У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Virizan: Realm of Legends

Объявление

MahavirJainaLysanderLevana
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
29/05 Открыт второй квест приключенческого направления - "Доносится песня из глубокого леса", первый же вы можете прочитать и оценить здесь.
25/05 Весенняя глава практически завершена: часть квестов доиграна, часть подходит к концу. В связи с этим мы открываем запись на лето!
10/03 Вашему вниманию представляем иллюстрированный бестиарий нашего мира.
08/03 Весенняя сюжетная глава официально запущена! Следите за очередностью и не забывайте поддерживать соигроков позитивом.
01/03 По просьбам трудящихся мы вводим систему дайсов - отныне вы можете отыгрывать непредсказуемые сражения, как магические, так и классические. Подробнее читаем здесь!
01/03 Вопреки минусовым температурам за окном у нас весна! Встречаем новым дизайном и некоторыми дополнениями, которые будут скоро-скоро - не пропустите объявление!
09/02 Дамы и господа, просим вас отметиться в опросе "Как вы нас нашли?" и тем самым помочь развитию форума!
01/02 Внимание, внимание всем скайхайцам! Стартовали всекоролевские выборы нового кинна, всем сознательным гражданам пройти на избирательный участок и отдать голос за достойнейшего.
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
▪ магия ▪
▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ nc-17 ▪
▪ эпизоды ▪
▪ мастеринг смешанный ▪

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » revenge is [not] always the answer


revenge is [not] always the answer

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

revenge is [not] always the answer
https://i.imgur.com/Yv2HVM6.png
https://i.imgur.com/oT2MX7Z.gif https://i.imgur.com/VwzONoK.gif
https://i.imgur.com/c5S3TAl.png
Allana & Annysa Goldwine • Белый Замок, Скайхай, июнь 979, вечер

Кинн не отличается завидным постоянством в делах любовных — это знают все.
Но когда на пальце очередной его любовницы дочери Линда замечают
перстень, принадлежавший некогда их матери, молча терпеть происходящее
становится попросту невозможным. Какова же она — месть — на вкус?

♪ Trevor Morris — A Queen's Loneliness

+6

2

[status]some girls crack under the pressure[/status][icon]http://sa.uploads.ru/t/FCT2P.png[/icon]Щадящая прохлада летнего вечера делала киннский сад излюбленным местом для прогулок многих придворных и Лана в этом правиле не была исключением. Ей нравились оживлённые места, дающие возможность покрасоваться собой на публике, пускай и не одна она приходила сюда с этой целью.

— Держу пари, если смотреть на неё слишком долго, то можно ослепнуть. Лорд Эшмор, должно быть, заложил своё поместье, чтобы расплатиться за наряды жены, — Лана улыбается в плечо Лиз, крепче прижимаясь к шагающей под руку фрейлине, чтобы эти слова были слышны лишь ей. Только та, вопреки своей обычной болтливости, отчего-то отмалчивается и неожиданно приобретает сконфуженный вид, — что, Лиззи, сосчитала наконец, сколько пирожных съела за день?

Кинесвите решительно не нравилось выражение лица подруги, столь резко ставшее растерянным. Когда её настроение располагало к шуткам и смеху, Аллане хотелось, чтобы и все вокруг веселились и смеялись. Ну или хотя бы делали вид, что им весело и смешно, а не портили ей вечер своей кислой миной. Нетерпеливо дёрнув фрейлину за рукав, Аллана вопросительно поднимает бровь, как бы намекая на то, что скоро начнёт сердиться.

— Я слышала, что её наряды теперь оплачивает вовсе не муж, — Лиззи наконец поднимает на неё взгляд, округлив глаза так выразительно, словно эти мимические ухищрения должны были передать Голдвин какое-то зашифрованное послание, но Лана лишь пожимает плечами, не имея ни малейшего понятия о том, к чему ведут все эти паузы и недосказанность, — а твой отец, Аллана.

Что же, это объясняло внезапную молчаливость фрейлины — ей явно не хотелось быть тем человеком, что донесёт эту весть до сведения кинесвиты. И почему только все они думают, что поведение отца должно её расстраивать или хоть сколько-нибудь волновать? Не эта девица первая, не она, увы, последняя. Конечно, ей было жаль кинну Шарлин, ничуть не заслуживающую подобного обращения. Даже поставить их в один ряд казалось кощунственным — в красоте мачехи чувствовались стать и благородство, которые остались бы при ней и в платье служанки. Леди Эшмор похвастаться подобным не могла. Она была лишь очередным хорошеньким личиком, каких по Перегрину ходят десятки, если не сотни. 

Но Лану, конечно, всё это совершенно не волнует. 

Быть может, её лишь немного сердит тот факт, что у отца, кажется, совсем нету вкуса. Ну разве может человек в здравом уме по собственной воле держать подле себя это? Или кричащая пестрота её нарядов и правда его ослепила? И все эти украшения... Лана переводит взгляд на сверкающие, но явно простенькие серьги, опускает на массивное ожерелье, попутно успевая задаться вопросом, как у неё с такой-то нагрузкой ещё не хрустнула шея, засматривается на многочисленные кольца, невольно отмечая, что есть среди них и одно прехорошенькое и что на её тонких пальчиках такое смотрелось бы куда лучше.

Но Лану, конечно, всё это совершенно не расстраивает.

— Вот оно что, мне стоило догадаться, — хмыкает она, стараясь, чтобы голос звучал безразлично. Скучающе поправляет брошь на платье подруги, словно и забыла уже о чём вообще шёл разговор.

Но Лана, конечно, всё это совершенно не забыла.

Особенно, когда поняла, что это кольцо она уже видела раньше. И что она даже знала, кому это кольцо принадлежало когда-то. И вот это уже злило её по-настоящему. Слегка ускорив шаг, она будто невзначай поравнялась с идущей впереди Аннисой, намеренно оставив Лиз в компании позади. Обсуждать семейные проблемы с подругами ей не хотелось, уж в этой ситуации сестра точно поймёт её лучше, какими бы разными они ни были.

— И кем только она себя мнит, уж не кинной ли? — Аллана красноречиво поворачивает голову в сторону леди Эшмор, как раз в тот момент, когда стайка девиц, раболепно вьющихся вокруг временной фаворитки монарха, разглядывала её новое украшение. Будь с ними в саду Шарлин Голдвин, эти же самые барышни наверняка бы крутились подле неё, практикуясь уже не в лести, а в злословии. Сестра её, конечно, не была любительницей сплетен и подобных бесед, но Лана ничего не могла поделать с тем, что ей просто необходимо было поделиться своим негодованием, пускай для этого и пришлось бесцеремонно вклиниться в чужой разговор, наградив спутниц Нис таким взглядом, что те и без слов поняли, что кинесвит лучше оставить одних. — Только кинны так себя не ведут. И уж точно так не одеваются. Только посмотри на эту фуксию, у меня даже глаза разболелись. Правда, колечко у неё неплохое, тебе оно случайно не кажется знакомым? Отец, должно быть, совсем потерял голову, раз начал раздаривать украшения нашей матери кому попало.

Если вообще ещё помнил, кому оно принадлежало, в чём у Голдвин были большие сомнения. Ей было искренне интересно, как среагирует на такую ситуацию сестра, всегда столь правильная и рассудительная. Разозлит ли это и её тоже или Нис лишь обвинит Лану в ребячестве? Её реакцию в этой ситуации предугадать было сложно, в отличие от реакции фрейлин, которые наверняка бы посоветовали не накручивать себя по пустякам.
Им не понять, что память их покойной матери пустяком быть не может.

+3

3

Сплетни никогда особо Аннису не интересовали. Хотя, разумеется, порой и она поддавалась собственному любопытству, когда умудрялась поднимать глаза выше книг, которыми зачитывалась. Право же, чем ещё заниматься «кинесвите в башне», когда свобода ограничена едва ли не по всей строгости? Как ещё познавать этот огромный, прекрасный мир, на который смотреть можно только из окошка — выражаясь, разумеется, сугубо фигурально? Впрочем, действительно ли — только фигурально? И всё же зачастую юная Голдвин остаётся глуха и слепа к тому, что происходит вокруг. Пускай окружающие ведут беседы о том, о чём им хочется, она в этом участвовать не обязана, ведь так?..

Впрочем, о том, что у Линда появилась новая фаворитка (проще говоря — любовница), не слышал и не говорил только глухой да слепой. Ни первым недостатком, ни вторым Анниса не обладает, поэтому в курсе слухов, которые, словно по цепочке, проходят по Белому Замку, не давая никому покоя. Ещё бы, такая ведь новость! Но, в самом деле, разве она первая? Разве последняя? Отец, не задумываясь, лишит фаворитку былых привилегий, как только её хорошенькое личико ему надоест — и найдёт другую, которая будет не лучше и не хуже. Которая едва ли будет сильно отличаться от своей предшественницы, и её предшественницы... Продолжать можно достаточно долго. Все эти разговоры, когда заводятся неподалёку от второй кинесвиты, сразу же пресекаются с её же подачи. Ей не хочется слушать о том, что Нис и сама знает, как не хочется думать, насколько быстро подобная новость будет преподнесена кинне Шарлин. Ну разве заслуживает она подобного отношения со стороны отца? Разве заслуживала такого Лорейн, мать троих детей, рождения последнего — точнее, последней — из которых и свело её в холодную могилу? Гнев у Аннисы тихий, холодный, молчаливый. Она привыкла сдерживать эмоции, бережно храня их в своей душе, но однажды — однажды они обязательно найдут свой выход. Когда никто этого не будет ждать.

За её спиной слышится шепот и смешки — Нис знает, что в нескольких шагах за ней следует сестра со своими фрейлинами. Анниса же ведёт негромкую беседу со своими спутницами, хотя предпочла бы, наверное, молчать. Слишком много мыслей вертится в светловолосой голове, и даже наслаждаться тёплым июньским вечером да прогулкой у неё нет никакого желания. Пожалуй, сегодня она бы лучше осталась в своей «башне», подальше от посторонних глаз, но это всенепременно вызовет вопросы, что было бы нежеланным результатом. Приходится терпеть.

— Извини?.. — Нис едва уловимо вздрагивает, когда рядом раздаётся голос старшей сестры. Очень неожиданно, поэтому такова реакция младшей. Она следит взглядом за тем, куда Аллана поворачивает голову, и хмурится. Да, действительно, леди Эшмор ведёт себя не так, как подобает — скорее, излишне вольготно, словно хозяйка. Словно кинна, в этом Лана действительно права. Анниса вздыхает и думает, что мачехе следовало бы чаще показывать, кто действительно является кинной: прекрасная и величественная, она одним взглядом могла безмолвно говорить, вызывая восхищение даже у младшей из падчериц. Нис есть, на кого равняться — такой силе воли можно только позавидовать. Линд, конечно, не имеет права так поступать с собственной супругой... Хотя ему никто не указ, приходится мириться. Лёгким кивком вторая кинесвита позволяет своим спутницам отстать на несколько шагов, оставляя сестёр наедине друг с другом, — Я не понимаю, почему она? Что же в ней такого особенного? — всё ещё немного наивная и совершенно неискушённая, Анниса не до конца понимает, что дело не только во внешности и характере. Что в любовницах ценят совершенно другие качества. Лана продолжает говорить, вынуждая сестру замолчать, и только когда указывает на кольцо, взгляд останавливается на этой дорогой «безделушке», которой так хвастается своим приятельницам леди Эшмор. Поначалу взгляд фокусируется, а после приходит понимание. Отец перешёл все грани разумного.

— Кольцо нашей матери! — удивлённо выдыхает Нис, невольно останавливаясь и прижимая ладонь к груди. После переводит взгляд на старшую сестру: — Как же он посмел? — для детей Лорейн её особа, окутанная ореолом недостижимости, всегда была чем-то из разряда божественного. Линд и Аллана были совсем маленькими, когда мать покинула этот мир, Нис же и вовсе её не помнила. Но украшения матери бережно хранились в её шкатулке, и однажды должны были перейти к дочерям Лорейн. Однако, теперь одно из них красуется на пальце этой пёстро одетой девицы, которая недостойна даже мысли о том, чтобы поставить её в один ряд со второй супругой кинна. Или третьей. Как же он посмел?.. В душе закипает гнев, и Анниса чувствует жгучее желание подойти и сорвать кольцо с пальца леди Эшмор, но она сдерживается. Едва ли кто-то оценит такой поступок. — Поверить не могу, что отец подарил это кольцо своей... Этой женщине! Это же... Это же... Подло! — по отношению к Лорейн и её детям. Кинесвита непроизвольно хватает старшую сестру за руку и сжимает её — действительно, никто не сможет понять подобное лучше, чем они двое.

+3

4

[icon]http://s3.uploads.ru/t/ifMa4.png[/icon][status]some girls crack under the pressure[/status]Ладонь у сестры холодная и Лана чуть не подпрыгивает от неожиданности, когда та так крепко берёт её за руку. Замирает на долю секунды, растерявшись от непривычки к столь бурным проявлениям чувств со стороны Нис, но тут же находится — сжимает её пальцы ещё сильнее, сменив удивлённый взгляд на короткую, но всё же искреннюю улыбку. Было в этом жесте что-то такое трогательное, что кинесвита почти забыла о переполнявшей её злости. Потом, конечно, сестрица опять скажет какую-нибудь глупость, которая вызовет у неё лишь желание закатить глаза до высоты зашедшего в зенит солнца, но на одно мгновение почти можно было забыть о том, как сильно они иногда умеют друг друга раздражать. Почти можно было представить себя нормальной семьёй. И хотя Голдвин могла лишь догадываться о том, что же это загадочное определение под собой подразумевает, каких-то душевных мук такое положение дел давно не вызывало. Быть может когда-то, когда она была ещё совсем ребёнком, наивные иллюзии заставляли верить в то, что будь Лорейн Голдвин жива — всё непременно было бы по-другому. В свои же семнадцать Аллана уже прекрасно осознавала, что отец вёл бы себя ровно также, быть может, и их мать списал бы в коллекцию неугодных жён, составить компанию Маделайн Раннемуд. Разве можно было ждать от него чего-то большего?

Давно уже остался позади тот этап жизни, когда кинесвита готова была лезть из кожи вон, лишь бы только добиться внимания отца — бесполезная трата сил. Ко всем дочерям он относился одинаково — красивые безделицы для украшения замка, которых жадность не позволяет отдать в чужие руки. Приятно было бы тешить себя верой, что дело тут в глубочайшей привязанности, но тешить себя ложью не только приятно, но и опасно.

— Не знаю, Нис, возможно, отец купился на ямочки на её щеках, — кинесвита скептически склонила голову, не скрывая иронии в голосе, но уже через секунду пожалела, что дала волю своей язвительности — сейчас им следовало сосредоточиться на общем враге, а не нагнетать отношения друг с другом. Набрав в грудь побольше воздуха, Лана медленно выдыхает, стараясь, чтобы голос звучал спокойнее. — Ладно, прости. Ты же понимаешь, что от всех них ему нужно только одно. Не думаю, что в этой есть что-то особенное. Скорее всего он и не вспомнил, чьё это кольцо. Только смотреть на всё это от этого не легче.

Справляться со столь неожиданно нахлынувшим на неё потоком злости, стало чуточку легче, когда Голдвин увидела, что и Анниса вполне разделяет её чувства. Уж если не выдержала даже сестра, казавшаяся ей образцом взвешенности и рассудительности, то эту обиду официально можно считать обоснованной.

— А помнишь, тётя когда-то рассказывала нам историю про отравленное кольцо? Вроде какой-то купец с островов подарил его своему сопернику и тот вскоре скончался в страшных муках. Может и нам ей кольцо отравить? Интересно, какой для этого нужен яд? И где их вообще берут? Хмм... или нет, кажется, кольцо в той истории всё-таки было заколдованным. Ну тогда нам нужен маг, кто-нибудь не болтливый, у тебя случайно нет такого на примете?

Потребность отомстить обидчику всегда вызывала у Ланы прилив вдохновения и неконтролируемый поток креативных идей. Одну за другой воображение подкидывало картины расправы над этой ужасной женщиной и видеть эти картины у себя в голове было до постыдного приятно. Едва ли она и правда была готова осуществить хоть что-то из этих безумных предложений, но как же славно было немного пофантазировать. Настолько, что кинесвита кажется совсем забылась, в запале начиная тараторить всё быстрее и быстрее, опомнившись только в самом конце, резко прервав свой поток сознания и виновато уставившись на сестру. Анниса, должно быть, теперь решит, что она совсем спятила. 

— Или, может, нам просто его украсть, а? — с опозданием предлагает Аллана, пытаясь хоть как-то реабилитироваться, прежде чем сестра и вовсе пожалеет, что вступила в этот разговор.

+2

5

Сёстры Голдвин, кинесвиты скайхайского двора, дочери почившей Лорейн Голдвин и Линда Х куда чаще препираются между собой, проявляя различия, чем выступают единым фронтом. Конечно, когда никто не видит. Анниса вообще предпочитает не выносить склоки с сестрой на всеобщее обозрение, хотя многие наверняка догадываются, с этим уже ничего не попишешь. Такова плата за жизнь при дворе, ведь Белый Замок всегда гудит, словно улей. По нему проходят невидимые каналы передачи новостей, которые составлены из шепотков, многозначительных смешков и взглядов. Нис это знает, хотя предпочитает не задумываться о подобном надолго.

Нис очень внимательно смотрит на Лану, пытаясь понять, шутит та или говорит серьёзно. Признаться, у второй кинесвиты есть некоторые проблемы с распознаванием иронии, но она достаточно быстро учится, и теперь только недовольно качает головой. Поджимает губы. Ямочки на щеках? Правда? Ладно, сейчас не время заострять старые конфликты или, уж тем более, разжигать новые.

— Я думала... Я думала, что для него существует хоть какое-то подобие, хм, «святых», неприкосновенных вещей. — признаётся она едва слышно. Но, похоже, Голдвин здорово ошиблась в отце и видела те хорошие качества, которых в нём нет — а, быть может, и не было никогда. Какая жалость. — Нет, не легче, полностью с тобой согласна. — сейчас они проявляют удивительное единение мыслей, но надолго ли? Всё же Лана — огонь, а её младшая сестра больше похожа на озёрную водную гладь. Удивительно, как настолько разных дочерей могла произвести на свет одна женщина от одного мужчины. Но времени удивляться у них нет, ведь перед кинесвитами стоит куда более важная, серьёзная задача. Анниса бросает сердитый взгляд в сторону леди Эшмор и хмурит брови. Поджимает губы и всё же не может взять в толк, ну почему именно она? Впрочем, не то, чтобы ей было легче, будь на месте этой женщины какая-то другая. Разница невелика.

Поток мыслей старшей сестры несётся так стремительно, что способен сносить всё на своём пути. Поначалу Анниса даже дар речи теряет, не зная, как реагировать на столь смелые идеи (признаться, они ей даже чуточку нравятся, но разум твердит, что так поступать всё же нельзя). Она просто стоит и удивлённо смотрит на Аллану, что является состоянием достаточно привычным по отношению к первой кинесвите. Да, действительно, они слишком разные, это может заметить каждый, кто обладает зрением.

— Погоди, погоди! Лана, мы не можем взять и... Отравить человека — даже вот эту вот... Женщину! — горячо шепчет Голдвин, делая шаг вперёд и хватая сестру за руку. Она хочет быть убедительной и старается немного остудить пыл сестры, хотя не отказывается от мысли каким-то образом отомстить. Просто нельзя лишать кого-то другого жизни, это... Недопустимо. Вот именно то слово, которое отображает мнение девушки о происходящем, но она знает, что сестра просто слишком сердита на отца и его пассию, чтобы рассуждать трезво и здраво. В кои-то веки Нис её не винит. — Ну и, помимо всего прочего, у меня нет знакомых магов. — проблема, конечно, действительно серьёзная, без неё плану мести конец.

— Она же явно с ним не расстаётся, — не отвергая мысль с кражей сразу, Анниса кивает в сторону леди Эштмор. Кусает несколько мгновений нижнюю губу, а потом вдруг резко выдаёт: — Вот курица! И хватает же ей совести... Ладно, я погорячилась — совести там явно нет, так что давай выкрадем кольцо матери. Она не имеет ни малейшего права его носить! — не падкая на украшения, Нис вполне готова была безропотно подарить право ношение оного кольца старшей сестре. Это было бы куда справедливее нынешней ситуации. — Но вот только как?

Наивная душа, она понятия не имеет, как подобное происходит. Нис редко выходит из себя, и ещё реже — показывает это. Но подобная вопиющая наглость возмущает её до глубины души, злит невероятно. Как отец посмел, в светловолосой голове подобное не укладывается, но она давно перестала пытаться понять его — человека, который дал ей жизнь.

Отредактировано Annysa Goldwine (2018-04-27 22:40:39)

+2

6

[icon]http://s3.uploads.ru/t/ifMa4.png[/icon][status]some girls crack under the pressure[/status]Голоса за спиной заметно стихают и Аллана украдкой оборачивает голову, желая убедиться, что эта беседа не стала достоянием лишних ушей. Фрейлины Аннисы едва ли стали бы подслушивать разговоры своей кинесвиты, а вот её собственные — запросто. Забавно, как даже близкое окружение сестёр выдавало в них две совершенно полярные личности, будто сам Плут связал их узами родства на потеху богам и людям и теперь, должно быть, хохотал, глядя на постоянные препирания старших дочерей кинна — до того славная вышла забава.

— И какой только прок в статусе кинесвиты, если нельзя травить кого хочется? — убедившись, что они отошли на достаточное расстояние, Лана вновь переводит взгляд на сестру, кладёт руку ей на плечо, чтобы наклониться поближе и легонько сжимает пальцы, звонко засмеявшись с собственной шутки (прежде чем Анниса начнёт сомневаться, были ли эти слова шуткой или нет). — Или хотя бы высылать из столицы за отсутствие эстетического вкуса? Нет, ну ты только посмотри, только посмотри на эти воланы! И где она вообще выкупила такое платье? Похожий фасон я видела на портрете нашей прабабки в Эверарде. Или это была прапрабабка, дай-ка вспомнить.

И в одном из собственных сундуков, только об этом Аллана намеренно вспоминать не будет. Дело ведь вовсе не в платье. И даже не в воланах. А в настойчивом желании отыскать в этой женщине тысячу и одно несовершенство, словно каждое из них магическим образом превратится в тысячу и одно доказательство того, как безупречна была их мать. И пускай практического толка в этом ноль, но зато как приятно становится на душе, стоит только отпустить очередную такую гадость.

— Должна признать, что злиться тебе к лицу, — Лана беззлобно усмехается, когда из уст Аннисы срывается резкое «курица». Насколько непривычно было видеть сестру такой, настолько же приятно было осознавать, что её чувства понимают и разделяют. Одно случайно вырвавшееся, такое до смешного нелепое «курица» заставило Голдвин почувствовать, что они действительно родные друг другу люди, не смотря на все разногласия, споры, ссоры и всё то, что так часто заставляет об этом забывать. — Хм, ну должна же она хоть когда-то его снимать. Ночью, например, когда спит. 

К концу предложения речь кинесвиты замедляется и бровь многозначительно вскидывается вверх. Аллана не сомневается, что Анниса догадается, какое предложение скрывают под собой эти невинные слова, но вот согласится ли она на такое пойти? В голове этот план выглядел до гениальности простым, но в реальности — в реальности их поджидало множество вещей, которые могут взять и пойти не как надо, печальным итогом чего станет необходимость придумывать хорошее оправдание тому, что же две скайхайские кинесвиты позабыли в покоях леди Эшмор посреди глубокой ночи. И эта унизительная картина совсем не вдохновляла на великие свершения.

— Слушай, Нис, не подумай, что я такая жадная. Или что мне своих побрякушек не хватает. Просто неправильно всё это. Несправедливо... — на последнем слове голос чуть вздрагивает и Лана так и оставляет мысль оборванной на этой кляксе, испугавшись перспективы не справиться с нахлынувшими эмоциями и выпустить наружу слишком уж много. «Несправедливо, что в лучах закатного солнца нежится эта мерзкая женщина, а не их красавица-мать. Что страдает от унижения кинна Шарлин — так чутко и заботливо относящаяся к неродным детям». Взгляд неловко опускается в пол, словно у самого подола её платья дают представление заезжие барды. Старшая кинесвита — всегда такая уверенная в себе, как будто ничто в этом мире не способно выбить её из ментальных доспехов бесконечных острот и наполненных вызовом взглядов, хронически не переносила разговоров на действительно глубокие темы, обычно стараясь отшучиваться или ловко переводить беседу в иное русло. Вот и сейчас она ощущала, что подобралась слишком уж близко к пугающей территории душевных излияний, а потому резко вскинула голову вверх, пытаясь заглушить проскользнувшее в голосе волнение и как ни в чём не бывало спросила, — ну так что, прокрадёмся в её покои сегодня ночью, м?

Отредактировано Allana Goldwine (2018-06-18 22:43:55)

+3

7

Свою старшую сестру Анниса понимает очень редко, в исключительных случаях — впрочем, как и Аллана её. Именно это во многом становится причиной для ссор между сёстрами, хотя, даже несмотря на всё это, сестру Нис любит, искренне и преданно. Просто потому что Аллана — её сестра; неизвестно, смогли ли бы они найти общий язык, родись в разных семьях. Наверное, нет. Но так сложилось, и вторая кинесвита ни на кого бы не променяла свою старшую сестру. Лана если и знает об этом, то виду не подаёт; Анниса же не спешит откровенничать столь сильно, не будучи уверенной в том, что старшая Голдвин поймёт её.

— Лана! — на бледных щеках вспыхивает румянец, и северянка качает светловолосой головой. Нет, не могут они отравить эту женщину, даже если очень хочется. Нис вынуждена признать, что подобное желание возникает даже у неё, и девушку это немного — самую малость — пугает. Раньше она за собой подобного не замечала. Зато последующие слова, произнесённые сестрой, она охотно подхватывает: — Быть может, отец любит дарить своим фавориткам не только украшения покойной жены, но и одежду её давно почивших родственниц? — вопрос, конечно, риторический. Анниса поворачивает голову и, перехватывая взгляд Алланы, не сдерживает смешка: они двое походят на настоящих заговорщиц и, пожалуй, юной кинесвите по душе такое единение мнений. Но не по душе повод для оных. Хотя, говоря по правде, сама она не обратила бы внимания на платье как таковое — подобные детали её вовсе не интересуют, как и дворцовые сплетни. Но случай сегодня из ряда вон выходящий!

Нис немного краснеет, слыша замечание Ланы, и перехватывает её улыбку, зеркально отражая её своей. Да, действительно, сегодня они проявляют удивительное единодушие, почаще бы так. И такими бывают мечты, хотя Голдвин пока не определилась, расценивать слова старшей как комплимент или же как... Ну, предположим, не совсем оскорбление. Лана наверняка считает, что это комплимент из её уст, и Анниса решает думать в этом же ключе, и не портить момент.

— Верно. Оно слишком массивное и наверняка ей мешает, даже если она хочет порадовать своего... Хм, покровителя тем, что носит подаренное им украшение.

Неудобно с ним спать, в общем и целом. Сама Анниса, которая относится к украшением с лёгкой симпатией человека, у которого они всегда водились, не любит, когда во время сна ей что-либо мешает, и предполагает, что столь массивный перстень и правда может вызвать некоторые затруднения у своей незаконной владелицы. Интересно, знает ли леди Эшмор, кому оно ранее принадлежало? И если знает — как к этому относится? Хотя, судя по её поведению, женщина лишь гордится тем, что заработала подобный подарок. Даже Анниса готова изливать на неё весь свой яд, а это уже о чём-то говорит.

Анниса, конечно, понимает, к чему клонит Лана. Понимает, хотя не знает, готова ли на такое пойти; обида на отца и злость на его любовницу конкурируют с более привычной моделью поведения для этой девушки, которая предпочитает не вмешиваться в конфликты и не раздувать оные. Предпочитает закрывать глаза на многие вещи... Но, быть может, настало время что-то изменить? Не ради себя так ради памяти покойной матери, ради Шарлин, которая совершенно точно не заслуживает такой явной демонстрации своего статуса любимицы кинна со стороны леди Эшмор. Вторая кинесвита закусывает губу, пока не решаясь дать окончательный ответ на вопрос, который Аллана ещё не задала, но он ощутимо повис между ними в воздухе.

— Я и не думаю. Правда, Лана, я так не думаю и прекрасно понимаю, почему тебя так возмущает тот факт, что леди Эшмор с гордостью носит на пальце перстень нашей матери. Нашей покойной матери... — голос немного дрожит, и Анниса замолкает на несколько мгновений, продевая свою руку под рукой сестры и бережно обнимая Аллану за талию. В знак поддержки и того самого единения, которое становится для обеих открытием; за старшую сложно ручаться, но для младшей оно кажется в какой-то степени приятным. С печатью горечи потери на губах — потери, которую они пережили, будучи совсем маленькими детьми. Которые так и не узнали мать, но не желают пятнать её память, неужели они многого хотят? В это мгновение Нис понимает, что не сможет оставить сестру наедине с её желанием расквитаться с негодницей, не сможет оставить всё, как есть. Кольцо Лорейн Одоллант должно принадлежать кому-то из её дочерей, и вторая кинесвита не возражает, чтобы оно досталось её сестре. Она старшая, и это справедливо; несправедливо, когда подобную ценную вещь носит абсолютно посторонний человек. Поэтому она кивает, тем самым отвечая на заданный вопрос, и тут же подтверждает своё решение словами: — Прокрадёмся и заберём то, что ей не принадлежит.

Если честно, она понятия не имеет, как это всё должно происходить и думает, что, наверное, придётся довериться сестре в этом вопросе. Нис легко, ободряюще улыбается, снова кивает, словно боится передумать.

— Но я понятия не имею о том, что нам предстоит делать! У тебя есть какие-то идеи? Возможно, нам стоит как можно лучше всё это обдумать? — вряд ли они смогут достойным образом объяснить, что делают в покоях фаворитки собственного отца глубокой ночью, поэтому этот вопрос девушку действительно изрядно волнует. И она доверчиво смотрит на старшую.

+1


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » revenge is [not] always the answer


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC