Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
09/02 Дамы и господа, просим вас отметиться в опросе "Как вы нас нашли?" и тем самым помочь развитию форума!
01/02 Внимание, внимание всем скайхайцам! Стартовали всекоролевские выборы нового кинна, всем сознательным гражданам пройти на избирательный участок и отдать голос за достойнейшего.
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре зима 985-986 года]

"Не ходи через лес"
▪ Rhys Brand ▪
▪ Willa Goldwine ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Jabal ▪


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Not all treasure is silver and gold, mate... (c)


Not all treasure is silver and gold, mate... (c)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Not all treasure is silver and gold, mate... (c)
https://pp.userapi.com/c840722/v840722011/525b4/CxOsm7dmARY.jpg
Ронг Душегуб, Севара • Один из безымянных островов близ Рава, деревня ловцов жемчуга, затем события развиваются на островах и в море, зима 986 г.

Она не знала, что потеряет этой ночью всю свою семью. Он не ожидал, что его ждёт такой знатный улов. Пират, чья слава уже давно гремела на Ирадийских островах, и напуганная островитянка, не желающая мириться со своей участью. Что ждёт их дальше?

Отредактировано Sevara (2018-02-08 14:02:19)

+2

2

В сущности, Ронгу это не нравилось. В самом деле, много ли доблести в сражении с теми, кто практически не способен себя защитить? Но растущий флот прочих островов всё время необходимо было уравновешивать. Сила против силы. А новые корабли и бойцы требовали всё больше золота и серебра. Именно поэтому, одной беззвёздной зимней ночью “Бездушный” тихо снялся с якорей и вышел из данданского порта. Куда направляется флагман, знали только сам Душегуб и один – ныне покойный – болтливый торговец жемчугом, неосмотрительно поделившийся историей о происхождении своего товара. “Бездушного” не сопровождали другие корабли Разорителей, а опытная, проверенная в сотне походов команда никогда не задавала неуместных вопросов.

Несколько дней движения курсом на норд-ост привели их к небольшому островку, который без наводки торговца было бы почти невозможно обнаружить среди десятков необитаемых скал, атоллов и рифовых гряд, громоздившихся в водах, окружающих остров Рав. Местные, бродившие по пляжу, чтобы собрать оставленные вечерним отливом дары моря, испуганно заголосили и кинулись прочь, увидев огромный чёрный силуэт пиратского флагмана, проступавший на фоне кроваво-красного закатного неба. Даже им, живущим вдали от цивилизации и почти обратившимся к дикарскому состоянию, было ясно: на таких кораблях не приплывают торговать, их экипаж не станет петь с вами песен и не станцует на вашем празднике. Из волн, обычно приносивших им жизнь, сегодня пришла Смерть.

Заблаговременно спущенные шлюпки, наполненные бойцами, по широкой дуге охватили остров, чтобы не позволить скрыться вплавь никакому случайному свидетелю того, что предстояло.  Издавая устрашающие боевые кличи, пираты высадились несколькими группами по периметру кольца прибрежных пляжей. А затем начали сходиться к центру. Разумеется, один из отрядов возглавлял сам Душегуб. В славе или в бесчестии, он всегда шёл впереди своих людей, и они видели, что их капитан не боится замарать рук. Была и ещё одна причина, по которой Ронг оказался именно с этой группой. Она заключалась в Крибо, громадном темнокожем ветеране-абордажнике. Последнем выжившем из тех «парней Молокососа», которые больше двадцати лет назад наводили страх на мелких торговцев Дандана и которые, просто поверив Ронгу, отправились в отчаянный поход через джунгли, чтобы захватить шебеку «Горький аромат». Именно Крибо выбил клинок из рук Хаммада Закира, прошлого наместника Ливея, в ту ночь, когда «Чёрное сердце» стал «Бездушным», а Ронг Душегуб получил власть над своим островом. Все последующие годы он стоял рядом, прикрывая спину капитана от многочисленных врагов и завистников. Но… теперь Ронг был почти уверен, что в Крибо нашлась слабина. Возможно, старого друга, который знал слишком много, подкупил кто-то из других наместников. Возможно, сам воин решил, что слишком долго оставался в тени и пора заявить свои права на власть. Возможно, наконец начал задаваться вопросом, почему никто из товарищей по портовой банде не дожил до этого дня. В любом случае, в последнее время Крибо определённо искал себе среди команды «Бездушного» сторонников. Тех, кто по каким-то причинам принял бы его, а не Ронга сторону, придись вдруг выбирать. За здоровяком стоит присматривать. Лучше всего будет, если он вообще не переживет этого рейда…

Тем временем, пока наш герой был погружён в тяжелые думы о неизбежном предательстве самых близких, отряды, гонящие перед собой местных, совсем как пастухи овец, собрались около единственной на острове деревушки. Уже совсем стемнело, и факелы захватчиков казались сплошной полосой, охватывающей бедные хижины, будто огненный змей, сжимающий жертву в своей удушающей хватке. Ополчение из пары десятков мужчин и женщин, ведомых хрупким стариком, чью спину, похоже, согнул груз прожитых лет, но не покорность, отчаянно бросилось навстречу пиратам. Если они искали быстрой смерти, то добились успеха. Даже на миг не отвлекшись от размышлений, Ронг одним ударом раскроил голову старейшине, предоставив своим людям, многократно превосходящим местных и числом, и умением, завершить дело. Из решивших сражаться в таком безнадежном бою всё равно вышли бы слишком скверные рабы.

Прикончив защитников, Разорители рассеялись по деревне, вытаскивая на улицу всё, что могло показаться ценным в убогом хозяйстве островитян. Впрочем, они и сами по себе кое-чего да стоили. Как рабы, разумеется. Но капитана ждала настоящая цель набега. Небольшой амбар с глиняными стенами, расположенный в самом центре деревни. Возможно, эта просторная чистая хижина рядом, с украшенными яркими камешками стенами и обвитыми цветущей лозой окнами, и принадлежала старейшине? Не важно. Пинком выбив дверь амбара, хлипкую, предназначенную скорее для защиты от непогоды, чем от воров, Ронг вошёл внутрь. Да, они были здесь. Среди связок сушеной рыбы и корзин с зерном лежала целая груда плотных мешочков. Пират развязал один из них и высыпал на мозолистую ладонь дюжину превосходных жемчужин, отражающих свет мечущихся по деревне факелов. Если в каждом… Душегуб торопливо проверил еще один мешочек. Да, снова жемчуг. На этот раз ещё более редкий, чёрный. Похоже, местные вели крупную торговлю с тем купцом, раз в год заходившим на их остров, обменивая плоды своего труда на всё необходимое для жизни. И они явно не знали настоящей цены того, что продавали. Уже прикидывая, сколько кораблей ему удастся оснастить, чтобы утереть нос корайцам, Ронг собирался окликнуть своих людей и забрать добычу, когда из хижины рядом раздался громогласный рёв боли. Продолжая сжимать в руке горсть жемчуга, пират кинулся на звук. В доме старейшины он увидел Крибо, схватившегося за длинную рану на боку, и валяющегося рядом паренька лет пятнадцати с раскроенной грудью, выронившего свой смешной маленький мачете.

- Не мог осторожнее? – грубо бросил Ронг чернокожему абордажнику, прикидывая, не стоит ли атаковать предателя здесь и сейчас. Да, Крибо пустили кровь, но он всё ещё больше и сильнее. А сам Ронг, как бы ему не хотелось это скрыть, уже давно терял былую подвижность из-за возраста и старых ран. Да, бой будет рискованным. Но свободная рука пирата уже нащупывала рукоять сабли. – Этот был молодым и крепким, хорошие деньги.

Раненый скривился в недобром оскале, подтягивая поближе окровавленный топор:
- Вычтешь из моей доли, да?

Через мгновение хижину заполнили прибежавшие на шум пираты. Напряжение спало. Драться на людях без видимой причины было бы глупо, это понимали оба.

- Эй, тут ещё девка! – с энтузиазмом воскликнул кто-то из бойцов, уже принявшихся очищать боковые комнаты от скромного скарба.

- Забирайте всё, - скомандовал Душегуб. - Рабов в трюм, припасы на склад, жемчуг под охраной в мою каюту. Добычу разделим в море. И сожгите деревню, когда закончите, нам лишние следы ни к чему.

Напоследок ругнувшись, Крибо вышел наружу. А капитана что-то побудило склониться над юношей. Не смотря на торчащие из раны обломки рёбер, тот был еще жив, со свистом пытаясь втянуть воздух и озлобленно глядя на захватчиков. Не обратив внимания на новую рабыню, отчаянно голосящую и отбивающуюся, пока её волокли мимо, пират склонился над умирающим, обнажая оружие:

- Спи спокойно, храбрец. Пусть Многоликий укажет тебе путь в лабиринте посмертия.

Резким движением клинка Душегуб вскрыл горло парня, прекратив страдания. Затем поднялся и, разжав ладонь, медленно рассыпал дорогой черный жемчуг, дробно застучавший по полу. Умилостивив Бога Отражений, Ронг развернулся и широким шагом двинулся обратно к кораблю, уверенный, что его люди сделают всё как нужно. А за спиной в ночи уже разгоралось зарево.

Отредактировано Rong the Slayer (2018-02-08 14:37:52)

+4

3

Темнота воняла сырой древесиной и сгнившими водорослями, удушающим потом мужчин и тошнотворным запахом испражнений - отвратительная смесь запахов, казалось, въедалась в кожу, оставляя за собой право навсегда преследовать и напоминать. О тёмном трюме, в котором среди этой вони сбились в кучу напуганные, голодные, уставшие и отчаявшиеся люди, потерявшие дом, семьи и будущее. От их страха густел воздух в этой мрачной тюрьме, где каждое, даже самое осторожное, движение сопровождалось громким лязгом цепей, из раза в раз напоминавших о том, что всё происходящее - вовсе не страшный сон, из которого всегда можно вырваться...
Где-то сверху кто-то глухо переругивался, но слов разобрать было нельзя - впрочем, смысл угадывался по интонациям, раскатистым, грозным, обрушивавшимся сверху словно безжалостная волна, готовая смести всё на своём пути. Эти люди там, под палящим солнцем, действительно были ею - огромной неотвратимой силой, что принесла с собой смерть. За бортом тюрьмы шумело море. Стоило закрыть глаза - и на долю секунды можно было поверить в то, что мир снова обрёл равновесие, пока вспарывавший размеренную колыбель волн пронзительный крик голодной чайки не напоминал о том, что в этом месте больше не осталось надежды - один лишь ужас и отчаяние.
Девушка даже не пошевелилась, когда кто-то рядом издал знакомый утробный звук, за которым последовал плеск, а в нос ударил кислый запах рвоты, к которому Севара, увы, за это время стала привычной. Никто не обратил внимания на случившееся: то, что в прошлой жизни стало бы призывом к действию, сейчас не вызывало даже крохи сочувствия. Увы, они все были здесь в одинаковых условиях. Они все готовились к смерти. Севара не помнила, когда в последний раз ела что-то кроме жидкой похлёбки, в которой однажды ей попался рыбий хребет, съеденный с отчаянием человека, умирающего от голода. Она не помнила, сколько дней они находились в плену. Но не могла забыть вкус галеты из муки и сала, которой их осчастливили в первую ночь. Этот высушенный комок, солёный и вонючий от протухшей воды, в котором его пытались размочить, - он был похож на тряпку, но его съел каждый из тех, кто оказался в трюме. Потом. Когда на смену гордости, отчаянию и страху пришёл мучительный голод. Сегодня Севара отдала бы многое, чтобы снова ощутить вкус этой галеты...
Она медленно открыла глаза, болевшие так, словно в них швырнули песком. Тусклый свет, падавший из тонких щелей откуда-то сверху, заставил девушку вновь зажмуриться на несколько мгновений, - даже этот полумрак сейчас причинял боль. Немного поменяв положение, но чувствуя, как вновь сводит судорогой затёкшие ноги, девушка устало перевернулась на влажных досках, нарушив тишину трюма позвякиванием цепей, которые крепились к узким кольцам на щиколотках. Севара знала, что лучше не двигаться, иначе будет больнее: где-то из темноты за ними всегда кто-то наблюдал. Кто-то из тех, кто разрушил всю её жизнь.
Сначала островитяне боролись. В ту ночь их стало ещё меньше. Тех, кто сопротивлялся, кто протестовал, кто пытался вырваться, выгрызть себе свободу, выбраться из лап безжалостных зверей, именовавших себя людьми. Севара помнила, как той кровавой ночью самых отчаянных уводили из трюма. Сначала Драура, одного из лучших пловцов на острове. Затем ещё двоих. После них наступил черёд Леоры, душераздирающий крик которой до сих пор иногда вспарывал воспоминания Севары, которая теряла друзей и знакомых так же стремительно, как и потеряла семью. Тогда злость уже больше не могла пробиться сквозь стену боли, накрывшую островитянку, хотя она помнила, как смеялись, разевая свои беззубые рты, эти демоны, рассказывавшие, что сделали с каждым из тех, кто попытался противостоять им.
- Этого мы связали и швырнули с реи на длинном канате. Удар о воду - это не так приятно, как кажется, - смаковали подробности пираты, потешаясь над пленниками. - А когда мы выловили его обратно, от бедняги осталась только верхняя половина. Остальное сожрали - хаха!
- А того килевали, - издевался другой. - Токмо канат под днищем зацепился, и неясно, отчего помер: то ли от разорванного пуза, то ли морской воды нахлебался.
- А девка-то, девка была хороша-а-а-аааа...
- Коль ты б двадцатым на очереди был, ты б уже такого не говорил, Роб.
- Ну так я ж и не зевал на острове-то... Это мне за выслугу, - один из пиратов гордо выпятил грудь.
Они не люди...
Демоны, дьяволы, злые духи. Но не люди. Никто бы не смог поступить так жестоко с себе подобным.
Севара чувствовала, как грудь сжимает страх, смешанный с отчаянием и болью, что не давала вздохнуть. Не хотелось думать о том, что случилось, но ещё страшнее было гадать, что ждёт несчастных пленников дальше на этом корабле, что нёс с собою смерть...

Она знала, что небо на западе разливалось алым, окрашивая водную гладь всеми оттенками красного и оранжевого. Она слышала, как затихали джунгли, где животные и птицы устраивались в своих укрытиях, чтобы переждать ночь, во время которой на охоту выйдут те, кто сильнее, опаснее и предпочитает скрываться в темноте. Она чувствовала, как на хижины и дома опускались блаженные сумерки, что несли прохладу, спокойствие, отдых.
Севара была частью этого острова. Узорчатые раковины и изысканный перламутр, солнце, воздух, бархатная нежность песка, соль воды, ярость огня, ревущего ночью в факелах смотрящих, - всё это девушка впитывала годами, и оно оставалось в её крови, наполняя силой этих мест. Оттого островитянка одной из первых почувствовала неладное, услышав отдалённые крики на пляже. Тревога повисла в воздухе, а немой вопрос во взгляде Севары заставил отца отрицательно покачать головой.
- Оставайтесь дома, - коротко потребовал мужчина и спешно вышел в ночь, заставив свою дочь на несколько мгновений отложить сеть, которую она чинила.
- Себ, что происходит? - брат оглянулся на дверь, и сестра узнала порывистость движений, означавшую только одно: сейчас Ярго последует за отцом.
- Всё в порядке, - стараясь придать голосу будничности, Севара вернулась к своему занятию. - Помоги мне вот здесь, - она протянула юноше кусок сети, которую требовалось залатать, и поспешила отвлечь его мысли. - Наверное, морем принесло что-то... Может, сундук. Как тот, что стоит у отца в комнате. Когда-то он остался на берегу после отлива, прибился откуда-то. А внутри были все те рисунки, что я тебе показывала. Звёзды на бумаге - это звёзды на небе, - островитянка указала пальцем в потолок и улыбнулась, чувствуя странный привкус во рту. Ей не нравилось лгать. Но она должна была удержать брата, который, похоже, как и сама Севара, чувствовал неладное. Однако то, что девушка увидела, когда через некоторое время всё-таки выглянула из дома, заставило её пошатнуться и зажать себе рот рукой, чтобы не выдать своего ужаса громким криком. Захлопывая дверь, она попыталась дрожащими руками подтащить к ней стол, только бы не позволить никому войти внутрь.
- Ярго, скорее! - голос девушки звенел решительностью, когда она спешно выкидывала из грубо сколоченного, но крепкого шкафа весь немногочисленный семейный скарб. - Прячься!
- Что? Себ, нет! - брат уже многое понял по крикам, которыми взрывалась ночь, и схватился за мачете, с которым часто ходил в джунгли. - Они не посмеют сунуться сюда! Я смогу тебя защитить!
- Нет, ты не понимаешь! Их там десятки! Сотни! Мы одни ничего не сделаем против них! Нам нужно спрятаться! - Севара яростно шептала, но ей хотелось кричать от страха за отца, за себя и брата, за всех жителей острова. К страху примешивалась душившая её злость: на тех, кто напал, на брата, который совершенно не хотел слушаться, на её саму, которая не могла силой заставить его подчиняться ей. - Я сказ...
Дверь за спиной с грохотом отлетела в сторону, заставив девушку в ужасе закричать, вцепившись пальцами в загорелые предплечья брата. Она плохо помнила, что происходила в те секунды, растянувшиеся во времени и ставшие самыми страшными мгновениями в её жизни, когда Ярго, её любимый брат, которого она носила на своих руках, воспитывала, учила, лечила вместе с мамой, когда тот болел, вырвался из её хватки, с яростным криком бросился вперёд и всадил мачете в темнокожего демона с топором, возникшего из темноты. Кровь застыла у Севары в жилах, когда островитянка услышала рёв боли, за которым должно было последовать то, чего девушка боялась сильнее всего.
- Ярго, нет!!!
Севара видела, как блеснуло в ночи лезвие топора. И больше не замечала ничего кроме густой чёрной лужи крови, стремительно разраставшейся на полу дома, где смерть была лишь единожды. А теперь вернулась вновь. Не желавшая поверить в случившееся девушка кричала и плакала, пытаясь отбиться от тех, кто стремительно подхватил её под руки, сжимая так крепко, как никто и никогда не посмел бы. Она вырывалась, дралась диким зверем, но не могла перестать искать лицо брата, словно надеясь, что тот сейчас поднимется и улыбнётся ей. Как прежде.
Больше никогда.
Всё, что она запомнила перед тем, как потерять сознание и куклой повиснуть в руках какого-то пирата, - это склонившегося над её братом громилу с занесённым клинком.
А затем наступила тьма.

- Поднимайтесь, - злобный голос ворвался в трюм, принеся с собой слепящий солнечный свет, от которого все те, кто ютился на полу в углу, испуганно попятились, словно испугавшиеся насекомые. Севара не чувствовала своего тела, но послушно, пусть и с немалым усилием, поднялась, звеня кандалами и чувствуя, как кружится голова, как горят от боли глаза, как сводит голодный желудок. Её трясло, хотелось спать, есть, умыться, сменить одежду, но все эти желания казались незначительными, далёкими и несерьёзными на фоне одного-единственного желания.
Я не хочу умирать...
Через некоторое время пленники стояли на палубе. Впервые за долгое время - а она уже сбилась в подсчётах - Севара жадно вдыхала свежий, наполненный морской пылью воздух, так отличавшийся от вони загаженного трюма. Если бы только не резавшее глаза солнце...
- Пошевеливайтесь! - кто-то зло рявкнул на них, и девушка невольно втянула голову в плечи, опустив взгляд в грязные доски палубы и надеясь лишь на то, что её не заметят среди остальных. Севара не знала, что могло прийти в голову пиратам. Она не понимала, куда их ведут, но старалась сдержать дрожь, которая то и дело сотрясала её тело.
А затем она увидела его...
Огромный город раскинулся на берегу, величественно возвышаясь башнями над деревьями и высокой стеной, выжженной под солнцем. На подступах земля пестрела шатрами самых немыслимых узоров и расцветок, и Севара не знала, куда смотреть, с жадностью скользя взглядом по доселе невиданной роскоши. Город, о котором она с детства мечтала. Большая земля, та, про которую Севара слышала лишь из рассказов родителей и тех, кому посчастливилось побывать на ней. Девушка завороженно осматривалась, пока ощутимый толчок в спину не заставил её прийти в себя и поторопиться.
Улицы шумного пригорода и раскинувшего на берегу оживлённого рынка жили своей жизнью. Отовсюду слышались разговоры, в которых смешивались языки, и частенько островитянка не могла разобрать ни слова, к небу взлетал чей-то внезапный смех, возглас недовольного покупателя или же, наоборот, возмущения торговца, у которого хотели выкупить товар по слишком низкой для него цене. Блеяли животные, кричали диковинные птицы, и среди всей этой роскоши девушка чувствовала сводящий с ума запах свежего хлеба, ароматы острых специй, самых дивных из тех, что она только когда-либо пробовала. Мимо неё вдоль лавок и шатров шли люди, которые, впрочем, расступались в стороны, давая дорогу каравану рабов, и Севара, на несколько мгновений забывшая о своей участи и потрясённая красотой города, всё-таки не могла не заметить взглядов, которые бросали в их сторону. Пренебрежительных и заинтересованных, сочувствующих и не очень, насмешливых и испуганных.
Севара не понимала, что всё это значит. Она не могла представить, что ждёт впереди, но страх, который поселился в ней с той проклятой ночи, сейчас безжалостно сгрызал внутренности. Впрочем, когда всё началось, островитянка поняла, что лучше бы её убили, чем выбрали такую унизительную участь.
Торги. Их привезли на продажу. Как скот, который выбирали долго и упорно, сравнивая, подбирая под свои нужды и не заботясь о том, что испытывают те, на кого обращены десятки глаз.
Включая того, кто стал её кошмаром.
Он сидел выше остальных, словно обозначая свою значимость и положение в обществе. Лёгкий ветерок трепал чёрные волосы, игрался с воротом рубахи, пока мужчина со шрамом на лице переговаривался о чём-то с остальными, время от времени прикладываясь к бутылке. Иногда к нему кто-то подходил, шептал что-то на ухо, на что пират либо согласно кивал, либо молчал в задумчивости.
- Раздеться! - разъярённый пират дёрнул кого-то из девушек за одежду, которая разошлась с громких треском под крепкими руками бандита, но Севара уже ничего не слышала, впившись взглядом в мужчину на возвышении. Скулы на её лице заходили ходуном, когда девушка вспомнила, что это был он - тот, кто лишил жизни её брата, и островитянка, забыв про боль, про изнеможение, почувствовала удивительный прилив сил. Злость питала её. Жажда отомстить наполняла удивительной силой.
А затем сокрушительный удар в живот заставил Севару вскрикнуть и рухнуть на колени.
- Ты глухая?! - взревел над её головой темнокожий верзила, возникший из ниоткуда, и мир снова превратился в сгусток ослепляющей боли, рождавшейся под остервенелыми ударами. Островитянка не слышала, как кто-то возмущённо отозвался о том, что им товар портят, не разобрала резкого, но грубого окрика того самого дьявола... Севара помнила только боль.
Она так и осталась лежать на земле, мечтая лишь о том, чтобы её добили. Только бы не чувствовать своего тела, только бы не осознавать, какое унижение ещё ждёт впереди.
Всех остальных забрали. Сломленных, оскорблённых, униженных, навсегда лишённых достоинства.
Её ждала смерть.
- Да ну, я не буду платить за эту...
- Её попортили прямо у меня на глазах...
- Я думал забрать её на кухню, но когда она сможет что приготовить?.. Он же ей всё переломал там, наверное...
- А Ронг будто ослеп...
- Беспредел...
- Хорошая же рабыня была бы.
- Так её. Надо выбивать всю дурь из таких строптивых. Эй, Ронг! Я возьму её! - мужчина из тех, что сидели среди других зрителей, поднял руку. - Заберу за бесплатно и сам вылечу. Ты же понимаешь, что за то, что от неё осталось, никто и монеты тебе не даст.

Отредактировано Sevara (2018-02-15 15:54:55)

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Not all treasure is silver and gold, mate... (c)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC