Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
09/02 Дамы и господа, просим вас отметиться в опросе "Как вы нас нашли?" и тем самым помочь развитию форума!
01/02 Внимание, внимание всем скайхайцам! Стартовали всекоролевские выборы нового кинна, всем сознательным гражданам пройти на избирательный участок и отдать голос за достойнейшего.
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре зима 985-986 года]

"Не ходи через лес"
▪ Rhys Brand ▪
▪ Willa Goldwine ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Jabal ▪


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » The Good Goddess is watching over you


The Good Goddess is watching over you

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

The Good Goddess is watching over you
http://s1.uploads.ru/t/8VX1U.gif http://se.uploads.ru/t/i0Hnp.gif
Raul Mervault, Noele Lavallee  • Дальмас, Туссен, храм Богини-Дарительницы, 26 ноября 985 года

Это ли не знак, что первой встрече Ноэль и Рауля после трех месяцев разлуки суждено случиться в храме Богини-Дарительницы, куда шира отправилась за молитвой и советом? Благая присматривала за теми, в чьем сердце горел Ее огонь.


[icon]http://se.uploads.ru/t/PFwTB.gif[/icon]

Отредактировано Noele Lavallee (2018-01-20 11:58:27)

+3

2

Нельзя сказать, что Рауль был таким уж и частым гостем в храмах Благих. Он никогда не отличался особой религиозностью, да и если обращался к кому-то из богов, то обычно к Стражу, чтобы тот дал ему сил и смелости идти вперед по жизни и чтобы он направил его на верный путь. Нет, он посещал и прочие храмы, приносил подношения, но далеко не так ревностно как некоторые. Сегодня же был тот день, когда у принца не было никакого иного выбора кроме как пойти просить богов о помощи. Матери на этой неделе было особенно плохо, лекари разводили руками, а принц чувствовал все большее отчаяние. Именно оно сподвигло его отправиться в храм Утешительницы, которую было принято просить об излечении, где он оставил щедрые дары богине, в надежде, что так она его непременно услышит и откликнется. Простояв у алтаря в ожидании какого-то чудесного знака свыше, которого не последовало, он вздохнул и прошел мимо стайки одетых в зеленое послушников, расставлявших подношения  у другого алтаря. Принц не привлекал к себе лишнего внимания, и потому его не заметили, а он рассматривал алтарь и статую на нем, прежде чем развернулся и вышел на улицу. Изначально он собирался посетить лишь этот храм, но вдруг передумал, решив попросить помощи и у Дарительницы.

У богини, которая покровительствовала тем, чьи сердца горели любовью, стоило просить помощи ему для себя, но Раулю показалось, что та нежность, которую друг к другу уже который год испытывали его родители, чего-то да стоила и должна была бы вызвать сочувствие Дарительницы. Если она стояла на страже истинной любви, то как же тут не помочь? В храм, обстановка в котором, как и ожидалось, была куда более веселой, нежели в прошлом, он на мгновение замер, глядя на высокую статую, затем на поющих богине хвалебные песни жриц, чьи одеяния была светло-голубого цвета. Послушницы, которые натирали до блеска мраморные полы, подпевали им, и Рауль, пользуясь тем, что все заняты своим делом, быстро прошел в глубь храма, к одному из старых алтарей. Откуда-то доносились звуки лиры, но принц не стал останавливаться и вслушиваться в незатейливую знакомую с детства мелодию. Ноги сами несли его вперед, и вскоре он уже стоял перед небольшой статуей, поджигая благовония, которые положил затем в нишу. Он поднял голову наверх, тяжело вздохнул и попытался вспомнить какие-то молитвы, но в голову ничего не шло. Вместо этого перед глазами возникла Ноэль со встрепанными волосами, в своем желтом платье и с курицей в руках. От этого образа юноша прыснул в кулак, которым тут же зажал рот.

Рауль скучал по шире Лавайе, и это ему, увы, не нравилось, потому что к такому он не привык. Круг тех, кто был ему действительно важен, никогда не отличался величиной, и появившаяся там буквально из ниоткуда девушка вызывала в душе понятное смятение. После Китери пребывание в Туссене казалось скучным, и к своему стыду, Рауль тосковал. Он занимался делами королевства с братом и Колетт, старательно пытался привести все в порядок, чувствуя злость и отчаяние от своей беспомощности, но тупое противное чувство в груди никуда не девалось и это вызывало у него больше большее раздражение. Вот и сейчас выражение лица Рауля изменилось, брови сошли на переносице и он потер лицо ладонями, пытаясь успокоиться. Ему надо было думать о матери, а не о Ноэль, о Дальмасе, а не о Китери, о будущем, а не о промелькнувших перед ним летних днях.

Почувствовав какое-то прикосновение к ноге, он убрал руки от лица и глянул вниз - о него потерся рыжий кот, урча, ткнулся мордой в голень, после чего зашагал прочь, на шорох юбок, на который Рауль только сейчас обратил внимание. Обернувшись, он уставился в карие глаза, которые не ожидал здесь увидеть. Кот же теперь терся о ноги девушки, которая больше напоминала видение, и Рауль, не ожидавший такого, неловко дернул рукой, опрокинув бронзовую чашу на возвышении. Кот подпрыгнул, а находившиеся в чаше белые лепестки рассыпались по мраморному полу.

-Шира Ла... Ноэль? - то ли поздоровался, то ли спросил он, - Что вы делаете здесь?

Здесь - не в храме Дарительницы. Здесь - в столице, в Туссене, а не у себя дома в Китери.

+3

3

В храм Ноэль вошла не сразу, побродив вокруг, разглядывая украшавшие великолепное строение изящные колонны, узорчатые рельефы, мраморную скульптуру и цветную кладку, дивясь его размерам – даже самый большой храм из виденных широй в Китери был раза в четыре меньше, а уж их местный, посвященный Хранителю, по сравнению казался маленькой аскетической кумирней. Ноэль читала, что этот туссенский храм Дарительницы превышал все другие святилища благой в Дальмасе, и выстроен был по заказу прадеда Рауля в честь любимой супруги и десятой годовщины их свадьбы, и с тех пор считался одной из жемчужин столицы. Такая красота действовала гипнотически, и Ноэль подолгу останавливалась рассмотреть то одну, то другую деталь, попутно привлекая внимание крутившихся вокруг храма торговок, благодаря которым у ширы на руках оказался пышный разномастный букет в дар для богини.
Ноэль все еще не до конца верила, что она здесь, в Туссене, что взаправду бродит по столичным улицам, что сказочный морок не рассеется, если крепко зажмуриться, и в местах, подобных храму Дарительницы, явь казалась еще более нереальной. Если уж храм произвел огромное впечатление на ширу снаружи, то внутри и вовсе, хотя не так, как она ожидала. У Ноэль буквально перехватило дух, но не столько от красоты обстановки, а от поразительного, почти мгновенно возникшего ощущения, будто она… дома, еще больше дома, чем даже в Китери. Хотя она и впервые здесь, но все было для нее уже таким родным. Словно материнские объятия. Шира не помнила, каково это чувствовать, но по ее представлениям именно так, как в храме среди тончайших цветочных ароматов, переборов лиры и божественного хора юных голосов, славящих Благую, любовь и милосердие.
Застыв от восхищения, Ноэль подумала, что ей ни за что не захочется отсюда уходить, что она готова провести здесь хоть целый день, да что там - всю жизнь. Она о многом мечтала и по-разному представляла свое будущее, но, при всем уважении к господину Валантену, служение в храме никогда особо ее не привлекало, но стать послушницей Дарительницы вдруг показалось ей замечательной долей. Ноэль уже и одета была под стать – пусть платье и отличалось по фасону от тех, что носили местные служительницы, но шира, собираясь в храм, специально выбрала наряд, сочетавший синий, на рукавах и части лифа, и светло-голубой, у подола, близкий по оттенку к символическому цвету благой. Шире так легко было вообразить себя среди жриц, поющих гимны Дарительнице. Разве что собственный голос ее не звучал бы так дивно и чисто. Верно, послушниц сюда отбирали очень тщательно, и не в последнюю очередь по певческим данным. Ноэль впервые по-настоящему позавидовала таланту Люсиль. И мысль о шире Карне и ее сестрах вернули Ноэль на землю, напомнив о тех сомнениях, что она надеялась разрешить с помощью божественной мудрости.
Ноэль нуждалась в совете о том, как быть с ее любовью к Раулю, особенно теперь, когда она в столице, а планы Филомены и чувства Полин также не менее реальны. Дарительница наделяла любовью, как милостью, любовь славили как высшее и прекраснейшее из чувств, но, ох, если бы было все так просто – в благой дар она превращалась лишь при взаимности. Для чего же любовь, оставшаяся без ответа, или у которой не было будущего, - ниспосылалась ли она в качестве испытания, тяжелого при том, ведь тогда сердце болело подобно открытой ране? А человек в агонии запросто проявлял слабость и свои худшие качества, только бы прекратить терзавшие его непрерывные страдания. С отъездом Рауля из Китери у Ноэль будто вырезали из груди кусок плоти, и края все кровоточили, да так болезненно, что и слезы не приносили настоящего облегчения. Со временем, правда, полегчало, как она попривыкла, но в первые недели ей приходили в голову всякие безумства, вроде намерения сбежать из дома и в одиночку отправиться до Туссена. И если бы не решение Фиолмены поехать в столицу, может, Ноэль даже бы и пошла на такой глупый и отчаянный поступок, но, слава благим, обошлось. Она училась жить с этим всепожирающим чувством, исследуя и пытаясь приручить, как будто это была дикая виверна, о которой они шутили с Раулем. Она еще не ела у ширы с руки, но, по крайней мере, не пыталась откусить ей голову. Ну, не часто.
И пока у Ноэль была голова на плечах, она не могла не думать о том, что же будет дальше, как вести себя при встрече с Раулем, как не разрушить дружеские отношения, завязавшиеся в Китери, как не превратить чувства в обузу для него, как не выдать себя с головой перед всеми, и конечно, как сохранить рассудок, если намерения Филомены начнут претворяться в жизнь?
Что будет правильно в глазах Дарительницы? Доверять ли своему сердцу, будет ли этого достаточно? Ноэль хотела бы, но за последние месяцы ее разрывало от противоречивых мыслей и желаний. Состояло ли в том испытание, чтобы привести их к единству или же преодолеть?
Перебирая эти и подобные им вопросы в голове, Ноэль после молитвы раскладывала цветы перед величественной статуей Дарительницы, вопрошая хоть о малейшем знаке, прояснившим бы правильный путь, когда рядом появилась старшая жрица с рыжим котом на руках. У женщины было приветливое и доброе лицо, и глядела она прямо на Ноэль, приглашая к беседе. Шире того и надо было, она скучала по разговорам с господином Валантеном, по его мудрым замечаниям и советам, как никогда нуждаясь в наставлении. Выпрямившись, Ноэль подошла к жрице и, поздоровавшись, спросила, могут ли они поговорить, добавив, что нуждается в помощи в разрешении непростых для нее вопросов. Улыбнувшись, жрица посмотрела на девушку долгим взглядом, а потом, отпустив своего рыжего питомца на пол, загадочно произнесла:
Следуйте за котом, мое дитя, и получите ответы.
Не того Ноэль ожидала, но и не удивилась нисколечко, нет, предложение привело ее в восторг, ей была как раз по вкусу его замечательная причудливость. Весело кивнув и поблагодарив жрицу, шира поспешила за шустрым котищей, который успел обойти статую и деловито и целенаправленно побежал куда-то вглубь храма. Стараясь не упустить рыжика из виду, Ноэль чуть не налетела на танцевавшую тут же парочку, обогнув их, она прибавила шагу, чтобы, наконец, догнать своего провожатого, остановившегося у чьих-то ног. Подняв взгляд, она обомлела.
Надобно было обладать особым талантом художника, чтобы во всех подробностях хранить в памяти дорогие черты. Сотканный в воображении образ то и дело норовил расползтись, тончайшие невидимые нити так легко рвались, едва позволишь себе углубиться в какую-нибудь деталь. Вот представляешь себе глаза, их форму и разрез, обычное выражение, и тут же в тумане растворялись нос и губы, добавляешь их, пропадало что-то другое, как мозаика, которую ни за что не собрать. Подобие, бледное и искаженное, во всем уступало живому оригиналу.
Ноэль глядела на Рауля, приоткрыв рот в изумлении, и не могла насмотреться со смесью узнавания и неузнавания. Даже родинка на его левой щеке будто бы не такая, чуть смещена. Каждый день он был в ее мыслях, иллюзорный и неуловимый, и потому – другой, а все, что казалось теперь новым, и было как раз настоящим. И одновременно тем, по чему она так сильно тосковала. Рана в груди затянулась как по волшебству, впервые за последние несколько месяцев дышалось свободно и легко, а прекращение продолжительной боли сулило эйфорию.
Звук ударившейся об пол чаши отнюдь не привел ширу в чувства, наоборот, опьяненная без вина, она развеселилась, так забавны были сбитый с толку вид Рауля и его неловкие движения и слова.
Я и сама не знаю, что здесь делаю. Еще с утра была в Китери, а потом этот громоподобный голос, и меня подхватило ветром и принесло сюда! – право же, у Рауля такой пораженный вид, будто он готов поверить в самые невероятные вещи. Ноэль залилась смехом, не сохранив интригу.
Хорошо же, ладно, я это выдумала. Но в том истинная правда, что очутилась я здесь, потому что меня привел сюда кот! Где же он? – Ноэль осмотрелась, но ее маленький проводник успел куда-то испариться, - Вы же видели его, Рауль? Кот был настоящий, - шира подалась вперед и ущипнула принца за предплечье, - как и вы, как и я, самые настоящие!
И от этого снова хотелось смеяться, а еще кружилась голова, и лучше бы было присесть – как раз и повод подходящий имелся. Опустившись на пол, Ноэль взялась собирать рассыпавшие из чаши цветы, складывая их в подол платья. Не сказать, что споро. Пусть она и не шарила в темноте в поисках свечки, но действовала почти также на ощупь, потому что смотреть куда-то кроме Рауля было крайне сложным занятием. При всем при том, Ноэль тараторила взахлеб.
Я хотела сделать сюрприз, поэтому ничего не написала о поездке в Туссен, потом, могло бы что-нибудь сорваться, я и сама до сих пор не верю, хотя мы уже неделю здесь. Мы, как вы можете догадаться – это все знакомые вам ширы, графиня Лавайе, Полин и Люсиль. Филомена взяла дом на зиму, известный как дом Бюжо, какие же там огромные цветные окна, только холодно. Но это не важно, все равно мне там не сидится. Я в поисках новых любимых мест. Помните, как показывала вам все наши лучшие места в округе? Почти все. Что вы посоветуете в Туссене? Хотя прямо сейчас думаю, что нет ничего лучше этого храма. Быть такого не может! Я готова ходить сюда каждый день, как вообще туссенцы вместо того, чтобы проводить здесь все свое время, не забывают о других делах и обязанностях? Но что я за грубиянка, болтаю без умолку!..
Ноэль быстро вытерла навернувшиеся на глаза слезы.
Как с ума сошла, но все потому, что очень рада снова вас видеть. Расскажите же, что вы, как вы?

+3

4

Чувство неловкости было прекрасно знакомо Раулю - он испытывал его неоднократно на протяжении всей свой жизни, начиная с того момента, как пытался под руководством матери учиться играть на лютне, заканчивая недавней попыткой доказать Колетт свою правоту по какому-то вопросу, хотя и дураку было понятно, кто прав. Это чувство принц ненавидел, считая его каким-то постыдным - корона должна подавать пример, а какой пример может подать юноша, который знать не знает, что делает, блеет в ответ что-то невнятное и не знает, куда деть свои руки? К счастью, Рауль далеко не всегда оказывался в таких ситуациях, обычно держась вполне себе достойно и зная, что ему делать и как себя вести. В конце концов, его воспитание занимались Алер Бонне и Проспер Мерво, а в обществе он был под крылом любимца света Ришара Ивеса, так что все было не так уж и плохо с ним. Но, все же, бывали случаи, когда он терялся. Вот и сейчас он потерянно смотрел на Ноэль, не в силах поверить, что она в самом деле здесь и это не какая-то причудливая игра воображения.

-Серьезно? - ляпнул Рауль, прежде чем понял, что девушка шутит, а затем фыркнул, закатив глаза. Тут же стало как-то легче, а уж когда Ноэль его еще и ущипнула, он и вовсе хохотнул, мигом развеселившись и вновь став тем беззаботным юношей, который развлекался тем летним вечером на побережье с рыбаками и простыми деревенскими жителями. - Вы, шира, щипаетесь крайне больно. Бьюсь об заклад, что в детстве вы были совершенно несносной девчонкой, с которой сладу не было.

Он огляделся в поисках кота, которого тоже видел, но не найдя его взглядом, пожал плечами и поднял с пола бронзовую чашу, которую нечаянно столкнул. Осмотрев ее и убедившись, что она не пострадала, юноша поставил ее на место и взглянул на Ноэль, собиравшую лепестки в подол. Она ничем не отличалась от той девушки, которая он оставил в Бальбине, совершенно не изменилась, но и с чего бы ей? Прошло не так уж и много времени, в восточном герцогстве ничего не приключилось, а события той злосчастной октябрьской ярмарки могли вполне пройти мимо нее. Ужаснуть, потому что такое не могло вызвать никакой иной реакции, но не затронуть - к счастью, Лавайе находились слишком далеко, чтобы прочувствовать все то, что творилось в тот день и последующие столице.

-Вы в самом деле сделали мне сюрприз. Я не ожидал вас здесь увидеть, - согласился Рауль, слушая бурный поток речи Ноэль. Он широко улыбался, на миг забыв обо всех своих переживаниях, потому что иначе не мог - девушка заставляла его думать только о том, что происходил здесь и сейчас, только и хорошем, светлом. Рауль присел, помогая ей собирать лепестки, а когда те закончились на полу, начал вместе с нею перекладывать те, что были уже в ее подоле в чашу. На их счастье, никто из жрецов не застал их за этим занятием, иначе бы им обоим могло попасть, даром, что Рауль принц любимого народом рода Мерво.

-Что значит холодно? Я распоряжусь, чтобы вам доставили дрова, - он, вычленив, что называется сасое важное, нахмурился, покачав головой. Осень и зима в Туссене не были суровымм, но все равно было далеко не тепло, а влажный воздух заставлял холод порой быть до костей пронизывающимя. -Я не могу позволить вам и вашим уважаемым родственницам замерзнуть у себя же дома. К слову, как они? Должно быть шира Филомена рада воссоединению с моей тетушкой Доротеей. А ее сестры так хотели увидеть столицу, если мне не изменяет память.

Когда с лепестками было покончено и они выпрямились, Рауль не удержался и протянул руку вперед, чтобы поправить выбившуюся из прически Ноэль прядь. Как и в прошлый раз, когда он стирал с ее щеки грязь, этот жест был слишком фамильярным, но принц забылся, да и не было никого, перед кем стоило бы держать марку, а госпожа этого храма, великая Дарительница, любила искренность. Да и сам Рауль, откровенно говоря, не задумывался о приличиях - рядом с Ноэль он утрачивал это способность напрочь, полностью очарованный блеском в ее карих глазах и задорной улыбкой. А ее радостного гоолоса сердце странно щемило в груди, хотелось улыбаться как какому-то дураку, что юноша и делал.

-Я не уверен, что вам понравятся те места, которые люблю я, но посмотрим, что придумать. В конце концов, впереди нас ждут зимние праздники. Вы же к нам надолго приехали? - сказал он с улыбкой, немного отстранившись и взглянув на статую за своей спиной. Неудивительно, что храм пришелся Ноэль по душе - несмотря на величественность он не пугал и нависал, вселял скорее не безмолвный трепет, а восторг и заставлял сердце замирать от него. -Я тоже рад вас видеть, и ваш щебет мне лишь в радость, а потому с вашего разрешения воздержусь о рассказах про свои дела - они могут показаться вам скучными, а то и вовсе расстроить. - рассказать ей что-то хорошее он в самом деле не мог, а говорить о тающей на глазах матери, сложной ситуации в стране и ярмарке он не хотел. Юноша подумал, что может хоть ненадолго забыть обо всем и сделать вид, что все так, как должно быть - в Туссене спокойно, все его жители здравствуют и радуются каждому новому дню. - К слову, не вижу ваших родственниц. Вы что ли одна?

Ослепительный восторг первых минут встречи чуть поутих, позволив принцу, наконец, заметить, что шира одна, ведь если бы с ней кто-то был, то уже хватился бы ее. Юноша приподнял брови, глядя на Ноэль и предчувствуя, что ответ ему может не понравиться.

+1

5

Ноэль расцеловала бы кота, если бы он не улизнул, и жрицу за ее волшебную помощь, а с еще большей радостью, и кто бы сомневался, - Рауля, но строгий образ Филомены, хмурившей брови и грозившей пальцем, сдерживал ее порывы особенно плодотворно последние несколько лет. Филомена будто бы говорила, что всякой благовоспитанной юной шире лучше уж думать о том, как целовать котов, а не молодых людей, а благоразумной и вовсе не думать ни о чем таком, потому что у котов бывал лишай, и в некоторых тяжелых случаях из-за него даже обстригали волосы. Про опасности, исходившие от поцелуев деширов, Филомена предпочитала сильно не распространяться. Но Ноэль не зря много читала.
Уходя со скользкой дорожки, в благодарности ведь не было ничего неправильного, а ширу прямо распирало от нее к коту и жрице (и Дарительнице, опять же без сомнений), потому что, как и обещано, они разрешили все вопросы, с которыми Ноэль пришла в храм. Ответ был прост – вопросы переставали иметь значения, когда Рауль был рядом. Его присутствие не оставляло место сомнениям. А было только очень хорошо. Рауль говорил самые лучшие комплименты, именно такие, что были по нраву шире. Она довольно раскраснелась, когда услышала про свое умение щипаться. Это была, само собой, лесть, потому что она в основе всякого комплимента, и Ноэль не так уж и сильно ущипнула принца, чтобы обмануться в правдивости его оценки, но ведь весь смысл был в том, чтобы принять заведомое преувеличение за чистую монету от того, кто не скрывал прикрас, если это обоим по душе. Кому-то нравилось, если их глаза сравнивали с бездонными морскими глубинами, но для Ноэль это казалось чем-то слишком надуманным, чтобы подобные слова делал удобоваримыми хотя бы налет правдивости.
Другое дело, если назовут несносной девчонкой. В этом наименовании была привлекательная бравада, особенно для той, которая сносной бывала не меньше, чем несносной. Но Ноэль не собиралась разубеждать Рауля, и даже могла бы поспорить, кто из них в детстве был более несносным для воспитателей.
Да и вообще, несносной она была прямо сейчас, как всякие влюбленные. Когда Рауль хмурился, говоря про дрова, Ноэль находила ужасно милым, как он сдвигал брови. И его немедленное желание помочь с хозяйственными делами тоже очень тронуло, хотя первым порывом ширы было уверить, что все в порядке. Она ведь не была избалована, чтобы жаловаться направо и налево, и гораздо охотней сама предлагала помощь, нежели принимала. Однако, в том-то и дело, что она знала, какой источник удовольствия крылся в помощи другим. Как же она могла лишить этого удовольствия Рауля?
Переложив все цветы в чашу для подношений, Ноэль помедлила с последним бутоном и поднесла его к лицу, вдохнув терпковатый аромат, прежде чем ответила Раулю с успокаивающей улыбкой.
Просто после Китери я мерзну где угодно, еще не привыкла. Тоже мне, великая путешественница, - шира усмехнулась, Рауль должен был понять иронию, ведь во время их летних встреч Ноэль ему как-то рассказывала о своей мечте поездить по свету. – И потом, наладить быт в новом доме требует времени, и разом вокруг столько всего. Полин… - запнувшись, шира быстро опустила голову и вернула последний цветок в чашу. – Полин в полном восторге от Туссена, Люсиль тоже, но выражает это мягче. И Филомена по своему обыкновению в делах, она с вашей тетушкой хлопочет о приеме, насколько мне известно. И будет весьма обрадована узнать, что вы о нас не позабыли и готовы принять живое участие в наших нуждах.
Ноэль хотела добавить еще что-нибудь, ей самой показалось, что она говорила о сестрах Карне как-то сухо, а последняя вежливая фраза вышла и вовсе безликой, и ей не следовало прикрываться Филоменой, чтобы выказать благодарность. Но момент ушел, и жест Рауля сбил ширу с мыслей. Тех, что годились для беседы.
Это было оно, новое прикосновение в копилку лелеемых с Китери, но другое, потому что для нее оно больше не было просто мимолетным жестом дружеского расположения, как раньше, хотя для Рауля ничего и не изменилось. Так?
Но Ноэль, о, сейчас она была счастлива, что ее волосы вечно лезли из прически. Прежде она не видела в том высокого замысла, даже расстраивалась немного, но если бы Рауль каждый раз поправлял (для поддержания порядка, да) ее выбившиеся пряди, и еще делал бы это как можно медленней, шира бы решила, что ей достались в дар от богов лучшие волосы. И все шпильки со стороны Филомены и Полин по поводу причесок потеряли бы свою остроту.
Но фантазии, увы, воздушны и тонки, как паутинки, и легко рассеивались от любой неосторожности. Слова Рауля отвлекли Ноэль, возмутив ее. Предположение, что значимые для него места, могли бы ей не понравиться, звучало крамолой. А даже если бы и так, она бы все равно хотела их увидеть, впечатления ведь были куда многогранней, чем приязнь и неприятие: шок, любопытство, изумление – да что угодно, кроме равнодушия и скуки. Последнее рядом с Раулем невозможно.
Мы остаемся на всю зиму, может, и часть весны, как видите, Ваша Светлость, времени достаточно, чтобы придумать развлечения, подходящие для невзыскательного вкуса гостей из захолустья. Но, право, мне все же немного любопытно, самую чуточку, что же у вас за любимые места, чья прелесть недоступна для моего понимания. Их блеск и роскошь настолько ослепительны?
Когда Ноэль дразнилась, ее улыбка, вместо веселой или мягкой, становилась дерзкой, принадлежавшей аккурат все той же небезызвестной несносной девчонке. Она бы и по поводу щебета пошутила. Роль беззаботной птички, которая услаждает слух и зрение, и которую кормят и холят, оберегая от треволнений жизни, была достойна прехорошенькой шутки. Но у Рауля появилась такая грусть во взгляде, когда он отказался говорить про свои дела, что шира прикусила язык и просто кивнула. Ей было жаль, что Рауль не захотел поделиться своими тревогами, но настаивать, навязывая очевидно неприятный для принца разговор, она не стала бы. Ноэль внимательнее вгляделась в лицо Рауля в поисках невысказанного, того, о чем она имела представление лишь по слухам, и, быть может, то ее воображение, но теперь ей казалось, что перемены в нем куда отчетливей, чем было на первый взгляд.
Ее улыбке вернулась мягкость.
Что ж, давайте обо мне. Да, я сегодня одна. По-моему, большой компанией осматривать город не так уж удобно. С одной стороны, конечно, весело, каждому есть, что сказать, поделиться впечатлением, но с другой – у всякого и свой темп, кто-то спешит вперед, наскучив одним зрелищем, кому-то наоборот хочется рассматривать подольше, кто-то устал, а кому-тоне терпится увидеть еще, и приходится подстраиваться, и возникает недовольство. Храмы же в сумбуре и вовсе лучше не посещать. Мне нравится ходить в них одной, и это удивительно и непривычно, как их много в Туссене, и что они рядом. Ведь для встречи с господином Валантеном (помните его?) нужно было идти полями целый час. Верхом, разумеется, меньше, но все же. А здесь, и четверти часа не прошло, и я уже в храме Дарительницы, когда мне нужен совет…
Ноэль не договорила, ее глаза расширились, и она начала стремительно краснеть, едва ее настигло понимание, что, увлекшись речью, буквально проговорилась. Известно, за какими советами шли к Дарительнице.
—… совет… по поводу одного человека, - выдавила шира, отводя взгляд в сторону и краснея еще больше. Лучше бы она промолчала, так только хуже. Но не хуже, чем если бы она прямо в лоб заявила принцу Дальмаса: «Я люблю Вас!»

+4


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » The Good Goddess is watching over you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC