Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » В поисках героев » Нужные господа


Нужные господа

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Вы всю жизнь мечтали стать храбрым рыцарем без страха и упрека? Или интриганы и хитрецы казались вам куда интереснее? А как насчет наемников или колдунов с большой дороги? Здесь находятся все заявки на наших господ, без которых мы томимся в ожидании. Все заявки актуальны и востребованы.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

FINNR - ФИНН
В ПОИСКАХ ДРУГА, ПОЧТИ БРАТА
https://78.media.tumblr.com/7f3b54d23c0cdd0fb097ab35085128d3/tumblr_p1ja4lcVGR1rklybno7_400.gif https://78.media.tumblr.com/e63d07d474f9746ce87d5c49ecbb46fa/tumblr_p1ja4lcVGR1rklybno6_400.gif
fc: alex høgh andersen

Планируемые отношения:
друзья детства, лучшие друзья; почти брат и сестра, товарищи по приключениям; возможно возлюбленные в будущем*

Возраст, дата рождения:
21-22

Титул, род деятельности:
рыбак, путешественник; проклятый Богом-Мастером

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

   В твоих глазах небо и морская гладь, кожа покрыта солью, выжжена на солнце, обветрена всеми ветрами. Улыбка уставшая после работы в море, после тяжелых рыбацких сетей, жестких канатов, скользких весел. Мы росли вместе, ты — рожденный в рыбацкой деревне, и я — приемыш, но ставшая своей. Друзья детства, почти брат и сестра, оба влюбленные в море.
   У тебя неполная семья, ведь десять лет назад твой отец ушел в море и не вернулся. "Решил остаться в объятиях русалок", - шутишь ты сейчас, а тогда было вовсе не до смеха, ведь твоя мать осталась одна с троими малолетними мальчишками и ты - самый старший. Опора семьи, ты рано повзрослел и я вместе с тобой. В 12 ты вышел в море, в 14 на глубину опустилась и я. Почти каждый день мы уходим из дома в самую рань до восхода солнца, покуда море ещё спит и позволяет нам взять немного его богатств. А по вечерам мы устраиваемся на остывающем песке и считает звезды: ты мечтаешь о путешествиях, сражениях с чудовищами и морскими тварями, необратимой встрече с пиратами и, конечно, победе над ними.
   Время идет, мы взрослеем. Я вижу, как загораются твои глаза, когда босые ноги касаются мокрого песка — мечты о морских путешествиях не гаснут в тебе с годами, ты знаешь, что способен на большее, чем просто ловля рыбы. А я лишь тебе могу доверить свои мысли - "чужая" - говорю из раза в раз, напоминая о том, что моя история началась совсем не здесь. Ты не помнишь крушение корабля 14-летней давности, но именно этот корабль принес меня в Силкхорн. Ты, конечно, знаешь об этом, но как и все деревенские давно считаешь меня местной. Родной этой земле, как и она мне. Но кровь предком зовет меня искать, откуда же я родом, зовет узнать, кто же я на самом деле. Но ты, мой милый Финн, говоришь, что все это вздор, ты знаешь лучше всех, кто я.
   Долгое время я гоню мысли о своей истиной семье прочь. Вместе со мной о дальних землях грезишь ты, однако наши с тобой планы остаются лишь пустыми словами, покуда однажды я не объявлю тебе - "ухожу". Ухожу из деревни искать то, не знаю что, не имея ни воспоминаний, ни крупицы информации о родных матери и отце. Глупо, я знаю. И ты вертишь пальцем у виска, но отчего-то не уговариваешь меня остаться, ведь ты всегда знал, мой милый друг, рано или поздно я отправлюсь в путешествие. Вот только я совсем не ожидала, что на рассвете, прощаясь со ставшим мне родным домом, встречу тебя с котомкой за плечами.
   "Ты без меня пропадешь" - всё, что ты сказал. Ты уже не боялся всё бросить, ведь один из твоих братьев - мой ровесник - и теперь он глава семьи. Мать благословила тебя на исполнение мечты (ты пока даже не можешь обречь её в слова), я же получила благословение на поиски себя самой.
   Ты до сих пор считаешь меня (да и себя заодно) ненормальными авантюристами, ведь я не видела ничего дальше Донерина, ты - дальше него и морских силкхорнских просторов. И всё же ты защитишь нас ото всех бед — тебе так кажется, ведь ты взвалил на себя ношу меня оберегать. Вот только я пока не знаю, что ты не только из дружбы отправился со мной - однажды ты усомнился в богах и теперь носишь печать проклятия Бога-Мастера. Ты пока не знаешь, во что превратишься, не знаешь, чего следует ждать от проклятия и как искупить его. Нам предстоит разобраться в этом вместе, только доверься мне.
   И ты доверяешь. После нашей маленькой разлуки в лесах близ столицы, когда я чуть было не убила будущего кинна, а ты - не попрощался с жизнью из-за разбойников. После того, как мы дошли до самого Йоля и встретились с моровыми тварями. Перебинтовывая твои раны было сложно не заметить метки проклятия. Отныне наша с тобой цель, мой милый Финн, найти лекарство, найти искупление. "Мы справимся вместе" - снова повторяю я, когда вижу в твоих голубых глазах призраки отчаяния, но ты мне веришь. Однажды ты отправился со мной искать мою потерянную семью, теперь я помогу обрести тебе себя.
   Нам обоим не верится, когда королевский корабль уносит нас прочь от родных берегов. Путешествие с кинесвитами крови в Дальмас - разве могли мы о таком мечтать? Мы оба верим, что южные земли помогут нам отыскать ответы, помогут найти самого Бога-Мастера, заслужить прощение. Мысли о родной крови отступают, ведь я не могу думать ни о чем, кроме тебя, мой друг, мой почти брат. Но, даже доверив мне свою тайну, ты не говоришь, насколько всё плохо - проклятие поглощает тебя быстрее, чем мы ожидали и ты боишься причинить мне вред. Хмурым промозглым утром одного из сотней наших дней я просыпаюсь у потухшего костра и не нахожу тебя рядом. И где бы я не искала - твои следы смыли проливные осенние дожди, мне не найти тебя в необъятном чужом Дальмасе и я могу лишь предполагать, куда ты держишь путь... И молиться, чтобы Боги позволили мне тебя отыскать.


отношения: эта дружба не лишена иронии и сарказма, однако мне бы действительно хотелось теплых почти братско-сестринских отношений. мы все друг о друге знаем, мы доверяем друг другу, мы не бросим друг друга. но это не значит, что мы не считаем друг дуга совершенно невыносимыми и не желаем периодически друг друга придушить;
» *не исключено, что он в прошлом или настоящем имел/имеет не совсем дружеские чувства к моему персонажу, однако френдзона слишком прочна. возможно, мы разовьем эту линию. а может найдем ему шикарную женщину во время наших путешествий, которая затмит для него всех остальных, включая меня. в любом случае романтические намеки отыгрывать не обязательно (тут всё сугубо по желанию и договоренности, этот пункт можно и вовсе убрать) и на этом упора не будет, не переживайте. даешь экшен, приключения и движ однако не будем отрицать, что они интригующе смотрятся вместе;
о персонаже: мне бы хотелось, чтобы он был скорее положительным персонажем с чувством юмора, определенными ценностями, чувствующий ответственность перед родными и заботящийся о любимых. давайте отойдем от образа жестокого Ивара? не делайте из него обиженную на весь мир машину для убийств — это совсем не наша история. но это не значит, что за своих он не порвет. в нем могут быть эдакие нотки, но не безумие и жажда власти. вспышки агрессии — возможно, если уж очень хочется. к тому же наверняка есть та сторона проклятия, которая скажется на поведении Финна. обязуюсь успокаивать и приводить в себя;
» не смотрите на то, что он рыбак - это совсем не значит, что он не может за себя постоять. очень даже может, потому что труд в море - это колоссальные физические нагрузки, а значит Финн в хорошей физической форме. к тому же деревенскому парню положено уметь драться, ведь наверняка не раз приходилось ввязываться в мелкие переделки. плюс можно и оружием каким владеть - ножи, кинжалы; так же, думаю, он вполне может знать какие-то приемы в бою на мечах - деревянные самодельные никто не отменял даже у нас в деревне, а уж настоящий мы достанем во время путешествий;
» вероятнее всего со временем рискует превратиться в нечто подобное: [1], [2], [3]. его наверняка тянет к морю куда сильнее, чем прежде, поэтому он опасается большой воды, а та с каждым днем взывает к нему всё больше и больше.
игра: персонаж некоторое время присутствовал на ролевой, но слишком много мы не отыграли. однако вам стоит знать, что зимой 985 Ида и Финн разделились в Великом лесу: парень отправился вперед исследовать путь, а Ида, не дождавшись его, последовала следом. девушка умудрилась попасть в переделку с королевской семьей и была околдована магическим артефактом, чуть не убив будущего кинна. Финну же в это время пришлось сражаться с разбойниками в другой части леса, однако через несколько дней ребята целые и невредимые нашлись близ столицы.
» зимой они дошли до самого Йоля, где Финн вынужден был раскрыть Иде тайну своего проклятия. эпизод был начат, но заморожен, так что мы можем продолжить при желании;
» весной 986 Ида и Финн отправились на корабле в Дальмас вместе с кинесвитами крови и в данный период времени ребята в южном королевстве. весна и лето остаются нам для совместных приключенческих флешбеков, но с началом осени Финн понимает, что проклятие меняет его не только внешне. вспышки агрессии становятся слишком частыми, несколько раз Иде удаётся вернуть его в сознание, но парень боится причинить ей вред и принимает решение оставить подругу. на данный момент ребята путешествуют отдельно, Финну необходимо получить от своего бога квест на искупление, Иде - найти Финна. из всего следует, что на данный момент персонаж в своих передвижениях не привязан ко мне и может вести собственную игру, однако же, так или иначе, мы должны встретиться вновь.
● я очень неспешный игрок, но мне очень нужен товарищ. так что трепетно жду вас, стучитесь в гостевую/лс для обсуждений)

пост


  https://i.imgur.com/yrxrMDy.gif https://i.imgur.com/L96QbPo.gif
заплетай в свои косы море.
пусть оно струится по твоим загорелым плечам, пусть окутывает тебя, когда ты беснуешься в летнем танце, пусть оно тебя успокоит. море покажет лучшую дорогу из всех возможных, и будут солены твои следы и твое дыханье. и твой шепот растает гребнем и зашумит волною, когда помашешь рукой кому-нибудь на прощанье

● ● ●
Море повсюду. До самого горизонта тянется шелковая синяя гладь с серебряными переливами и алмазным блеском волн. Ида всматривается в морскую синь и чувствует себя дома, когда ветер с привкусом соли норовит вытащить белые пряди из косы, а солнце – вернуть привычную бронзу коже.
Зима для Иды заканчивается, стоит ветрокрылому кораблю [на какие даже не мечталось ступить] покинуть родные снежные берега - только тогда белокурой удается оставить за плечами все тревожные события последних месяцев. Полгода всего минуло с тех пор, как она покинула отчий дом, а будто вечность прошла. Девушка не возьмется считать, сколько дорог они исходили с Финном и скольких людей повстречали, не упомнить всех передряг, с ними случившихся. Чего стоит их короткая разлука в Великом лесу и то странное приключение с заколдованным луком и королевской семьей. От мысли, что Ида под воздействием магии могла лишить человека жизни [не просто человека - кинесвита], её до сих пор бросает в жар. От мысли, что они с Финном могли больше никогда не встретиться, ныряльщицу бросает уже в холод. Но богам было угодно, чтобы разминувшиеся снова обрели друг друга к счастью и облегчению Иды. Стоило ли надеяться, что всё те же милосердные [милосердные ли?] боги оставят своих детей в покое и позволят продолжить путь без сюрпризов? Они могли бы пройти дальше на север, перейти кольцо из гор и добраться до печально известного Кривого леса, а может и дальше… Обойти королевство вдоль берега морского и вернуться к отправной точке, возможно, так и не отыскав желаемого. Но всему этому не суждено было сбыться, ибо зима не была милосердна к странникам.
Она помнит леденящий страх, когда средь йольских земель открылась тайна лучшего друга, тайна, которую теперь они оба берегут от мира. Ида пообещала помочь Финну избавиться от проклятия [не понимая, как, но они справятся] и цель эта для девушки становится едва ли не первоочередной. В ней одновременно борются решимость и отчаяние, каждая новая неудача подобна крупному поражению на поле боя. Будь Ида одна, она давно повернула бы домой, смирилась с бессмысленностью собственных поисков родной крови и разуверилась бы во всякой божественной помощи, но бесконечно сильный духом Финн даже в своём не шибко завидном положении становится для белокурой опорой. В свою очередь она пытается стать проводником во тьме и для него, чтобы хоть чуточку быть достойной своего смелого товарища. Бесплотные поиски ответов приводят их снова к берегу морскому, а затем и к добрым знакомым – Вилла и Вигго предлагают то, от чего сложно отказаться.
Весеннее солнце посреди большой воды, кажется, пригревает ещё сильнее. Совсем как дома, где весна да лето всегда наступают гораздо раньше. Как раз в эту пору ныряльщики снова достают своё нехитрое снаряжение и окунаются в ещё студеную воду, дабы отыскать мирно спавшие на дне морском раковины с ценной сердцевиной. Всю зиму они неспешно хранили свои дары, а теперь снова готовы вручить их людям. Ида была бы среди тех, кто первыми вышли бы на промысел – несколько лет подряд она умудрялась нырять даже зимой, правда ничего, кроме лихорадки, на дне морском не отыскав. Но в марте жемчуг обязательно должен был быть, и она бы наверняка смогла отыскать что-то стоящее, порадовав скупщика первым морским урожаем. Мысли о доме навевают легкую тоску, но Ида не пытается скрыть, что скучает по отцу и матери, по младшему брату, и тут же вспоминает – где-то есть и другая её семья. Возможно, кровь предков отыщется на юге?
  Дальмас. Ещё какие-то полгода назад южное королевство было красивой сказкой о прекрасных теплых краях, невообразимых красотах и поразительных диковинках, каких не сыщешь больше нигде в мире. И теперь эта сказка воплощается в жизнь, впрочем, думает об этом Ида не без тревоги. И всё же на киннском корабле [с ума сойти!] дурные мысли отступают, озорной морской ветер оставляет место лишь легкости и улыбке, а уж одного взгляда на попутчиков и вовсе хватает, чтобы окончательно увериться в мысли «Всё будет хорошо!». Когда Ида впервые встретила Вигфрида, он был простым моряком, чей корабль проходил через Силкхорн. И даже получив статус кинесвита, Вигго для Иды так и остался простым морским мальчишкой, однажды очень выручившим её. Вилла же в усадьбе посреди Великого леса сразу предстала пред ныряльщицей в дорогом платье и статусе благородной особы. Но стоило Голдвин засучить рукава и мастерски приняться зашивать раны пострадавшим от василиска, Ида сразу поняла – с Виллой они обязаны найти общий язык. В плавании же Вильгельмина и вовсе стала для Иды первым наставником и подругой, напрочь разрушив все предубеждения насчет королевской крови.
  Сребровласая не перестаёт переживать за состояние Финна, но нельзя отрицать, что в море он преображается. Так же, как и она. Уж кому-кому, а ему корабельный быт не в новинку; Ида лишь улыбается, наблюдая, как друг ловко вписывается в команду опытных мореходов. Улыбается и полной грудью вдыхает соленый воздух, цепляясь пальцами за канаты и подставляя лицо ласковому солнцу, покуда не замечает среди солнечных бликов на воде нечто. Заинтересованно разглядывая странную махину [оно движется? оно живое? черепаха?], Ида отвлекается на собственное имя и понимает, что Вигго видит то же самое, что и она.
- Да легко! – задорно отвечает белокурая, не отрывая взгляда от диковинки морской. Мысль о погружении в воду отдаётся приятным покалыванием на кончиках пальцев, слишком давно ей не выпадала возможность снова поплавать, а уж когда можно совместить приятное с полезным и поглядеть своими глазами на плывущий живой островок, так и вовсе отказываться нельзя. - Главное, чтобы этот зверь меня не съел, боюсь, у меня есть некоторые планы на будущее, - отзывается девушка, но всерьез  возможность быть съеденной не рассматривает [хотя, наверное, стоило бы, учитывая, с какими тварями ей уже приходилось встречаться]. - Наперегонки? – с вызовом выгибается бровь и ныряльщица переводит взгляд с Вигго на Виллу, а замечая среди моряков Финна, призывно машет другу рукой. 
- Встретимся внизу, – не давая никому опомниться и хорошенько обдумать авантюру, Ида оставляет на палубе обувь и куртку и, ловко забравшись на бортик, прыгает в воду.

Отредактировано Ida (2018-09-29 19:46:46)

+7

3

GERARD IVES – ЖЕРАР ИВЕС
В ПОИСКАХ [СОВЕТНИКА]
https://i.imgur.com/Z8cW32e.gif  https://i.imgur.com/o0x4p17.gif
fc: aidan gillen

Планируемые отношения:
в прошлом наставник, ныне - советник

Возраст, дата рождения:
45 лет; 941

Титул, род деятельности:
вальвассор Гаран, младший брат Бертрана Ивеса (супруга старшей сестры нынешнего правителя и тетушки Колетт)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] » Розали всегда была дальновидной; она стала бы идеальной правительницей, а старший брат Жерара – отличной поддержкой. Вот только оба они предпочли семью и Розали уступила свою корону младшему брату, Бастиану. Жерар уже тогда не понимал подобного поступка и долго задавался вопросом о причинах, которые заставили женщину так поступить – он никогда не видел в парне, ставшим королем, хоть какие-то задатки правителя. Из него вышел бы восхитительный менестрель, играющий на домбре под окном любимой, однако, вместо этого он играл на домбре, сидя на троне. А так же на нервах всех своих советников, понимающих, чья рука, зачастую, ведет короля, когда он подписывает все приказы. Рука его родной старшей сестры. Так зачем же нужны были такие осложнения, не унимался Ивес, задавая один и тот же вопрос новоиспеченной родственнице.
[indent] » Нет, Жерар – верный подданный короны, который стремиться к благоденствию государства и спокойствию в нем. Просто он не может равнодушно смотреть на то, как в цветущем и сильном королевстве, которое после себя оставил король Ришар, начали выползать на свет божий не самые приятные личности. В тот момент, когда Розали поняла, что младший брат ее супруга так сильно печется о государстве, она и решила отправить его ко двору в качестве наставника. Как можно повлиять на будущее, если не через детей? Жерар был с ней согласен, пока ему не представили его  п о д о п е ч н у ю.
Он свято верил, что едет в Туссен учить точным наукам принцев, а вместо этого был приставлен к малолетней принцессе, которой еще не исполнилось и шести лет.
[indent] » Розали видела в совсем юной Колетт потенциал, а вот Жерар не видел его наотрез практически до 10 лет, постоянно возмущаясь тому, что вместо науки, которую не всем мужам-то постичь, он снимает малолетнюю егозу с деревьев, выколупывает из погасших каминов и вытягивает из-за портьер. Однако, принцесса росла, начиная проявлять большую внимательность, интерес к точным наукам и к знаниям своего наставника.
[indent] » Им обоим не сразу удалось постичь эту «шахматную партию» Розали – узнавали они друг друга долго, через конфликты, скандалы, проблемы, победы, удачи и совместные испытания. Обладающие оба совсем не простым характером, Жерар постоянно испытывал Колетт, с самого детства подкидывая ей ситуации, в которых ей требовалось совершать правильные поступки, а Колетт злилась и старательно пыталась доказать ему, что чего-то стоит.
[indent] » Их объединила окончательно грянувшая буря. Затонувший корабль Розали выбил почву из под ног принцессы, лишив ее ориентира, а Жерар понял, что единственной путеводной нитью, которая была так дальновидно протянута Розали для Колетт в будущее, оказался он. Человек, которому доверяли обе женщины, на которого обе надеялись. Тут для Колетт вскрылись особые таланты этого человека – умение наблюдать, умение отстаиваться свою точку зрения, аргументировать и дискутировать. Молчаливый при остальных, Ивес никогда не был замкнутым, а просто знал, для кого можно открываться, а для кого нет.
[indent] » Некое олицетворение тайной стражи при принцессе. «Где Гаран, там и Колетт» поговаривают в кулуарах, не сильно этим довольные. С Жераром не договориться, не утаить – он сам принимает решения о том, что принцессе должно знать, а что является лишь пустой тратой времени. После гибели Розали, Жерар решил, что ему необходимо изучить государственное устройство изнури и устроился в Тайную Стражу, достаточно высоко поднявшись за последнее время по карьерной лестнице.
[indent] » Обладает буквально мистическим умением появляться и исчезать настолько незаметно. За что многие его опасаются и всерьез думают, что он обладает магическими способностями, которые от всех скрывает. Злопыхатели даже пытались протащить идею о том, что Гаран благословлен Плутом, но взволнованная общественность проверила его и не обнаружила никаких меток благословения. За что правда потом получила от разъяренной Колетт.
[indent] » Великолепный математик, стратег, тактик и стрелок из лука;
[indent] » Олицетворение шутки «доскребись до нервного, подколи ранимого». Тем, у кого нет чувства юмора и очень болезненное восприятие с мужчиной лучше не связываться. Хотя он всегда прекрасно осознает с кем говорит, и не перегибает палку там, где венценосные особы могут начать возмущаться.
[indent] » Что логично, поддерживает Колетт в ее претензиях на престол, прекрасно зная принцев и считая, что если Бастиан и вернется, то ему лучше слезть в обнимку с домброй с трона и идти петь под окно прекрасной королеве. Серьезно, дешир Гаран даже пустит слезу, и напишет об этом какой-нибудь памфлет.

а теперь послушай — мы здесь одни, только мы и клочок костра,
если их прогонишь — уйдут они, позовут на подмогу страх —
он вопит на разные голоса, обращает дыханье в лёд;
отыщи отвагу в моих глазах, и не вздумай шагать вперёд

https://i.imgur.com/asIR0x7.gif  https://i.imgur.com/NSC8hHv.gif


attention! Самая главная проблема со мной в том, что я категорически не перевариваю Игру Престолов. Вынуждена известить об этом сразу же, поскольку мне сказали, что данный актер играет в этом сериале. Я с огромным скрипом отношусь и к использованию графики из этого сериала на данном персонаже (если нужно я сама наделаю Вам аватаров, гифок и всего остального с легенды о короле Артуре), и категорически против хоть каких-то похожестей с персонажем из ИП. Увы, это тот единственный пункт, на котором я буду стоять категорически и до самого конца.
У меня очень много идей на Жерара, потому как он является правой рукой Колетт и практически все, что с ней происходит, начиная с 5 лет, происходит под его контролем. Если Колетт таки станет королевой Дальмаса, то Гаран останется при ней  без сомнения.

пост

— Расскажите мне об изменениях в этих краях, — просит Колетт, натягивая на руки перчатки для верховой езды и смотря в даль с легким прищуром; она спрашивает достаточно громко, чтобы все, кто подслушивает их разговор, могли бы услышать чужой ответ. Ведь на самом деле она сама прекрасно знает обо всех изменениях, но иногда, преследуя собственные цели, старается выглядеть безобиднее и недальновиднее, чем есть на самом деле. Определенно, ее радует, что ее друг и один из советников поддерживает ее в подобном начинании и знает, что именно она хочет услышать, — В Ландри все достаточно спокойно, Ваша Милость, — почтительно отвечает ей дешир и улыбается самым краешком губ, ловя насмешливый взгляд принцессы, — Однако, примерно год назад почил граф Вальбер, Филипп Эмери и теперь титул и земли унаследовала его дочь. Вы могли видеть ее и ее брата в Туссене два года назад на праздничном весеннем балу.
Колетт утвердительно кивает данной информации, старательно силясь вспомнить, как именно выглядят представители одной из самых древних семей их королевства, однако, кроме их отца, которого она пару раз видела на совете, девушка не может вспомнить ни одного представителя семьи. Не потому, что они не появляются в столице, а потому, что до определенного момента она совершенно не обращала внимания на людей, которые прибывают в столицу в сопровождении графов и герцогов. Мысленно она делает себе замечание, строгий выговор — возможно, обращай она тогда на это внимание, все было бы проще. Однако, прошлого не вернуть и не восстановить, как бы этого не хотелось.
— Надеюсь, мой любимый дядя не будет против нашего путешествия в пределах герцогства? — она достаточно часто бывала раньше в Ландри, но теперь у нее были свои интересы. Алер смотрит на нее долгим и пристальным взглядом, более внимательным и проникновенным, чем братья и фрейлины, потому что умеет видеть то, что сокрыто. Интуитивно он, вероятно, понимает, что Колетт покинула Туссен и решила прибыть к нему не просто так и весь этот отдых — не более, чем показательное выступление для отвода глаз. Неплохо спланированное и удачно организованное — но такого искушенного человека, как Алер Бонне провести не так уж просто, — В немногочисленном составе. Со мной поедет граф Эрвье, дешир Гаран и шира Каэтани и несколько охранников.
До столицы графства целых три дня пути, во время которого принцесса неустанно работает, изводя своей активной деятельностью и своих спутников, запертых с нею в одной карете. Дорога под колеса и копыта лошадей ложиться весьма гладко, легко — порою Колетт кажется, что они буквально летят над землей, так хорошо и быстро они едут, предвкушая остановку в Анне. Письмо с гонцом о том, что принцесса со свитой пребывает через несколько дней, она отправляет еще до того, как испрашивает разрешения о путешествии у дядюшки. Разумеется, он ей не откажет. Путешествие, которое многие девицы ее возраста восприняли бы с радостью, для Колетт давалось очень уж тяжело — просто по той причине, что мыслями она пребывала не здесь, а в столице, где оставила старших братьев. Принцесса пошла ва-банк, как сказали бы это в другое время, решив покинуть столицу в тот момент, когда все было очень непросто и решила привязать свой просьбой-уговорами к ней братьев, чтобы у них была возможность править и руководить. В глубине души она отчаянно надеялась, что после всего этого и Рауль и Дамьен поймут, что править — это не их удел и не их выбор. Свободный, точно море Дамьен и горячий, точно выжженная солнцем земля на суше — им обоим было тесно в Туссене, но они еще не понимали этого до конца, не видели того, что понимала сама Колетт. Она хотела видеть их советниками, поддержкой и своей силой, но для этого обоим братьям нужно было доказать, что они не хотят править и могут предоставить это ей, разумеется с их помощью. Она поддерживала с обоими братьями переписку через Паскаля, которого была вынуждена оставить в Туссене — ему отправлялись по два письма едва ли не каждый день, для него и для братьев.
Чаще всего в поездке доставалось Арману, в которым Колетт советовалась, к которому, как всегда, присматривалась — она доверяла кузену, знала, что он старается во благо ее имиджа и стремится помочь ей взойти на престол, но игла в сердце старательно напоминала о том, что матушка Армана далеко не такая благочестивая и приличная, как она пытается себя выставить. Тетушку Колетт старательно недолюбливала на шкурном уровне, но молчала об этом, хранила сей секрет под огромным количеством замков даже себе не допуская думать об этом лишний раз. С мыслями о том, что тетушка, возможно, причастна к болезни матери, Колетт никак не могла смериться и не знала толком, куда их применить — только сказала братьям, чтобы следили за тем, какие блюда ей подают и чтобы медик их все осматривал. Хотелось верить, что подобное хоть как-то выровняет положение и позволит подтвердить ее домыслы.
Вместо трех дней на дорогу ушло два, что не могло не радовать. Колетт старательно старалась скрыть утомленность и продолжала держаться спокойно и ровно — все таки два дня в пути немало выматывали, но принцесса стояла на своем: они должны добраться до Анна как можно раньше, пробыть там пару дней и направиться обратно, чтобы вернуться уже в столицу. Туда путь был не близкий, задерживаться лишний раз было роскошью. Для принцессы каждая секунда всегда была на вес золота.
Карета резко остановилась и принцесса недоуменно повернулась к окну, отбрасывая ткань и обращаясь к одному из сопровождающих, — В чем дело? Почему становились?
— Ваша Милость, впереди двое всадников, мужчина и женщина. Они не вооружены, выглядят как благородные люди, — отрапортовал ей один из солдат и девушка благодарно улыбнулась,  переводя взгляд на спешащего к ней верхом на лошади дешира, — У старшей сестры, Иоланты Эмэри, точеные черты лица и темные волосы, а ее младший брат, Фабьен, высок и крепок, с прямым и серьезным взглядом, — коротко повторил слова, которые он ей уже говорил до этого, Гаран. Колетт кивнула и толкнула дверцу, подавая руку спешившемуся советнику, — Судя по всему, мы встретили владельцев этих земель.
— Капитан Арно, — позвала принцесса мужчину, находящегося впереди их отряда и добро ему улыбнулась, — Прошу Вас и ваших людей приветствовать графиню и дешира Вальбер. Я ведь не ошибаюсь? — она бросила взгляд на молодых девушку и парня, находящихся перед капитаном и в приветственном жесте чуть наклонила голову. Основное свое внимание оно сосредоточила на графине, лишь мимолетно скользнув взглядом по ее брату, который, на самом деле, и являлся целью ее путешествия, — Мой гонец должен был предупредить Вас о моем путешествии. Благие Боги оказались благосклонны к нам — дорога вашего графства не только живописна, но и ложится под колеса кареты хорошо. Мы должны были быть только завтра, поэтому прошу простить, что напугали вас.

Отредактировано Colette Mervault (2018-03-03 18:58:57)

+10

4

ATHELSTAN - АТЕЛЬСТАН
В ПОИСКАХ [СТАРОГО ДРУГА]
http://sg.uploads.ru/t/kapdu.gif http://s5.uploads.ru/t/1oGqR.gif
fc: hugh jackman.

Планируемые отношения:
наставник и товарищ; тщательно законспирированная почти родственная привязанность.

Возраст, дата рождения:
~35-40

Титул, род деятельности:
простолюдин*, ведьмак.

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Мой напарник - исконный, породистый одиночка; шрамы, перстни, наколки и седина в висках.
Ничего, на самом-то деле, не помню точно, до сих пор не пойму, как стала ему близка.
Мой напарник знает, откуда здесь дует ветер, где зимуют раки и где они ждут весны.
С ним непросто шутить, в особенности о смерти. Он не носит ножа, так как знает, что делать с ним.

[indent] Сколько бы Вигго с Виллой ни исходили дорог, ни изрезали морских путей, ни собрали в закромах памяти людей, от каждого из которых учились чему-то новому, своему - никто не оставил в них такого следа, как Ательстан из Раймстолла. В длинной череде случайных попутчиков, судьбоносных знакомых, верных друзей, с которыми боги свели брата и сестру Голдвинов за годы путешествий - самым первым стал Атель, их земляк, сумрачный и неприветливый, как его родной край. Были после многие другие - справедливее, светлее, лучше; но Вигго вскидывает бровь - ательстановой манерой. Вилла вскидывает к плечу арбалет - ательстанова выучка. Они ухмыляются встречь грядущей беде - одинаковой, чуть кривоватой усмешкой, - как у Ательстана.

[indent] Ведьмак выудил их, тогда ещё двенадцати и четырнадцати лет от роду, из очередной передряги, в которые едва оперившиеся желторотые юнцы влипали, конечно, на каждом шагу, стоило отойти от материнского порога - и с тех пор невольно присматривал за сорванцами. Тогда ещё совсем необтёсанные, строптивые, сердито сверкающие глазами из-под спутанных кудрей, но уже чувствовавшие друг друга, как хорошо сработавшийся боевой тандем - чем-то они ему поглянулись. В сентиментальные подробности Атель никогда не вдавался, просто появляясь в нужном месте в нужное время, чтобы подставить плечо, подбросить нож, или, вскинув за спину тул со стрелами, поманить Голдвинов за собой - тренироваться.

[indent] Ательстан всегда открещивался от звания их наставника или, упаси Благие, отцовской фигуры. 'Просто вы свалились на мою голову, как мешок с... горохом', - сварливо говорил он, - 'если бы я за вас не взялся, вы бы через пару годков точно сломали шеи - себе или другим'. Атель не учил их специально - но невзначай делился тем, что с извечной своей кладбищенской иронией называл случаями из практики. Не верь незнакомцу, пока он не покажет руки. Считай деньги сразу после получки. Лучше перебдеть, чем недобдеть - особенно если речь идёт о виверне. Подойдёшь к василиску ближе, чем на тридцать локтей - и ты труп. Не доверяй дворянам - целее будешь. Держи ухо востро, а нос по ветру. Сохранить честь в бою - это, конечно, хорошо, но выжить - лучше. Под его началом юные Голдвины исследовали леса и ходили в город, учились бить дичь и держать удар, разбирали по складам потрёпанный бестиарий, который Атель возил с собой в перемётной суме; став постарше - иногда сопровождали его на задания; и впитывали его манеру биться, спорить, судить о жизни, как солёную воду. В этих вылазках и походах, за постоянными подколками и насмешками, за попытками поддеть Ателя хоть словами, если врукопашную пока не получается - пряталось искреннее обоюдное доверие и забота. 'У каждой юной девушки в период становления', - смеялась Вилла, - 'должен быть рядом такой дядюшка, который вовремя даст подзатыльник, научит варить крупу на походном костре, вытащит за шкирку из кабацкой драки и возьмёт с собой осматривать погреба в Мёртвом городе', - и это было одно из самых тёплых признаний в любви, которое она когда-либо произносила в своей жизни.

[indent] Голдвины и по сей день мало знают о том, чем живёт их старший товарищ. Кем были его родители, живы ли они? Был ли он женат? Ждут ли его дома дети? Есть ли у него дом, окромя ведьмачьей крепости - да подворья Эйрика Серого, деда Виллы и Вигго, где Ательстану всегда были рады?.. Атель, ворча, отмахивался на их вопросы: много будете знать - скоро состаритесь; нет, мол, у меня для вас никакой скорбной повести, а характер всегда был такой скверный - уродился.

[indent] Но брат и сестра знают об Ательстане самое важное: где бы он ни находился - он появится в тот момент, когда они будут больше всего в нём нуждаться, и, ругаясь на чём свет стоит, прикроет им спину. И Голдвинам этого вполне достаточно. Это ли не большее, что могут дать друг другу люди в вечных скитаниях по земле?..

Он пришел, лишь на час опережая рассвет; он принес на плечах печали и горицвет.

Щурился на месяц, хмурился на тучи, противосолонь обходил деревню,
И молчали ветры на зеленых кручах, и цепные птицы стерегли деревья.

https://78.media.tumblr.com/f58c02d3e85cddfc2ee3715813808444/tumblr_p06ebjGkUJ1rrbivso6_250.gif https://78.media.tumblr.com/23262c20c43ebfcac2ef1cb24846dda0/tumblr_p06ebjGkUJ1rrbivso4_250.gif


*мы посмотрели на Хью и решили, что он вполне похож на пропавшего кинесвита ха-ха человека знатного, по каким-то причинам скрывающего своё благородное происхождение. Однако это не обязательно включать в квенту, этой детали не было в первоначальном концепте и мы будем очень рады простому северянину.

✓ да, нам с братом очень нужен наш сварливый бородатый аналог Мэри Поппинс, наш личный Жеглов, сенсей, майор Пейн местного разлива. Мы упоминаем его в каждом втором посте, ему стоит наконец появиться в плоти и крови хд
✓ мы того рода игроки, которые играют как черепахи, зато любят всякие атмосферные штуки, разговоры о персонажах, шуточки за триста и ветвистые хэдканоны. Мы знаем, что это не всем заходит, поэтому будем вас очень любить и беречь, если сыграемся. с:
✓ по сюжету Вилла и Вигго оказались кинесвитами крови и сейчас находятся в составе дипломатической миссии в соседнем южном королевстве, куда технически могло занести и Ательстана с очередным заданием. Чуете, да?
✓ мы с удовольствием утащим вас в какой-нибудь мессенджер (лучше всего вк, но обсуждаемо) и проконсультируем по всем неясным моментам относительно биографии, характера и взаимоотношений с нами. Нам хотелось бы сыграть историю о том, что люди могут стать родными друг другу, даже не будучи связаны кровными узами, атмосферу простонародного севера, эдакое классическое фэнтазийное роуд-муви; ходить приключаться и мочить чудовищ. sic! Вилла и Вигго не владеют магией, поэтому на действительно опасных тварей, требующих ведьмачьей выучки, Атель бы их не взял, но тем не менее. когда это они кого-то слушались. устроить учебную тревогу - это он могёт.
✓ я не знаю, насколько он похож на Геральта из Ривии, ибо не читала, но вот что в нём много Волкодава Семёновой - это точно.
✓ мы вас очень ждём. я лично бесконечно люблю этот образ/архетип и надеюсь на человека, который вдохнёт в него жизнь. с:

пост Виллы

«Никто сегодня не умрёт, Вильгельмина», — мысленно передразнила Вилла, с треском раздирая принесённую сорочку. И ножкой топ. Чтобы уж наверняка. Никто сегодня не умрёт, потому что кинесвита так пожелала — и солнце может взойти на западе, а зайти на востоке, раны могут оказаться несовместимыми с жизнью, противоядия от взгляда василиска может ещё не существовать, но перечить воле Алланы Голдвин благие боги не посмеют, конечно. Вилла некуртуазно надорвала полотно зубами, чтобы не выплеснуть закипевший на языке яд слов кузине в лицо.

Не то чтобы она так уж заботилась о чувствах драгоценной родственницы. Виллу вообще достаточно редко волновали чьи-то чувства — особенно если это было не чувство голода, которое нечто четырехногое, зубастое и горящее глазами могло попытаться утолить за её счёт, например. Леди Урфрида вложила много труда в дочь Мерры, с упорством обречённого прививая своей питомице добродетели высокорожденной дамы, в число которых входили чуткость, деликатность и такт; но ательстановой выучки в Вилле было всё-таки больше, а сварливый ведьмак на всякие тонкости не растрачивался, предпочитая держать крепко и бить наверняка, не миндальничая с чужой душевной организацией.

Однако если бы Вилла в разгар ожидания надвигающейся беды поддалась сиюминутному раздражению, рассредоточила внимание и принялась перепираться с Алланой вместо того, чтобы заниматься делом — Атель бы её тоже по головке не погладил.

Вино всё равно понадобится. Кто-то может захотеть его выпить, — почти невинно говорит она, сматывая тряпицы. — В такой напряжённой ситуации стоит предусмотреть всё, что возможно.

Говоря откровенно, Вилла и сама воспряла духом, подумав о том, что с охотниками могли — и наверняка должны были, — отправиться сведущие в медицине люди. Но у неё не было этой благородной привычки первым делом смотреть, кто бы мог сделать работу за тебя. В деревне, — дома, — им приходилось справляться своими силами: латать раны на обеденном столе, заливать порезы крепкими настойками, выкручиваться при нехватке чистого полотна. Да и на кораблях несчастные случаи были нередки; не удержишь парус — получишь вшитым железным кольцом по лицу, запутаешься в канате — вывихнешь лодыжку, и если со вторым ещё можно сходить к корабельному лекарю, то залечивать ссадины и синяки юнги учились примерно сразу же, как драить палубу, удерживать равновесие в камбузе, лазить по вантам и не хвататься руками за всё подряд. Если не справишься сам — никто не сделает этого за тебя. В таких условиях быстро приучаешься прикидывать в первую голову собственные силы, а потом уже задумываться, нельзя ли было обратиться к кому-нибудь с просьбой о помощи.

Но кинесвитам, конечно, всегда подставляли плечи и руки — подсаживали в седло, приносили готовые угощения к каждому приёму пищи, помогали одеваться и причёсываться, вытирали носы после каждого чиха; вокруг них всегда были слуги, повара и медики. Вилла относилась к этому флегматично — уж, во всяком случае, не завидовала такой жизни. Каждому своё. Но если этот покров защищённости зацепит и Вигго, если он вернётся, действительно, невредимым — Вилла готова была искренне возблагодарить Утешительницу. Она не желала зла и кузенам — просто не считала нужным распыляться в приоритетах. За кузенов было кому беспокоиться и без Виллы.

Едут! — раздался сверху звонкий мальчишечий голос.

«Вернулись!». Сердце захолонуло. Вилла, бросив тряпьё на руки Хельге, выбежала на обледеневшее крыльцо вслед за матерью, подхватив юбки одной рукой. Тонкая нарядная ткань и обувь не защищали от мороза, но молодая женщина почти не почувствовала охватившего её холода, напряжённо всматриваясь в движущуюся процессию.

Жив, — выдохнула она, сжимая руку матери в ответ.

Вигго был встрёпан, помят и исцарапан, как в лучшие времена прогулок с Ательстаном. И прихрамывал. Но он шёл сам, сам!..

Мы вернулись.

Вилла кусает губы, чтобы не расплакаться и не рассмеяться, и крепко обнимает брата, едва они заходят обратно, в тепло. «Спасибо», — думает она, мысленно обращаясь к Утешительнице. — «Спасибоспасибоспасибо». Следовало бы, конечно, сходить в храм, но Вилла знает — добрая госпожа примет её благодарность покамест и так. Дочь кинесвита Мерры, может, не очень религиозна, но старается не забывать об обещанном.

В следующий раз я тебе точно уши надеру, Вигго Голдвин. Ты хоть представляешь, как сильно мы волновались? — сердито говорит она, оглядывая его. — Почему ты всё время влипаешь в неприятности, стоит мне оставить тебя одного? Вот помрёшь, и Асте придётся выходить за сына мельника.

Сейчас, у лавки, невдалеке от огня, когда всеми опасно ранеными и пострадавшими занялись лекари — и их матушка, которой Вилла в глубине души всё равно доверяла не в пример больше, — на какое-то мгновение ей кажется, что они снова дома. Что это просто не задалась охота; бывает; тяжёлый, неудачный день, который можно будет смыть горячей водой, кружкой пива и сытной едой, развеять привычными подначками, а наутро снова идти пытать счастья.

Но стоны раненых живо приводят Виллу в чувство. Она различает голос Линда — и горько хмурится. Линд всегда был с ними мил. Ну, достаточное количество времени — когда они оба перестали настороженно кружить друг вокруг друга и сошлись во мнении, что им нечего делить. Паранойя относительно новых родственников была не той чертой, которую Вилла могла бы осуждать в людях.

Что у вас там вообще произошло? — сосредоточенно глядя на склонённые спины слуг и медиков, спрашивает она, когда к ним подходит Алдис.

Лук и стрелы — излюбленное оружие не только охотников, но и лесных татей. Только какой разбойник в здравом уме поведёт свою шайку атаковать киннскую охоту, очевидно лучше вооружённую и охраняемую? Неужели заговоры не кончились вместе с осенью?..

А где Лисандр? — спрашивает матушка, поднимая голову от распоротой штанины и раны Вигго, и Вилла невольно вздрагивает. — Вигго, где твой кузен?

Гонец говорил про василиска, — вспоминает она. — Но Лисандр... ведь жив?

Вилла старается не задумываться о том, чего больше в её невольном вопросе — беспокойства за кузена или предчувствия неприятностей, которые могут перепасть лично им троим, если кто-то из венценосных родственников погибнет. Легко предположить, чьей именно выгоде это припишут.

пост Вигго

монета встанет на ребро, фортуна выбросит зеро,
плати судьбой за жизнь,
а жизнью —
за судьбу!

Вигго с Виллой вьются вокруг Шарлин темноокими морскими духами. Они вновь сделались свободны, легки и веселы. Наледь, которой дети Мерры и Алдис покрылись за месяцы жизни в столице — сходит, тает, исчезает. До конца ли? В неокрепших жилах опять вскипает лихая кровь. Да и как ей воспротивишься? Куда от неё денешься? Кинесвит с легкостью взлетает по корабельным снастям наверх, к самому небу. Молодой мужчина сбросил богатые одежды, в которые его так старательно рядил Рудольф, быстрее, чем змея — огрубевшую кожу во время линьки. Облачился в удобные и привычные ему рубахи, штаны да сапоги высокие.

Сперва простые матросы не на шутку растерялись, когда темноволосый кинесвит взошел на палубу и принялся деловито проверять оснащение корабля, его готовность перед отплытием в Дальмас. Они не знали, как с ним быть. Вроде благородных кровей, член дипломатической миссии, а вроде общается совершенно непринужденно и в мореходном деле явно смыслит. С разрешения капитана Вигго позволили выполнять кое какую работу на корабле. Она в основном была монотонной, но даже это было для молодого мужчины в радость. Его отлучили от моря, от дела всей его жизни и вот спустя долгие луны он наконец смог вернуться к привычному, к родному. На корабле, убаюкиваемый волнами, как в причудливой колыбели, он даже спать стал крепче и умиротворенней. Как мало тебе надо для счастья, а, Вигго? Дай тебе корабль, море и попутный ветер. И Виллу, конечно же. Больше ничего и не надо. Круг замыкается. Все возвращается на свои места.

В Перегрине Вигго с Виллой впервые не знали ни в чем отказа, ели досыта и не изматывали себя тяжким трудом, только знай себе учились, улыбались и парировали на все выпады в свою сторону. Они набрались сил за проведенные в Белом Замке месяцы, по-настоящему окрепли и расцвели. На берег Дальмаса морские дети сходят загорелые и будто бы окрыленные. Под их кожей, что пенные волны, перекатываются тугие мышцы. Солнце расцеловывает их сердечно, как добрый приятель, с которым они не виделись всю долгую северную зиму. Кинесвит с улыбкой замечает, что на лице сестры проявляются и темнеют, как старое золото, веснушки. Вместе с жизнью к ним возвращаются и краски. И это добрый знак.

Вигго чувствует ответственность за женщин, которые прибыли с ними на Юг. Вилла приглядывает за Одетт и Идой, а он сам — за Шарлин и Гвиневрой. Они — пара зорких воронов-стражей. Придворная мастерица Скайхая ни капли не удивилась или же просто не выказала эмоций, когда брат с сестрой попросили её в их нарядах, парадных и обычных, сделать что-то вроде завязок-ремешков для крепления оружия. Они могли быть беспечными сколько угодно, когда речь шла лишь об их жизнях. Но не могли допустить подобного по отношению к чужим жизням, кои доверили им. Темноволосым Голдвинам всегда легко удавалось быть неунывающими и злыми, смывать с лиц дорожную пыль и запекшуюся кровь, зализывать раны и при этом перешучиваясь-переругиваясь между собой. Не счесть передряг, в которые они впутывались, но груз ответственности их меняет. Заставляет в чертах появиться чему-то незнакомому, жесткому и собранному, совсем взрослому.

Они привыкли работать. Много, доводя себя практически до изнеможения. Их будто все эти годы держала на плаву только недюжая воля и то, что они есть друг у друга, как самая надежная из опор. Они никогда не впутывали мать, деда или теток в свои дела. Они расхлебывали все сами — за редким исключением заручаясь поддержкой аль советом Ателя или Баст. Иногда Вигго дрался за деньги в затхлом, грязном порту где-то на чужбине или на отшибе Скайхая. Частенько он и Вилла увязывались за их подругой-кошкой, которая смеялась, крала и двигалась по жизни без особых усилий, играючи владея хитростью,
дерзостью и острыми клинками. Она существовала и будет существовать, затаив дыхание, вечно балансируя на острие ножа, и одна ложь отделяет её от смерти, а другая — от золота и всех сокровищ мира. Голдвины ныряли следом за ней в такие омуты, что они сами до сих пор вспоминают и удивляются как живы после такого, как умудрились выплыть и остаться целыми.

Новые люди, которые появлялись в их окружении — начали невольно менять их. Вигго не знает чувствует ли это Вилла, но молодой мужчина совершенно точно видит это по_в себе. Рудольф, Нито, Линд, Лисандр, Милли, Эво, Гертруда. Они вплелись в его жизнь атласными лентами, терновыми путами, виноградными лозами. Они коснулись его и оставили незримые следы. Он наблюдал за тем как в беседах ведут себя наставник и кузены, как молодой Вольфхар искусно управляется с мечом, как нежная кузина несмотря на все невзгоды гордо держит спину. Он из-под опущенных ресниц засматривался на госпожу Видерхольд, на то как она прядет пряжу, переплетает свою густую косу, общается с Рудольфом и простыми людьми, вскидывает соболиные брови, мягко приподнимает подол синего платья, совершает все эти крохотные движения, которые наполняли её образ жизнью.

«Мы будем вести себя как обычные гости. Веселиться и танцевать до самой зари.»

Говорит Вигго, когда они подъезжают к королевскому замку в Туссене, а сам в очередной раз мысленно перепроверяет оружие и его расположение. Меч пришлось оставить, — Вигго скрипя сердцем откладывал в сторону оружие, которое когда-то принадлежало его отцу и благодаря Нито теперь было передано ему, — ведь не стоит злоупотреблять гостеприимством хозяев. Осень и зима для южан выдались тоже весьма запоминающимися, в багряных тонах, как и для северян. К кинжалу Баст и испытанному годами службы засапожному ножу присоединились только искусные парные клинки, подаренные Рудольфом. Моряк благодарен госпоже Гвиневре и её таланту за то, что при необходимости — он без долгой возни сможет достать оружие.

Остается верить, что запомнится только хорошим, — отзывается Вигго и невольно вспоминает, что на киннской охоте они тоже собирались просто насладиться состязанием, а в итоге обзавелись свежими шрамами.

Брат с сестрой идут подле Шарлин и застывают перед парадной лестницей, по которой к ним навстречу грациозно спускается темноволосая женщина. Вигго взирает на неё с интересом сквозь прорези маски своими черными, сплошными, будто залитыми горячим варом глазами и в знак приветствия отдает сдержанный поклон, когда кинна представляет их.

Отредактировано Willa Goldwine (2018-03-21 00:02:47)

+7

5

SHANNON ANAGAST - ШЕННОН АНАГАСТ
В ПОИСКАХ БЛИЗКОГО ДРУГА & НАСТАВНИКА
http://sd.uploads.ru/qkXBG.gif http://sg.uploads.ru/0fHbo.gif
fc: james mcavoy

Планируемые отношения:
дружба & поддержка

Возраст, дата рождения:
11.1.960, 26 лет

Титул, род деятельности:
эрл Файстолла, ученый

ОБРАЗ
я буду учиться не оставлять следов, учиться мерить то, что рядом со мной:
землю наощупь, хлеб и вино на вкус, губы губами, небо своей звездой.

Когда солнце угасающего рода зайдет, на горизонте вспыхнет звезда рождения нового. Вспомнит ли кто-то сейчас Ниво Нивиарда, последнего представителя своей династии? Сумеет ли рассказать историю о том, как власть ускользала сквозь его пальцы, обращаясь в пепел? Он ведь был витаном Айвора, древность его рода восходила ко временам Линда Собирателя Земель. Сейчас разве что менестрели поют о Ниво Проклятом, отце пятерых дочерей, только младшая из которых сумела прожить дольше шестнадцати лет. Шириол её звали - одну, чья кровь не была отравлена - и она была единственной отрадой своего отца. Нивиард сотворил для неё клетку из золота и драгоценных камней, привозил заморские книги и диковинных животных - делал всё ради того, чтобы она не грезила свободой. Нельзя удержать вольную, как и нельзя обернуть всякое проклятие благословением: род Ниво должен был прерваться на нем, и если не смерть поспособствует этому, то жизнь довершит ею начатое. Одной пьянящей летней ночью Шириол сбежала из замка отца с человеком, которому лорд больше всех доверял - начальником его охраны, любовь поставившим прежде долга. Ниво Нивиард скончался в одиночестве, покинутый всеми, но сама Шириол жила так, как всегда хотела.
моя работа проста - я смотрю на свет. ко мне приходит мотив, я отбираю слова,
но каждую ночь, когда восходит звезда, я слышу плеск волн, которых здесь нет.

Имена некоторых заслуживаются, а не получаются даром: сын охотника помог гезиту найти путь в буреломе, а тот сделал его своим оруженосцем, воспитал и возвысил, подарил шанс на лучшую жизнь. Райн - за чудо рождения, Анагаст - за пролитую кровь. Мальчик не стал лордом, его кровь оставалась ала, но звезды стали немного ближе, а благородные чуть добрей. Сын охотника становится гезитом, сражается с разбойниками и дикарями, призывается на службу витана, возглавляет его охрану, а взгляд скользит по серой стене и останавливается на её окне. Шириол Нивиард заставляет забыть Райна Анагаста обо всем, оставляя лишь память о её звездном смехе. Влюбленные сбегают, находят приют у знатных лордов и леди, снискивают благосклонность кинны, становятся одними из тех, кто возложил первый камень на место, где сейчас стоит школа разума. Живут они не богато, но честно, делятся своими знаниями и умениями с теми, кто в этом нуждается. Шириол преподает в первом учебном заведении Скайхая, а Райн возглавляет теперь уже охрану Сарконы, завершив свой поход за мечтой ещё в тот день, когда голос его сына зазвучал звонкой песней ужаса существа, впервые явившегося в этот мир - и подарил ему имя, оно шелестело лесом, нашептывало сказки.
мой путь длинней, чем эта тропа за спиной. и я помню то, что было показано мне -
белый город на далеком холме, свет высоких звезд по дороге домой.

Этот мальчик родился в сводах белого замка, сама первая леди держала в своих руках его, окровавленного, успокаивая мать, измученную долгими родами. Мэрибет Голдвин чрезвычайно ценила общество Шириол Анагаст, отчасти сожалея о том, что её старший сын выбрал в жены дочь Раннемундов. Так первые годы ребенок, лишенный титула, провел среди тех, кто правил севером - их плоти и крови, но затем родители увезли его с собой на юг, обменяв лес на горы, дабы построить там обитель будущего, дом разума, позднее ставшую сарконской школой. Шеннон воспитывался лучшими из лучших, развивал свой гений с малых лет, зарисовывая звездное небо, невероятно далекое и отчего-то близкое. Первые шестнадцать лет его жизни были совершенно идиллическими, но затем он познал своё первое горе - Райн скончался, наконец-таки сраженный старой раной. Шириол постановила, что они вернутся в белый замок династии Голдвинов, где она продолжит свои изыскания в качестве учителя юных кинесвит. Там Шеннон невольно становится частью высшего общества, особенно сближаясь с Лисандром Голдвином, младшим кинесвитом, отвергнутым его старшими братьями. За последующие десять лет он подробно изучает астрономию и другие науки, входит в штат придворных педагогов и становится советником своего венценосного друга, тем самым привлекая внимание Нито Голдвина, настоящего правителя Скайхая. Событие за событием, выбор за выбором, все действия Шеннона привели его к тому февральскому дню, когда сам регент предложил ему принять титул эрла Файстолла. О, разве он мог отказаться? Если кто-то и помнил о Ниво Нивиарде, так это его внук, Шеннон Анагаст. Шеннон Возродитель - возможно, так его назовут? Если он сумеет заставить мертвую землю плодоносить, а горестный замок призраков вновь наполнить жизнью, а я в него истинно верю.


молви друг и войди - если вас заинтересовала эта роль, то приглашаю в гостевую, где мы сможем обменяться связью и обозначить любые интересующие вас моменты, касающиеся как отношений между нашими персонажами, так и любых вех жизни шеннона. характер персонажа - на ваше усмотрение, так как я хочу, чтобы вы чувствовали своего героя, а не пытались уместиться в предложенных мной рамках (достаточно и определенных фактов, которые соблюсти придется). было бы идеально, предпочитай вы общаться не через лс, а через icq/skype/vk (последний вариант в плюсе).
дополнительно: история персонажа тесно связана с сюжетом скайхая - с этой темой обязательно нужно ознакомиться. личное пожелание: будьте толерантны, поскольку мой персонаж нисколько не уверен в своих чувствах относительно чего-либо и кого-либо, он уже успел оказаться безнадежно влюбленным в другого своего товарища, тристана, чей эрлинг по сюжету получает шеннон.

пост

day after day i'm being told the same
'you wanna run, but you can't take even a step'
i didn't happen to take the easiest way
i wouldn't win if i hadn't been making mistakes
now i'm gonna break the stones now it's real



Земля принимает своего сына в тот самый миг, когда его холодные ступни касаются песка: колени кинесвита подгибаются, он падает у берега, едва найдя в себе силы перевернуться на спину. Сапоги оказались потеряны в водах янтарного озера, где они станут прибежищем для множества малых обитателей этого места, хотя, быть может, их вынесут прочь сирены, сочтя вещью чуждой для обители, рождающей колдовство матери-природы, родственное божественной его сути. Лисандр смотрел на тусклое январское солнце сквозь щит из собственных пальцев - даже такой свет ранил его глаза, привыкшие к мраку каменного заточения. Затуманенный взгляд скользит от темнеющего зимнего неба к столь же мрачной земле, останавливаясь на фигуре женщины, подарившей кинесвиту жизнь уже дважды. “Всё хорошо”, - появляются на глади озера его мыслей слова, тихие и успокаивающие, принадлежащие не ему самому, а его спасительнице. “Да, теперь всё хорошо”, - словно эхо расходятся мыслеобразы, так похожие на миражи, а затем кто-то подхватывает его под руки и помогает подняться. Бросая последний взгляд на янтарную водную гладь, он думает только о том, что никогда ещё песок не казался ему таким мягким, точно детская колыбель.

Лисандра приводят в шатер, опускают на подобие кровати, что-то спрашивают, суетятся вокруг словно те пчелы, но он молчит и только смотрит в сторону выхода, где виднеется бесконечный заснеженный путь, напоминающий о дороге, пройденной-пронесенной годы назад в точно такую же зиму, ледяная вода так же тянула его вниз, делая каждое движение невыносимо тяжелым, замедленным, будто бы он так и не выбрался из-под толщи хрустального речного щита. Только вот тогда кинесвит умирал, каждый вдох ощущался как нечто, взятое у великих богов взаймы, но теперь холод не чувствуется, как не ощущается и жар - одно лишь безмолвное спокойствие камня… когда же оно отпустит? Грудь мерно вздымается, когда юноша ощупывает себя, дивясь мягкости человеческого тела в тот момент, пока разум ещё борется с отторжением этой легкости пуха, нежности кожи - он-то к незыблемости привык. Взгляд спасенного скользит по людям, окруживших его и предающихся заботам о нем, а лиц он не видит, только хмурится, ведь всюду видится серость, но сквозь неё пробивается золотое сияние. Лицо его матери в минуты отчаяния, в минуты смятения - разве её светлый лик не становится путеводной звездой последним маяком, дорогой домой? Вода точит камень, любовь побеждает всё, а они выросли у моря и у моря любили. Слышите... рокот волн о скалы.

- С Её Величеством всё в порядке? - обращается скорее в пустоту, чем к кому-то конкретному, а в мыслях шумит силкхорнское море, омывая берег беспокойного разума, унося прочь всё тревожное и ненужное, очищая.

- Да, Ваше Высочество! Её Величество Шарлин сейчас находится со своими фрейлинами. Они помогают кинне прийти в себя после эпизода на озере, - голос кажется незнакомым, но, быть может, это всё ещё проклятье цепляется в последней попытке вернуть власть над телом и рассудком кинесвита. - Как Вы себя чувствуете? Вам что-то необходимо? - лицо почти получается разглядеть, но нет желания сосредотачивать усилия на этом, поэтому юноша досадливо взмахивает рукой, всем своим видом показывая нежелание принимать участие в этой беседе.

◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦

- Мама, - учтивый кивок головы в опасении, что глубокий поклон приведет его к скорому столкновению с землей. - Рад видеть Вас в целости и сохранности, - к тому моменту, как кинна едва ли не ворвалась на отделенную для мужчин половину шатра, кинесвит поднялся с сооруженной для него постели и принялся разминать затекшие и откровенно ослабшие конечности, но по просьбе матери сразу же присел и принял из рук хлопочущей рядом девушки кубок, наполненный вином, но отпивать не стал. - Прошу присесть и Вас. Не думаю, что устал сильнее, - его губы трогает слабая улыбка… кажется, юноша не двигался целую вечность - от этого можно устать?

- Если бы Вы не отпустили меня на ту охоту, то, боюсь, Его Величеству пришлось бы восстать из мертвых или навестить нас в облике духа, ведь он и за гранью, верно, крайне обеспокоен тем, что мне недостает его мужественности, а что является одним из её лучших подтверждений, если не честная добыча зверя во время зимней охоты? Впрочем… я точно никого не подстрелил. Помню только белизну и золото - снег и, - картины последних часов перед великой охоты настолько размыты, что превращаются в одно большое слепящее белое пятно, прерывающееся вспышкой золотого сияния, - взгляд, - больше напоминающий омут.

- Что это было, мама? Я так и не смог понять, - кинесвит игнорирует её последний вопрос, ибо не знает как и может ли на него ответить, должен ли отвечать. - Всё так странно. Так, словно я был… заморожен. Что случилось в тот день? Тристан, - начинает он, но одновременно с этим чувствует сильную головную боль, вынуждающую его на миг замолкнуть, а затем упереться ладонью в лоб, будто бы не давая голове сорваться с плеч. - Свист. Я помню… свист. Стрела. В кого стреляли? - сомкнув веки, он явственно видит как дрожит тетива.

Лисандр и в самом деле хотел услышать ответ, прояснить для себя все события того рокового дня, но не мог перестать говорить - слова лились из него сплошным потоком, им нужно было расстаться со своим убежищем, вылиться из него, освободить. Освобожденный - пустой. Пустоту можно вновь наполнить, но одержимый сосуд подчас и в руках удержать нельзя, а потому - слово за словом - кинесвита покидали страхи, сметения, сомнения. Всё подходило к его краеугольному камню, погребенному под неумолимым желанием не вспоминать о нем, дабы эта тяжесть неразрушимыми не сковывала цепями, но... даже и погребенному секрету навеки таковым не остаться.

- Всё как тогда, но не совсем. Я точно тону, пытаюсь ухватиться за кромку льда, но в этот раз он смыкается надо мной, отрезая путь наверх… я уже не тону, но падаю, лечу… падаю на дно, разбиваюсь, а повсюду золото… потом вы, голоса, люди, - юноша обхватывает голову обеими руками, склоняется ниже, слегка раскачиваясь. - Эмберлин, - судорожный вдох. - Я и её видел, - останавливается, обращает взгляд к матери. - Она смеялась, - или ему так только кажется. - Я подвел тебя, мама, - разбивается эта стена кинна-кинесвит, женщина-мужчина, остается только мальчик, ощущающий всеобъемлющее чувство вины перед своей матерью. - Ты носила траур по ней, а она жива… действительно жива - и это не моя выдумка! Я держал письмо в этих самых руках, - он вытягивает перед собой руки, обращая к ней ладони. - Я сжег его после прочтения, потому что она просила, а я всегда… делал так, как она хотела. Я ничего не сказал, хотя мог бы… уменьшить боль, - голос становится шепотом. - Мы узнали, что отец умер, и Эмберлин сбежала. Она словно ждала этого - как будто он держал её на цепи, как будто он не позволял ей больше прочих, больше Алланы и Аннисы. Он любил их сильнее, наверное, потому что держал при себе, а она слишком походила на него внешне, совсем не была хрупкой, её было легче отпускать, но ей всегда было мало. Она ушла, - слезы застилают глаза, зима исчезает, уступая лету, слепящему и смертельному, последнему с ней.

Все говорят, что Лисандр похож на мать - не потому ли он не может уйти? Эмберлин похожа на отца - и она ушла.

+12

6

FABIEN HEMERY - ФАБЬЕН ЭМЕРИ
В ПОИСКАХ СВОДНОГО СТАРШЕГО БРАТА
https://78.media.tumblr.com/4568d814c75ccd0751ebe9e55b8b1dec/tumblr_osl3zqfelO1ujcvduo4_500.gif
fc:на выбор

Планируемые отношения:
братско-сестринские

Возраст, дата рождения:
26-30 лет

Титул, род деятельности:
Граф Эмери (предположительно Офельен, Пуффе)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Те, кто знают нас с тобой не с самого детства, всегда бывают очень удивлены, узнав, что по крови мы с тобой совсем не родные. Твой отец, старый граф Эмери, Филлип, женился на моей матери Элисбет Барди, после смерти твоей родной матушки, когда тебе уже было было лет семь, и, признаться, особого восторга от этого ты не испытывал, когда в доме появилась чужая женщина да ещё и с собственным ребёнком:
"Иоланта и Феб часто дурачились, ссорились, проказничали, ведь были всего лишь обыкновенными детьми по своей сути. Феб грозился подпалить Ио косички. Ио таскала конфеты и сваливала на Феба, хотя все прекрасно знали, кто виноват и не ругались особо. Фабьен закрывал её в кладовке на кухне, Лючия ябедничала, когда он убегал гулять, не сделав все уроки. Он в отместку портил её домашнее задание, а она зашивала ночью рукава его рубашки. Список можно было бы продолжать ещё долго, но так или иначе, наставления матери возымели свой эффект — Иоланта перестала мстить и остро реагировать на выпады брата, стала больше к нему тянуться, вникать в его интересы. Даже научилась ездить на лошади верхом, чтобы сопровождать брата в прогулках и не быть осмеянной им и окружающими. Значительно позже она даже научится неплохо владеть кинжалом от брата в целях самообороны, ведь они оба помнили, насколько неспокойными были некоторые года, и как Элисабет вступалась абсолютно безоружная за них и за себя перед толпой. Фабьен же не хотел или же не мог ответить сестре в полной мере, оставаясь отстранённым чаще всего. Так было до 970 года, до того момента, как брат уехал обучаться в Тьебо."
Став старше, мы оба с тобой образумились и сперва заключили "Худой мир вместо хорошей вражды", а потом и вовсе поняли, что иметь брата\сестру - это прекрасно. В 984 году умирает твой отец, а у Иоланты тем самым срывается нежеланный брак:
"Иоланта была отправлена для знакомства, а брачный договор с его подписью Филипп обещал выслать позднее. Но Боги решили вмешаться и Филипп Эмери скончался прежде, чем отдал Лючию в чужую семью окончательно. Никто и не догадывался, что через несколько недель вместо гонца с брачным договором может приехать сын графа с печальными вестями о смерти своего отца и о том, что раз договор не был подписан ранее, а наследник всех прав и обязательств теперь он, то он и вправе же решать, что с ним делать. Но Иоланта нужна своей матери, а вопрос с лесопилкой совсем скоро будет решен. Тем же вечером от без лишних слов отдал запечатанный брачный договор сестре, позволяя самостоятельно решить, что с ним делать…".
С тех самых пор мы все стали ещё ближе, мы с матушкой стали для тебя настоящей семьёй, а ты - полноправным владельцем графства. Впрочем, ты никогда не сидишь на одном месте долгое время и не считаешь зазорным то, что Иоланта занимается делами твоего графства, ведь ты знаешь, что сестре можно доверять.
В Офельене не всё спокойно. Соседнее графство Сиприен норовит откусить кусок от наших земель и наши дела не очень хороши, но ты стараешься держать всё под контролем, а для улучшения торговой ситуации было решено заключить договор с графством Китери через брак Иоланты с графом Марко Риччарди. Летом 986 года планируется свадьба.


- Мне очень нужен брат! Персонаж на проекте уже был, но я не навязываю вам ни прошлый образ, ни внешность, как таковую. Для меня принципиально важна наша с вами линия взаимоотношений, которые никогда не были простыми и к осознанию того, что неродные друг другу люди тоже могут быть близки мы шли очень долго. Есть много идей на игру, но я вовсе не ограничиваю вас игрой лишь со мной.
- В заявке прописана лишь линия с Иолантой, поэтому я хочу, чтобы вы сами прописали историю моего брата, а поле деятельности у вас весьма обширно, поскольку Феб не слишком сильно привязан к территории графства - он и учиться уезжал, и сейчас может оставлять Иоланту дома вместо себя.
- Внешность Фабьена мне не принципиальна, но желательно обсудить со мной сперва. Мне важно видеть вас - хорошим хозяином, моей опорой и поддержкой, смелым и отважным мужчиной. Каким ещё будет Фаьбен - решать вам.А для понимания типажа могу предложить вам троих замечательных мужчин:
в заглавии поста - Julian Morris или же Jacob Collins-Levy, Tom Bateman

для вдохновения

https://78.media.tumblr.com/21bfdfb372a6e44d5c2fe9960a86958c/tumblr_op1ihtkXBo1rd7nhbo3_400.gifhttps://78.media.tumblr.com/7bc8c0794e6f85b69a050e0dcf8e9e34/tumblr_mo6r4rL0lv1sqts39o1_250.gif

Давай больше не будем так ругаться? Мне 16

Не дышать. Просто идти, затаив дыхание, чтобы ничем не сметь спугнуть это эфемерное подобие тишины, звенящее в ушах напряжением. Не оборачиваться. Просто подниматься ступенька за ступенькой, не показывая своего страха перед тем, кто стоит позади, кого ты должна была бы любить, если не больше жизни, то как её неотъемлемую часть, потому что Он - твоя семья. И плевать на принципы крови. Твоя мать всегда хотела, чтобы вы были одной большой семьёй, чего бы ей это ни стоило, а теперь чего бы вам обеим этого ни стоило. Не смотреть на него.  Отвернуться и не показывать, что тебе в очередной раз жутко больно и хочется кричать, кричать так, чтобы слышало всё поместье о том, как тебе опостылела эта многолетняя и уже совершенно бессмысленная вражда, больше похожая на возню в песочнице. "Мы выросли, неужели ты не видишь?! Выросли!!" - кричать до хрипоты. Но разве он услышит? Конечно же Фабьен услышит только то, что ты на него кричишь, а не то, что ты хочешь сказать.
Эти несколько ступенек, прежде, чем он догнал и преградил путь, казались бесконечно долгой дорогой на эшафот, которая при всей внешней лёгкости стоила колоссальных внутренних усилий. А он встал ещё на ступеньку выше, заставляя чуть ли не носом уткнуться ему в грудь, которая стала настолько широка уже, что от былого худенького и высокого мальчишки не осталось и намёка.
"И не обойдёшь ведь теперь..." - не без досады подумала Иоланта, хмурясь и медленно скользя по юноше взглядом, пока не остановилась на его недовольном выражении лица, - "Похоже, Феб жаждет зрелищ перед тем, как получит хлеб..." - тягостно думала девушка, пытаясь понять, как бы не дать ему желаемого и побыстрей спровадить наверх.
"И, конечно же, ни одна служанка не прошмыгнёт, как назло. Все уже там, где положено быть. Кроме нас... Феб, нам положено быть братом и сестрой, слышишь?" - увы, Фабьен мыслей читать не мог, а набраться смелости и напомнить ему об этом, значило обречь себя на ещё одну порцию нотаций, когда он и первую-то выговаривал сейчас с таким чувством, будто Иоланта собиралась у него отобрать всё графство, а он был этим жутко возмущён. Только девушка не знала, хватит ли её собственного терпения, чтобы вынести подряд эти две штормовые волны, которые вот-вот могли смыть её не просто с лестницы, но и с лица земли, потому что "неприятно" - это ещё крайне мягко сказано было по отношению к тому, что и как ей выговаривал Фабьен. Но наивысшей точкой кипения, когда Иоланта уже не смогла стоять молча с выражением лица, как у каменного изваяния, словно была памятником самой себе, стали его уж совершенно странные слова о том, какие меры для расположения отчима она использует. Это звучало как-то дико и совершенно безобразно. Возможно, Фабьен и не думал вкладывать именно такой смысл, но после всего вышесказанного, Иоланте показалось, будто юноша обвинил её едва ли не в интимной близости с отчимом, в качестве способа для поучения расположения. Иоланта не сдержала нервного смешка:
- Дааа, мой дорогой брат, я знала, конечно, что все всё понимают в меру собственной испорченности, но мне, право, даже интересно, до какой именно низости вы готовы опустить меня в собственных глазах. Это так занимательно, как я выгляжу не просто в чужих глазах, а в глазах собственного брата, который меня не видел... подождите-подождите, год? Два? Сколько всего вы успели придумать, чтоы посмеяться надо мной, обвиняя не только в бессердечности?! - она не кричала, но в её голосе чувствовался такой порыв, будто ещё какое-то мгновение два и она, не совладав с собою, просто оттолкнёт Фабьена с дороги с той же отчаянной силой, с которой она так хотела бороться с его безразличием, а теперь с той же силой пожелает в самом деле избежать любого контакта с этим человеком, в котором по отношению к ней, похоже, не осталось ничего человеческого.
- Ну, же, расскажите! Вы посмеялись, теперь давайте посмеёмся вместе! - одаривая в ответ брата точно таким же милым взглядом, каким он сам смотрел на неё несколько мгновений назад, правда с той лишь разницей, что Фабьену могло показаться... Хотя нет, не показаться, а даже он мог заметить наверняка, как влажно блеснул взгляд Барди на несколько мгновений.
Она была ещё совсем девчонкой, рано повзрослевшей умом, но всё же девчонкой, а не железной леди, до которой ей было ещё расти и расти, которой нужно ещё было много чего пережить, чтобы научиться сносить абсолютно все упрёки с непоколебимым видом. А каково ей было на самом деле, когда пусть сводный брат, но всё-таки брат, был готов не просто подумать, но и сказать любую гадость, чтобы только унизить её в первую очередь в его же глазах.
- В вашем распоряжении будут находиться земли, вещи и прислуга. До последних ваш отец меня ещё не понизил - он благоразумный человек... "В отличие от вас!" - обиженно бросила Иоланта последнюю фразу, что вобщем-то даже договаривать мысль необходимости не было. Приходило горькое понимание, что этого индюка, похоже, ничто уже не исправит.
Голос матушки в одночасье прервал бурю, что вот-вот готова была разразиться. Ио лишь молча повернулась на голос, но сил говорить что-то попросту не было, как и куда-то идти. Она уже ничего не хотела: ни семейной трапезы, ни дня рождения, ни, тем более, близких, в чьём кругу она должна была справлять день рождения. Так что Фабьен на самом деле оказал ей большую услугу, когда ответил сам да ещё и за руку взял, а Иоланта с совершенно опостылевшим ему смирением даже не сопротивлялась этому.
- Как я могу? - выдавила из себя Иоланта, чуть улыбнувшись, - Не зря же вы приехали. Надолго ли, кстати? - казалось бы, светская беседа и вполне себе милый вопрос, но только эти двое понимали, как они на самом деле "рады" видеть друг друга.
В её голове засела лишь одна мысль: "Боги, как мне это всё опостылело!" - опустившись на стул, она совершенно пустым взглядом обвела свою семью, чувствуя себя, как в каком-то дурном сне, когда у всех вокруг есть какие-то свои определённые роли, а тебя, если ты откажешься играть роль прилежной сестры они не заметят, даже если подавишься и начнёшь умирать.
"Вот, например, Филипп - он важный граф, его не заботит, что сегодня подадут к столу, его не заботит, что его сын до сих пор не может смириться с наличием сводной сестры. Его волнуют лишь глобальные вопросы графства и благополучия. Вот Элисбет - она, наоборот, озабочена поддержанием семейного очага до такой степени, что сожжёт любого в этом очаге, если то будет на благо семьи. И наплевать, что это может оказаться её собственная дочь. Ах, да, Фабьен - брат? Враг? Нет, юноша со слепым сердцем. И, конечно, сама Иоланта - опора для матери, её надежда на сплочённую семью, больная мозоль для Фабьена и пустое место для Филиппа, пока не высказывает любого рода протеста".
За столом ещё были гости, но она даже не взглянула на них, чувствуя, что один только приезд Фабьена и его глупые претензии превращают и этот день, и день рождения именно вот в этот кошмар, хотя, конечно, на самом деле всё было не так мрачно, как может это показаться на пороге шестнадцатилетия, но доля правды в подобных мыслях юной особы всё ж была:  Иоланта не могла позволить себе не оправдать надежды матери, к тому же, ей хотелось совсем немного - ей хотелось брата, который будет поддерживать, заботиться, на которого можно будет равняться остальным мужчинам. Но пока получалось равняться только ей самой и то лишь по степени колкости речей.
- Иоланта?
- Да, матушка?
- У нас гости, оставь, наконец, свою... диету, - попросила Элисбет, надеясь, что дочь не повторит вчерашний трюк с отказом от еды и своевольным уходом по малопонятным причинам.
Молчание в ответ и внимательный взгляд матери, насколько непонимающей, что происходит, но пауза затянулась, а Иолатна, вроде, не собиралась ни уходить, ни есть, поэтому Элисбет решила переключиться на гостей и Феба.
- Фабьен, милый, ты же со своими гостями составишь нам компанию завтра вечером? Приглашены только самые близкие друзья, но дам будет явно больше, а поскольку твоего приезда ждала не только Иоланта...
Хорошо, что в эту секунду Элисбет не обратила внимания на дочь, которая едва не пригвоздила матушку к стулу взглядом.
- То ты и Валериан просто обязаны в полной мере одарить всех своим вниманием. Поддержите меня, Коралин! - полушутя попросила женщина подругу Фабьена.

Отредактировано Iolanta Ricciardi (2018-06-15 21:39:05)

+3

7

FRANCIS TALLETT- ФРАНЦИСК ТАЛЛЕ
В ПОИСКАХ [САМОГО ВЕРНОГО БЕЛКИ И БУДУЩЕГО ПРИЕМНИКА]
--http://s3.uploads.ru/t/G3LHV.gif --http://s5.uploads.ru/t/UP8nb.gif
fc:david wenham

Планируемые отношения:
-С детства Марсель и Франко не разлей вода, -говорили все, кто нас знает. Мой отец никогда не был против нашей дружбы. Мы братья, всегда таковыми друг друга считали. В конечном итоге так оно и есть. Ты сын моего отца, внебрачный сын. Это ведь все объясняет, правда?

Возраст, дата рождения:
30 лет, 12.12.956 год

Титул, род деятельности:
Внебрачный сын Антуана Талле, фермер, правая рука Марселя Талле.

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Франко родился в семье простого фермера, но как оказалось отцом его был вовсе не тот человек, которого он таковым считал всю жизнь. Но это Франко узнает очень не скоро. Не смотря на свое положение, отсутствие титула и т.д. у Франко получается завести дружбу с сыном вальвассора и не просто дружбу, они словно переплелись, как два вьюна. float:rightРыжий был балагуром, выскочкой, любителем женщин, но честолюбивым и благородным, а тот, чьи волосы отливали рыжиной и золотом был более сдержан, но мог и дать форы своему брату. Он тоже любил компании, любил слушать веселые рассказы друзей и хохотать с ними от души, попивая вино, но он становился тихим, скромным, как только видел одну девушку с локонами белокурыми, тонкой талией и крепкой рукой, что была способна держать меч. Её имя Марсель слышал с уст друга едва ли не каждый день. Франко грезил о ней, словно о чем то недосягаемом, словно она не его полета птица и Боги не могут послать ему такой дар. Однако все это были лишь сомнения и нерешительность самого Франко, ведь Талле видел между ними особое притяжение, он видел, что она тоже бросает робкие взгляды в сторону Франко. И ему пришлось подтолкнуть своего лучшего друга.
float:leftМарсель подначивал Франко, чтобы тот не впадал в ступор при виде своей любви, а действовал. Что нельзя упускать моменты поговорить, нельзя просто так молчать о собственных чувствах. Спустя какое-то время у Марселя все же вышло "выбить" из друга всю эту нелепую скромность, которая мешала ему стать счастливым. Франко и любовь всей его жизни сыграли свадьбу, а еще немного погодя у них родился прекрасный мальчишка, которого дядя Марсель обожает, как собственного сына. float:rightМарсель в доме Франко и его жены всегда был желанным гостем, но увы, Марсель не позволяет себе нарушать их покой еще и своим постоянным присутствием, достаточно и того, что милая супруга Франко переживает за него, когда тот уходит с Белками.
Франко не смущает перспектива зваться разбойником, однако это слово в отношении к Белкам работает совсем иначе. Они борцы за справедливость, они не тронули ни одного человека, который был бы простым прохожим, беззащитным, они не оставляют в беде тех, кто в помощи искренне нуждался. Франко всем сердцем и душой был Белкой, а еще он был лучшим из стрелком, под рукой Марселя Талле.
Талле. Эта фамилия была на слуху у многих, сначала благодаря отцу Марселя, который помогал вальвассажу быть одним из благих мест, а затем, благодаря людям, кто рассказывал другим людям о благородных разбойниках, носящих на поясе хвосты белок.
Как оказалось и Франко имел фамилию, он не был человеком, лишенным этой привилегии. Да, он рожден вне брака, но он был сыном своего отца, пусть он воспитывался другими людьми, но всегда был под присмотром вальвассора. Из записей, в дневнике отца Марселя, они узнали многое. И то, как он помогал матушке Франко материально, и то как он приходил навестить своего старшего сына, когда тот был совсем мал, что бы запомнить такие моменты. Отец переживал, боялся когда-нибудь открыть float:leftправду, но безумно радовался, смотря на то, что братья все же нашли друг друга. Он не мешал и лишь украдкой улыбался, такому исходу. А потом...он погиб. Он умер уже зная, что вальвассаж падет в руки соседа - Жумо, он был уверен, что болезнь пришла к нему неспроста. Неспроста они требовали и умирающего вальвассора часть земель. А в итоге забрали все.
Но эти печальные события уходят прочь и вскоре, Марсель вернет себе честное имя, а имя Франко зазвучит по иному. Так, как ему даже не снилось.
Вальвассор Франциск Талле...



Франко появляется довольно часто в постах Марселя, как нпс. Потому я решил написать заявку, ведь полноценный игрок лучше и много интереснее, чем нпс. Франко в будущем получит в свои руки вальвассаж Марселя, который они вместе пытались отвоевать у Лоскутов. Марсель вернет себе свое имя, а единокровного брата вознаградит титулом вальвассора.

Приходи, и я уверен, что нам будет много чего сыграть, а теплый прием и плюшки с вареньем гарантирую)))

пост

Откуда Марсель мог знать о похищении принцессы и о том, что принц Дамьен пострадал на празднике? Кроме тетушки и её компаньонки Беатрис, которая передавала письма тети и новости со двора лично в руки Марселя, обо всем этом уже судачил каждый третий житель. К сожалению, плохие новости всегда распространяются куда быстрее, чем добрые вести.
И в самом деле, Марселю бы не соваться не в свое дело, не отсвечивать сидеть в Коломбанском лесу, который стал его домом.
Однако, мятежный дух, требующий приключений зад и мысль, которую в голову Талле заложило письмо тети Маго: «...хороший шанс проявить себя перед Мерво!"

-Франко, бросай свои дела и поезжай навестить жену и сына. Выдвигаемся завтра. Возможно Маго права и это шанс, на который глупо закрывать глаза. И возможно я смогу расположить к себе принца Рауля. Я даже остался бы тем кто я есть. Потерявшим земли и имя вальвассором. Белкой. Но я обещал своему отцу...- Талле не успел закончить свои слова, как на его плечо легла рука друга.
-Я знаю,- длинноволосый, светловолосый мужчина кивнул.-Кто пойдет с нами? И надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что принц может принять тебя за врага. Нас всех убьют, а после пострадает и твоя тетя.
-Не убьют. Принц уже видел меня во дворце. В любом случае он даст мне слово. Он не атакует первым, потому что терять людей в самом начале своего пути, как минимум нецелесообразно. А четыре здоровяка, знающих леса и жизнь в них, будут полезны. Идем мы с тобой, Джеронимо и Алонзо. Не теряй времени зря. Передавай привет от меня. - Марсель похлопал друга по плечу, улыбнулся и вернулся к остальным.
*      *      *
Алонзо вскинул брови, когда кусты завершились, а под чьей- то ногой негромко хрустнула ветка. Он вынул из сапога метательный кинжал.
Попасть в цель раз на раз приходилось, однако, отпугнуть вполне могло. Ночь выдалась на удивление темной и прохладной, потому на свет и тепло мог прийти какой нибудь зверёк.
Однако услышав женскую брань, парень удивился еще сильнее. Бесшумно поднявшись со своего места, он толкнул Марселя в бок и приложил палец к губам.
Волчьим шагом обходя с двух сторон источник не особо громкого, но шума, они столкнулись с весьма забавной картиной. Марсель и Алонзо застали девушку врасплох. От неожиданности она бросила в рыжего меч, даже не удосужившись вынуть из ножен.
-Барышня, если захотите убить плохих парней, которые хотят вам навредить, то используя подобный способ, вы можете наблюдать только то, как они помирают со смеха. -Талле похохотал, но подал руку девушке, во второй держа её оружие. Конечно уязвленная женская гордость от помощи отказалась.
-Вы заблудились?- Талле пробежал взглядом по девушке, убеждаясь, что она в норме.
*      *      *
-И зачем только с нами увязалась эта девчонка?- Джеронимо покосился в сторону новой попутчицы и сплюнул себе под ноги.
-Ты что не любишь девчонок?- Талле кинул товарища в бок.
-Марсель...таких не люблю.
-Расслабься. Все хорошо. Она жива, значит, это еще один повод нас послушать, а не убивать. Ведь можно было оставить её в тех кустах без оружия.
Широкоплечий согласно кивнул и умолк.
*      *      *
Сегодня люди Марселя и новая знакомая даже не вставали на ночлег, потому как судя по следам, которые Алонзо читал лучше, чем любой из Белок, до встречи с принцем и его свитой оставалось чуть меньше дня. И когда этот миг все таки настал, Марсель спешился,  следом и его люди. Он попросил их быть в стороне, пока он не даст сигнал. Джозефин Марсель попросил пойти с ним.
Джеронимо был готов ко всему, а лук в руках Франко был наизготовке. Франко действительно был отменным стрелком, потому ему было бы легко в случае плохого развития событий, обеспечить Марселю отступление.
Талле понимал что его уже заметили и вместе с девушкой вышел из деревьев. Скидывая  головы капюшон, он поднял руки, показывая, что он без оружия.
-Ваше Высочество, я Марсель Талле. Я не имею дурных намерений против вас или любого другого здесь присутствующего. Могу ли я просить вас выслушать меня?

Красивость :3

http://s9.uploads.ru/t/LOhag.gif

Отредактировано Marcel Tallett (2018-08-11 01:53:23)

+4

8

GASPARD COLIGNY - ГАСПАР КОЛИНЬИ
В ПОИСКАХ УПРАВЛЯЮЩЕГО, ЧТО СЕБЕ НА УМЕ
https://66.media.tumblr.com/51f54c5176d37da121c15b65511f78bd/tumblr_np0nis8MrV1tih432o1_250.gif https://66.media.tumblr.com/078e4c0f82f0ef281a1312de63be1bb5/tumblr_np0nis8MrV1tih432o2_250.gif
fc: Marc Warren

Планируемые отношения:
деловые взаимоотношения, основанные на доверии графини, возможны легкие дружеские нотки, но исключительно со стороны Филомены - для Гаспара это общение приятно лишь пока несет в себе выгоду

Возраст:
~ 32-35 лет

Титул, род деятельности:
управляющий делами графини Эрлюэн, советник регента, наставник будущего графа

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] ✥ Графство Эрлюэн до прихода туда Филомены в качестве невесты молодого Шарля (а именно, до приходя ее приданного, которое помогло делам графства встать на ногу) пребывало в плачевном состоянии и тому были причины. Старый граф, отец Шарля безоговорочно доверял городничему Колиньи, отцу Гаспара.  Чем тот без зазрения совести - но надо сказать и без особого ума - пользовался. Будь старик Колиньи чуть по мудрее, он воровал бы из казны не так много, что не привело бы в конечном итоге к его бедственному положению и не лишило его самого такого прекрасного источника дохода. Впрочем, отец Шарля так и не понял, кто подложил графу такую свинью...
[indent] ✥ Гаспар, будучи старше и опытнее молодого графа, и являясь сыном городничего, а так же натурой коммуникабельной, быстро втесался в доверие молодого человека и пришедшей молодой графини. Он понимал, что так топорно выгребать деньги из казны графства и города уже не получится и предпочитал искать более завуалированные пути присваивания средств. В графском замке его уважают и ценят, стража исполняет его приказания, а служанки томно вздыхают по мужественному блондину с властным и роковым взглядом.
[indent] ✥ Алчный и уверенный в себе, он всегда желал больше, чем имел. И никогда не упускал возможности воспользоваться любым хорошим шансом для наживы. Поэтому когда в октябре 985 года графиня вместе с сестрами и воспитанницей уехала в столицу, а до него дошли слухи о незаконных торговых перевозках на Корай, которые совершались через Эрлюэн и Китери, предприимчивый Гаспар очень быстро сделал вид, что разобрался с контрабандистами и одного из них даже показательно наказали... на деле же, он взялся прикрыть эти дела от глаз графини, воспользовавшись ее отсутствием.


Сюжет с контрабандой планируется развивать и мы ищем активного и деятельного игрока, которого к игре именно сюжетной, а не только личной.
В вопросах личной жизни Гаспара вы можете принимать решения сами, можно рассмотреть даже вариант его интереса к вдовствующей графине, но я буду вынуждена предупредить сразу, что этот вариант взаимностью не увенчается. У графини есть объект интереса и чувства взаимны, так что тут если только есть желание поиграть в безответность и попытки добиться расположения. И, учитывая предлагаемую внешность, это конечно была бы пасхалочка для знатоков.
К слову сказать, на внешности я не настаиваю. Но хочется кого-то настолько же статного, привлекательного, мужественного и с бесовщинкой во взгляде. Чтобы в нем читался дух коварства и алчности.

пост

[indent] Грохот и невольные вскрики, жесткие пол пол и потолок, удары об углы, друг-друга и корзинку нянюшки, словно перевернулись небо и земля… все спуталось и смешалось, когда карета кубарем опрокинулась следом за подкосившимися на землю конями, со скрипом скатившись под откос дороги и остановившись лишь когда ударилась о деревья. Жалобное ржание коней, которых на последнем издыхании протащило за перевернувшейся каретой волоком, стихли, погружая чудом выживших в мертвенную тишину.
[indent] Всего на какое-то мгновение, на доли минуты, гнетущая тишина оглушила, заставляя Филомену услышать как колотится в испуге сердечко. Не ее, но сына… свернувшись словно кошка в клубок, она крепко держала мальчика зажатого меж юбок, закрывая собой, пытаясь защитить от угрозы.
[indent] - М-мама… - жалобный голос напуганного ребенка заставил ее очнуться от забытья в иллюзорном спокойствии, поспешно разгибаясь.
[indent] Марсьен был взъерошен, но цел и первым делом Филомена прижалась губами ко лбу мальчика.  Карета лежала на боку, они с Марсьеном оказались у пола, служившего теперь стенкой, в то время как Оливет распласталась у крыши… с портняжными ножницами, торчащими из ее живота. Алое пятно растеклось по светлой ткани, а глаза нянюшки все еще были открыты и смотрели уже в небеса… Графиня ощутила колотящую дрожь в груди, но не дала той ни единого шанса завладеть телом, или страху захватить свои мысли. Она ладошками перехватила лицо Марсьена, не позволяя ему посмотреть в том направлении:
[indent] - Все хорошо, мой милый. - спокойным, уверенным тоном проговорила Филомена, - Это просто игра. Помнишь, как вы играли с мальчиками в осаду замка? Мы играем… мы просто играем.
[indent] - Как думаешь, кто-нибудь выжил? - все тот же веселящийся голос зазвучал совсем близко и послышались шаги, приближающиеся к карете.
[indent] - Мы будем играть, - торопливо и тихо, но так же уверенно заговорила графиня, внимательно глядя в глаза сына и ища в них понимания. - и ты должен спрятаться. Прячься под мою накидку и сиди тихо!
[indent] - Угу… - Марсьен кивнул, чуть хмурясь, но безропотно позволил матери скинуть тонкую летнюю накидку и накрыть себя ею.
[indent] - Помни, ни слова, милый! - как молитву повторила свои слова Филомена, когда дверца кареты над ними распахнулась.
[indent] - О, да нам повело сегодня. - хохотнул мужчина, грубая и сильная рука схватила графиню за плечо и вздернула наверх, - Еще как повезло! - присвистнул разбойник, окидывая ее взглядом и почти волоком вытаскивая из кареты.
[indent] Этот бандит не был похож на простого грабителя с большой дороги или обычного вора, как и его компания, подтягивающаяся следом. Пять, нет… шесть? В ножнах и руках разбойников было слишком хорошее оружие, словно сделанное для какого-то отряда, а не украденное тут или там, как это бывало у бандитов с большой дороги. Да и одеждой отличались - пусть изрядно затасканной, но под пристальным взглядом опытной графини слишком отличающейся от воровских тряпок.  Это была организованная банда, с хорошим достатком, которая искала не наживы. Или наживы… но иного сорта.
[indent] - Неужели такая красавица путешествовала в одиночестве? - удивленно поинтересовался главарь, продолжая беззастенчиво рассматривать Филомену. - Эй, Готье, проверь карету.
[indent] Взгляд мужчины прошелся по ее лицу, задержавшись на губах, внимательно и жадно проследил линию растрепавшихся локонов вдоль скулы, опустился к декольте, где вздымалась от взволнованного дыхания грудь, стянутая тугим корсетом. Плотоядный, хищный взор и боль в плече, которое разбойник держал своей хваткой, не тревожили мысли графини как то, что один из мужчин двинулся к карете, заглядывая внутрь.

https://b.radikal.ru/b15/1807/6f/edc366648aec.gif

«О Утешительница, не дай свершиться непоправимому!
Молю тебя, прими в свои заботливые и успокаивающие объятия моего сына, окружи его заботой и защитой!
Огради его от дурного.
Не смею просить тебя об отмщении за судьбу, какая бы меня не постигла, молю не за себя но за Марсьена.
Огради его…»

[indent] - У нашей красотки была компаньонка, - разочарованно потянул он, - Но тебе бы она не пришлась по вкусу, толстуха. Что тут у нас?… Х-ха!
[indent] - Мама! - вскрик перепуганного сына заставил Филомену выпрямиться и встретиться взглядом с их главарем.
[indent] - Мама, меня нашли.
[indent] - Я знаю, милый. Все хорошо. - громко проговорила Филомена, не оборачиваясь и даже не дергаясь в руках преступника.
[indent] Все внутри дрожало в напряжении как перетянутая тетива лука, но она не могла позволить себе ни единого лишнего жеста, который мог спровоцировать этих ублюдков. Графиня понизила голос, чтобы Марсьен не слышал ее слов.
[indent] - Я могу дать вам много денег, столько сколько потребуется. Или драгоценностей. В обмен на жизнь меня и моего сына.
[indent] - Денег!.. - бородач хохотнул, подмигивая друзьям, - Она хочет откупиться.
[indent] - Мама… - жалобно повторил Марсьен, и Филомена спиной почувствовала напуганный взгляд сына.
[indent] - Дорогой, мне нужно поговорить с этим деширом и мы поедем домой. - она не сводила взгляда с глаз предводителя банды, - Я готова на все, чтобы вы сохранили жизнь мне и моему сыну. Назовите свою цену.
[indent] - На все?.. - бровь мужчины вопросительно изогнулась и губы искривились злой усмешкой, - Это мы сейчас проверим… - он жестко ударил графиню спиной о дерево, а свободная рука схватилась за юбки и под дружнее улюлюканье начала задирать их.

+4

9

JORG - ЙОРГ
В ПОИСКАХ [ВЕРНОГО ВРАГА]
http://sd.uploads.ru/4qdoT.gif http://sd.uploads.ru/5gf7x.gif
fc: Michael Fassbender

Планируемые отношения:
кровные враги, примирение которых невозможно

Возраст, дата рождения:
42-45

Титул, род деятельности:
предводитель дубленых людей,
опытный моряк и воин

ОБРАЗ
"Смерть посеет скорбь. Скорбь приведёт к ненависти."

[indent] Расскажи-ка мне, Морской Змей, каково это - ненавидеть до зубного скрежета, до налившихся кровью глаз и шумного дыхания? Каково ненавидеть так, как это делаешь ты, когда думаешь обо мне и всех тех, кто был правителем Эверарда до меня? Сложно описать то, как сильно ты жаждешь увидеть меня мертвым. Еще сложнее - как хочешь уничтожить все то, что дорого мне [спалить дотла у меня на глазах, чтобы я рвался и был не в силах что-то изменить]. Ненависть съедает тебя изнутри, не дает спать, не дает есть, но ты все равно живешь, потому что за тобой идут люди, и ты знаешь, что тебе некому их вверить. Никто не будет рад видеть Керлейн в огне так, как ты, а значит, что и сменить тебя пока некому.
[indent] Когда-то ты думал, что ненавидеть кого-то сильнее, чем моего отца - невозможно. Уилберт Жестокий, поймав твоего отца во время очередного вашего набега и подвесил его в порту вместе со всеми, кто посмел в тот год напасть на наше побережье. Не пощадил он ни женщин, ни детей [безвинных на войне нет, говорил он, и люди эти сами избрали свою судьбу, вручив в руки оружие своим женам, дочерям и сестрам, и послав в бой едва ли не младенцев], но ничье тело не было обезображено, лишь твой отец был почти неузнаваем. Он слишком долго уходил от справедливого наказания, слишком долго бесчинствовал и мой отец не стал останавливать пылавших гневом людей, требовавших крови. Тридцать лет назад твой отец погиб от руки моего. Тридцать лет назад ты поклялся отомстить, но даже не знал, что твоим врагом в конечном итоге станет не убийца твоего отца, а его сын. Я.
[indent] Люди стали звать тебя Морским Змеем, а ты старался им угодить, старался быть как твой отец - хорошим для своих, плохим для чужих. И тебе это удавалось, ты рос по образу и подобию своего родителя, не видя его слабых стороны. Он стал для тебя идеалом [Старый Змей умер, ушел ко дну морскому, но его змееныш, вылупившийся из яйца, остался и окреп, отрастив острые ядовитые клыки], и с годами ты становился все более и более похожим на него. Не сразу, далеко не сразу, ты уговорил свой народ возобновить нападения на Маббар. Сколько лет вы жили так - нападая, а затем затихая до тех пор, пока о вас немного не забудут, пока горожане и деревенские не станут вновь спать спокойным сном в своих кроватях? Сколько лет вы обещали возвратиться и возвращались, грабя наши плодородные земли? Сколько ты думал это будет продолжаться?
[indent] Вначале на вас как и всегда не обращали особого внимания, потому что вы осторожничали, выбирали места потише и победней, но затем осмелели и показали зубы. Горящих деревень и пустующих полей становилось больше, но это не уменьшало тот отпор, который вам давали, а наоборот, увеличивало его. В конце концов вместо сонных рыбаков и их жен вас начали встречать вооруженные отряды. Вилы и мотыги сменились копьями и мечами, и грабить стало значительно сложнее, только разве могло это вас остановить? Сам ты был бесстрашен, был в самом расцвете лет и образ врага в твоей голове оставался неизменным: ты надеялся привлечь внимание и заставить Уилберта Одолланта выйти на поле боя даже не задумываясь о том, что битвы его уже давным-давно ведут другие люди. Мой отец состарился [ослаб телом и рассудком, и наверняка не мог уже и вспомнить лица того мертвеца, что так долго болтался подвешенным в порту над водой], и воевал вместо него я. Понимал ли ты это? Знал ли, что молодой лорд Керлейна не тот же человек, что вздернул твоего отца после долгих часов мучения, или тебе не было до этого дела? Что отец, что сын, какая разница, чью кровь пролить, чтобы отмстить за умершего? Ты мечтал увидеть, как прибрежный песок окропит кровь Одолланта, но не был готов к тому, что это безжизненное тело твоего сына будут омывать соленые морские волны.
[indent] Четыре года назад ты лишился первенца - своего наследника, своей гордости, самого похожего на тебя из всех твоих детей. Четыре года назад я убил его в бою, хотя у меня и не было желания драться с мальчишкой, когда я шел сражаться с мужчиной. Но когда тебя ранили, вместо того, чтобы отступать на корабли, он кинулся вперед, в самую гущу людей и нашел там меня, а следом и свою погибель. Тебе рассказывали о том, что твой самонадеянный сын прокричал, что сделает себе шлем из рогов Железного Быка Керлейна, не думая, что недавно осмелевшему змеенышу еще далеко до взрослого Змея? Тебе рассказывали, что он, раненный, так глупо споткнулся и упал на чужой меч? Тебе рассказывали, что он еще дышал, когда я прекратил его мучения, перерезав ему горло? Рассказывали, и ненависть к моему отцу стала ничем по сравнению с той, что испытывал ты ко мне, потому что ни один ребенок не может оплакивать смерть родителя так, как это будет делать родитель, горюя по смерти своего дитя. Ты лишился любимого сына из-за меня, [хотя это ты вложил в его руки меч, ты повел его в бой, ты сделал все, чтобы он не умер своей смертью через много лет], и теперь не успокоишься до тех пор, пока не лишишь меня всего.
[indent] Неужели ты думаешь, что я позволю кому-то причинить вред моей семье?

http://s5.uploads.ru/tDvGa.gif


С персонажем, как и писалось выше, планируется вражда. Я не думаю, что что-то может изменить отношение персонажей друг к другу, но так как своего я не собираюсь в ближайшее время умертвлять, ни разу не настаиваю на печальном (или скором) исходе для вашего. Покусайте Маббар еще, попробуйте найти союзников и поучаствовать в каких-то интригах, чтобы сделать свою жизнь веселее, а мою сложнее. Я же, в свою очередь, обещаю вам любую посильную помощь в поиске приключений.)
Смена внешности возможна, но здесь должен быть мужчина, подходящий по образу и возрасту. Прочие детали обсуждаемы, но изменить общий концепт невозможно: это жестокий, просоленный моряк, который любит море, войну и свой народ, чужие идеалы и ценности волнуют его мало, а желание отомстить ярким огнем горит в его сердце.

пост

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

+6

10

DIKON- ДИКОН
В ПОИСКАХ [ОСТОРОЖНОГО СОЮЗНИКА]
https://a.radikal.ru/a37/1811/ed/9759794fb621.gif https://a.radikal.ru/a28/1811/81/c78ff720b4a4.gif
fc: Ben Robson

Планируемые отношения:
пока что враги, в дальнейшем, скорее всего, союзники

Возраст, дата рождения:
30-38

Титул, род деятельности:
правая рука Йорга,
староста деревни

ОБРАЗ
"Предательство — это копьё, заострённое с обеих сторон."

[indent] Семерых братьев потерял ты за прошедшие двадцать лет. А до этого - отца и дядьев своих, на плечах катавших тебя. Скажи, не устал ли ты от всего этого? От женских надрывных криков по не вернувшимся из набегов, от лязга затачиваемого мужиками оружия, от металлического запаха крови и вони гниющих ран, от вечного и нескончаемого боя? Сколько готов ты идти вперед, лишь чудом ускользая из лап костлявой смерти [утирать кровь с лица, шумно дышать и сжимать зубы, отражая очередной удар и не понимая, зачем это все?], ради жажды мести одного человека, который прячется за заботой о ваших людях? Ты вырос воином, но не веришь в войну, а ум, данный тебе богами, хочешь применять не только во время нападений на берега Маббара. Дубленые люди, считаешь ты, могут больше, чем убивать и воровать, и ты хочешь доказать это.
[indent] Восьмой сын, самый тихий и вдумчивый из всех остальных, ты делал все тоже самое, что и старшие, но задавал вопросы и слишком уж думал головой. Не раз и не два ты оказывался бит, не раз и не два тебе велено было не лезть не в свое дело, но ты упорствовал, продолжая гнуть свое. Упрямый мальчик, говорили все с гордостью, потому что упрямство - это хорошая черта, она говорит о силе [о несгибаемой воле, об упорстве, о стержне, который не дает сломаться], и из-за нее от глаз большинства тебе удавалось скрывать осторожность и осмотрительность. То, что все считали любопытством зеленого юнца, на самом деле было раздумьями того, кто хотел изменений, кто не видел будущего в том, как вы, дубленые люди, живете сейчас. Тебя бы кто-то назвал трусом, но разве есть тебе дело до бездумных вояк, которые живут лишь ради того, чтобы проливать свою и чужую кровь?
[indent] Похоронил ты родню, оплакала твоя черная от горя мать каждого из мужчин в вашей семье. Соседи подбадривали вас, утверждая, что все умерли храбро, что каждый с честью сражался за общее дело, а ты все понять не мог: что за дело? Видел ты того, кто зазывал к себе людей, запоминал все слова Йорга, зовущегося Морским Змеем, и не спорил, обдумывая их. Может кто-то из стариков и слышал за всем этим истинное желание мужчины [отомстить, отомстить, сжечь дотла, утопить в крови, растереть в прах, отомстить, отомстить], но никто не возражал ему, молчал и ты. Становился видным юношей, матерел, сам учился говорить с людьми, заставлять их прислушиваться к своим тихим, вкрадчивым словам. Так из сироты и младшего сына ты стал хорошим воином и моряком, а затем снискал не только славу, но и уважение. Деревня, в которой ты родился, стала твоей, и люди в ней готовы были идти за тобой хоть на другой конец Скайхая. Только этого тебе было мало.
[indent] Бои и набеги утомили и тебя, и твоих людей, пускай никто и не жаловался. За заслуги свои ты стал правой рукой Йорка, но это не подарило тебе радости. Перед глазами твоими сытые деревни на побережье Маббара, их заполненные снедью погреба, плодородные поля, [не объятые огнем, не политые щедро кровью, не в дыму и саже] но чувствуешь ты не злость, а досаду. Быть может, занимайся вы своим домом, быть может, расти вы больше мастеров и торговцев, и у вас бы все было куда лучше? Быть может, стоило приложить усилие, чтобы привести все в порядок? В душе твоей проросло семя сомнения, которое пустило корни, превратившись в разросшийся побег. Ты не хочешь более воевать, но как остановиться, если доводы рассудка - ничто для вашего предводителя? Не пора ли все взять в свои руки?
[indent] Вести вперед людей - достойны только лучшие. А кто ты, если не лучший?

https://b.radikal.ru/b30/1811/8d/bca427aca49b.gif https://a.radikal.ru/a18/1811/25/76aae7b54b21.gif


В первую очередь Дикон - не вояка и не моряк, он политик и делец, которые способен лучше многих оценить складывающуюся ситуацию. Меч в его руки и море вокруг давным-давно стало для него чем-то привычным, но от этой привычки он хочет избавиться, став не просто очередным предводителем, который погибнет или от чужого меча, или от воспаленной раны, а тем, кто войдет в историю. Он готов заключать союзы и договора, и он не потерпит вмешательства живущего прошлым Йорга.
Смена внешности возможна, но здесь должен быть мужчина, подходящий по образу и возрасту. Прочие детали обсуждаемы, но изменить общий концепт невозможно: это осмотрительный и амбициозный мужчина, наделенный большим умом и не испытывающий особой приязни к своему предводителю, так что слез, в случае чего, он по нему лить не станет.

пост

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

+6

11

GODRIC ODOLLANT - ГОДРИК ОДОЛЛАНТ
В ПОИСКАХ [СТАРШЕГО СЫНА]
https://a.radikal.ru/a12/1811/b5/c6f0444d8309.gif https://a.radikal.ru/a32/1811/c5/11c8da136d05.gif
fc: Jared Scott Gilmore

Планируемые отношения:
родительская гордость и отрада

Возраст, дата рождения:
22 декабря 971
15 лет

Титул, род деятельности:
лорд и наследник Керлейна

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[Отец, эрл Керлейна Эгберт Одоллант]
[indent] Знаешь ли ты, Годрик, сколько лет я ждал твоего рождения? У меня было три жены, каждая из которых обещала родить мне сына, каждая из которых шептала мне на ухо о том, как сильно этот сын будет похож на меня. Десять лет Керлейн жил в ожидании наследника, но ни одна из моих жен, увы, не могла подарить его эрлингу - юная Ульрикка скончалась от болезни в первый год брака, Гудфрид ждала ребенка лишь раз до того как погибла, а несчастная Аделаида несколько раз носила ребенка под сердцем, однако ей не суждено было стать матерью. Ты - первое дитя за много лет с фамилией нашего рода, рожденное в этих землях, и ты являешься всем тем, что я так хотел увидеть в сыне. Моя гордость и отрада, вот кем ты был с самого первого дня, когда твоя мать впервые взяла тебя на руки и показала мне, ею же ты и остаешься до сих пор.
[indent] Я вижу в тебе себя, а также и твою мать, и твоего дядю Роланда - неугомонный, самоуверенный, но неглупый мальчишка, ты учишься на своих ошибках, набиваешь синяки, но отказываешься сдаваться и сдавать. Мне кажется, что у тебя на все есть свое мнение, которое ты вряд ли изменишь, если оно будет отлично от родительского. Ты - воин, но не такой как я, это видно уже сейчас. В отличие от меня, ты куда лучше способен сохранять спокойствие и думать, прежде чем действовать, и это сделает тебя в один прекрасный день страшным противником для всех твоих врагов. Представь себе, как будут прислушиваться к тебе, когда ты, набравшись опыта и мудрости, сменишь меня и станешь эрлом? Наверное, даже твой дед оценил бы тебя, видя олицетворение всего того, что он так сильно хотел взрастить в одном из своих сыновей. Однако я не дал ему такого шанса. Ты - мой наследник, и это то, чем я всегда буду гордиться.

[Мать, эрлесса Керлейна Маргрит Одоллант]
[indent] Мой славный мальчик, тебя еще до появления на свет окружили обожанием, взращенным в трепетном ожидании. Ты первенец своего отца, и был бы любимым несмотря ни на что, даже родись девочкой. Но рождение наследника увенчало затею с нашей женитьбой ярким самоцветом, сияние которого не могли приглушить и самые страшные злопыхатели. Для меня же ты стал вторым ребенком, однако первым сыном, маленьким северянином, должным вырасти в могучего лорда. Я, привыкшая, что твоя старшая сестра всегда безраздельно принадлежала мне, попервой спорила с супружником, обвиняя его в том, что он слишком рано отбирает тебя у меня. Еще будет время научить мальчика убивать, срывалась я. Дура, шептал Эгберт мне на ухо, крепко прижимая к себе, я буду учить его защищать, потому что однажды он станет мужчиной.
[indent] Достойным, обладающим должной силой и крепостью духа, чтобы стать опорой и надеждой для своих родных и всего эрлинга. Таким ты и вырос, заставляя меня день ото дня дивиться, как быстро дети перестают быть детьми. Кажется, только вчера играл деревянными воителями и дневал на конюшне, засматриваясь на лошадей, а нынче правишь замком в отсутствие его хозяина и засматриваешься на девиц в цветных платьях. И уже стал выше меня! Тем проще тебе горделиво расправлять плечи, держась величаво, совсем как правящий эрл. Придет время, и ты сменишь своего отца, а пока идешь за ним следом, иногда почти по пятам, иногда чуть отставая, чтобы не приходилось торопиться ни мне, ни твоим сестрам и брату. Задорно улыбаешься, когда я беру тебя под локоть, а младшие гурьбой повисают на второй руке. Лишь Катрионе редко приходит охота ребячиться, кроме тех разов, когда она в свете турнира одаряет своей благосклонностью брата, не желая баловать кого-либо из кавалеров.

https://b.radikal.ru/b27/1811/9d/6b02ed680ece.gif https://a.radikal.ru/a11/1811/08/879a903b72d4.gif


Годрик - истинное дитя своих родителей. Стать и тяжелый взгляд отца в нем прекрасно сочетаются с материнской спесивостью и ее же хитростью, что делает его не по годам умным юношей, который понимает, что из себя представляет этот мир. В эрлинге его любят не только за то, что он первенец их любимого господина и наследник, но и за манеру держаться, за смешливость и за то, что в нем есть задатки стать прекрасным преемником своего отца. Вездесущий как и его дядя Роланд, Годрик учится управлять Керлейном не сидя в замке, а разъезжая по городам и деревням, участвуя в разных авантюрах, которые только встречаются ему на пути. В отношения же родителей он старается не вникать, предпочитая верить (и не безосновательно), что у них все наладится само собой.
Смена внешности возможна, но здесь должен быть светлокожий и темноволосый юноша, подходящий по образу и возрасту. Смена имени и возраста невозможны. Прочие детали обсуждаемы, но сразу говорим, что этот юноша не будет тяготится ни грузом ответственности, ни грузом власти, которая будет на него возложена в будущем, ни в коем случае не сбежит при первой же возможности бросив все, и также не является ни истеричной натурой, ни Рамси Болтоном.
Годрика мы в игре очень ждем и не обделим вниманием, любовью, игрой и одежками!)

Краткая хронология

14.12.968 — рождение его старшей единоутробной сестры Катрионы;
22.12 971 — рождение Годрика;
11.04.973 — рождение его младшей сестры Ровены;
осень 974 — удочерение его отцом единоутробной сестры Годрика, Катрионы;
05.11.977 — рождение его младшей сестры Арианы;
07.08.978 — становление его отца эрлом Керлейна;
январь 981 — его мать сбегает в Дальмас;
31.07.981 — рождение его младшего брата Лютера;
сентябрь 981 — июнь 985  — тайные встречи детей с матерью, переписка с нею же;
17-21.11.985 — его мать возвращается домой и мирится с его отцом;
28-29.05.986 — вече вассалов и коронация Линда XI;

пост

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

+6

12

OTTAVIO VALSECCHI - ОТТАВИО ВАЛЬСЕККИ
В ПОИСКАХ [БУДУЩЕГО ГЕРЦОГА БАЛЬБИНА]
https://c.radikal.ru/c38/1811/87/22735436ad21.gif https://c.radikal.ru/c33/1811/7b/309d4150e8e7.gif
fc: max irons (смена возможна!)

Планируемые отношения:
товарищеские

Возраст, дата рождения:
26-30

Титул, род деятельности:
будущий герцог Бальбина

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] Сложись все иначе и будь именно ты наследником герцога - все бы было иначе. На тебя были бы направлены все взгляды, ты бы был тем, на кого возлагались все надежды, ты бы стал тем, кто повел бы за собой народ. Но, увы, судьба сыграла с тобой злую шутку - ты родился в семей младшей сестры герцога, его любимицы красавицы Лорантин, выданной замуж за прославленного рыцаря-кавалера Касьена Вальсекки. Семья у тебя, конечно же, тоже была хорошей, жили вы при герцогском дворе, а сам ты был окружен вниманием почти также, как и отпрыски твоего дяди, но все это было не то. Ты был всего лишь двоюродным братом того, кто должен был унаследовать все, и эта мысль тебя всегда злила.
[indent] Все богатство Бальбина отойдет тщедушным детям твоего дяди, и это не давало тебе покоя. Почему все не сложилось иначе? Почему не твоя мать была старшим ребенком в семье, почему ты не мог был наследником? Ты всегда был лучше своих кузенов всех вместе взятых, - красивый, сильный, смелый! - а тут такая несправедливость! Тебе было дано прекрасное образование, получать которое ты, желая утереть нос заносчивым кузенам, охотно получил, впитывая знания как губка. Ты прекрасно обращался с мечом и блистал на охоте, довольствуясь восхищенными пересказами своих небольших подвигов, которыми не могли похвастаться наследники Бальбина. И ты был любимцем даже при королевском дворе, где отличился не только на турнирах, но и на пирах благодаря своему остроумию и привитым матерью манерам. Но все это - ничто, ведь ты никогда бы не смог занять то место, для которого был рожден. Если бы не случай.
[indent] Летом оролева слегла с неизвестной болезнью, осенью король отправился в паломничество в поисках спасения своей любимой супруги, а королевство осталось в руках трех старших отпрысков Мерво и окружавших их советников. В это смутное для Дальмаса время твоя дядюшка нашел чем занять себя - вместо того, чтобы помочь короне в трудную минуту, он посвятил себя делам Бальбина, решив, что сейчас подходящий момент заявить о своих правах на запад Офельена и заняться торговыми путями, проходящими через герцогство, которые, по его мнению, приносили ему слишком мало дохода. Ты видел, что твои родственники начали вязнуть не в самых хороших делах, среди которых была и контрабанда, но не вмешивался, наблюдая и запоминая. Разумеется, известно тебе было не все - с годами любовь к сестре у герцога уменьшилась, и ты, прекрасно смотревшийся на фоне блеклых герцогских детей, бельмом на его старом глазу. Постепенно тебя стали отстранять от дел, и это стало последней каплей. С огромной охотой ты начал показывать себя как достойную замену нынешнему господину Бальбину, как любящий свой народ человек, как заботливый и радушный хозяин, который искал новые связи и возможности для того, чтобы выбить почву из под ног у своего дядюшки и получить его титул и земли.
[indent] Пределом твоих мечтаний должен был быть титул графа, если бы нашлась подходящая тебе невеста-наследница, но этого было мало. Ты всегда хотел стать герцогом Бальбина, хотел, чтобы именно твою фамилию носили все, кто будет править после, и как только ты понял, что твой дядя затеял опасную игру, ты решил сделать все, чтобы лишить его титула и обрести его самому. При тебе герцогству будет куда лучше, чем при старом кроте, которым всегда был твой дядя, и его похожих на глупых полевых мышей детях. А раз уж он затеял измену, то разве не твой долг сделать все, чтобы ему помешать? Разве не так поступают верные короне подданные? Разве не к этому ты все время стремился, не этого желал всей своей душой?


https://b.radikal.ru/b05/1811/eb/283f5e704317.gif https://d.radikal.ru/d33/1811/23/7e72cf3634b0.gif


Бравого и амбициозного дешира мы ждем всем форумом! Этот персонаж будет активно задействован не только в связанно со сменой власти сюжете с Офельеном, во время которого герцог Бальбина на некоторое время займет запад графства в попытке передвинуть границу раз и навсегда, но и в контрабандистской ветке, в которой предстоит разобраться с тем, что происходит в портовых городах и как это все связано с Кораем.
Смена внешности возможна на любого другого мужчину, подходящего по образу и возрасту.

пост

С отъездом отца в его паломничество ничего не стало лучше. Матушка все также болела, чахла на глазах и все были бессильны ей помочь. Она мягко улыбалась, просила никого не волноваться и послушно пила все, что велели придворные лекари. Но Рауль знал, что они разводят руками, что дрожат как осиновые листья под взглядом его дяди Алера Бонне требовавшего поставить на ноги королеву, его сестру. Рауль ничем не мог ей помочь и потому пытался помочь хотя бы королевству - в  Тьебо творилось непонятно что и произошедшее на ярмарке это только подтверждало. Без отца руки Рауля были связаны, и хоть он и хотел повесить каждого разбойника, который решил поселиться в местных лесах, он был связан по рукам и ногам. Такая беспомощность раздражала и злила его, поэтому он пытался делать хоть что-то - наводил страх на капитанов стражи в ближайших городах, пытаясь разобраться, почему разбойничьи вылазки с каждым днем становились все более масштабными и удачными.

-Там карета, Ваша Светлость, - сказал ему один из сопровождающих, заметив впереди остановившуюся карету. Это было странным местом для остановки, и Рауль чуть нахмурил брови, прежде чем кивнул своему спутнику, дескать, вперед скачите и проверьте, что там. Если это засада разбойников, то она как некогда кстати - Раулю несказанно хотелось кому-то всыпать по первое число, а тренировки с мечом во дворце нисколько ему не помогали. Видят боги, у него хватало поводов быть раздраженным, и он страшно хотел уже на ком-то выместить зло. На братьях и сестрах не хотелось, да и чего брать с младших? А вот Дамьен, Колетт и Арман прекрасно умели избегать его, загодя чуя, когда Рауль хочет взорваться, так что ссориться с ними было неинтересно. Да и правда, он не хотел еще и с ними пререкаться, будто он не знал, что хватало тех, кто этого так желал.

Подъехав ближе, Рауль, узнал, наконец, чей это экипаж стоял посреди дороги и что произошло - колесо увязло в грязи, и теперь не могло сдвинуться и довезти герцогиню Боннет и ее падчерицу с пасынком до Туссена. Юноша спешился и поджал губы, прежде чем распахнул двери кареты. Лицо его не предвещало ничего хорошего.

-Приветствую вас, моя дорогая тетушка, кузина, кузен, - его лицо чуть смягчилось, когда он оглядел присутствовавших и заметил радостную улыбку Эмильена. Все же, к родней он относился хорошо, кузину и кузена любил, а новоявленную тетушку всячески обихаживал на пирах до ее свадьбы, потому что ценил женскую красоту. Ругаться как-то сразу расхотелось, и потому он смягчил тон. - Мой дядя знает, что вы отправились в путь без более или менее приличного сопровождения? Невероятная неосмотрительность, я и мои люди сопроводим вас до Туссена.

Упрек был не безосновательным - на дорогах было небезопасно, и им повезло, что именно Рауль с людьми оказался на дороге в этот день. Вместе с еще парой крепких мужчин принц лично помог вытащить карету, что оказалось задачей не сложной, но хлопотной: из-за прошедших на днях дождей дорога в этом месте стала вязкой. Расправившись со всем, он передернул плечами и отошел к своему коню, собираясь взобраться на него, но замер и обернулся услышав оклик. К нему спешила герцогиня Бонне, и Рауль выжидающе посмотрел на нее, гадая, что же ей надо.

-Прошу вас, осторожнее, не упадите, -  все же, сказал он ей, протянув руку, когда она подошла к нему ближе, пройдясь по скользкому участку. Отвратительная дорога, отвратительный ноябрь, каждый год одно и тоже.

+8

13

SAM - СЭМ
В ПОИСКАХ БУДУЩЕГО ВОСПИТАННИКА
http://s9.uploads.ru/t/qJo5H.gif http://s5.uploads.ru/t/2YN3l.gif
fc: Robbie Kay

Планируемые отношения:
заноза в неудобном месте > помощник, друг > воспитанник

Возраст, дата рождения:
13 лет, 973 год

Титул, род деятельности:
бродяга-беспризорник, в будущем воспитанник киннской четы

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

— Ещё раз здесь увижу — уши надеру! — Аллана плохо понимает, что конкретно надо сделать, чтобы надрать кому-то уши, но благодаря дядюшке Эгберту память её хранит некоторое количество бранных ругательств, которые, впрочем, из уст разжалованной кинесвиты звучат скорее нелепо, чем устрашающе.

Мелкий мерзавец лишь ухмыляется, подбрасывая в воздух выкраденные с прилавка монеты и на лице его предсказуемо нет даже тени испуга.

— Сначала догоните, Ваше Сиятельство, — угроза Алланы столь очевидно несбыточна, что Сэм даже успевает присесть в реверансе, прежде чем скрыться с места своего преступления.

— Высочество, дурень, — всё ешё пытается выглядеть рассерженной, тщетно сдерживая невольную усмешку, но харизма воришки таки берёт своё и Лана уже не сдерживаясь хохочет, — и реверанс у тебя паршивый.

***

— Просите моего брата, он совсем не понимает, что творит, — Лана тоже не понимает, зачем поддалась дикому импульсу влезть в эту передрягу, но отступать уже поздно, остаётся только надеяться, что новая жертва Сэма не знает её в лицо, — лошадь в детстве копытом лягнула. Прямо по голове.

Женщина, очевидно поймавшая вора с поличным, таки ведётся на эту спонтанную ложь и меняет гнев на прощение, видимо посчитав, что жизнь уже и так достаточно его наказала.

— Вроде умный мальчишка, а закончишь с такой жизнью на плахе, — пользуясь случаем, Аллана пытается изобразить нравоучителя.

— Лошадь копытом лягнула? Серьёзно? — Сэм эту попытку, конечно, игнорирует.

— Когда тебя вытягивают из неприятностей, в ответ обычно говорят "спасибо".

— У меня есть идея получше, — резко заулыбавшись, мальчик вытаскивает из кармана бархатный кошель, — жалует ли миледи тёмный эль?

— Ну ты и пройдоха, — звонкая затрещина делает его улыбку менее широкой, но Лана понимает, что очередные нравоучения здесь не помогут. — Миледи-то может и жалует, а вот ты для этого маловат.

— Когда тебе предлагают выпить, в ответ обычно говорят "спасибо", — её интонацию Сэм копирует идеально, уже через секунду получая затрещину номер два.

— Ладно, пойдём, может налью тебе немного сидра, если обещаешь хотя бы сегодня никого больше не грабить.

— Сегодня — обещаю.

Что будет с этим обещанием завтра, Аллана предпочитает не спрашивать, по-уши гордясь хоть каким-то педагогическим эффектом, успев довольно про себя заметить, что может быть мать из неё выйдет и не такая уж плохая.

***

По понедельникам он говорит, что его зовут Роб, по вторникам, что Патрик, в среду рассказывает, что оба его родителя потонули в крушении на корабле, а в четверг, что были убиты разбойниками — вычленить из этого хотя бы зерно правды настолько нереально, что Лана в какой-то момент перестаёт даже пытаться.

— Пока не признаешься, буду называть тебя Мелочь, — Лана думает, что если когда-нибудь ей удастся найти подход к этому ребёнку, то уж со своими она справится без всякого труда. И мальчик, спустя пару месяцев, действительно признаётся.

— Сэм. Моё настоящее имя Сэм, — по глазам она сразу видит, что на этот раз маленький плут удостоил её правдой и губы тут же растягиваются в самодовольной улыбке. 

— Верю, Мелочь, такое дурацкое имя никто бы точно придумывать не стал.


Очень странная, но очень крепкая дружба, которой никогда бы не случилось, не окажись Аллана разжалованной в простолюдинки. Сэм — весёлый, смекалистый и харизматичный мальчишка, ворующий, естественно, не от хорошей жизни. Он совершенно безграмотен, дик и сильно испорчен улицей, но в силу своего юного возраста ещё не потерян безвозвратно. С Ланой они пересекаются в августе 986. Что происходило с ним до этого, где он родился, когда и почему потерял семью — всё это оставляю но волю игрока. Поначалу Голдвин зацепило его обаяние, умение веселить её в сложный жизненный период + ей интересно было попробовать развить свой скилл общения с детьми, который до этого находился на уровне «атрофирован». В  процессе общения педагогический азарт только разыгрался и Лана даже помогла ему пристроиться на работу в мастерскую, в надежде, что необходимость воровать теперь пропадёт. Так резко чуда, конечно, не случилось, но Лана особа упрямая. Сэм, в свою очередь, тоже учил её всяким лайфхакам по выживанию без десятка слуг и не раз вытягивал из неприятностей. Всё это привело к тому, что вернувшись в Белый Замок, Аллана предлагает Линду забрать мальчишку на воспитание. И хоть он был искренне ей симпатичен (и очевидно обладал потенциалом, который с помощью Ланы можно было раскрыть), были у этого социального эксперимента и вполне корыстные политические мотивы в виде облагораживания собственного имиджа и продвижения идей Линда о необходимости более доступного образования. Важно также понимать, что жизнь в замке не будет для него безоблачной сказкой. Сэму придётся навёрстывать всё то, чему знатных детей учат с малых лет — двойными, а-то и тройными темпами можем устроить "Одержимость" Шазелла medieval!au, так что нам определённо будет во что поиграть.

Внешность, как и имя, я поставила наобум, так что это всё легко меняемо, лишь бы вам нравилась сама история. Со всеми деталями при необходимости с радостью помогу и вообще очень вас ждём.
     

пост

Улыбка расцветает на губах Алланы карминовым цветком, когда голову брата венчают знаменем власти. И ни одна линия, ни один мускул её лица не дрогнет, выдавая двойственность обуревающих кинесвиту чувств — настолько противоречивых, что диву даёшься тому, как же все они уживаются в одном человеке в один момент настоящего. «Поздравляю, я так за тебя рада», — легкое касание плеча и невинный поцелуй в щёку — позволить себе большего им не дано и Лана почти привыкла принимать это как неизбежную данность. Она правда рада. Рада видеть глаза Линда, наполненные светом какого-то высшего счастья. Рада, что ей так и не удалось стать у этого счастья на пути, как бы не тянули неблагие в омут непростительного предательства. Меньшее, что она может сделать после этого — спрятать своё смятение подальше с глаз, оставив снаружи лишь гордость и радость. И только вино, вновь и вновь наполняющее её праздничный кубок, пробьёт эту безупречную иллюзию сетью тоненьких трещин.

Горечью вязнет к нёбу искусственный смех, пока Голдвин вынуждена развлекать светской беседой очередных навязчивых кавалеров, отчаянно желающих породниться с киннской семьёй. Они смотрят на неё как на дичь — охотничий трофей, обладание которым становится делом принципа и потешенного тщеславия. Когда-то это даже веселило — отвечать на их флирт взаимностью, давая заведомо ложную надежду, будто чаяния эти могут закончиться успехом, в тоже время испытывая дурноту от одной мысли, что кто-то из них действительно может стать ей мужем, получив безраздельную власть над всей её жизнью. Теперь весело Лане не было — пали стены отцовской башни и перспектива брака замаячила на горизонте гнетущей неизбежностью. Конечно, брат никогда не отдаст её в плохие руки, но что если его руки — единственные, что ей хочется ощущать на своём теле? И как бы ни был хорош любой из этих потенциальных женихов, разве сможет она довольствоваться суррогатом чувств, когда боги уже даровали ей счастье познать чувство настоящее? Пускай и так жестоко направили эту благодать на того, с кем по-людским законам ей никогда не быть рядом, заставляя выворачивать наизнанку самую светлую часть своей души, чтобы никто никогда не заметил, никто никогда не узнал, что есть в жизни Алланы Голдвин кто-то, кого она способна поставить выше себя самой.

Кинесвита сжимает в руке записку, зная, что после этого вечера жизнь её навсегда переменится — не будет больше возможности передумать или сдать назад и с удивлением замечает, что в сердце больше нет ни тревог, ни сомнений, что целыми стаями выклевывали ей разум, стоило им с Фаро замыслить что-то и вполовину не столь же глобальное. Только уверенность, почти слепая, в чём-то даже нелепая безмятежность, дурманящей теплотой разливающаяся по телу — они всё делают правильно. А если и нет, то какая, к неблагим, разница, правильно ли, если одна лишь мысль о том, что счастливый конец для них ещё возможен, кружит голову вихрем каких-то новых и ещё непонятных эмоций?
   
— Уж поверь, библиотека — это последнее место, где меня станут искать, — Лана старается быть обычной и вести себя естественно, ничем не выдавая постановочность этой сцены. Ни на секунду не забывая, что они здесь не одни — от убедительности её игры сейчас зависело слишком многое. Благо, врать Голдвин умела. Уж если в чём-то боги и даровали ей талант, так это в умении с безукоризненным правдоподобием плести кружево из слов, какими бы лживыми эти слова не были.

— И всё же что? Если это то, о чём я думаю, то неужели ты и правда собираешься позволить дяде разрушить мою жизнь? Вот так вот просто лишить меня всего? — фальшивая истерика давалась ей особенно удачно и всё же кошки скребли на душе от необходимости ссориться с братом, пускай и притворно. Как редко им нынче выпадала возможность побыть наедине и как жаль было растрачивать эти бесценные минуты, не имея возможности коснуться друг друга. «Мы не одни», — снова приходится напоминать себе самой. И если план их сработал как было задумано, двусмысленные нежности могли обойтись очень уж дорого — слишком опасен был зритель, для ушей и очей которого разыгрывалась эта сцена.

— Неважно, правда это или нет. Ты ведь теперь кинн, ты можешь воспользоваться своей властью — убедить его молчать, придумать что-нибудь... Мы вместе придумаем, как всех обмануть, — кинесвита хмурится и на лбу пробивается характерная морщинка. Сердито скрещивает руки на груди и по-ребячески надувает щёки — не трудно изображать так хорошо знакомые чувства, недовольство смешивая с отчаянием, чтобы сразу привлечь так необходимое им сейчас внимание.

За время общения с Маделайн, Аллана твёрдо выучила одно — ничто не заинтересует её сильнее, чем секреты, которые так отчаянно пытаются скрыть. Теперь оставалось лишь надеяться, что эти наблюдения были верными.

Отредактировано Allana Goldwine (2018-09-06 17:33:53)

+9

14

FERDINAND KEHLER - ФЕРДИНАНД КЕЛЕР
В ПОИСКАХ САМОГО ВАЖНОГО
http://s9.uploads.ru/kphOH.gif http://sd.uploads.ru/kjugA.gif
fc: Josh Dallas

Планируемые отношения:
возлюбленный для Роланда, верный друг и соратник для Эгберта

Возраст, дата рождения:
37-39

Титул, род деятельности:
эрл Лайкхорна

ОБРАЗ
"удержи мой взгляд и назови меня своим именем"

Возлюбленный, бард Роланд Массеня — плохой фокус, и шалость не удалась: я тянул ленты, а вытянул твою страсть.
ты морщишься глухо, будто бы ты устал, будто, не целясь, я всё же в тебя попал

[indent] Когда я увидел тебя впервые, подумал: вот и раскрытая книга, самое внятное скайхайское послание из всех, что мне случалось читать. Слишком идеальный, чтобы быть правдой. Стоит мне повстречать такого, как ты, как скулы оскоминой сводит, до того ты правильный, Фердинанд. А нужно было насторожиться, ведь в тебе будто застыла в прощальном поклоне зачарованная южная галантность. Ты вежлив, но тверд, обходителен, но настойчив. Ты умеешь настоять на своем, не повышая голоса, и с легкостью заставишь прислушаться к себе даже закоренелого упрямца. Я смеялся, когда мне говорили о твоих достоинствах, Фердинанд, и нарочно пытался отыскать хоть один недостаток. Я думал, что у тебя, верного друга и соратника моего свояка Эгберта, точно должен быть ворох секретов за душой. Веришь или нет, Фердинанд, но я продал бы каждый. Продал бы, если бы только не узнал тебя получше. Старший сын почившего эрла, ты так и не женился, но почему? Уверен, эта тайна волновала не только меня, но только мне повезло узнать ее. Знал ли я, что именно ты перевернешь мое представление о будущем? И представить не мог. Но в 985 году, когда моя сестра возвратилась к своему законному супругу, мы с тобой повстречались вновь. Не могу забыть, как смотрел на тебя, и ответный взгляд, долгий и пристальный, не сотрется более из моей памяти.
[indent] Я помню, как проснулся впервые в твоих объятиях. Солнечные лучи пробивались сквозь тонкие, едва колышущиеся занавеси, и никто не смел нас побеспокоить. Они любили тебя, люди, что трудились в сойлимарском замке. Они были верны тебе и молчали из уважения. Из сострадания. Возможно, даже из понимания.
[indent] Мне бы радоваться – вот он, лорд Фердинанд, и ближе к нему никто не подберется, а я горевал, глядя на стену – там, на фреске величественные олени бежали куда-то вдаль. И то, во что перерастала банальнейшая интрижка, травило мне сердце. Я искал момент рассказать тебе всю правду о себе и своих чувствах, но, увы, тебе стало известно обо всем раньше. Мои попытки объясниться окончились ничем, и стена непонимания между нами была еще выше, чем у Эгберта и Маргрит в свое время. Далеко не сразу ты смог простить меня, а я – заставить тебя мне поверить. Но когда примирение между нами все-таки произойдет, будь покоен: у меня не останется от тебя ни единой тайны.
[indent] Ты привязан к родному эрлингу и стараешься по мере возможностей участвовать в его жизни, за что тебя любит и стар, и млад. Ты знаешь цену земле, Фердинанд, и потому тебе так хочется передать свое владение в хорошие руки. Вот почему ты взял на попечение племянника и растишь его достойным лордом и честным человеком.
[indent] Что нас ждет, мой эрл? Я не страшусь будущего, если знаю, что встречу завтрашний день с тобой.

Свои пожелания тебе также передает твой:
Друг, эрл Керлейна Эгберт Одоллант

[indent] Как описать словами самого преданного друга, которого я знаю? Откровенно говоря, Фердинанд, я не знаю, что можно сказать про тебя. Когда-то, когда мы были зелеными сопляками, я посмеивался над тобой. Ты был хорошим, тебя ставили в пример, и мне ты казался скучным, потому что в каких-то затеях ты отказывался участвовать напрочь. Мы были в одной компании молодых дураков, чьи родители были дружны и желали вырастить новое поколение южан тесно связанным и способным противостоять любым невзгодам, и потому мы были вынуждены быть рядом даже тогда, когда не очень-то друг другу и нравились. Твое чувство справедливости всегда было безошибочным, спокойствием ты доводил некоторых до исступления, но назвать тебя трусом язык не поворачивался - ты мог одернуть меня даже тогда, когда мои глаза были красным от крови и я в самом деле походил на быка, которым меня и прозвали. Я думал, что нас связывают узы приятельства, но убедился в обратном, когда пять лет назад моя любимая жена покинула меня, оставив один на один с ворохом сожалений и допущенных мною ошибок. Сколько раз ты отнимал у меня бутылку, сколько раз отправлял мою дочь Катриону спать, обещая не дать мне, старому барану, упиться досмерти? И как я благодарен тебе за помощь в те годы.
[indent] Я могу назвать тебя своим лучшим другом лишь при жене, потому что тот же мой кузен Рихард тоже был при мне и его явно заденет, что не он прочно занял эту нишу. Но тебе ведь и не нужны слова, верно? Ты и так знаешь, что моя преданность, та самая, непоколебимая и вечная, принадлежит тебе? Я всегда рад видеть тебя в Стоунвейле, и моя семья считает тебя близким родичем точно также как и твоего племянника. Его прижил твой братец Освальд от какой-то служанки, а ты взял к себе, потому что мальчишка - твоя кровь и тот, кому ты передашь все после смерти, потому что вряд ли у тебя появятся свои дети. Но он тебе за сына, ты такой же отец как и я, и теперь мы также как и наши родители когда-то смотрим в будущее.


Фердинанд - здравомыслящий и хороший человек, который знает, что такое честь и верность. В своих землях он любим за доброту и справедливость, отличается добродушием и хорошим чувством юмора, что делает его человеком достаточно компанейским, пускай и скромным.
Смена внешности, имени или фамилии невозможны. Прочие детали обсуждаемы, но сразу говорим, что в квенту персонажа не встанут серьезные психологические травмы и некие психические отклонения. Также хотим отметить, что, во-первых, женат персонаж не был и не планировал, а, во-вторых, у него есть наследник - племянник Данстан. Мальчик является единственным сыном Освальда, младшего брата Фердинанда, но воспитывается именно своим дядюшкой.
От соигрока мы ожидаем максимальной адекватности, желанием обсуждать игру, сюжетные линии и персонажей, умения составлять слова в предложения так, чтобы к ним не хотелось примотаться. Пример поста просим показать до того, как придерживать заявку.
Третье лицо, внятный слог, использование заглавных букв, чувство юмора, и мы точно поладим.
Фердинанда мы в игре очень ждем и не обделим вниманием, любовью, игрой и одежками!)

пост Эгберта

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

пост Роланда

Первый месяц лета подходил к концу, и Лаварден встречал приближающийся июль шумно да с размахом. Цветы соревновались друг с другом в благоухании, и от душистого букета, который каждый вечер с завидным постоянством плюхала на обеденный стол одна из служанок, одуряюще пахло левкоями. Мать отметила, улыбаясь, что подобной прыти Лизетта не проявляла, когда нужно задавать курам корм или же чистить зеркала. Роланд закатил глаза: эка невидаль, странно было бы, если б востроносая девчонка отреагировала на него иначе. Тогда бы точно метнулся искать зеркало, а то вдруг что неладное с лицом? Если неладное, надо срочно заморачиваться, искать лекарей, целителей и прочую шушеру, которой Роланд в силу определенных причин не доверял.

Гонцу от Его Величества повезло застать знаменитого Пересмешника дома. Не то чтобы Роланд ждал его. То есть, ждал, но не слишком сильно. Так, вполне себе средненько ждал. А все почему? Потому что у принцессы Эстель, которая нравилась Ролло больше всех прочих отпрысков Бастиана и Анриетты, намечался день рождения. И за честь выступить на шумном и веселом празднике соревновались менестрели всего Дальмаса.
Предвкушение снедало Роланда, ему до дрожи хотелось скорее погрузиться в ту особую атмосферу, которая возникает, когда радость разгоняет кровь. В Лавардене он начинал скучать, и на вопрос выросшей дочери  ключницы, не переживает ли он, Массен громко щелкнул языком о небо, демонстрируя свое раздражение одним только вопросом.

Нисколько Роланд не волновался. И на то у него были основания. Перед королем он уже демонстрировал свое искусством, да и перед рыжим чертякой кинном себя зарекомендовать успел — а если честнее, перед кинновыми подданными. Женского пола. И даже перед одним мужского. Что больше всего веселило Роланда, так это то, что именно в строгом и чопорном Скайхае находилось больше смельчаков, бросивших вызов традициям и нарушающим их с внушающей уважение частотой. Юг в этом отношении был куда скромнее. Ко всему прочему там водились дикие вальвассоры, а к ним Ролло испытывал давнюю неприязнь. Поэтому в Дальмасе он задерживался обычно ненадолго. Да, здесь родовое гнездо и родители, но хорошенького, как известно, понемножку.

Сколько новых песен сегодня услышит Туссен, сколько курьезных ситуаций произойдет! Дух захватывало. Дорога до столицы прошла незаметно, а в Туссене Ролло остановился на постоялом дворе «Хмельная Жанна», с пышногрудой хозяйкой которого его связывали давние дружеские отношения. Муж Жанны поспешил налить дорогому гостю эля за счет заведения. Присутствие Роланда неизменно привлекало новых посетителей да посетительниц — всем хотелось послушать модную и скабрезную песню о могучем сыне быка, который спит со всем, что движется, из-за чего одну жену он уморил, а двух других оставил сохнуть от тоски. В этом незамысловатом сочинении крылась история кинна Линда X, и именно поэтому Роланд исполнял песню в Дальмасе, а не в Скайхае.

Разумеется, на дне рождении принцессы Эстель баловать молодежь и аристократию такими веселыми куплетами он не собирался. Роланд с особым удовольствием выбирал камзол, с не менее особым удовольствием чистил сапоги и поправлял кружева на манжетах. Он прибыл вовремя: всадники и экипажи двигались в сторону королевского дворца. Каждый спешил порадовать Ее Высочество — девочку, ступившую на порог юности, девочку, готовую расцвести.

Роланд учтиво поклонился прекрасной графине и ее чудесным дочкам, украдкой состроил рожу в спину пухлого вальвассора, который на всех людей искусства, смотрел, как Линд X — на некрасивых женщин, похвалил расшитый золотой нитью короткий плащ знакомого менестреля. Гости ждали короля и, что самое главное, ждали именинницу.
Дамы вокруг задавались вопросом: в чем же появится принцесса? Какое платье предпочтет? В этом сезоне в моде лазоревый. Но в будущем, говорят, ему на смену придет бледно-фиолетовый. Первым появился король, и его встретил гомон голосов. Поклоны, реверансы — все в соответствии с церемониалом. Однако его дочь вышла чуть позже.
— Да вот же она, — послышался шепот.
Поприветствуем Ее Высочество! — радостно воскликнул Роланд.

+7

15

CILLIAN CIANSON - КИЛЛИАН КИАНСОН
В ПОИСКАХ ВЕЛИКОГО МАГА СЕВЕРА & НАСТАВНИКА
https://78.media.tumblr.com/78b6d1b46f2eb6e287ba5ffb024008ac/tumblr_ngziypORJo1qb64kco6_250.gif https://78.media.tumblr.com/742fce507a3d0c5ffe09c2df9759da6e/tumblr_ngziypORJo1qb64kco7_250.gif
fc: jonathan rhys meyers (only!)

Планируемые отношения:
наставник и ученик, змей-искуситель и им искушенный.

Возраст, дата рождения:
1.1.948 (38)

Титул, род деятельности:
рош рода ворона, великий маг;
придворный маг (опционально).

ОБРАЗ
Закрой глаза и в мыслях своих возвратись к истоку - что же там? Киллиан, сын Киана, забирается на могучий дуб в центре Олуина и глядит оттуда на горы вокруг, что простираются повсюду куда только не посмотри, кольцом огибают весь известный ему мир, делая этот город центром всей жизни этого юного аюльца. Отец, Киан-воитель, Стальной Ворон, вкладывает в руки клинок и завещает бороться против недругов и подступающего мрака, но за спиной его стоит величественная Тира, дочь прежнего роша, жена настоящего и мать будущего, в чьем взгляде явственно читается запрет. Киллиан принимает отцовский клинок, ощущая его ещё ни с чем не сравнимую тяжесть, но вот на плечи его опускается плащ - легче морского бриза, теплее материнских объятий, нежнее летней ночи. Киллиан оборачивается и видит перед собой старейшину Сораху, что так похожа на грозу, принявшую человеческую форму. Мать семи дочерей, она смотрела на своего внука, единственного за последние несколько поколений мальчика, так, будто бы бросала ему вызов, словно сама бездна обратила на него свой взгляд. Сын Киана оступился, сделал шаг назад, выронил меч и распластался на земле - и недовольство отца эхом громовых раскатов звучало в его голове. “Он не готов, рош, но позволь мне его научить”, - и ведьма Сораха подняла с земли своего вороненка, и подхваченный порывом ветра плащ взвился как два крыла.
Киан Кадарнсон был скорее символом власти, нежели человеком ей обладающим, а всё из-за Тиры, которая пусть и не могла наследовать своему отцу-рошу и была вынуждена передать его титул избранному воину из числа своего рода, всё же сумела обрести полную власть над ним, став возлюбленной супругой Стального Ворона, в чьей силе было диктовать ему правила игры. Над ней извечной скалой стояла Сораха-колдунья, что видела дальше прочих и смотрела порой точно в суть: она-то и увидела в будущем своего внука великие свершения, к которым только один путь лежал… и начаться он мог лишь в тот самый день, когда Киан разглядит в сыне слабину, а после уступит старейшине в ученики. Сораха знала, что это ранит Киллиана, но открывшиеся ей видения показывали, что крах детских надежд - малая плата за становление триумфатором. Чары шептали, что этот вороненок ещё займет принадлежащее ему по праву место, но прежде он отправится в путешествие, увидит десятки новых миров, впитает в себя мощь многих всполохов силы, тем самым приближаясь к очагу, сокрытому в зимних озерах, ведь он, Киллиан, родился чародеем, но быть ему - великим магом.
Около восемнадцати лет было сыну Киана, когда он отправился в своё великое путешествие с благословения мудрой Сорахи: его путь лежал по холмам и долинам родного северного края, вился за море двенадцати вод к просторам южного королевства, а оттуда через залив стремился к загадочным ирадийским островам. Киллиан брал от жизни всё, что она была готова ему дать, пил жадно, использовал все шансы: множество приключений довелось ему пережить по дороге освоения магии и собственной судьбы, многих людей видел он и похищал их сердца, необузданный и дикий в мире цивилизации, мужчины и женщины находили его невероятно обаятельным, чем ворон всегда был готов воспользоваться, принимая щедрые дары любовников и любовниц, устремляясь к видимым ему одному вершинам. Сопровождал Киллиан торговые корабли через страшные штормы, несколько лет прожил в одном графстве под крылом местного мастера магии, череду зим провел в ирадийских джунглях с исследователями - ему решительно не о чем жалеть. Ворон нигде не задерживался надолго, не заводил серьезных привязанностей, потому что знал, что всё это - сиюминутное, яркие вспышки, приятные воспоминания. Завещала Сораха-колдунья: путь его обернется кругом и вернет туда, где всё началось.
Однажды прикоснувшись к браслету, подаренному вороненку его отцом, Киллиан погрузился в видение и явственно увидел как надевает этот прощальный дар на запястье Киана, вместе с остальными соплеменниками несет его тело к погребальному костру. Магия в нем говорила, что пора возвращаться, что есть один только путь - и он всегда будет вести на север. Горы, отпустившие Киллиана юношей, встретили его мужчиной, готовым принять наследие своих предков: чародей, вернувшийся в Йоль, более не был вороненком, что едва мог удержать меч, теперь ему повиновались и волшебство, и магия, и Сораха отдала ему своё сияние, тем самым внеся финальный вклад в становление Киансона мастером магии. Старый рош умирал, оставив после себя двух дочерей от законной супруги и двух сыновей от жонки, и не чаял он уже, что старший сын вернется, но он вернулся - и сила его была велика, и знал он больше других, и видел он дальше других, natus ut primus sim, он был лучшим, а потому и оказался достоин титула вождя, принятый соплеменниками, которые поверили в него и короновали на царство. Так шесть лет назад Киллиан Киансон вернулся домой, в видениях узрев скорую смерть старого роша - и вернулся он триумфатором, и вернулся он спасителем, и вернулся он вороном-который-видит-всё.

now i see fire inside the mountain i see fire burning the trees • and i see fire hollowing souls i see fire blood in the breeze
— — — — — — — — — — — — — — — and i hope that you remember me — — — — — — — — — — — — — — —


молви друг и войди - если вас заинтересовала эта роль, то приглашаю в гостевую, где мы сможем обменяться связью и обозначить любые интересующие вас моменты, касающиеся как отношений между нашими персонажами, так и любых вех жизни киллиана. было бы идеально, предпочитай вы общаться не через лс, а через icq/skype/vk/телеграм (последние два варианта для меня наиболее удобные).
> о вкладе персонажа в сюжет проекта: вам необходимо будет ознакомиться с этими двумя статьями (раз и два); киллиан ранее отыгрывался (совсем недолго, вам не о чем беспокоится - игроком было оставлено два поста); на момент текущей сюжетной арки (осень 986 г.) киллиан является единственным выжившим аюльским рошем и лидером наиболее многочисленной ветви племени аюльцев, а всё потому что утром дня падения йоля ему открылось видение о неизбежности этого события: он собрал соплеменников, готовых покинуть родные земли, и спустился в скайхайские низины, тем самым спася и себя, и часть своего народа. во время катастрофы погиб великий маг виризана - мирна мордоттир, главный злодей сюжетной арки горцев, в связи с чем в скайхае осталось вакантное место великого мага и свободный очаг силы в зимних озерах йоля (в башне самой мирны), который и занял киллиан, став великим магом севера. благодаря своим способностям и уму, он скоро заключил союз с тагани голдвин, получив место её придворного мага и возможность расселить своих людей на территории её эрлинга. здесь хочется сказать, что вороны - наши форумные евреи, так что в стереотипных традициях в пределах витанира айвор вы можете переметнуться на сторону любого сильного сюзерена (к примеру, того же фаро голдвина), исключая линда голдвина, у которого уже есть личный великий маг.
> немного о персонаже: киллиан - ни разу не дикарь, хотя многих аюльцев таковыми и представляют, за время своих странствий он привык к комфорту и придворной жизни, а потому он склонен к окружению себя роскошью. он может быть женат, у него могут быть дети, но в то же время он может быть холост или состоять в отношении сразу с несколькими людьми, а в качестве своего наследника выбрать одного из многочисленных племянников. героя я в первую очередь ищу как администратор, а не как игрок, потому что у киллиана есть отличный потенциал и он планировался как акционный персонаж.
> немного об отношениях: киллиан падок на всё блестящее и на вещи, которые могут принести ему выгоду, а лисандр подходит под обе категории. лето 986 г. он провел в йоле в гостях у своей тетушки, которая приходилась супругой другому рошу аюльцев, где кинесвит и познакомился со всевидящим вороном (прозвище киллиана), который разглядел в нем потенциал и возможность его со временем раскрыть и использовать. он с ним сближается, учит его магии и спасает от смерти во время конца йоля.
> что и с кем можно играть: у киллиана богатое прошлое во всех представленных на нашем проекте локациях, он может разыгрывать флешбеки в скайхае, дальмасе и ирадийских островах, а в настоящее время он находится в столичном эрлинге; направление для игры - приключения, политика, психология, страсти христовы в семейной и личной жизни в конце концов, вариантов у него действительно много.

пост

day after day i'm being told the same
'you wanna run, but you can't take even a step'
i didn't happen to take the easiest way
i wouldn't win if i hadn't been making mistakes
now i'm gonna break the stones now it's real



Земля принимает своего сына в тот самый миг, когда его холодные ступни касаются песка: колени кинесвита подгибаются, он падает у берега, едва найдя в себе силы перевернуться на спину. Сапоги оказались потеряны в водах янтарного озера, где они станут прибежищем для множества малых обитателей этого места, хотя, быть может, их вынесут прочь сирены, сочтя вещью чуждой для обители, рождающей колдовство матери-природы, родственное божественной его сути. Лисандр смотрел на тусклое январское солнце сквозь щит из собственных пальцев - даже такой свет ранил его глаза, привыкшие к мраку каменного заточения. Затуманенный взгляд скользит от темнеющего зимнего неба к столь же мрачной земле, останавливаясь на фигуре женщины, подарившей кинесвиту жизнь уже дважды. “Всё хорошо”, - появляются на глади озера его мыслей слова, тихие и успокаивающие, принадлежащие не ему самому, а его спасительнице. “Да, теперь всё хорошо”, - словно эхо расходятся мыслеобразы, так похожие на миражи, а затем кто-то подхватывает его под руки и помогает подняться. Бросая последний взгляд на янтарную водную гладь, он думает только о том, что никогда ещё песок не казался ему таким мягким, точно детская колыбель.

Лисандра приводят в шатер, опускают на подобие кровати, что-то спрашивают, суетятся вокруг словно те пчелы, но он молчит и только смотрит в сторону выхода, где виднеется бесконечный заснеженный путь, напоминающий о дороге, пройденной-пронесенной годы назад в точно такую же зиму, ледяная вода так же тянула его вниз, делая каждое движение невыносимо тяжелым, замедленным, будто бы он так и не выбрался из-под толщи хрустального речного щита. Только вот тогда кинесвит умирал, каждый вдох ощущался как нечто, взятое у великих богов взаймы, но теперь холод не чувствуется, как не ощущается и жар - одно лишь безмолвное спокойствие камня… когда же оно отпустит? Грудь мерно вздымается, когда юноша ощупывает себя, дивясь мягкости человеческого тела в тот момент, пока разум ещё борется с отторжением этой легкости пуха, нежности кожи - он-то к незыблемости привык. Взгляд спасенного скользит по людям, окруживших его и предающихся заботам о нем, а лиц он не видит, только хмурится, ведь всюду видится серость, но сквозь неё пробивается золотое сияние. Лицо его матери в минуты отчаяния, в минуты смятения - разве её светлый лик не становится путеводной звездой последним маяком, дорогой домой? Вода точит камень, любовь побеждает всё, а они выросли у моря и у моря любили. Слышите... рокот волн о скалы.

- С Её Величеством всё в порядке? - обращается скорее в пустоту, чем к кому-то конкретному, а в мыслях шумит силкхорнское море, омывая берег беспокойного разума, унося прочь всё тревожное и ненужное, очищая.

- Да, Ваше Высочество! Её Величество Шарлин сейчас находится со своими фрейлинами. Они помогают кинне прийти в себя после эпизода на озере, - голос кажется незнакомым, но, быть может, это всё ещё проклятье цепляется в последней попытке вернуть власть над телом и рассудком кинесвита. - Как Вы себя чувствуете? Вам что-то необходимо? - лицо почти получается разглядеть, но нет желания сосредотачивать усилия на этом, поэтому юноша досадливо взмахивает рукой, всем своим видом показывая нежелание принимать участие в этой беседе.

◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦

- Мама, - учтивый кивок головы в опасении, что глубокий поклон приведет его к скорому столкновению с землей. - Рад видеть Вас в целости и сохранности, - к тому моменту, как кинна едва ли не ворвалась на отделенную для мужчин половину шатра, кинесвит поднялся с сооруженной для него постели и принялся разминать затекшие и откровенно ослабшие конечности, но по просьбе матери сразу же присел и принял из рук хлопочущей рядом девушки кубок, наполненный вином, но отпивать не стал. - Прошу присесть и Вас. Не думаю, что устал сильнее, - его губы трогает слабая улыбка… кажется, юноша не двигался целую вечность - от этого можно устать?

- Если бы Вы не отпустили меня на ту охоту, то, боюсь, Его Величеству пришлось бы восстать из мертвых или навестить нас в облике духа, ведь он и за гранью, верно, крайне обеспокоен тем, что мне недостает его мужественности, а что является одним из её лучших подтверждений, если не честная добыча зверя во время зимней охоты? Впрочем… я точно никого не подстрелил. Помню только белизну и золото - снег и, - картины последних часов перед великой охоты настолько размыты, что превращаются в одно большое слепящее белое пятно, прерывающееся вспышкой золотого сияния, - взгляд, - больше напоминающий омут.

- Что это было, мама? Я так и не смог понять, - кинесвит игнорирует её последний вопрос, ибо не знает как и может ли на него ответить, должен ли отвечать. - Всё так странно. Так, словно я был… заморожен. Что случилось в тот день? Тристан, - начинает он, но одновременно с этим чувствует сильную головную боль, вынуждающую его на миг замолкнуть, а затем упереться ладонью в лоб, будто бы не давая голове сорваться с плеч. - Свист. Я помню… свист. Стрела. В кого стреляли? - сомкнув веки, он явственно видит как дрожит тетива.

Лисандр и в самом деле хотел услышать ответ, прояснить для себя все события того рокового дня, но не мог перестать говорить - слова лились из него сплошным потоком, им нужно было расстаться со своим убежищем, вылиться из него, освободить. Освобожденный - пустой. Пустоту можно вновь наполнить, но одержимый сосуд подчас и в руках удержать нельзя, а потому - слово за словом - кинесвита покидали страхи, сметения, сомнения. Всё подходило к его краеугольному камню, погребенному под неумолимым желанием не вспоминать о нем, дабы эта тяжесть неразрушимыми не сковывала цепями, но... даже и погребенному секрету навеки таковым не остаться.

- Всё как тогда, но не совсем. Я точно тону, пытаюсь ухватиться за кромку льда, но в этот раз он смыкается надо мной, отрезая путь наверх… я уже не тону, но падаю, лечу… падаю на дно, разбиваюсь, а повсюду золото… потом вы, голоса, люди, - юноша обхватывает голову обеими руками, склоняется ниже, слегка раскачиваясь. - Эмберлин, - судорожный вдох. - Я и её видел, - останавливается, обращает взгляд к матери. - Она смеялась, - или ему так только кажется. - Я подвел тебя, мама, - разбивается эта стена кинна-кинесвит, женщина-мужчина, остается только мальчик, ощущающий всеобъемлющее чувство вины перед своей матерью. - Ты носила траур по ней, а она жива… действительно жива - и это не моя выдумка! Я держал письмо в этих самых руках, - он вытягивает перед собой руки, обращая к ней ладони. - Я сжег его после прочтения, потому что она просила, а я всегда… делал так, как она хотела. Я ничего не сказал, хотя мог бы… уменьшить боль, - голос становится шепотом. - Мы узнали, что отец умер, и Эмберлин сбежала. Она словно ждала этого - как будто он держал её на цепи, как будто он не позволял ей больше прочих, больше Алланы и Аннисы. Он любил их сильнее, наверное, потому что держал при себе, а она слишком походила на него внешне, совсем не была хрупкой, её было легче отпускать, но ей всегда было мало. Она ушла, - слезы застилают глаза, зима исчезает, уступая лету, слепящему и смертельному, последнему с ней.

Все говорят, что Лисандр похож на мать - не потому ли он не может уйти? Эмберлин похожа на отца - и она ушла.

+7

16

BERWALD WITTENBERG - БЕРВАЛЬД ВИТТЕНБЕРГ
В ПОИСКАХ [ПЕРВОГО СРЕДИ РАВНЫХ]
https://69.media.tumblr.com/29b4696abfc41438ac4eba46bbada210/tumblr_mtqnw77R6f1qdekg2o5_r1_250.gif https://69.media.tumblr.com/776cd66bc688e54afe11415c5129d659/tumblr_mtqnw77R6f1qdekg2o3_r2_250.gif
fc: david oakes (one and only)

Планируемые отношения:
дружеские

Возраст, дата рождения:
27 лет

Титул, род деятельности:
старший сын танна 
ближайший советник кинна

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

so glad we've almost made it
so sad they had to fade it
everybody wants to rule the world

Говори со мной, Бервальд. Расскажи мне о счастливом детстве, полном вседозволенности. Расскажи о том, как отец, дальновидный и целеустремленный Альбрехт Виттенберг, привел таннорн Торнхейм к процветанию. Богатство нортстолльских земель — леса, бескрайние и густые — позволило Виттенбергам сосредоточиться на лесозаготовке и сделать ее главным источником дохода. Лесопилки не прекращают своей работы, торговля древесиной идет полным ходом. Дом — полная чаша. Отец, мать, три очаровательные сестрицы и младший брат, любимец всей семьи, — мало кому так везло, как тебе, Бервальд. Статная Вивека, что старше тебя на несколько лет, всегда была себе на уме, а вот с тихоней Маргарет, смешливой Зиглиндой и любознательным Эриком ты с легкостью смог найти общий язык.

Деревянный меч сменился сталью, любимой игрой стала соколиная охота, а гул лесопилок воспринимался как само собой разумеющееся. Альбрехт Виттенберг мог смело гордиться сыном — за что бы тот ни брался, все давалось ему с легкостью. Казалось, не было дела, которое было бы тебе, Бервальд, не по плечу. Знали бы все твои домочадцы, каких трудов стоит сохранять иллюзию того, что ты со всем справляешься играючи. Все потому что ты привык доводить начатое до конца, Бервальд. Доводить до конца и принимать любой вызов. Ты стал завидным женихом, и любая нортстолльская семья была бы рада породниться с Виттенбергами. Однако они и не догадывались, что на них однажды обратит внимание кто-то из династии Голдвинов. Предложение, сделанное кинесвитом Линдом леди Маргарет, казалось тебе даром богов и шансом возвыситься. Я не скажу, что мы сразу же стали друзьями, но общность интересов и тяга к переменам (в твоем понимании - к постепенным, в моем - к стремительным) нас сблизили. Когда ты узнал о том, что твоя сестра и моя супруга не может иметь детей и просит развода, ты был в ужасе. Вы все были напуганы перспективой потерять вес, обретенный за счет этого брака. Однако после развода с Маргарет ваша семья стала мне только ближе. Странно, не так ли? Семья отвергнутой жены должна впасть в опалу, однако Виттенберги ничуть не пострадали. Напротив, только выиграли. Выиграл и я. Верность Виттенбергов стала крепче, крепче стала и наша дружба.

После коронации я предложил тебе занять место в моем совете. Твоя деятельная натура, инициативность и умение себя подать способствовали тому, что твой голос не тонул в хоре прочих голосов. К тебе прислушивались, Бервальд. Порой даже чаще, чем к иным членам совета. Ты, как и я, умеешь сглаживать углы, но при этом никогда не сворачиваешь с заданного курса. Твои взгляды скорее консервативны, но по-южному консервативны. И ты надеешься мягко свести мое желание преобразований на «нет» хотя бы временно, пока решаются более важные вопросы в киннерите. Например, аюльский.

Надвигается буря, и мне не выстоять без тебя. Твоя старшая сестра возвращается в декабре в Перегрин, твоя младшая сестра веселит своей наивностью Тагани Голдвин, твой отец занят делами таннорна, ты же готовишься к худшему. Кто-то ведь должен. Бервальд, пожалуй, тебе я могу признаться, что, побывав на грани гибели, я все чаще думаю, что цель оправдывает средства, а две жизни не всегда больше, чем одна.

Наши моральные компасы смещены. Твой — в мою сторону. Говори со мной, Бервальд.


Связаться со мной можно в гостевой, далее плавно перейдем в мессенджеры. Игру обещаю, сыграю все: от знакомства и "ну, Бервальд, ты и зануда!" до "Бервальд, твоя помощь неоценима". Я умею как в легкость и веселье, так и в серьезность и пафос. В общем, что больше нравится, то и сыграю. Семейное положение Бервальда остается на ваше усмотрение, женат ли он, вдовец ли он — для меня не суть важно. Бервальд - отличный управленец и стратег, никогда не боялся труда, при необходимости может взяться за меч - в общем, типичный достойный наследник ™. Дико не хочет лишиться положения и статуса, в связи с чем может пойти на многое. Всерьез рассчитывает в будущем породниться с Голдвинами через своих детей и детей Линда, и неважно, что самих детей может и не быть. Виттенберги - амбициозное семейство, заинтересованное в расширении сфер влияния, и у Линда может появиться возможность щедро наградить их за лояльность. Возможно, что в перспективе семья Виттенбергов из таннской может стать и эрлской, если нынешний эрл Нортстолла умрет, не оставив наследников, или будет свергнут. Как насчет эрлского венца, а, Бервальд?

пост

Знаешь, на что действительно нужна смелость?
На то, чтобы молчать, несмотря на все свои чувства,
держать себя в руках, когда ставки слишком высоки.

И года не проходит со дня коронации, а горя удается хлебнуть столько, сколько, кажется, сам отец, не к ночи будь помянут, не переживал. Его беды сводились к женщинам, выпивке да развлечениям: он никак не мог насытиться и все искал новые и новые способы утолить свой голод. При всем этом ни бунтов, ни глобальных несчастий, ни распрей — один брат таинственным образом исчез, другой же нашел силы остаться в тени до поры, до времени. Это он, конечно, верно поступил, не всякий способен прийти к столь мудрому решению, благодаря чему они сегодня имели то, что имели. Скайхай еще не был готов к разительным переменам, поэтому действует Линд постепенно и мягко, подготавливая почву для более решительных действий. Попутно справляется о делах — отчеты поступают ежедневно и еженощно, только успевай читать. Особенно сейчас, в связи со стартовавшим аюльским вопросом. Ну хоть старший брат наконец займется делом, что хорошо. Когда голова занята мыслями, куда бы пристроить беженцев, ни на что иное времени не остается. Соглядатаи, которым начальник тайной стражи передает монаршую волю, воют от дополнительной нагрузки — светлейший кинн, кажется, желает знать обо всем, что происходит в киннерите, все никак не успокоится.

Линд прислоняется спиною к тяжелой дубовой двери. У него раскалывается голова. Неужели отец утомлялся точно так же, а после искал утешения в том единственном, что никогда его не подводило? Он ни с кем не делится своими переживаниями, следуя завету, полученному еще от дяди Эгберта. Они все должны видеть исключительно его уверенность, какой бы шаткой ни была почва под ногами. И не увидят. Настает время молиться себе, за себя. Время, когда он не сможет подобрать ключ к каждому. А это означает, что однажды придет и момент, когда играть придется на иных нотах. Ведь есть всего два рычага, на которые необходимо давить для достижения своих целей. Любовь и страх. Что же, возможно, те, кто пресытится первым, пожелают отведать второго?

Думал ли он о том, что можно иначе? Думал. До отравления точно думал. До коронации тоже думал. Думал даже тогда, когда тянул за невидимые нити, заставляя изношенную временем куклу по имени Маделайн Раннемунд говорить и делать то, что было ему нужно. Его вера в людей не колеблется, несмотря на обстоятельства. Вместе с тем он становится осторожнее и осмотрительнее. Ведь особых преимуществ у него, поборника прогресса, нет. Но одно, пожалуй, совершенно точно имеется, и на этом поле соперничать с ним сложно. Линд уже умирал. Его противники — еще нет.

И, как назло, снится ему собственная смерть. Только на этот раз доведенная до конца, идеально завершенная. Неаппетитное зрелище — наблюдать на себя мертвого, на лиловые пленки век и посиневшие полные губы. Снится вой Алланы и тихий плач Аннисы. Зря, очень зря матушка назвала его в честь отца. Из плена сна Линда вырывает женский голос, кажется, незнакомый. Он глубоко вдыхает и открывает глаза в надежде, что морок рассеется поскорее.

Поднеся ладонь к лицу, смахивает упавшие на лицо волосы. Только тогда смотрит на вошедшую девушку и улыбается той. Приветливо, тепло. Линд знает: умеет он смотреть на людей так, как те мечтают, чтобы на них смотрели. Знает и пользуется этим без зазрения совести. Кому-то ведь достаточно и взгляда, кому-то хватит слов, а кому-то... А кому-то просто не везет.

Я не уследил за временем. Видите, оно неподвластно даже киннам, — устало шутит Линд и убирает донесения на край стола, чтобы не мозолили взгляд. Он не любит неоконченных дел и незавершенных разговоров. Северянка отчего-то кажется ему смущенной, в то время как сам он нисколько не стесняется того, что его застали врасплох, да еще ко всему прочему застала аюлка, которой все здесь было в новинку.

Мне известно, кто вы, — он указывает на деревянное кресло с высокой резной спинкой. — Вы сопровождали Орлу в Перегрин.

Линд плохо знает белокурую девочку и едва ли видел ее чаще Рут Наирдоттир. Тем не менее она — родня Шарлин, а к кинне-матери он питает искреннее уважение, так что хорошо, что по крайней мере одна из ее племянниц спаслась.

Догадываюсь, Нив, что моя просьба может показаться непростой и говорить о той беде, которая случилась с Йолем, вам будет тяжело. Но мне нужно узнать о том, что тогда произошло из первых уст. Вспомните тот день подробнее. Вы поможете не только мне, но и всему киннериту.

Линд знает, что она дочь роша. Знает, что она владеет мечом не хуже любого гезита и говорит прямо, не боясь последствий. Возможно, ему удастся выудить из нее больше ценной информации, оперируя понятиями долга и чести? Они ведь для нее наверняка не пустой звук. Людям свойственно замыкаться, когда речь заходит о трагических событиях. Но что если выбранная кинном тактика сработает? Да, можно просто потребовать от нее рассказать все, что знает, и она не сможет отказать. Будет ли от этого толк? Возможно. Большой толк? Едва ли.

Горячего вина со специями, может? Или предпочтете шалфейный взвар? — Линду все равно, что пить, лишь бы погорячее. После обрывистого и дурного сна его то и дело бросает в холод.

Отредактировано Lind Goldwine (2018-11-11 19:45:38)

+9


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » В поисках героев » Нужные господа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC