Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре зима 985-986 года]

"Ты пепел, я пепел"
▪ завершено ▪
▪ Daphne Durand ▪

"Не ходи через лес"
▪ Ida ▪
▪ Deidre Keilhart ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Lir ▪


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Я бросил в ночь заветное кольцо.


Я бросил в ночь заветное кольцо.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Я бросил в ночь заветное кольцо. (с)
http://s9.uploads.ru/t/j6eFw.jpg
Гаспар Жумо, Алаис Матье, нпс • Ферет, замок Демар, 7.12.985, вечер

... То ненависть пытается любить,
Или любовь хотела б ненавидеть?... (с)

Отредактировано Alais Mathieu (2018-01-12 23:46:06)

+1

2

Из замка, что высился над городом, по вечерам открывался особенно великолепный вид. В окнах горели огни, главная улица и площадь освещались факелами. Клубился над печными трубами дымок. Это давало Алаис впечатление что город процветает, и от этого, на душе ее было спокойно. Довольны поданные - доволен и граф. И грела сердце девушки мысль о том, что она приложила к этому руку, постепенно перенимая обязанности отца, помогая ему с делами. А после, какой бы грустной и, возможно, неуместной не была эта мысль, она и вовсе займет его место. И уж она позаботится о том, чтобы их графство процветало.
Алаис наблюдала с балкона своей комнаты за тем, как сгущаются над городом сумерки, как погружается в полумрак их замковый сад. К вечеру похолодало, так что поверх темно-синего платья с высокой талией, на плечи девушки была накинута теплая шаль.
-  Миледи, ужин подан.
Коротко постучав, вошла служанка, желая помочь госпоже переодеться к ужину. Но Алаис уже и сама справилась. Даже волосы уложила. Распустила по плечам нарочито небрежно, перевязав лишь две тонкие пряди с висков на затылке голубой лентой.
- Скажи родителям, что я уже иду, - не оглянувшись бросила Алаис плотнее запахнув края шали.
Когда она вышла в коридор, тот уже опустел, и только факелы на стенах отбрасывали яркие отсветы на пол и стены. В конце коридора противоположного лестнице заливался плачем маленький Арман. Уложить его спать вообще было задачей нелегкой, а благодаря графине, что нередко бралась укладывать сына самостоятельно, тот капризничал еще больше, если это пыталась сделать кормилица. Алаис искренне сочувствовала бедной женщине, которая была вынуждена слушать крики и ор графского отпрыска. Не то, что она не любила брата, скорее, он был еще слишком чтобы его за что-то полюбить, а просто так, за милую мордашку… так она была милой довольно редко, чаще искажалась недовольной и плаксивой гримасой, что не очень-то способствовало любви. Зато родители в единственном сыне души не чаяли.
- Он все еще плачет?
Габриэла Матье точно прочла мысли дочери, а может просто догадалась обо всем по лицу дочери - девушка так и вошла в залу, поджимая губы. Выглядела графиня моложе своего возраста. Темноволосая и черноглазая - все ее дети унаследовали миндалевидный разрез глаз матери  - женщина все еще заставляла мужчин обращать на себя внимание. А вот отец в последний год сдал. В свои шестьдесят выглядел он лет на семьдесят. Осунулся, а длинные, до плеч волосы окончательно поседели. Разве что рассудком граф Ферет был еще крепок.
- Сразу видно, наша порода. Истинный Матье, - добродушно расхохотался отец отхлебнув из кубка легкое вино. - Все вы у меня с характером, разве что Роза потише будет.
Слуги уже накрыли на стол. Горел большой, в половину стены очаг, наполняя комнату теплом и горьковатым ароматом брошенных в него душистых трав, горели в подсвечниках толстые свечи.
Семейство уже приступило к трапезе, перебрасываясь редкими фразами, когда графиня не выдержала.
- Я все же пойду проведаю Армана, мне неспокойно. - И отложив в сторону нож, которым она мгновение назад наколола с тарелки кусок сочного мяса, женщина поднялась из-за стола и поспешно вышла прочь.
Ни отец, ни дочь ничего не ответили. Но уже через несколько минут после ухода графини, в обеденную залу вбежал запыхавшийся молодой слуга.
- Там… там… - держась за грудь выдавил он, заставив графа отложить приборы. - Там мужчина у ворот, говорит, дело у него к вам срочное. Безотлагательное. Но имени своего не назвал. -  и подумав, добавил. - Одет хорошо.
Граф постучав пальцами по столешнице на время задумался, посмотрел на дочь.
- Я никого не жду, а Роза должна приехать на следующей неделе, разве что, посыльный от нее или кого-то из купцов?
- Но почему тогда он не назвался? - возразил отец и обратился к слуге. - Приведи его.
К тому моменту, как двери распахнулись вновь, Алаис успела встать и занять место за массивным отцовским креслом. И в тишине, нарушаемой лишь эхом тяжелых шагов, раздался изумленный девичий возглас…
- Ты!

Отредактировано Alais Mathieu (2018-01-14 08:04:15)

+1

3

Гаспар сохранил перчатку, которую в первую их встречу бросила ему в лицо Алаис.
Зачем? Пожалуй, он и сам не ответил бы. Бывало, что главарь Лоскутов вспоминал девушку – и чувства, которые он тогда испытывал,  вряд ли повернулся бы язык назвать простыми и однозначными.
Ему понравилась графская дочка – что уж тут, самому-то себе можно и признаться. Подобные девушки доставались Жумо редко. Хотя… положа руку  на сердце, можно было бы сказать, что вообще никогда не доставались. Ну, да,  ему удавалось затащить в постель жён или дочек безземельных рыцарей. Доводилось от души повеселиться с нежелающими скучать вдовушками. Но вот девиц, что должны были унаследовать графство, в его списке пока что не имелось.   
Графство… Это вам не скромный замок его папаши, который, мать его, носится со своим законным отпрыском. Алаис – главарь Лоскутов уточнил это после их встречи – была старшей дочерью.  Той, что в самом скором времени получит Ферет.
Наверное, Гаспара можно было бы назвать увлекающимся человеком. Но все его влюблённости больше напоминали развлечения – они совершенно не были похожи на болезненно-навязчивые идеи. Да и нельзя сказать, что он влюбился в Алаис.  Верно, Жумо испытывал физическое притяжение, желание прикоснуться к ней и ощутить вкус её губ. Но при этом  он испытывал жгучую потребность наглядно показать девушке, как она ошиблась на его счёт. Бастард? И что? Что ни говорите, бастарды порой могут подняться очень высоко.
   …Эта поездка в Демар была сродни прыжку в холодный омут. Верил ли Гаспар, что она увенчается успехом? По крупному счёту, нет, не верил. Однако же отправился в путь, считая, что всё-таки обязан попытаться разыграть партию. Пусть он не мог похвастаться безупречным происхождением. Тем не менее, Жумо мог похвастаться влиянием. И известностью. Ну, да, пусть не все – к счастью – знали, что Лоскуты подчиняются ему.  Но даже за пределами Коломбана было хорошо известно, что на пути  Гаспара лучше не стоять. Что он делает то, что пожелает. И к ответственности его пока что призвать не удаётся. 
А ещё он был далеко небеден.
  …На нём был надет кожаный дублет, подпоясанный широким чёрным ремнём с металлическими бляхами. На этом ремне висели ножны с коротким острым мечом. Узкие штаны из овечьей шерсти были заправлены в высокие сапоги со шпорами – и шпоры эти слегка позванивали при ходьбе. На печи Жумо накинул длинный плащ на собольем меху, полы которого покачивались в такт его шагам.
   Он остановился неподалёку от стола. Лишь на миг вскинул взгляд на Алоис, но даже не улыбнулся, услышав её возглас.
- Ваша Милость, – бастард отвесил графу весьма непринуждённый светский поклон. – Я благодарен за то, что вы оказали мне честь и согласились принять меня. Гаспар Жумо к вашим услугам. Мой отец – вальвассор Роаннэ из Коломбана.
Главарь Лоскутов выдержал паузу. Если хочешь, чтобы тебя услышали, следует давать возможность собеседнику обдумать то, что ты сказал. Спешка никогда ни к чему путному не приводит.
- Уверен, что вы слышали обо мне. Но совершенно не уверен в том, что эти слухи - правда, - Гаспар улыбнулся широко и открыто, словно бы предлагал вместе посмеяться над удачной шуткой. – Не сомневаюсь, что вы не доверяете слухам, как обычно это делают простолюдины. – Сказано это было с таким видом, словно сам Гаспар не имел к простолюдинам ни малейшего отношения. Он обращался, будто равный к равному, но при этом вёл себя более, чем почтительно.
   Жумо сопровождали два воина. Они остановились у двери, молча наблюдая за происходящим. Один из них что-то прятал под широким плащом.

+1

4

Алаис не могла поверить своим глазам. Бастард повстречавшийся им на дороге около двух недель назад, посмел заявиться в их замок! Этот его поступок неприятно ошарашил девушку. Она терпеть не могла, когда к ней проявляли неуважение те, кто ниже её по статусу. Нет, Гаспар Жумо был исключительно вежлив, но именно этот его почтительный тон ей по душе и не пришёлся. Не вязался он с тем самоуверенно-нагловатым взглядом, коим этот нахал на неё всю дорогу пялился. Ей не понравилось и то, что мужчина - не признанный бастард - держался с ней на равных, словно являлся сынком графа или того же вальвассора, но законным, а на попытки указать ему его место… Ну да, чересчур грубые, пожалуй, он никак не отреагировал. И вот сейчас, только поглядите! Посмел заявиться к ним в Демар! Но вместе с раздражением, Алаис стало и дико любопытно, зачем же все таки Гаспар Жумо “осчастливил” их своим присутствием.
- Отец… - произнесла она едва мужчина кончил говорить, но граф Ферет лишь поднял вверх левую руку, жестом приказав дочери замолчать.
Алаис с досады прикусила нижнюю губу, но более, никак, кроме, разумеется, недоброго взгляда, свое отношение к бастарду не показывала.
Жан Матье слегка кивнул, дав Гаспару понять, что услышал его, но ответил не сразу, долго изучая молодого мужчину пристальным взглядом. В неровном отблеске свечного пламени, разглядел граф и добротный дублет и ножны, и даже новенькие, как показалось ему, сапоги. Но в отличии от взгляда дочери, в нем не было неприязни.
Граф знал вальвассора Анри Роаннэ. Не слишком хорошо, но достаточно, и мнения о нем был неплохого. Знал он, вернее видел уже и его бастарда, и тот ему, в отличии от своего благородного родителя, нравился не слишком. Нет, граф Ферет никогда не делал поспешных выводов, да и какое ему, собственно, дело до незаконнорожденных детей, но вальвассор, как-то слегка набравшись крепкого эля вперемешку с вином, принялся рассказывать гостям о том, как его сынок повздорил или что-то не поделил с сыном кузнеца и столкнул парня в колодец. Были и другие неприятные истории, которые, при этом раскрывали гнилой характер бастарда - по мнению его отца, напротив, характеризовали юношу положительно, ведь он проявил характер! Иному гостю было бы предложено сесть за стол, разделить трапезу с хозяевами, и поступать иначе сейчас, граф Ферет не собирался.
- Вы правы, дешир, - обращаться к бастарду вальвассора, пусть и непризнанному, все же, следовало вежливо. - Я предпочитаю составлять собственное мнение о людях, с которыми мне предстоит вести дела. О вас я наслышан прекрасно. Как от вашего отца, так и от своих стражей. И дочери. И, признаться, у меня сложилось о вас двойственное впечатление. А что до слухов, то в них всегда есть доля правды, верно? Хотите вина или лучше пройти в мой кабинет и обсудить все там, если дело важное?
Нет, он не намекал, но ясно дал понять, что если дело срочное, то лишние уши, и особенно, уши, которые с таким явным недовольством фыркают за его спиной, ему не нужны. А вот в ситуации, что произошла на лесной дороге… в ней и в самом деле хотелось разобраться. Если каждый, мало-мальски благородный юнец позволит себе вести себя подобным образом с членами графской семьи, то грош цена такому графу. Леон и Жером твердили одно, Алаис лишь отфыркивалась, называя вальвассорского бастарда выскочкой. И, ведь с одной стороны его охранники не были склонны к преувеличению, с другой, если бы в тот день им и правда грозила беда, дочь не стала бы этого утаивать. В его великому облегчению, Гаспар согласился проследовать в кабинет и продолжить разговор уже там.
- Что же, ваши люди могут подождать вас в коридоре или, если дело затянется, их могут накормить на кухне. Жером, - обратился граф к одному из своих стражей бдящих у двери, - проследи.
И ничего более не говоря, поднялся и вышел из-за стола.
Алаис с угрюмым видом наблюдала за тем, как отец и бастард покинули залу. Исчезли за массивной дверью и стражи, и лишь потрескивание поленьев в камине нарушало тишину.
- Он бы ему ещё ночлег предложил, - совсем уж по-детски надув губы, девушка опустилась на стул и грубо, с досадой оттолкнула от себя блюдо с тушеной зайчатиной. - А я все равно все узнаю!
Кабинет находился в конце коридора второго этажа, куда вела каменная винтовая лестница. Освещались колодец проема и коридоры многочисленными факелами, отбрасывая причудливые тени на каменный потолок и стены.
- Прошу, - Жан Матье распахнул дверь, приглашая гостя войти. - Что же заставило вас прибыть в Демар?
Пройдя к столу засыпанному ворохом бумаг, садиться же, однако, граф не стал. Встал у кресла положив-оперевшись правой рукой на его резную спинку.
Свечи горели и здесь, а вот камин уже прогорел, и в его зеве поблескивали среди серого пепла редкие алые угольки.
Убедившись, что в коридоре никого, Алаис мышью проскользнула к лестнице, спеша успеть отказаться у двери прежде, чем бастард сообщит отцу, зачем же он явился. Имелся между дверным косяком и стеной небольшой зазор, через который, если приложить к нему ухо, можно было расслышать многое...

Отредактировано Alais Mathieu (2018-01-17 02:38:48)

+1

5

- Ещё раз благодарю вас за то, Ваша Милость, что согласились меня выслушать.
Гаспар вошёл в кабинет, и поскольку хозяин не спешил опускаться в кресло, тоже не стал садиться.
Признаться, выпить вина сейчас было бы кстати. Не то, что бы Жумо сильно волновался перед разговором с Матье, но всё-таки вино помогает смотреть на вещи более отвлечённо, наслаждаясь ситуацией. Но, конечно, он не стал напоминать отцу Алаис, о предложении лично ознакомиться с содержимым его погребов.
Расстегнув пряжку – в здесь было жарко натоплено, и угли ещё догорали в камине -  бастард скинул плащ и, держа его на сгибе левой руки, сделал несколько шагов, прохаживаясь вдоль стола.
- Я мог бы попросить вас ещё об одном одолжении? Я буду весьма признателен, если вы прикажете проводить сюда одного из моих спутников. Его зовут Одилон. Уверяю, это не займёт много времени.
Гаспар замолчал, оглядывая помещение. Взгляд этот был заинтересованным, но так же, как и прежде, оставался почтительным.
На самом деле, Гаспар не испытывал ни капли уважения ко всем этим титулованным особам. Ну, а с чего, скажите на милость, испытывать-то?  С того, что папаша его собеседника соизволил официально объявить мамашу законной женой? Смешно… Это ведь никак не входит в список личных достижений того, под чьей властью находится теперь Ферет. А кровь… кровь у него по сути ничем не отличается от той крови, которой Боги наградили Жумо. Как ни крутите, родитель Гаспара тоже не был простым селянином.
Между тем, бастард умело мог прятать свои истинные мысли. Он давным-давно научился это делать. Улыбаясь тогда, когда требовалось улыбаться, пусть в него в душе и бушевала буря.
Впрочем, сейчас Жумо не испытывал ни злости, ни неуверенности – лишь желание настоять на своём, получить то, зачем он сюда приехал. Для этого ведь все средства хороши.
Он лишь чуть наклонил голову в знак благодарности, когда граф отправил слугу за его спутником.   
- Думаю, вам рассказывали, что я не так давно встретил вашу дочь по пути в Демар.
Он остановился, бросил, наконец, плащ на резной сундук, что стоял у входа – в нём, вероятно, хранились старые документы – и сложил на груди руки. 
- Признаюсь, я удивился, что благородная шира едет с такой охраной. Нет-нет, Ваша Милость,  я вовсе не собираюсь учить вас, как вам вести себя на вашей земле – вы вольны поступать, как угодно, и разрешать вашей дочери ездить в любом сопровождении. Но смею заметить, в здешних лесах неспокойно. Вы слышали о Белках? Многие весьма уважаемые люди рассказывают об этих бандитах ужасные вещи. Так что я почёл своим долгом проводить ширу Ферет до её родного замка, пусть и выделенная вами охрана осталась недовольна.
   Одилон появился на пороге. Замер, едва войдя в кабинет и притворив за собой дверь. Гаспар даже не соизволил к нему обернуться.
- Вы знаете, Ваша Милость, я не являюсь законным сыном вальвассора Роаннэ. Но при этом я куда более влиятелен, чем его наследник. Я вряд ли получу земли моего отца, но от этого я стану не менее богатым. На юге нашего королевства до сих пор неспокойно. Но, поверьте, имея такого друга, как я, можно не бояться никаких разбойников. Ваша дочь прекрасна, я думаю о ней с тех самых пор, как впервые увидел её. И я прошу у вас её руки.
Гаспар всё-таки бросил взгляд через плечо. Охранник достал из-под плаща резной деревянный ларец и, приблизившись к графу, поставил этот ларец возле его ног. Откинул крышку, являя взгляду россыпь крупного морского жемчуга, и с молча вернулся к дверям. 
- Это мой скромный дар. Примите его в знак уважения, Ваша Милость. Я знаю, что наш возможный союз все сочтут мезальянсом. Но что важнее – глупые пересуды или реальная выгода?

+1

6

Шаги. Тяжёлые. Алаис услышала их эхо доносящееся из лестничного колодца. Она успела отбежать от двери вовремя и спрятаться за колонной, когда отец позвал слугу, и сейчас, вновь юркнула за неё, дабы остаться незамеченной. Шаги приближались. Двое мужчин прошли мимо бряцая оружием, а подкованные медью сапоги разносили эхо шагов по всему коридору.
- Да, мне рассказали о вашем, хм… благородном поступке, дешир.
Граф хмыкнул, потер подбородок большим и указательным пальцами, точно размышляя о чем-то, а затем продолжил:
- О Белках мне не известно ничего, а вот о… как же их там, а! Лоскутах - я наслышан. Они бесчинствуют в лесах Коломбана, а теперь, и в наши перекочевали, как доносит молва.
Явился один из прибывших с вальвассорским сыном охранников. За его спиной маячил Леон, не слишком обрадованный тем, что вновь повстречал этих типов, но кроме “играющих” желваков, ничего в его облике не выдавало недовольства.
Надо признать, удивлять Гаспар Жумо умел, как и производить впечатление. Как хорошее, так и не слишком…
На увесистый деревянный ларь Жан Матье практически и не обратил никакого внимания, бросил короткий взгляд на россыпь отборного молочно-белого жемчуга с редким вкраплением чёрного. Мелькнула мысль, что Алаис, увидь они подобный ларец в купеческой лавке, непременно запустила бы туда руку, перебирая жемчужины в поиске самых, на её взгляд идеальных. Она любила жемчуг и изумруды, и украшения из этих камней или расшитое жемчугом платье, всегда были беспроигрышным для неё подарком. Признаться честно, просьба руки Алаис настолько изумила графа Ферет, что он не сразу нашёлся что ответить. Коротко махнул Леону, призывая покинуть кабинет и выпроводить стража принесшего ларец. После, указал гостю на кресло с резной спинкой, подлокотники и сиденье которого, были обиты алым бархатом. Откупорив стеклянный графин цветного ирадийского стекла, граф Ферет щедро плеснул сладкого белого вина в два стоявших тут же - на подносе - бокала на короткой, толстой ножке. Поставив перед Гаспаром один из них, граф тоже опустился на край своего кресла.
- Не так много было в жизни моментов, которые оказались способны лишить меня дара речи, но сегодня, несомненно, один из них.
Пригубив вино, граф пару мгновений задумчиво посмаковал его во рту.
- Когда вы явились, я подумал о том, что вас направил к нам ваш отец. Или же, вы хотели просить переночевать, если следовали куда-то, а трактирам не особенно доверяете… - он смотрел на Гаспара. Изущающе, словно видел того впервые в своей жизни и пытался снова составить о нем впечатление. Держался бастард неплохо, очень, надо сказать, неплохо, и с лёгкость сошёл бы за благородного господина, не знай граф того, кем парень являлся на самом деле. - Прежде, чем мы с вами продолжим разговор, я хотел бы расспросить вас о некоторых вещах.
И, пригубив вино, Жан Матье отставил бокал прочь, сцепив пальцы в замок.
- Слухи слухами, как я уже сказал. У меня о вас уже сложилось определённое мнение, и хотя не совсем не лестное, как бы странно это не прозвучало - оно не является повод для отказа. Я считаю вас жестоким, упрямым юнцом, который добивается всего, что он хочет. Методы мне ваши не по душе. Может ваш отец, достопочтимый вальвассор Роаннэ, и считает эти качества положительными, но я - отнюдь. И все же, я хотел бы прояснить, то, что о вас говорят, правда? Я вполне могу представить себе, как вы, соблазнившись красотой дочери купца берёте её силой, перебив при этом охрану. Это я услышал три дня тому назад от жены, простите, вдовы того самого купца. А вот ещё… - смотрел граф прямо в глаза, не отрывая взгляда, словно желая уловить малейшее изменение настроения, прочесть мысли. И если вид его не показывал напряжения, то взгляд... - Убийство мельника и его семьи из приграничной деревни. Говорят, он не согласился бесплатно молоть для вас зерно. В каждой сплетне есть доля правды, даже если, это капля на целое ведро. А зная ваш характер, я вполне могу предположить, что подобное имело место. Мне не нужны оправдания или ложь. Будьте со мной честны, господин Жумо. Моей дочери нужна опора. Сильная. Твердая, и готовая пойти ради неё и графства на все, но при этом, будущий супруг моей Алаис обязан уметь идти на компромисс и наступать на горло своей гордости. К несчастью, таких благородных мужей единицы. Будьте со мной честны, и возможно, я отвечу вам согласием.
От дальнейшего разговора зависела судьба целого графства, и потому, Жан Матье собирался взвесить все "за" и "против" прежде, чем отказать. В конце концов, этот человек, каким бы он ни был, являлся сыном вальвассора. Явно умел себя преподать и глупостью, кажется, не отличался. Жениха для Алаис найти оказалось не так легко, как сперва думалось графу Ферет. Попробуй найти благородного дешира, который не является родней. Не мягок характером, иначе дочь без труда подавит такого супруга и потеряет к нему всякое уважение, что будет способствовать тому, что её, и без того не сахарный характер окончательно испортится...

Отредактировано Alais Mathieu (Вчера 06:59:32)

+1

7

Гаспар внимательно следил за графом, стараясь понять, какое впечатление произвели его слова. И его подарок.  Впрочем, усевшись в кресло – здесь басарда не стоило просить дважды – главарь Лоскутов заметил, что отец Алаис внимательно его изучает. Развалившись в кресле  - это не было неуважением к собеседнику, скорее, со стороны могло показаться, что Жумо всего лишь устроился поудобнее – он ответил прямым и открытым взглядом. Прозрачные светлые глаза смотрели в упор на Матье, и в них не удалось бы отыскать смущения, сомнений или какого бы там ни было намёка на неловкость.
- Ваша Милость, всё то, что вы слышали – правда. Не стану этого отрицать. Но, как известно, правда у каждого своя.
Признаться, Гаспар не рассчитывал, что слухи о его подвигах дойдут до здешнего дешира. Впрочем, он и не думал, будто всё, что он натворил, непременно окажется для последнего тайной. Поэтому сейчас оставался не то, что бы спокойным – до полного спокойствия ему было, пожалуй, довольно далеко – но всё-таки внешне совершенно невозмутимым.
- У вдовы купца эта правда одна. У меня – немного другая. То есть, да, - Жумо чуть заметно пожал плечами, и этот жест можно было бы назвать почти флегматичным. – Буквально она права. Охрану мои люди перебили, и девицу я взял силой. Только вот эта женщина не поведала вам, что её дочь вела не самым достойным образом, всячески меня завлекая. А затем, найдя кого-то более знатного на место своего любовника, сменила милость на гнев. Думаю, как мужчина вы меня поймёте… То есть, конечно же, будь эта девушка не простолюдинка, я не повёл бы себя столь неосторожно. Но те, кто не обладает хорошим происхождением, всё-таки должны знать своё место, не так ли?
Жумо откровенно врал. Эта девочка никоим образом его не завлекала. Она всего лишь резко отказала бастарду, когда тот случайно вошёл в лавку её отца и внезапно обратил внимание на хорошенькую и богато одетую простолюдинку. Впрочем, он прекрасно понимал, что ни проверить, ни с полным основанием опровергнуть его слова попросту невозможно. 
Вино было чуть кисловатым, приятным на вкус. Гаспар сделал несколько глотков, поставил недопитый бокал на стол.
- Благодарю, Ваша Милость. Воистину благородный напиток… Так вот, на счёт мельника. Он должен был денег моему отцу. Вы же не скажете, что при этом  вальвассор ещё должен был бы и платить ему за помол? Здесь уж, я надеюсь, вы поймёте меня как граф, как тот человек, под чьей властью живёт Ферет.
Ещё несколько глотков. В отблесках пламени свечей неожиданно ярко блеснули камни в перстнях, что украшали руку незаконного сына Анри Роаннэ. К визиту в Демар Гаспар готовился весьма тщательно. И очень долго выбирал и надлежащий наряд, и украшения.
- Не уверен, что будущей муж вашей дочери должен наступать на горло своей гордости. Осмелюсь здесь вам возразить, -  он издал короткий и вполне добродушный мешок. – Если под твоей властью находятся обширные земли, нужно уметь находить компромисс, это верно. Но гордость – это совсем другое. Для меня как для бастарда это больной вопрос. Но уверяю, Ваша Милость, те, кто пытаются ущемить нашу гордость, вряд ли пойдут на компромисс. Во всяком случае, на тех условиях, что нас удовлетворят.   
Он рассеянно почесал подбородок, всё ещё не спуская взора с графа. Сегодня Жумо был гладко выбрит.
- Я полностью честен с вами. И могу прибавить лишь то, что Алаис будет счастлива со мной. Я сумею защитить её интересы и постараюсь не доставлять ей ни малейших огорчений.  К слову, странно, что вы не слышали о Белках. Многие весьма уважаемые люди жалуются на них, уверяя, что эти головорезы не знают ни жалости, ни сострадания и нападают в основном на тех, кто отличается хорошим происхождением и, как следствие, неплохим достатком.

+1


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Я бросил в ночь заветное кольцо.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC