, легкокрылых мотыльков, весенних детей цветущих садов. Рядом с ними ему становится чуточку проще, и он постепенно оживает. События киннской охоты сплотили их, а потому моряк действительно воодушевлен мыслью, что серебряная ныряльщица с берегов Силкхорна составит им компанию во время плавания.

Он сразу замечает её тонкую фигурку в порту Алкрена.

Ты пришла! — радостно выдыхает Вигго и почти сразу же серьезно вопрошает: — Уверена? Путь будет долгим. Не в соседний витанир плывем в конце концов. На Юг, в Дальмас.

•   •   •

Вигго счастлив вновь оказаться на корабле. Он охотно берется за работу. В своей голове он по крупицам восстанавливает моряцкий быт. Погасшая люстра с застывшими слезами рыдавших о былом свечей. Судовой журнал, распухший от влаги и обилия записей. Запах водорослей, смолы, дерева. Мужчина отчего-то вспоминает слова одной из своих теток, то, как она гладила его по вихрам и приговаривала: «Ты мой вечный странник, Вигго. Бродяга. Вечный пилигрим. Долог твой путь. Вся жизнь твоя — один долгий путь, который смертью лишь твоей завершиться сможет. Вечный чужеземец, сидящий украдкой на чужой земле. Отовсюду выпавший, ни к чему не припавший. Правда ль твой дом здесь? Или тебе еще предстоит его найти?»

Мужчина шагает по палубе и думает, что его дом здесь. На корабле, в море. Он вглядывается в бескрайнюю синь и вдруг ему чудится земля, хотя он хорошо изучил путь, которым отправился киннский корабль к берегам Дальмаса и точно знает, что в этих водах нет никаких островов. Замирает как вкопанный и невесть сколько времени старательно напрягает зрение пока изумленно не охает и не отскакивает от фальшборта. Темноволосый Голдвин быстро отыскивает сестру, беседующую с одним из моряков и пропуская мимо ушей её возмущенный возглас тянет за собой.

Вилла, погляди!.. — оживленно размахивает руками и указывает куда-то в море. — Как Баст их называла? Илаи, да? Я и вообразить не мог, что они действительно настолько большие.

Очертания спины морского гиганта уже можно разглядеть гораздо детальнее. Вигго почему-то не чувствует опасности как это было с василиском в Великом лесу. Возможно потому что пока никого ещё не обратили в камень.

Ида, иди к нам! — кинесвит манит к себе серебряную ныряльщицу, когда замечает, что та тоже наблюдает за плывущим илаем, он лихорадочно сверкает глазами, на его лице расцветает плутовская полуулыбка и будто бы невзначай любопытствует: — Ты ведь спускаешься на дно морское, а до этого зверя смогла бы доплыть?

Отредактировано Viggo Goldwine (2018-04-11 17:08:20)

+3

3

https://i.imgur.com/yrxrMDy.gif https://i.imgur.com/L96QbPo.gif
заплетай в свои косы море.
пусть оно струится по твоим загорелым плечам, пусть окутывает тебя, когда ты беснуешься в летнем танце, пусть оно тебя успокоит. море покажет лучшую дорогу из всех возможных, и будут солены твои следы и твое дыханье. и твой шепот растает гребнем и зашумит волною, когда помашешь рукой кому-нибудь на прощанье

● ● ●
[indent] Море повсюду. До самого горизонта тянется шелковая синяя гладь с серебряными переливами и алмазным блеском волн. Ида всматривается в морскую синь и чувствует себя дома, когда ветер с привкусом соли норовит вытащить белые пряди из косы, а солнце – вернуть привычную бронзу коже.
[indent] Зима для Иды заканчивается, стоит ветрокрылому кораблю [на какие даже не мечталось ступить] покинуть родные снежные берега - только тогда белокурой удается оставить за плечами все тревожные события последних месяцев. Полгода всего минуло с тех пор, как она покинула отчий дом, а будто вечность прошла. Девушка не возьмется считать, сколько дорог они исходили с Финном и скольких людей повстречали, не упомнить всех передряг, с ними случившихся. Чего стоит их короткая разлука в Великом лесу и то странное приключение с заколдованным луком и королевской семьей. От мысли, что Ида под воздействием магии могла лишить человека жизни [не просто человека - кинесвита], её до сих пор бросает в жар. От мысли, что они с Финном могли больше никогда не встретиться, ныряльщицу бросает уже в холод. Но богам было угодно, чтобы разминувшиеся снова обрели друг друга к счастью и облегчению Иды. Стоило ли надеяться, что всё те же милосердные [милосердные ли?] боги оставят своих детей в покое и позволят продолжить путь без сюрпризов? Они могли бы пройти дальше на север, перейти кольцо из гор и добраться до печально известного Кривого леса, а может и дальше… Обойти королевство вдоль берега морского и вернуться к отправной точке, возможно, так и не отыскав желаемого. Но всему этому не суждено было сбыться, ибо зима не была милосердна к странникам.
[indent] Она помнит леденящий страх, когда средь йольских земель открылась тайна лучшего друга, тайна, которую теперь они оба берегут от мира. Ида пообещала помочь Финну избавиться от проклятия [не понимая, как, но они справятся] и цель эта для девушки становится едва ли не первоочередной. В ней одновременно борются решимость и отчаяние, каждая новая неудача подобна крупному поражению на поле боя. Будь Ида одна, она давно повернула бы домой, смирилась с бессмысленностью собственных поисков родной крови и разуверилась бы во всякой божественной помощи, но бесконечно сильный духом Финн даже в своём не шибко завидном положении становится для белокурой опорой. В свою очередь она пытается стать проводником во тьме и для него, чтобы хоть чуточку быть достойной своего смелого товарища. Бесплотные поиски ответов приводят их снова к берегу морскому, а затем и к добрым знакомым – Вилла и Вигго предлагают то, от чего сложно отказаться.
[indent] Весеннее солнце посреди большой воды, кажется, пригревает ещё сильнее. Совсем как дома, где весна да лето всегда наступают гораздо раньше. Как раз в эту пору ныряльщики снова достают своё нехитрое снаряжение и окунаются в ещё студеную воду, дабы отыскать мирно спавшие на дне морском раковины с ценной сердцевиной. Всю зиму они неспешно хранили свои дары, а теперь снова готовы вручить их людям. Ида была бы среди тех, кто первыми вышли бы на промысел – несколько лет подряд она умудрялась нырять даже зимой, правда ничего, кроме лихорадки, на дне морском не отыскав. Но в марте жемчуг обязательно должен был быть, и она бы наверняка смогла отыскать что-то стоящее, порадовав скупщика первым морским урожаем. Мысли о доме навевают легкую тоску, но Ида не пытается скрыть, что скучает по отцу и матери, по младшему брату, и тут же вспоминает – где-то есть и другая её семья. Возможно, кровь предков отыщется на юге?
[indent] Дальмас. Ещё какие-то полгода назад южное королевство было красивой сказкой о прекрасных теплых краях, невообразимых красотах и поразительных диковинках, каких не сыщешь больше нигде в мире. И теперь эта сказка воплощается в жизнь, впрочем, думает об этом Ида не без тревоги. И всё же на киннском корабле [с ума сойти!] дурные мысли отступают, озорной морской ветер оставляет место лишь легкости и улыбке, а уж одного взгляда на попутчиков и вовсе хватает, чтобы окончательно увериться в мысли «Всё будет хорошо!». Когда Ида впервые встретила Вигфрида, он был простым моряком, чей корабль проходил через Силкхорн. И даже получив статус кинесвита, Вигго для Иды так и остался простым морским мальчишкой, однажды очень выручившим её. Вилла же в усадьбе посреди Великого леса сразу предстала пред ныряльщицей в дорогом платье и статусе благородной особы. Но стоило Голдвин засучить рукава и мастерски приняться зашивать раны пострадавшим от василиска, Ида сразу поняла – с Виллой они обязаны найти общий язык. В плавании же Вильгельмина и вовсе стала для Иды первым наставником и подругой, напрочь разрушив все предубеждения насчет королевской крови.
[indent] Сребровласая не перестаёт переживать за состояние Финна, но нельзя отрицать, что в море он преображается. Так же, как и она. Уж кому-кому, а ему корабельный быт не в новинку; Ида лишь улыбается, наблюдая, как друг ловко вписывается в команду опытных мореходов. Улыбается и полной грудью вдыхает соленый воздух, цепляясь пальцами за канаты и подставляя лицо ласковому солнцу, покуда не замечает среди солнечных бликов на воде нечто. Заинтересованно разглядывая странную махину [оно движется? оно живое? черепаха?], Ида отвлекается на собственное имя и понимает, что Вигго видит то же самое, что и она.
[indent]- Да легко! – задорно отвечает белокурая, не отрывая взгляда от диковинки морской. Мысль о погружении в воду отдаётся приятным покалыванием на кончиках пальцев, слишком давно ей не выпадала возможность снова поплавать, а уж когда можно совместить приятное с полезным и поглядеть своими глазами на плывущий живой островок, так и вовсе отказываться нельзя. - Главное, чтобы этот зверь меня не съел, боюсь, у меня есть некоторые планы на будущее, - отзывается девушка, но всерьез  возможность быть съеденной не рассматривает [хотя, наверное, стоило бы, учитывая, с какими тварями ей уже приходилось встречаться]. - Наперегонки? – с вызовом выгибается бровь и ныряльщица переводит взгляд с Вигго на Виллу, а замечая среди моряков Финна, призывно машет другу рукой. 
[indent] - Встретимся внизу, – не давая никому опомниться и хорошенько обдумать авантюру, Ида оставляет на палубе обувь и куртку и, ловко забравшись на бортик, прыгает в воду.

+4

4

Прислонившись спиной к мачте, Финн шумно втягивает соленый влажный воздух и потуже затягивает сложный морской узел, которому научил его один из моряков.
После долгих скитаний по северным землям он совсем истосковался по морю и с огромной радостью отправился в долгое путешествие до берегов Дальмаса, и теперь коротал время за оттачиванием нового трюка с веревкой.
Это была затея Иды. Путешествие. В какой-то момент стало понятно, что еще чуть-чуть и она сдастся, предложит вернуться домой, потому что их поиски пока ни к чему не привели. Финн приободрял ее. Сам он пока еще не терял надежды. В конце концов, как бы эгоистично это не звучало, дело было не только в ней. Проклятие с каждым днем набирало силы и времени у него оставалось все меньше. Когда подруга узнала об этом, она снова загорелась поисками, намереваясь сделать все, что в ее силах, чтобы помочь заслужить милость проклявшего его Бога. О возвращении домой теперь не могло быть и речи, потому что вместо этого Ида предложила плыть к южным берегам в компании ее добрых друзей. Финн очень удивился, узнав, что те самые друзья оказались не просто торговцами или путешественниками, а кинесвитами. Ему оставалось только восхищаться тому, как этой девчонке только удается заводить подобные знакомства. Как и тому, какие испытания выпали на ее долю, стоило им разминуться в Великом лесу.
Но думать о происхождении их спутников у него не было времени. Ступив на корабль, он без труда нашел общий язык с командой и, понаблюдав какое-то время за их слаженной работой, напросился им помогать. Путь предстоял долгий и раз уж выпал шанс пройти его в компании опытных и повидавших всякого моряков, он решил им воспользоваться. Финн учился вязать узлы, помогал поднимать паруса, тянул канаты, пару раз добровольно вызвался отдраить палубу. Не жалея себя, он работал наравне с другими, очень скоро осознав, что на самом то деле его короткие выходы в море за уловом совсем далеки от дальнего путешествия на громадном корабле с настоящей командой. Но в этом и была вся прелесть: он был увлечен настолько, что, пусть и ненадолго, но забыл обо всех неудачах, которые преследовал их с Идой и, самое главное, забыл об обрушившейся на его мальчишечьи плечи немилости Бога-Мастера.
Финн распустил кусок веревки и принялся снова вязать выученный узел. Выходило у него это не так быстро и ловко, как у того парнишки, что показал его. Но сдаваться он не собирался.
Увлеченный своим занятием, рыбак не сразу обращает внимание на восхищенные возгласы членов команды корабля. Вскинув голову, он огляделся по стороны не понимаю, что происходит и выцепив взглядом из толпы светлую макушку Иды беззвучно, одними губами спросил ‘Что происходит?’. Широко улыбаясь, подруга помахала рукой, подзывая к себе. Финн по старой привычке подпоясал веревкой видавший виды кафтан и направился к ней, лавируя между моряками.
Приблизившись он заметил рядом с Идой Вигго и Виллу, которые перегнувшись через борт завороженно за чем чем-то наблюдали. Прежде чем Финн успел что-то сказать и своими глазами увидеть то, что всполошило весь корабль, светловолосая скинула лишнюю одежду и прыгнула за борт.
Он оказывается на том месте, где еще несколько мгновений назад стояла Ида ровно в тот момент, когда она выныривает из воды, озираясь по сторонам.
— Это то, о чем я думаю? — только и удается ему выдавить из себя, заметив в паре метров от Иды существо казалось бы невероятных размеров - огромный поросший разноцветными кораллами панцирь прорезал водную гладь. Он много слышал об этих морских чудищах дома, от других рыбаков и путешественников, которым доводилось попасть в их края, но никогда не думал, что когда-нибудь и сам столкнется с настоящим илаем. В изумлении Финн тянется к краям кафтана, чтобы стянуть его и последовать примеру подруги, но вовремя понимает, что идея не из лучших. Проклятие меняло его, съедало не только разум, но и тело.
— Вам лучше поторопиться, если хотите ее нагнать. Я иной раз и сам не могу за ней поспеть, — обращается он к Голдвинам и кивком указывает на Иду, плещущуюся в воде за борте.

+5

5

http://sg.uploads.ru/t/hMTYq.gif

Море - оно мое. До горизонта и
Даже за горизонт пара соленых миль
Тоже текут мои - серые, как слюда.
Жидкие зеркала. Каменная вода.

Моряка звали Герхард.

Вилла не могла вспомнить, где уже слышала это имя - наверное, где-то при дворе, где она ещё бывала последние-то полгода?.. - но Герхард-моряк, к его чести, дворянина ничем не напоминал: простецкое скуластое лицо, обветренная светлая кожа, поросшие густыми светлыми волосами руки с широкими крепкими запястьями, надвинутый на ухо рабочий колпак, грязные - корабельная смола под ногтями, - узловатые пальцы. Вилла завистливо смотрела, как эти пальцы споро завязывают узел за узлом, выверенным движением надевая и закрепляя спасательные тросы, и руки у неё так и чесались, - но Герхард был непреклонен. Ему было лет сорок пять; на кинесвиту крови в простецком платье, с растрепавшейся косой и отсыревшей отросшей чёлкой, которая грызла сушёные яблоки, присев на свёрнутые канаты, он посматривал с ироническим отцовским снисхождением.

- ...Ручки спортите пенькой да смолой, Вашество, а мне потом ваша стража хребет выгладит. Сидите, кушайте. Нешто я не понимаю?.. - разговаривая, Герхард не отрывал взгляда от своих верёвочных манипуляций, и Вилла могла бы подумать, что он говорит сам с собой, если бы не знала так хорошо эту манеру вполглаза поглядывать сразу на всё вокруг, ничего не упуская. - Вам забава. А мне и назавтра работа.

- Перестань называть меня Вашество, - цокнула Вилла, оскорблённо жуя яблочные дольки. Сушёные яблоки на неё всегда действовали умиротворяюще. Она вообще любила что-нибудь грызть, когда руки не заняты работой - орехи, пшеничные зёрна, тыквенные семечки, - но яблоки любила до смятения ума, особенно мадвайнские. Ательстан в своё время носил при себе кинжалы для василисков, лассо для грифонов и мешочек сушёных яблок для Виллы. - Я тысячу раз это проделывала, когда жила в Рейвенвуде. Ты мне не веришь.

- Почему не верю? - всё в той же непробиваемой, мягко-спокойной, как волна, манере, отозвался Герхард, закусывая бечеву, чтобы затянуть потуже. Вилла в очередной раз подумала, что голос у него - как высушенная древесина. - Только ваша милость сегодня есть, завтра нет, а квартейместер со мной и в следующий рейс пойдёт. И в следующий. И в следующий тоже. И припомнит мне проступок в самый неподходящий момент. А у меня жена прихварывает да дочка на сносях вдовой осталась, - Герхард дёрнул канат последний раз, упершись сапогом в красное дерево мачтовой оснастки, и потёр руки, посмотрев на Виллу с ласковой усмешкой, собрав лучики морщинок вокруг тускловатых глаз. - Никак мне не до вашего развлечения, Вашество, уж простите старику прямоту-то.

Вот с кем бы Нис познакомить, подумала Вилла, мрачно вгрызаясь в очередную дольку. Реформы - это, конечно, хорошо, и свои кандидатуры в киннском совете - хорошо. Но перестраивать надо всё вот прямо отсюда, с этих людей, у которых жёны и дети - это константа, мелкотравчатая иерархия близстоящих начальников - константа, а благоволение высшей власти - случайная причуда. Тяжко же придётся Линду, если его изберут, подумала Вилла, сплёвывая яблочную косточку за борт. А если не изберут - тяжко придётся вот этим Герхардам. Морякам, конечно, а не дворянам. Дворянам-то что. Они как стая медуз - слизкая масса, всегда примет свою форму обратно, сколько её ни пинай.

- Значит, у тебя дочка есть? - склонив голову к плечу, полюбопытствовала Вилла, по-девчоночьи качнув ногой.

- И трое сыновей, - усмехнулся Герхард. - Младший чудной такой. Вроде магии в нём нема, а чудной. Всё уставится на травинку, на листик какой резной или на букашку, да так и сидит, носом дышит. Повадился вырезать всякое... вот, смотрите-ка, - он вынул из-за пазухи обтрёпанного жилета какой-то диковинный корешок и протянул Вилле.

Она с готовностью склонилась над заскорузлой потемневшей ладонью. Корешок был вырезан не тщательно, но живо - на Виллу смотрела востроносая, востроглазая старушонка, до того похожая на леди Урфриду, что молодая женщина, коснувшись игрушки пальцем, расхохоталась. Герхард улыбнулся небритым ртом и бережно спрятал поделку обратно. Вилла посмотрела на него с нежностью. Она знала, что, несмотря на всю свою строгость и нежелание наживать себе проблемы, моряк вовсе не считает её такой уж кинесвитой.

- А у вас есть семья? - неожиданно спросил Герхард, почесав затылок - так, что рабочий колпак сполз на кустистую седеющую бровь. - Я имею в виду, ну... до того, как Голдвины...

Вилла как раз хотела было ответить, и даже уже набрала воздуху - но тут произошло внезапное явление семьи народу, и не успела она и глазом моргнуть, как Вигго, вцепившись в её локоть, уже волок сестру к противоположному борту, не обратив ни малейшего внимания на её праведный гнев.

- Насколько я знаю Баст, она звала их невыпотрошенными мешками дерьма, кто бы это ни был, - заслонив прищур козырьком ладони, отозвалась Вилла, негромко рассмеявшись. Впрочем, илай выглядел и вправду впечатляюще - словно огромный плавучий остров, поросший разветвившимися кораллами. На какое-то мгновение Вилле даже показалось, что она может различить блеск драгоценностей вдали. - Говорят, они проглатывают сокровища. Представляешь, сколько в этой паршивой посудине добра? - восторженно прикинула она, взъерошив и без того топорщившуюся и курчавившуюся чёлку. Восторг, к чести Виллы, относился к сакральному чуду бытия, а не к потенциальной возможности нажиться, но не стоит отрицать, что и о втором она тоже успела подумать, пока Вигго махал рукой, подзывая Иду.

Беловолосая ныряльщица и её друг Вилле страшно нравились. Она вообще даже не подозревала, как же сильно соскучилась в Белом Замке по деревенским ребятам, по  простому незатейливому досугу, по той жизни, которая казалась ей нормальной и человеческой. Ида и Финн не ломали позы, не разговаривали сквозь губу, понимали в древесине лодок и рыбной ловле, и Вилла была так счастлива их обществу на киннском корабле, что даже почти не вспоминала о трагических событиях, которые свели их вместе этой зимой. В этой поездке она вообще чувствовала себя какой-то безбожно лёгкой, счастливой и даже словно помолодевшей - обратно в свои четырнадцать. Оберегаемая большей частью моряков от здорового корабельного труда - даже к Вигго относились проще, грифон задери эти патриархальные обычаи!.. - Вилла развлекалась тем, что показывала Иде, Финну и Одетт, как вязать морские узлы, рассказывала, как называется та или иная часть такелажа, объясняла выкрики капитана, делилась приходившимися к случаю историями из своей бурной молодости, смеялась, тормошила и чувствовала себя странно довольной тем, что ей есть о ком заботиться.

Всё-таки для некоторых старшая сестра - это образ мыслей.

- Если ты собираешься прыгать за ней, то оставь мне свои кинжалы, - пихнув Вигго кулачком в плечо, Вилла белозубо ухмыльнулась. - На случай, если утонешь. Я отвезу их в Кроушор, чтобы Рудольф помнил о своём единственном педагогическом провале - ему так и не удалось вправить тебе мозги, - она повела прищуренным глазом на брата и, рассмеявшись, помахала рукой вынырнувшей Иде. - Я предлагаю считать, что мы здесь двое умных людей, - повернувшись к Финну, Вилла протянула ему жменьку сушёных яблок, и с её стороны это был поистине киннский жест щедрости. - И сделать ставки на то, кто из этих двоих моржей доберётся первым.

В конце концов, после этой зимы они все заслужили немножечко развлечений.

+3

6

https://i.imgur.com/xjPGXnF.gif
дай ветру с солью развеять пыль,
гляди на звёзды и принимай то, каким когда-то давно ты был.
чтобы внутри снова звон и лёгкость; чище звук и
честнее смех,
если сможешь с собою выжить, то ты будешь счастливей всех.

[indent]Вигго скидывает с себя одеяния как дерево разноцветье листьев с наступлением осени. Он подставляет солнцу и чужим взглядам свою иссеченную тонкой сетью шрамов спину. Как для кинесвита в нем по-прежнему непозволительно много изъянов. Вот какой из него сын древнего рода? Горький от въевшейся в него соли и ставшей уже кажется самой его сутью. Колючий, потому что ищет в своих остротах защиты от далеко не самого миролюбивого общества в Перегрине. Резкий, ибо убежден что ударить нужно первым, а не уходить в глухую оборону и терпеть все издевки да снисходительные улыбки. Вигго порой сожалеет, что давно вышел из того возраста, когда все проблемы решались кулаками. Удары, свежие синяки — прекрасный способ справиться с накопившимися эмоциями и бьющей ключом юношеской силой. Теперь приходится пользоваться словесными атаками и учиться обращаться с ними как можно изящнее, превращать их из прямолинейных ударов молота в тонкие спицы, которые точечно попадают в уязвимости и больные места. Ну куда, скажите на милость, это годится? Голдвину закрадывается подозрение что в Дальмас вместе с делегацией их послали исключительно ради того, чтобы они там непременно опростоволосились и лишний раз доказали киннскому двору свое скорее рыбацкое происхождение. У знатных выскочек, стоящих во главе Скайхая будет веский повод отослать детей Мерры куда подальше с глаз долой. Не сказать бы что он с сестрой очень против поскорее убраться восвояси.

Держи, — Вигго отстегивает пояс с кинжалами и вручает их Вилле. — И вот это. — самую главную ценность он бережно снимает с пальца и вкладывает в ладонь сестры. Кольцо отца звездным холодом обжигает обоих Голдвинов, будто кинесвит и не носил его при себе не снимая. Причудливый металл никогда не подпитывался теплом человеческой кожи аль огня. Он всегда оставался ледяным, будто только что поднятым из сугроба. Вероятно, любовь к странным вещицам им передалась от Мерры, как и тяга к приключениям, и любовь к морю, и желание нарушать правила. Если у кого-то оставались сомнения — стоило лишь сравнить пропавшего кинесвита с рейвенвудскими детьми. Слишком много сходства, которое сложно оправдать чем-то кроме самого близкого кровного родства.

Не печалься обо мне, сестрица, — кинесвит скалится довольно и белозубо, а моряки, стоящее поблизости, обмирают и становятся цвета скисшего молока. — Ни траура, ни похорон.

[indent]Так они всегда желали друг другу удачи.

[indent]Раздается плеск воды. Некоторые мужчины отрываются от своих дел, присоединяясь к Вилле с Финном и заглядывают за борт. Ведь если юнец убьется — им не сносить головы. Каким бы он там ни был — все равно член киннской семьи. К вящему облегчению команды Вигго быстро показывается над водой, но махнув оставшимся на корабле людям тут же скрывается под текучим шелком морской глади.

[indent]Наверное, Голдвина стоит связать по рукам и ногам самыми тяжелыми, прочными цепям — только так он может быть не поплывет. Во всех остальных случаях он бесстрашно отдается течению и ощущает себя полностью на своем месте, в своей стихии. Вода и море всегда были с ним. Он любит  их всей своей душой и доверяет их древней силе. У Вигго есть отрывочные воспоминания из очень раннего детства, из-за которых складывается впечатление будто плавать он научился гораздо раньше, чем твердо стоять на земле. Он помнит сухие и сильные руки деда, поддерживающие его под грудью и животом, прохладную морскую воду, заливающуюся в уши и щиплющую глаза, себя, крохотного, нелепого и старательно молотящего всеми конечностями. У многих детей присутствует страх большой воды. Он есть даже у тех, что вырос на побережье. У Вигго такого страха никогда не было. Он тонул, захлебывался, но продолжал рваться в пучину и стихия, как покоренная подобной настойчивостью дама, одаривала его своей благодатью и нежностью.

[indent]Вигго под водой может рассмотреть лишь силуэт Иды. Она как серебряная рыбка мелькает совсем рядом. Он выныривает убедиться, что не сбился с курса и за глотком воздуха, а потом вновь устремляется за девушкой. Наверное, именно из-за неуемного чувства азарта северянин всегда — даже на трезвую голову — соглашался играть с Баст, хотя знал, что её обыграть, в частности ему, практически нереально. Градусы он добирал на ходу с той же успешностью, как и лишался одежды. Желание отыграться никогда не позволяло упустить возможность реванша и все повторялось из раза в раз. Вигго никогда не умел сдаваться и отступать. Слишком часто это не играло ему на руку.

[indent]Он распугивает косяк рыб. Возможно они уже приближаются к берегам Дальмаса, ибо в скайхайских водах отродясь таких пестрых созданий не водилось. Вигго шарит руками по серому панцирю пытаясь найти за что зацепиться. Поверхность влажная, склизкая от наросшего мха, но мужчина находит коралл и стараясь не сломать его и не распороть себе ладонь подтягивается и как морской котик буквально вкатывается на брюхе на спину к илаю.

Ида? — он не поднимается, лежит распластавшись огромной морской звездой, переводит дыхание и ищет ныряльщицу, зовет её по имени.

[indent]Она легкая, проворная и вероятно добралась быстрее него. То, что для Вигго было развлечением — для Иды было неотъемлемой частью её жизни. Пока он с сестрой и кузенами прыгал со скал, резвился — дочь песчаного Силкхорна погружалась в пучину за жемчугом и каждый раз рисковала своей жизнью.

[indent]Кинесвит приподнимается на локтях и с удивлением замечает только вынырнувшую девушку. Он протягивает ей руку и помогает взобраться на илая, который оказался просто огромным — настоящим плавучим островом. Вигго наступает на какую-то колючку или маленький коралл, тихо выругивается и поднимает на Иду счастливые глаза. Они таки добрались. Интересно с палубы Вилле и Финну видно их фигуры? Кинесвит хочет обернуться и помахать в ту сторону, где находится корабль, но его взгляд цепляется за странные пробоины на панцире, частично заросшие лишайником и мхом.

Смотри, — Вигго указывает на россыпь маленьких и больших сколов, — Будто кто-то пытался пробить панцирь этого великана или зацепиться за него. Люди? Или другие морские существа?

[indent]Он садится на корточки и стараясь приноровиться к медленно двигающейся под ним опорой осматривает трещины. Атель и Баст говорили, что навредить илаям почти невозможно. Но видимо кому-то все же удалось поцарапать броню этого создания. Вигго задумчиво водит пальцами и неосознанно тянется к странному блеску в одной из пустот. Он нащупывает что-то маленькое, покрытое слоем тины и поднимает свою находку ближе к свету, дабы разглядеть. Фигурка кальмара из странного металла похожего на отполированную бирюзу.

Отредактировано Viggo Goldwine (2018-11-29 17:32:59)

+3

7

https://i.imgur.com/XosjfaZ.gif https://i.imgur.com/kurVPZe.gif
● ● ● ● ● ●

[indent] Рубаха в буйстве морском вздувается подобно белым медузам - такие не раз встречались сребровласой близ Донерина в теплую погоду да в приплыв. А теперь и она сама походит на них, только не жалит, сощуренным взглядом осматривает бурю разбуженной морской пены да пузырей, поглотивших её тонкое тело. Одолженные Виллой брюки в воде становятся второй кожей, отчего-то совсем неощутимой. Может оттого ли, что море так скучало по Иде, как Ида - по нему?  По груди, прежде наполненной воздухом, разливается теплое чувство восторга совершенно детского, когда впервые получаешь в подарок нечто новое, диковинное, редкое. Именно такой восторг испытывает Ида, снова и снова удаляясь от корабля. Глаза давным-давно привыкли к морской воде, девушка и забыла, когда в последний раз они щипали от соли - да она и сама ею пропитана от кончиков пальцев до кончиков волос.
[indent] Белая коса развивается русалочьим хвостом где-то позади, пока ныряльщица приближается к плавающему острову. Живому острову. Вигго она видит краем глаза, отчего вовсе не беспокоится о парне - с первой их встречи было ясно, что он далеко не промах и во что бы то ни стало попытается её обогнать. И хоть девушка никогда не отличалась азартом, сегодня  совсем иной случай. Вызов был брошен и принят, а значит доплыть до сказочного существа первой - её главная задача. Но море любит Вигго так же, как и её, и в этом они тоже  очень похожи. Она никогда не расспрашивала моряка о семье, зная лишь, что бремя королевской крови свалилось на них с Виллой очень неожиданно. Как не расспрашивала и о морских буднях жизни "до". Но каждый раз в какой-то даже незначительной ситуации замечала схожести меж "не-такими" Голдвинами и ею.
[indent] Кажется, морской народ все - как один.
[indent] Иде хватает всего несколько глотков воздуха, и, возможно, не замешкаясь и не обернись она на корабль, где уже делались ставки на пловцов, она бы действительно была первой. Но стоит ей снова погрузиться в синь моря, как острая необходимость победы откладывается на второй план. Илай рядом и он...огромный. Существо медленное, оттого рассмотреть его не составляет труда, разве что мельтешащие вокруг рыбки сбивают с толку и крутятся перед самым носом. И даже проплывающий мимо старый знакомый Иде осьминог не может отвлечь её внимание от главного. Отгоняя мелочь, как бабочек, девушка осторожно касается ороговевшего, покрытого кораллами тела. Будто из камня слеплен сей морской житель, покрытый острыми ракушками подобно дну древнего корабля. Сколько лет этому существу? Под водой Ида улыбается по-ребячески, понимая, что за последние несколько месяцев повидала чудес из старых сказок больше, чем за всю жизнь. Стоило лишь покинуть границы прежнего мира, стоило лишь начать путешествие к себе самой.
[indent] Даже у опытных ныряльщиц, к коим себя скромно причисляет Ида, легкие не бесконечны. Воздух на исходе, что заставляет девушку оттолкнуться от бока громадины, максимально стараясь не пораниться об острые шипы колючек. Но тут же её подхватывает рука Вигго, помогая обрести подобие твердой почвы под ногами.
[indent] - У него на брюхе жемчужные ракушки, представляешь? - выпаливает девушка, распластавшись рядом с темнооким кинесвитом и в два глубоких выдоха приводя дыхание в порядок. В её глазах играют солнечные блики и огоньки искреннего счастья, улыбку по-детски удивленную и до неприличия довольную скрыть совершенно не удается. Кому сказать, что она была верхом на панцире илая - в жизни не поверят. От большого перерыва в плавании мышцы приятно тянут, напоминают о себе и о старом промысле - Ида едва сдерживает себя, чтобы не нырнуть снова и не попытаться отскрести от громадной черепахи хоть одну раковину. Какие жемчужины могут быть внутри?
[indent] Когда-то Финн в шутку назвал её одержимой, ведь в определенный момент жемчужный промысел, - простая и привычная для жителей деревни работа, - превратился для Иды в увлекательную игру. "А как далеко я смогу заплыть?", "А как много интересного там найти?", "А получится ли отыскать жемчуг редчайшего цвета?". Он посмеивался над подругой, но всё то было так давно, будто в прошлой жизни... Ещё раз белокурая бросает взгляд на корабль, который теперь кажется ещё дальше. За ней оттуда наверняка наблюдает пара ледяных глаз теперь уже проклятого друга, друга, которого ей необходимо спасти.
[indent] Под пальцами совершенно непохожая ни на что поверхность, которую хочется трогать снова и снова. Ида исследует каждый сантиметрик, силясь запомнить ощущения. Это вовсе не похоже на то, когда держишь обычную черепаху в руках. Это нечто непередаваемое. И пока её занимают бледно-розовые кораллы, буйным цветом распустившиеся с одной стороны панциря [из которых совершенно внезапно выползает и исчезает в синей воде белый краб, заставляя Иду на мгновение отпрянуть], Вигго находит что-то на другой стороне. Девушке не составляет труда переползти [а поверхность бестии, вообще-то, не самая сухая в мире] к нему поближе, устремив взгляд пытливых глаз туда, куда указывает Вигго.
[indent] - Может это бред, но, кажется, когда-то давно у нас ходили байки бывалых моряков, что илаи - собиратели кладов. Золотишко там всякое, побрякушки, - о последнем говорит совсем без интереса [злато - последнее, что сейчас её интересует], - но вроде как за илаями именно поэтому и охотились. Вообще чудо, что он нас к себе подпустил. Бережно девушка гладит панцирь, надеясь, что существо чувствует поглаживание о ощущает хотя бы подобие благодарности. - Может кто-то пытался...ну...не знаю, расколоть его и добраться до сокровищ? С сомнением одна из её бровей ползет вверх, в то же время Иде становится невыносимо грустно, что подобное, вроде бы, вполне миролюбивое существо может подвергаться жестоким нападениям. По крайней мере конкретно этот илай вызывает у ныряльщицы исключительно положительные чувства. 
[indent] - Но если это сделал не человек, мне бы определенно не хотелось с "этим" встречаться... - добавляет девушка. Однажды в её жизни уже было знакомство с морскими змеями и ничего, кроме недели преследуемых её кошмаров, это ей не дало. То, что способно пробить столь твердый панцирь илая, определенно не оставит в живых ни её, ни Вигго, ни весь их корабль. Но шрам на спине большой черепахи стар, похоже, как и она сама, отчего у Иды улетучиваются темные мысли. Взамен им следует любопытство. Девушка склоняется над выбоиной вслед за кинесвитом и следит, как мужчина достает из каменной рытвины маленькую фигурку.
[indent] - Ого! - восклицает сребровласая, наблюдая, как солнце играет на синем, обтесанном водой в причудливую форму, камне. Или не камне? - Если кто-то пытался разбить панцирь илая только из-за этой штуковины, - сомнение так и сквозит в голосе девчонки, - то поздравляю, ты нашел что-то действительно волшебное. Ида смеется тихо, всматривается в озадаченное лицо Голдвина, но плеск волн приглушает её смешки. Руками она водит по сколам, следит по ним, словно по линиям шрамов, оставленных после кровопролитных, но победных сражений.  И внезапно обнаруживая вторую похожую выбоину. Кто же так изгалялся над бедным морским жителем?
[indent] - Здесь ещё одна такая же...похожая... - упавшим голосом кличет Ида вороного кинесвита, увлеченного своей находкой. Вторая дыра кажется более древней и более...болезненной, что ли. Пред глазами ныряльщицы так и встают картины сражений и нечеловеческого крика живого острова. Возможно, он защищал своё сокровище, а может - собственную жизнь?  Ещё бережнее она касается панциря, кажется, даже затаив дыхание и не слыша биения собственного сердца. Рука девушки скользит по когда-то болезненным ранам, теперь же - загрубевшей и окаменевшей коже. Но ничего, кроме горстки дырявых монет не выуживают её несчастливые сегодня пальцы. Девушка подавляет разочарованный вздох, но в целом даже сей мелочи не стереть счастья с её лица. Море снова её приняло и позволило прикоснуться к неведомому - разве может быть что-то лучше?   
[indent] - Вот бы Виллу сюда, она точно оказалась бы удачливее меня. Вам вообще везет в последнее время, - лукаво подмигивает белокурая темноволосому принцу крови, совершенно ни на что не намекая. Ну разве что на его находку.

+3

8

turn your face towards the sun, let the shadows fall behind you
tell a pray, just carry on and the shadows will never find you

https://i.imgur.com/ILGf5Ge.gif https://i.imgur.com/0Be4BDD.gif
we are kings and queens of better yesterday

У него на брюхе жемчужные ракушки, представляешь?

Правда?

[indent]Воодушевленно спрашивает Вигго стряхивая уже со своего «брюха» налипшие перламутровые песчинки, крохотные кусочки-осколки кораллов и водоросли. Он справляется с ребяческим желанием нырнуть обратно в воду и проверить самому, посмотреть на ракушки и может быть, преодолев душевное смятение, прикоснуться, погладить осторожно морского великана как давно по пятнистой шкуре гладил кончиками пальцев ската. В конце концов когда представится такая возможность? Голдвин помнит себя совсем зеленым мальчишкой и событие восьмилетней давности — Баст тайком провела их с сестрой в пышный сад и показала им пруд полный карпов. Они плескались, путались, сплетались в клубки цветных шелковых лент с причудливыми узорами на чешуйчатых спинах да боках. По-звериному опасливые северные дети никогда бы в жизни не увидели ни этот сад, принадлежавший какому-то ирадийскому вельможе, ни причудливых рыбок, если бы не поддались искушению и не последовали за своей подругой. Вся их жизнь состояла из танца на острой грани отточенного клинка, из рисков и решений, которые могли как щедро наградить их новыми ощущениями и даже немного озолотить, так и позволить обзавестись первыми седыми волосами и ворохом неприятностей.

[indent]«Представь какая из них вышла бы уха»

[indent]Голдвина до сих пор на смех разбирает стоит ему вспомнить изменившееся от возмущения лицо Баст после этих слов и то, как она звонко хлопнула его расписной ладошкой по плечу.

[indent]«Их выращивают не в пищу, дурачок»

[indent]Вигго насупившись и нахохлившись потирал ушибленное место и бурчал зачем же откармливать столько рыбы, если её все равно нельзя есть. Баст терпеливо объясняла ему и Вилле, что карпы символизируют процветание, и многие держат их на удачу и как олицетворение достатка да благополучия семьи. Явно опасаясь, что скайхайцы захотят полакомиться и таки выловят себе что-то к обеду — непуганые рыбы буквально сами в руки давались — смуглая девица приволокла им целую корзину фруктов, которую они успешно поделили меж собой. Вигго, никогда раньше не пробовавший апельсинов, под предостерегающий голос кошки сгреб их всех себе и с наслаждением чистил, уплетал один за одним, слизывал с пальцев липкий сок. К вечеру он пошел красными пятнами, покрылся сыпью и последующие несколько дней пролежал на чердаке Баст со страдальческим выражением лица и жалобными вздохами. Бесстыжая ведьма в их будущие встречи не упускала возможности напомнить другу данный эпизод, подначить и принести ему то очередную сладость с апельсином, то сок. В последний раз она где-то отыскала — украла? — брошь в форме апельсиновой ветви. Сочные плоды, налившиеся солнцем и обрамленные изумрудными листьями. Они насмешливо сверкали даже когда брат с сестрою вернулись в серый и туманный Рейвенвуд. Вигго очень хотел привезти матери настоящие апельсины и сладкие персики, но смог лишь брошку с драгоценными камешками, которые спокойно пережили многонедельное плаванье и не утратили ни блеска, ни красоты.

Мы с сестрой слышали истории об илаях и об их золотых острова-лежбищах, но мне это казалось лишь приукрашенными историями для впечатлительных и неугомонных юнг.

[indent]Кинесвит усмехается собственным воспоминаниям. У него всегда была черта, один Бог Отражений разберет, хорошая аль нет — он никогда не мог долго оставаться тихим и приводил в движение все и вся вокруг себя. Мальчишкой и уже вытянувшись в молодого мужчину — он в любой момент готов был сорваться с места и даже не столь важно куда именно. Просто двигаться, непременно вперед и не давать себе шанса расслабиться, превратиться в ленивый студень. Его беспокойная подвижность и готовность ко всему в любое время дня и ночь как-то по-особенному действовала на окружающих. Многие моряки травили байки ради того, чтобы «посиди хоть немного спокойно, Вигго! Ты слышал, как наш Уайлен чуть не потерял ногу в пасти морского змея?». Истории, рассказанные в пути оказывали чудодейственное влияние на северянина. На короткий промежуток он становился практически шелковым и впитывал все как губка.

[indent]Вигго с любопытством вертит фигурку, соскабливает короткими ногтями с неё всю грязь пока в его руках она не начинает переливаться чистыми оттенками моря Сакриэль — бирюзой да аквамарином. Баст бы на ладошке взвесила, прикусила острым клыком и сразу же предположила сколь ценной может быть находка, но её здесь нет и для кинесвита не имеет существенной разницы — заполучил ли он древний артефакт или обычную безделицу. Просто маленький кусочек в личную сокровищницу воспоминаний. Он будет смотреть на отполированного из неизвестного металла кракена и вспоминать безрассудный прыжок в море с корабля, и плаванье с Идой до илая, и самого могучего зверя.

Будет забавно, если корабль уплывет без нас. Придется поселиться на этом великане. — Вигго прикрывает ладонью глаза от солнца и смотрит на покачивающийся на волнах киннский корабль; ветер поутих и больше не наполняет так сильно своим дыханием паруса. — Рыба вон есть. — темноволосый мужчина размашистым жестом указывает на косяки пестрых созданий, похожих на подводных птиц, вновь собравшихся под защиту илая. — С голоду точно не умрем.

[indent]Говорят, что те, кого поцелует певчая, смогут дышать под водой. Голдвин думает, что хотел бы хоть раз нырнуть и не нуждаясь в глотках воздуха много-много часов внимательно изучать все что сокрыто толщей. Море хранит столько чудес и тайн. Как не желать приподнять хотя бы полог? Заглянуть за него и увидеть дивное, о чем можно будет рассказывать следующим поколениям впечатлительных юнг, а если очень повезет — своим внукам. Люди может быть и истоптали сушу, изучили каждый клочок, построили свои замки и города, но море-океан полнится неизведанными ущельями и затопленными древними городами. Сколько там останков кораблей и кладов? Сколько чудищ, которые не поднимаются к свету, а дремлют где-то там в тиши и мраке? Там под водой — целый мир, о котором многие из живущих даже не подозревают. Там под водой — целый мир, к которому Вигго очень хотел бы прикоснуться.

[indent]Кинесвит пожимает плечами на слова Иды. Везет ли? Получить титул и в придачу тележку проблемной родни — сомнительное везение. Хотя кто-то смотрит на эту ситуацию под иным углом и видит одно лишь благо. Знатное происхождение открывает многие дороги, но при этом за золотыми решетками скрывает то, что дозволено простому люду.

Если бы Вилла была здесь, то мы уже точно уплыли бы. Поминай как звали. Может быть наш великан доставил нас к одному из островов. Мы бы лично убедились врут ли моряки или действительно на лежбищах илаев сокровища прям в песке под ногами таятся.

[indent]Вигго отвечает на подмигивание Иды счастливой улыбкой. Вот бы длился дольше этот миг. Вот бы им ещё чуть-чуть побыть на спине морского зверя и не возвращаться подольше на корабль.

Отредактировано Viggo Goldwine (2018-12-07 00:19:45)

+3


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » сердце, как друга, море встречает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC