Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ nc-17 ▪
▪ эпизоды ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
MahavirJainaLysanderLevana
10/03 Вашему вниманию представляем бестиарий нашего мира.
01/03 По просьбам трудящихся мы вводим систему дайсов - отныне вы можете отыгрывать непредсказуемые сражения, как магические, так и классические. Подробнее читаем здесь!
01/03 Вопреки минусовым температурам за окном у нас весна! Встречаем новым дизайном и некоторыми дополнениями, которые будут скоро-скоро - не пропустите объявление!
09/02 Дамы и господа, просим вас отметиться в опросе "Как вы нас нашли?" и тем самым помочь развитию форума!
01/02 Внимание, внимание всем скайхайцам! Стартовали всекоролевские выборы нового кинна, всем сознательным гражданам пройти на избирательный участок и отдать голос за достойнейшего.
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » победителей не судят


победителей не судят

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

победителей не судят
http://s3.uploads.ru/t/cHM7u.gif http://sd.uploads.ru/t/ikVzS.gif http://s9.uploads.ru/t/ajBs6.gif
Adair, Niamh, Brighid • Олуин, западные окрестности, 982
Рош мертв. Да здравствует рош! Старый волк пал от руки своего отпрыска, который теперь встал во главе рода. Народ гор, ставший свидетелем кровавого события — замер, затаил дыхание. Многие в растерянности и толком не знают как относиться к происходящему. Бригита видит это в глазах людей, но твердо убеждена в том, что поддержит брата в выбранном пути и сделает все, что б волки приняли своего нового вождя. Она надеется, что и Нив, их племянница, не отвернется в трудный час.

Отредактировано Brighid Abhainndottir (2018-04-01 11:41:00)

+3

2

[icon]https://i.imgur.com/koxFjlb.png[/icon]
Мне снился сон. Я был мечом.
В металл холодный заточен,
Я этому не удивлялся.
Как будто был здесь ни при чем.

Мне снился сон. Я был мечом.
Взлетая над чужим плечом,
Я равнодушно опускался.
Я был на это обречен.

Тишина.
Не сразу понять сумел Атайр, переводя взор с одного лица на другое, уразуметь силясь, что не так вокруг - последним звуком, который он уловить сумел, был удар тела о землю.
Слишком гулко кровь, разгоревшаяся во время поединка, стучала в сердце, отдавала грохотом оглушающим в ушах, затмевая всё вокруг.
Только этому ритму он повиновался, кружа вокруг костра, сжимая пальцами рукоять меча, отбросив разрубленный в самом начале поединка щит.
Только алые блики от пламени отражались в глазах, когда наносил  удары, и никто не сможет сказать, что бился он не с равным себе по силе и умению. Вынослив был старый рош, опытен и хитёр, все приёмы, что знал, в ход пускал, в полную силу, с сына, что против него выступить осмелился, спесь сбить пытаясь.
Сам Атайр давно молчал, а вот отец его хулил не переставая. Что же – таков обычай древний, себя в грудь бить, товар лицом показать, доблесть собственную превознести, противника оскорбить, принижая, дабы из себя вышел, обладание утратил, ошибаться стал.
Айн, старый рош, умело слова подбирал, знал, в чём сына упрекнуть, где задеть за живое, как унизить. Ведомо ему было, что Атайр горд без меры и унижения перед лицом воинов своих не терпит, загорается сразу, в гнев срываясь. И о том знал, что сын зол будет, если помянуть, что дев щита всегда берёт в походы свои, отцов наказ нарушая.

Видел старый волк, как побелел лицом сын, гнев сдержать пытаясь, усилил натиск, топором боевым без устали размахивая, достал таки – рассекло лезвие играючи куртку с набитыми круглыми металла бляшками, тонкую ткань рубахи,  ожгло болью плечо.
Никто не ждал, что поединок будет продолжен.
Сговаривались же биться без доспехов, до первой крови. Скорее, чтоб в споре давнем точку поставить, чем  с намерением жизни друг друга лишать.
Вот только Атайр, вместо того, чтобы сделать шаг назад, признавая себя побеждённым, на милость роша своего сдаваясь, выпад резкий сделав, вонзил меч Айну в грудь. Помедлил, и с усилием нажал, так, что лезвие глубже двинулось, по самую рукоять.
И воцарилась тишина вокруг, словно замерли все, онемели.
Атайр смотрел в глаза отца и видел, как покидает их жизнь. Потянул меч назад, выдернул, давая телу рухнуть, обернулся. Не ощущал он, что весь забрызган кровью, своей и чужой. Ни жара, ни холода не чувствовал. Знал лишь, что не будет им жизни после этого дня мирной, так есть ли смысл тянуть? Ждать кто – кого, опасаться удара в спину. У него был шанс, и он его использовал, не нарушив законов предков, ведь поединок был честным, открытым.
Видел Атайр в глазах отца за миг до смерти то, чего не могли углядеть стоявшие дальше – Айн хотел ударить. Если бы мог, если бы успевал занести топор снова – рубанул бы. Не сумел.
Когда вражда меж ними стала явной? Когда поняли они, что тесно двоим волкам в общем доме? Не сразу, не в миг, но случилось.

Стук в ушах немного стих и Атайр шагнул вперёд, опуская меч. Ладони перестали гореть, метки, обагрённые кровью стирались, становились почти невидимыми.
Поискал глазами соратников верных, поддержки требуя. Должен кто-то крикнуть славу новому рошу, иначе… Выискал в кругу родное лицо, подался вперёд. Сестра всегда ему верным другом была, щитом за спиной… до сего мига. Посмотрел в глаза Бригиты с немым вопросом – не отвернется ли?

Отредактировано Adair Abhainnson (2018-03-14 02:43:53)

+4

3

Бригита срывается с места и под удивленный взгляд дочери выскакивает из дома подобно выпущенной стреле. В голове перепуганной птицей бьется мысль. Что-то происходит, что-то. Темноволосая женщина стремительным шагом идет по знакомым с самого детства улочкам на ходу запахивая на груди овчинный тулуп. Весна в Йоле обманчивая. Стоит подумать, что вот — тепло, наконец-то, после затяжной зимы, как откуда-то с севера потянет зябким ветром и все вновь обреченно кутаются в меха, в шали, надеясь, что совсем скоро солнце все же щедро одарит светом их горное царство и прогреет землю.

Она вот уже как несколько дней маялась и не могла найти покоя. Внутри неё занозой сидело предчувствие бури-беды и его было ничем не унять. Стены чертога воительниц давили на неё впервые за всю жизнь, и Бри решила на некоторое время оставить воспитанниц, бравых подруг и уйти в дом, где уединенно жила со своим единственным ребенком. Даже любимое рукоделие не позволяло отвлечься и забыться. Предчувствие зудело, дергало, заставляло мерить шагами комнаты. Сирша приходила к ней, лежала на коленях и говорила обо всем на свете лишь бы развеять странный и тревожный морок, окутавший её всегда собранную и невозмутимую мать-волчицу.

Ноги будто сами несут Бригиту в нужное место куда постепенно со всей округи стягиваются люди её рода. Она сначала видит сгрудившуюся толпу, а после слышит отзвук сражения и уже понимает, что её ждет впереди, но не замедляет шага и буквально налетает шквалистым ветром, протискивается сквозь. Кто-то даже узнает её и пропускает вперед. Она различает крепкие фигуры отца и брата. Сидевшая в её душе заноза начинает пульсировать болью и кровить.

Я не моя мать, которая любила и терпела тебя до последнего. Поднимешь на меня руку и это будет последний раз когда она у тебя будет.

В последние годы своего правления Айн все еще оставался могучим и дюжим воином, но время брало над ним верх. Сила постепенно утекала из мужчины точно из растрескавшегося кувшина. Бригита же с самого обучения в чертоге дев щита только крепла. Теперь её лютость да внутренний стержень, то немногоe что она могла противопоставить своему отцу в детстве, подкреплялись отточенными боевыми навыками. Будучи ребенком ей только и оставалось что скалить молочные зубы, укрывать худым телом мать и не скулить от боли, обиды и отравляющей нутро злости. Атайра тогда рош волка не трогал, маленьким был он, не до конца понимал, что происходит и под горячую руку не лез.

Успокоить отца удавалось одной Ультане. Она умела усыплять его гнев. Она умасливала его послушанием и медовыми речами, как капризного божка, у которого настроение могло меняться так же стремительно как погода. Бригита первое время пыталась, глядя на старшую сестру делать то же что и она — быть славным ребенком, не поднимать глаз на старших и не дерзить Айну, не задавать лишних вопросов, быть тише воды, ниже травы, но полудевочке-полуволчонку очень быстро осточертело прогибаться. Она предпочла уходить прочь из дома, слоняться по округе, подглядывать за тренировками мальчишек и учиться самой, становиться проворнее и сильнее. В дом воительниц она сбежала при первой возможности. Бригита наивно полагала, что беременную Ниам отец трогать не станет, а рядом с ней неотлучно будет заботливая и внимательная Ультана.

Горе выстудило взор Бригиты, заволокло его льдом. Смерть матери, а после Ультаны — забрали у неё большую часть тепла и мягкости, которых в ней никогда и не было с избытком. Зато с лихвой осталось застарелой ненависти к отцу — крепкой, горькой, как вино, что перебродило и было выдержанно без любви, отжато из урожая, побитого хворью. Ненависть к Айну неизменно поднималась откуда-то с илистого дна души стоило деве щита вновь оказаться рядом с ним, взглянуть на него. Почему Ультана мертва? Почему матушку с маленькими братьями забрали к себе предки? Почему всех их отдали огню, а отец все еще ходит по земле? Почему светлым людям отведен столь короткий срок, а те кто сеют по миру «зубы дракона» и ломают человеческие судьбы — будут здравствовать еще много весен?

Бригита научилась держать удар и давать отцу отпор, а Айн в свою очередь кажется уже смирился с колючими взглядами дочери и сына. Они единственные из его выживших детей. Они — его наследие, пусть узы между ними ослабли и не такие тесные, как полагается в роду.

Они — его наследие и они же стали его смертью. Бригита уверена, что при желании могла отговорить брата, попросить его обождать. Ведь она предчувствовала, а значит могла все предотвратить. Может быть Айн сам передал бы сыну власть и ушел на покой? Может быть, но этого теперь никто не узнает. Атайр нанес последний, смертельный удар отцу. Атайр залил руки кровью того, кто породил его. Бригита же не поднимала оружия на отца. Бригита не пачкала руки его кровью, но стоя в толпе и видя все происходящее — она как никогда остро ощущала сопричастность. Вину? Женщина гонит это въедливое чувство из своей головы. Рош Айн заслужил смерти. Он погиб в бою и эта славная смерть для воина. Бригите хочется верить, что её брат станет более достойным правителем.

Люди стоят застывшие, оцепеневшие. Из уст не рвется радостный клич. Над городом не повисает возбужденный гул человеческих голосов. Пугающая тишина накрыла все вокруг непроницаемым колпаком. Бригита слышит лишь дыхание стоящих рядом с ней и собственное сердце, которое пропускает удар, другой и возвращается в привычный ритм шаманского бубна. Она желает видеть брата в качестве сильного вождя их рода. Она не хочет, чтобы смерть отца кровавым росчерком пересекла его дальнейший путь и заставила людей отвернуться от него. Волчица первая кто делает шаг вперед.

Славься, рош Атайр!

Её зычный голос раскалывает тишину подобно скорлупе. К её голосу присоединяются голоса сначала самых приближенных дружинников и побратимов Атайра, а после и остальных свидетелей свершившегося поединка.

Отредактировано Brighid Abhainndottir (2018-02-13 22:17:56)

+3

4

[icon]https://i.imgur.com/koxFjlb.png[/icon]
Слався!
Слався!
Слався, рош Атайр!
Гул голосов становится громче, мощнее, он нарастает, словно ветер в час непогоды, сметает гулкой лавиной робкие возгласы протеста, что слетели бы  с губ недовольных, если б все вокруг не подхватили утверждающий клич.
Слався.
Долгих лет и славных побед. Веди нас, а мы встанем стеной возле тебя, ведь мы – один род, одна сила, одна стая.
Атайр смотрит сестре в глаза – без улыбки, звука или даже кивка. Слова не нужны – она знает, что помогла ему  в тот миг, который  решал если не всё, то многое. Он ведь уже подобрался, как загнанный волк, поминая дух рода, ощерился, готовясь дать отпор любому, кто выступит против, такие ведь есть, и немало.
Слишком резок уродился у Айна сын, слишком рвался в бой, да и голос его слышен через чур громко и часто там, где обсуждались дела различные, уже много лет решаемые накатанным мирным путём. Может и без выгоды особой для аюльцев, зато ничьих интересов не задевая.
Слався.
Минута слабости, когда он отчаянно нуждался в поддержке прошла. И Атайр расправляет плечи, поднимает подбородок, переводя взгляд с одного на другого. Тяжелый и требовательный взгляд, равносильный приказу. Вокруг него сплачиваются преданные воины младшей дружины – его воины, его братья по оружию, его единоверцы, о чем не всем вокруг ведомо.
Волки не самые грозные звери, не столь масивны, как медведи, но они сильны стаей, где каждый знает своё место. Кто бежит следом за вожаком, а кто замыкает, прикрывая отход.
Вот и сейчас, помедлив всего пару мгновений, молодые волки оттесняют остальных от своего вожака, хлопая его по плечам и выкрикивая здравницы. Оттирают тех воинов, что во всем поддерживали старого роша, внимали его слову.
Их время прошло, им теперь или принять перемену, или уйти в тень, покинуть дружину, хоть огороды разводить.
Атайр словно обретает способность двигаться. Кивает, проводит ладонью по лицу, тут только замечая, что размазывает кровь, и не чувствует… ничего. Нет вины за содеянное, когда знаешь, что выбрал единственно верное решение. Нет радости, разве есть место веселью, когда ты вонзил меч в тело собственного родителя? Нет облегчения, ведь знает, что теперь на его плечи ляжет бремя решений, в которых у него не будет права на ошибку.
Поспешил ли он? Мог ли поступить иначе? Кто знает. Атайр считает, что меч в руку ему вложил Бог-Воитель, а значит на то была воля божества, он лишь её проводник.
Отец давно стоял на пути. Сколько можно промышлять ночными набегами на низины, словно шавки, что треплют сапоги заблудшего путника? Он давно спорил с отцом, считая, что пора ударить мощно, по крупному поселению, так чтоб до самой киннской столицы дошла весть о том, что Йоль не собирается сдаваться. Что подати непомерны и пора отказаться их платить, а там пусть приедут, попробуют пробиться через перевал, особенно, если ударить накануне зимы, когда снега перекрывают все дороги.
Айн давно уже не пытался поднять руку на сына или дочь – словно о стену спотыкался о ледяные взгляды детей, но в глазах его во время подобных споров виднелось явное желание укоротить век Атайру, да других живых сыновей боги не оставили старому рошу. Горело там иногда то самое яростное пламя, что Айнсон погасил сегодня.
- Мой отец был славным воином и учил меня не выпускать оружие, как бы не тяжел был удар, - кто-то сует в руки молодому рошу рог с хмельным питьём, он делает глоток, а остальное выливает в огонь, жертвуя в память об ушедшем. – Я скорблю об утрате и радуюсь тому, что он перейдет в небесный чертог достойно, с мечом в руке.
Преданные воины отца поднимают его тело и уносят туда, где женщины его омоют и подготовят для прощального пламени, а Атайр, пользуясь тем, что вокруг началось движение, пробивается к сестре и, обнимая рывком, прижимает Бри к себе.
- Спасибо, - скорее можно угадать, чем услышать, - и... прости.
Он принял решение никого не спросив и теперь ей придётся жить с его выбором, но Атайр никогда не желал ждать, когда и что решат за него.

Отредактировано Adair Abhainnson (2018-03-14 15:35:23)

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » победителей не судят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC