Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » В поисках героев » Нужные дамы


Нужные дамы

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Хотите стать прекрасной придворной дамой? Или бравой воительницей с островов? Или вас интересует живущая среди снегов лекарка? Здесь вы найдете заявки на наших прекрасных дам, которых так сильно ждут. Все заявки актуальны и востребованы.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

BAST [UBASTE THE KNOWING] - БАСТ [УБАСТЭ ЗНАЮЩАЯ]
В ПОИСКАХ КОШКИ
https://78.media.tumblr.com/3fb551a4d9a8c4c49c9190c78c1b3fef/tumblr_o9qszyk6Bl1rudpluo7_250.gif https://78.media.tumblr.com/a7e80caa8bef38ae5c136f71ac412631/tumblr_o9qszyk6Bl1rudpluo5_250.gif
fc: hannah john-kamen

Планируемые отношения:
our sister from another mister; хорошие дружеские; лиходейское товарищество

Возраст, дата рождения:
~ 24-26

Титул, род деятельности:
разбойница, воровка, искательница приключений и сокровищ

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

...и время, меряя глотками
и всех вокруг как ветром сдуло,
нас, как магнитом,
п р и т я н у л о друг к другу
и теперь на бере
г волна бежит и что-то бредит,
и звезды падают за ворот, и ковш на небе перевернут,
еще глоток и мы
горим
на раз, два, три...

Вигго не может отыскать внятного объяснения почему столкнувшись с ней — плутовкой, оторвой и просто совершенно бессовестной кошкой — они не разошлись по разные стороны, как с многими людьми после завершения какого-то общего дела, а напротив будто бы нитями невидимыми опутали друг друга. Голдвины и ирадийка встретились ещё будучи ломкими подростками в одном из островных портов да как-то так и сдружились, спелись, привязались — пускай Баст этого и не признает, ведь подобное не в духе её кошачьей натуры.

Она им нравится — с её именем, в котором певучие барханы и жгучее солнце, с её почти звериной грацией и обаянием, с её умением наслаждаться жизнью, с её раскрепощенностью и остротами, с её смехом и танцами на ярком празднестве. Когда северяне бывали на островах она могла нежданно нагрянуть к ним, улыбнуться лукаво, заговорщически сощурить подведенные сурьмой глаза и вкрадчиво прошептать: «У меня появилось одно занимательное дельце». И они конечно же не в силах были устоять, ведь Баст никогда не приходила по пустякам и не приносила с собой что-то обыденное. Вигго и Вилла Голдвин убеждены, что рядом с вольной ирадийкой им никогда не отыскать покоя, но он им и не нужен.
«...Баст окунает пальцы в алую краску и расписывает Вьюна, напевая себя что-то под нос. Вигго наблюдает за всем со стороны и беззлобно кличет своего коня «предателем». Он Виллу-то не сразу к себе подпустил, хотя сестра хозяина, своя. А тут чужачке дался, стоило ей с ним о чем-то поговорить, слова чародейские в бархатное ухо нашептать. Ирадийка щурится, скалится, плутовато усмехается. Её пальцы выписывают причудливые узоры на палевой шкуре скакуна.
— У нас таких коней боевым танцам обучают. На бычьи ристалища выпускают. Повезло тебе, Вигго. Щедрый дар тебе преподнесли. Цени его. Не отдавай его никому и проигрывать его не вздумай. В работе подспорьем тебе будет. Другом будет, а друзей не выменивают и не продают.
Баст непривычно серьезна и сурова. Вигго на её слова решительно кивает и задумчиво рассматривает начерченный ею узор
...»

В ней будто живут-сосуществуют два разных образа. Девушка-кошка, которая способна обыграть вас в азартные игры, обобрать до нитки и при этом бровью не повести, а после со спокойной совестью нырнуть в очередную передрягу или пойти пить да плясать до самой зари с темноглазой кинесвитой, попутно дразня и смущая её младшего брата. И в то же время под всеми флёром беззаботности да раскрепощенности скрывается взрослая женщина, которая в нужный момент способна принимать ответственные и взвешенные решения, проявлять поразительную стойкость духа.

Первое слово, которое пришло бы Вигго в голову, если бы его попросили описать Баст — удивительная. Она действительно удивительная. Она невероятно живая, буквально искрящаяся от жизни, которая бурлит в ней, за края переливается. С ней связано множество ярких воспоминаний, привезенных с островов. Она сама и её образ — осколок нездешнего солнца, согревающий в лютые морозы на северных берегах Скайхая.


1 имя Убастэ могло быть вариантом полного имени героини, от которого она либо отреклась по какой-то причине, либо просто предпочла более краткую форму; «Знающая» возможный вариант прозвища [оно могло бы быть дано из-за а) налаженных связей, общей осведомленности героини обо всем происходящем, б) её ясновидческого дара, который по всей видимости достаточно хорошо развит и способствует успешно поворачивать разные фокусы в азартных играх, в воровском ремесле], но оно необязательно, Баст может остаться просто Баст
2 смена внешности практически невозможна, ибо Ханна

прекрасна

https://78.media.tumblr.com/d93cc078d3156263808ebc85ee483c1c/tumblr_oin8h6zoKH1rudpluo1_500.gifhttps://78.media.tumblr.com/06d53000387eb90093533674779b434e/tumblr_oin8h6zoKH1rudpluo4_r1_500.gif
https://78.media.tumblr.com/c398c3c3d8cd075009a12b1f390bb5c1/tumblr_oin8h6zoKH1rudpluo2_500.gif
https://78.media.tumblr.com/c446503cf1c6041badfdbe690285862f/tumblr_oin8h6zoKH1rudpluo3_r1_500.gif

и чертовски вхарактерна для данного персонажа

https://78.media.tumblr.com/94b9a2719c23070b719215544b0e9f72/tumblr_oj4h5wLRo31rudpluo5_250.gif https://78.media.tumblr.com/f5a99be4e1328e8e3c27696d130a6ce9/tumblr_oj4h5wLRo31rudpluo7_250.gif
https://78.media.tumblr.com/8f1e670d04d99446cc4faacb9b87c3a4/tumblr_oj4h5wLRo31rudpluo3_250.gif https://78.media.tumblr.com/46d113e6257c8ed8c61c0487a4a1bbd2/tumblr_oj4h5wLRo31rudpluo8_250.gif

3 приходите по заявке — получаете сразу двух Голдвинов в комплекте [а ещё вино, задорное мракобесие 24/7, много-много любви и нескончаемый поток двусмысленных шуток со стороны Виллы об отношениях между её братом и её подругой Баст может похвастаться практически полной вседозволенностью по отношению к кинесвиту и тем, что украла его первый поцелуй] ;D
мы не самые быстрые игроки, но довольно идейные и шумные-говорливые. мы с Виллой будем рады игроку, который готов взаимодействовать с нами, общаться на форуме и вне его пределов. мы хотим делиться вдохновением, идеями и вместе придумывать что-то интересное, развивать наших героев. Вилле и Вигго нужна их подруга, которая действительно очень важна для них. Вилле и Вигго нужен попутный ветер, встряска после длительного затишья да безделья в столице Скайхая. Вилле и Вигго нужна их Баст https://i.imgur.com/BtfGZ.png
на данный момент у нас уже есть планы на неё в совместных приключенческих отыгрышах (эпизоды из прошлого, где не обошлось без погонь, заливистого хохота, медовухи, бесстыдных шуточек на грани и флирта; эпизоды настоящего-будущего с разными авантюрами, поиском артефактов и кладов, ограблением верховного жреца Бога-Отражений) + зреют идеи для modern!au // modern!teen!au
стоять в сторонке и скучать совершенно точно не будете. как только придете — мы готовы сразу вас подхватить и вальсировать утащить в игру. главное приходите и оставайтесь с нами насовсем <З я не хочу быть вагоном, в который входят и выходят. мне нужен один пассажир, с которым я доеду до конечной.

пост Вигго

https://78.media.tumblr.com/a53622e48ac836b8dd179bd588c9e0e8/tumblr_p0mi6r5Tqp1r97wd5o1_400.gif

и я уже совсем готов уйти,
осталось лишь переступить порог
и снова в е т е р в гриве засвистит,
сольются вместе тысячи дорог.

...Леди Урфрида предстала перед Вигго в одном из залов, где он с сестрой условился сегодня встретиться, а после вместе отправиться на конную прогулку. Пожилая женщина наставническим тоном сказала, что её подопечная нынче должна сосредоточиться на одном очень важном уроке и он ни в коем случае не должен её отвлекать. Вся её поза и тон говорили о том, что разубедить её и умыкнуть Виллу хотя бы на некоторое время — невозможно. Урфрида с непреклонностью царицы оборвала все дальнейшие попытки заговорить ей зубы и посоветовала темноглазому кинесвиту заняться чем-то стоящим, а не прохлаждаться в Белом Замке без дела пока его наставник в отъезде.

Стараясь не выдавать своего разочарования Вигго сдержанно поблагодарил седовласую даму и удалился восвояси. А что ему собственно оставалось делать? Он конечно мог попробовать пробраться к сестре обходными путями, как это совершенно точно сделала бы Баст. Их общая с Виллой подруга была из породы тех хищников, что разоряют чужие гнезда и всюду находят лазейки.  В переплетении нор-ходов-коридоров она сориентировалась бы очень быстро. Вигго же последние месяцы постоянно держал в голове карту замка, но все равно нет-нет, да и сворачивал куда-то не туда, попадал не в тот пролет и опаздывал на занятия с Рудольфом или на тренировки с Эво. Находить нужное направление в море по звездам, выбираться из незнакомого леса-бурелома, бойко ускользать от погони по лабиринтам портовых улиц — запросто. Начать различать очень похожие между собой вазы да гобелены и не давать им сбить с толку, заставляя сойти с верного пути в коридор, ведущий в другое, самое дальнее крыло — выше его сил.

Он уходит прочь под пристальным взором Урфриды. В голове стоит звонкий смех Баст. Неужели ты забоялся наказания, малыш Ви? Раньше тебя таким было не запугать. Кинесвит не желает признаваться, ни себе, ни отголоску речей кошки, но он прекрасно понимает, что сбежав вместе с сестрой неведомо куда — нагоняй они получат оба. И ему сейчас меньше всего этого хочется. Подставлять себя и сестру. Слушать лекцию о неподобающем поведении, о том, что не пристало подобное вытворять детям почившего Мерры Голдвина. Стоять перед наставниками как провинившиеся малолетние дети и с увлечением разглядывать пол. Баст было бы все нипочем. Как с гуся вода. Она могла переступить через все преграды, отряхнуться от дорожной пыли и с кошачьей легкостью двинуться вперед, невзирая ни на что. Вигго очень хотел бы увидеть её вновь. Вигго очень был бы рад, если по взмаху чародейской длани она прямо сейчас оказалась перед ним. В Белом Замке ему и Вилле остро не хватает знакомых, улыбчивых и доброжелательных лиц. Не хватает взглядов, которые не смотрят на них с оценкой и в ожидании их очередного промаха.

Баст была для них с Виллой отдушиной, маленькой семьёй посередь солёного океана, лодкой во спасение. С ней никогда не было скучно. С ней порой бывало очень сложно. Но с ней никогда не хотелось расставаться. Воспоминания о Баст собирают над головой Вигго темные тучи. Досада от невозможности побыть с сестрой смешивается с тоской по доброму другу. Одни Боги ведают, когда молодым Голдвинам позволят спокойно покинуть двор и возвратиться к привычному круговороту жизни. Неизвестно, когда они с Виллой смогут ещё свидеться со своей ясноглазой подругой. Размышляя об этом моряк незаметно для себя добирается до конюшен, где его ждет Вьюн.

С самого начала Рудольф стоял на том, что лошадьми, Цукатик и Смоквой, которых дал брату с сестрой Нито, а после и Вьюном — будут заниматься конюхи, ибо это их работа. Его же подопечный должен полностью посвятить себя грамоте, истории, фехтованию, а не уборке стойл. Но у Вигго на все всегда свое мнение, в данном случае противоположное мнению наставника. С плохо скрываемым торжеством напополам с самодовольством и ехидством во взгляде темноволосый кинесвит глядел на Рудольфа, когда к тому на поклон пришли слуги и принялись просить позволить его воспитаннику заниматься конем.

«Неуправляемый он, господин. Как танн Фрейгерд уехал, так и вовсе с ним сладу никому нет. Никого не слушает кроме лорда Вигфрида. Всех дворовых перепугал. Такая скотина ведь и насмерть забить может. Смилуйтесь, господин. Позвольте Его Высочеству приходить в конюшни. »

С нечитаемым лицом Рудольф махнул рукой, давая добро. Не в ущерб занятиям, в свое свободное время Вигго теперь мог спокойно приходить в конюшни и ухаживать за Вьюном, который был явно доволен тем, что хозяин соизволил появляться гораздо чаще.

Кинесвит покидает Белый Замок верхом на Вьюне и один раз забавы ради поднимает его на свечу, распугивая прохожих. Пар валит из лошадиной пасти. Комья сырой земли летят из-под могучих копыт. Холодный свет октябрьского солнца сочится сквозь обнаженные ветви-кости. В Скайхай постепенно приходит зима. Осень нехотя отступает, забирает с собой позолоченное убранство, как оскорбленная женщина срывает с деревьев алые листья, бросает, топчет и дает проказливому ветру унести их прочь. Вигго улыбается и произносит:

«Затопчи свою тень, Вьюн!»

Прав был рыжий танн, когда говорил, что этот конь быстрее прочих. Он быстрее и злее северного ветра. Вигго уже не слышит ничего вокруг и мыслей своих не слышит. Для него в эти мгновения существует лишь верный конь, дорога через лес и полная свобода. Молодой мужчина не задумывается как далеко унесся от Белого Замка. Он дает коню перейти на рысь, когда понимает, что уже достаточно, а затем и вовсе на спокойный шаг. Он не оглядывается назад, выравнивает дыхание и чуть ослабляет поводья. Сердце успокаивается, перестает подскакивать к самому горлу. Чудно и покойно живой душе в сумрачном осеннем лесу. Где-то тревожно пропоет птица, где-то зашумят кроны в безветрии, где-то ветка надломится и хрупнет. Вигго подставляет лицо солнцу. Зимой его сделается совсем мало, а тепла можно будет сыскать лишь у растопленного камина да в чьих-нибудь объятиях.

Человеческий крик заставляет кинесвита вздрогнуть и насторожиться, оглядеться. Он сначала различает стремительное движение среди деревьев. Лошадь и всадник смазываются в одно сизое пятно. Голдвин ищет глазами погоню или что-то что могло послужить причиной переполоха, но ничего. Крик повторяется. Вигго ударяет своего коня по бокам и скрывается с места. Ему ещё никогда не доводилось останавливать лошадь на ходу, но всем приходится делать что-то впервые. Вьюн быстро настигает цель и кинесвит пускает его карьером вперед, словно бы убегая от несущегося во весь опор зверя, но на деле давая ему постепенно нагнать себя, чтобы потеснить плечом и позволить себе дотянуться до уздцов. Осмысливая произошедшее после — моряк понял, что его затея была чертовски рисковой. Все могло бы пройти совсем не так благополучно. Мог бы пострадать и другой всадник, и он сам, и лошади. Но все обошлось и это главное.

Ну и что тебя так испугало, приятель?

[float=right]http://sd.uploads.ru/t/NXUFM.gif[/float] Он спешивается с Вьюна и касается морды взъерепенившейся лошади. Гладит, успокаивает. Дает опомниться. Приговаривает что-то совсем тихо и поднимает глаза на всадника. Всадницу. Вигго только сейчас может разглядеть её. Удивление накрывает его столь же неожиданно, как летняя гроза. Он теряется. Благородные дамы при киннском дворе неизменно приводили его в замешательство. Моряк не понимал, как с ними обращаться и потому предпочитал обходить стороной, довольствуясь короткими взглядами со стороны. Как обходиться со своей правительницей, со своей кинной, он решительно не знал. Не дышать, не трогать, не смотреть. В любой последующий раз, но не сейчас. Вигго нацепляет маску спокойствия, которая грозится в любой момент пойти трещинами и рассыпаться, и протягивая руку Шарлин Голдвин спрашивает:

Вы в порядке? Не поранились?

пост Виллы

«Никто сегодня не умрёт, Вильгельмина», — мысленно передразнила Вилла, с треском раздирая принесённую сорочку. И ножкой топ. Чтобы уж наверняка. Никто сегодня не умрёт, потому что кинесвита так пожелала — и солнце может взойти на западе, а зайти на востоке, раны могут оказаться несовместимыми с жизнью, противоядия от взгляда василиска может ещё не существовать, но перечить воле Алланы Голдвин благие боги не посмеют, конечно. Вилла некуртуазно надорвала полотно зубами, чтобы не выплеснуть закипевший на языке яд слов кузине в лицо.

Не то чтобы она так уж заботилась о чувствах драгоценной родственницы. Виллу вообще достаточно редко волновали чьи-то чувства — особенно если это было не чувство голода, которое нечто четырехногое, зубастое и горящее глазами могло попытаться утолить за её счёт, например. Леди Урфрида вложила много труда в дочь Мерры, с упорством обречённого прививая своей питомице добродетели высокорожденной дамы, в число которых входили чуткость, деликатность и такт; но ательстановой выучки в Вилле было всё-таки больше, а сварливый ведьмак на всякие тонкости не растрачивался, предпочитая держать крепко и бить наверняка, не миндальничая с чужой душевной организацией.

Однако если бы Вилла в разгар ожидания надвигающейся беды поддалась сиюминутному раздражению, рассредоточила внимание и принялась перепираться с Алланой вместо того, чтобы заниматься делом — Атель бы её тоже по головке не погладил.

Вино всё равно понадобится. Кто-то может захотеть его выпить, — почти невинно говорит она, сматывая тряпицы. — В такой напряжённой ситуации стоит предусмотреть всё, что возможно.

Говоря откровенно, Вилла и сама воспряла духом, подумав о том, что с охотниками могли — и наверняка должны были, — отправиться сведущие в медицине люди. Но у неё не было этой благородной привычки первым делом смотреть, кто бы мог сделать работу за тебя. В деревне, — дома, — им приходилось справляться своими силами: латать раны на обеденном столе, заливать порезы крепкими настойками, выкручиваться при нехватке чистого полотна. Да и на кораблях несчастные случаи были нередки; не удержишь парус — получишь вшитым железным кольцом по лицу, запутаешься в канате — вывихнешь лодыжку, и если со вторым ещё можно сходить к корабельному лекарю, то залечивать ссадины и синяки юнги учились примерно сразу же, как драить палубу, удерживать равновесие в камбузе, лазить по вантам и не хвататься руками за всё подряд. Если не справишься сам — никто не сделает этого за тебя. В таких условиях быстро приучаешься прикидывать в первую голову собственные силы, а потом уже задумываться, нельзя ли было обратиться к кому-нибудь с просьбой о помощи.

Но кинесвитам, конечно, всегда подставляли плечи и руки — подсаживали в седло, приносили готовые угощения к каждому приёму пищи, помогали одеваться и причёсываться, вытирали носы после каждого чиха; вокруг них всегда были слуги, повара и медики. Вилла относилась к этому флегматично — уж, во всяком случае, не завидовала такой жизни. Каждому своё. Но если этот покров защищённости зацепит и Вигго, если он вернётся, действительно, невредимым — Вилла готова была искренне возблагодарить Утешительницу. Она не желала зла и кузенам — просто не считала нужным распыляться в приоритетах. За кузенов было кому беспокоиться и без Виллы.

Едут! — раздался сверху звонкий мальчишечий голос.

«Вернулись!». Сердце захолонуло. Вилла, бросив тряпьё на руки Хельге, выбежала на обледеневшее крыльцо вслед за матерью, подхватив юбки одной рукой. Тонкая нарядная ткань и обувь не защищали от мороза, но молодая женщина почти не почувствовала охватившего её холода, напряжённо всматриваясь в движущуюся процессию.

Жив, — выдохнула она, сжимая руку матери в ответ.

Вигго был встрёпан, помят и исцарапан, как в лучшие времена прогулок с Ательстаном. И прихрамывал. Но он шёл сам, сам!..

Мы вернулись.

Вилла кусает губы, чтобы не расплакаться и не рассмеяться, и крепко обнимает брата, едва они заходят обратно, в тепло. «Спасибо», — думает она, мысленно обращаясь к Утешительнице. — «Спасибоспасибоспасибо». Следовало бы, конечно, сходить в храм, но Вилла знает — добрая госпожа примет её благодарность покамест и так. Дочь кинесвита Мерры, может, не очень религиозна, но старается не забывать об обещанном.

В следующий раз я тебе точно уши надеру, Вигго Голдвин. Ты хоть представляешь, как сильно мы волновались? — сердито говорит она, оглядывая его. — Почему ты всё время влипаешь в неприятности, стоит мне оставить тебя одного? Вот помрёшь, и Асте придётся выходить за сына мельника.

Сейчас, у лавки, невдалеке от огня, когда всеми опасно ранеными и пострадавшими занялись лекари — и их матушка, которой Вилла в глубине души всё равно доверяла не в пример больше, — на какое-то мгновение ей кажется, что они снова дома. Что это просто не задалась охота; бывает; тяжёлый, неудачный день, который можно будет смыть горячей водой, кружкой пива и сытной едой, развеять привычными подначками, а наутро снова идти пытать счастья.

Но стоны раненых живо приводят Виллу в чувство. Она различает голос Линда — и горько хмурится. Линд всегда был с ними мил. Ну, достаточное количество времени — когда они оба перестали настороженно кружить друг вокруг друга и сошлись во мнении, что им нечего делить. Паранойя относительно новых родственников была не той чертой, которую Вилла могла бы осуждать в людях.

Что у вас там вообще произошло? — сосредоточенно глядя на склонённые спины слуг и медиков, спрашивает она, когда к ним подходит Алдис.

Лук и стрелы — излюбленное оружие не только охотников, но и лесных татей. Только какой разбойник в здравом уме поведёт свою шайку атаковать киннскую охоту, очевидно лучше вооружённую и охраняемую? Неужели заговоры не кончились вместе с осенью?..

А где Лисандр? — спрашивает матушка, поднимая голову от распоротой штанины и раны Вигго, и Вилла невольно вздрагивает. — Вигго, где твой кузен?

Гонец говорил про василиска, — вспоминает она. — Но Лисандр... ведь жив?

Вилла старается не задумываться о том, чего больше в её невольном вопросе — беспокойства за кузена или предчувствия неприятностей, которые могут перепасть лично им троим, если кто-то из венценосных родственников погибнет. Легко предположить, чьей именно выгоде это припишут.

Отредактировано Viggo Goldwine (2018-05-15 20:59:21)

+7

3

MADELEINE RANNEMUND - МАДЕЛАЙН РАННЕМУНД
В ПОИСКАХ СМЕРТНОГО ВОПЛОЩЕНИЯ ГОРДЫНИ & МЕСТИ
http://78.media.tumblr.com/bbef29d4c811176c5bdf39ac9bf2d4e2/tumblr_nuhcaeDOY81r830qbo2_250.gif http://78.media.tumblr.com/09f3bfcd0c9d14ce8dd8c738f5093011/tumblr_nuhcaeDOY81r830qbo3_250.gif
fc: lena headey (only!)

Планируемые отношения:
неоднозначные

Возраст, дата рождения:
28.07.942, 43 года

Титул, род деятельности:
леди Файстолла, придворная

ОБРАЗ
с тех пор, как она подарила мне взор, леденящие вихри вошли в мои сны,
и все чаще мне снились обрыв и костер, и мой танец в сиянии чёрной луны.

Сколько же было в тебе любви, прекрасная Маделайн, каким необыкновенным светом лучились твои глаза в тот день, когда ты вошла в храм рука об руку с наследным скайхайским кинесвитом, моим отцом. Он шествовал рядом с тобой, золотой лев династии, мечта едва ли не каждой, кому (не)посчастливилось его увидеть - не человека, но мраморную статую божества. Линд Голдвин тогда ещё улыбался солнцем, незатуманенный взор юноши напоминал лишь о небесной лазури, а шелк его каштановых локонов продолжал являться во снах отвергнутым невестам. Как же тебе повезло, правда? Стать женой самого желанного мужчины целого киннерита, примерить венец власти, представляя как он оплавляется короной на меду твоих волос. Мечтой жила ты ровно столько, сколько потребовалось кинеситу на то, чтобы зачать своего старшего сына - и затем бесстыдно целовать руки первой фаворитки из череды многих, совершенно забыв о законной супруге. Клялся он любить, Маделайн, но о вечности не говорил. Клялся он быть верным, Маделайн, но слова - дым.
Ту любовь, которую ты испытываешь к детям своим, можно сравнить лишь с яростью ненависти, которую ты питаешь к их отцу даже спустя месяцы после его кончины. Два сына, два наследника - ему было мало, одной тебя ему не хватало, всё грезил он большим, упивался пороком и страстью, золото оказалось фальшью. За Ландуином родился Фаро - твоя самая большая одержимость, которая в год его рождения оказалась болью из невероятных и острых. Жизнь младшего сына едва не отняла твою жизнь, едва теплющуюся, измученную душу - как много крови, она распускалась алым цветом повсюду в тот самый день - но всё же непримиримую, страстную в той мере, которую так и не смог познать Линд. Ты боролась за своё настоящее, ты выстрадала своё будущее, вышила стальными нитями на тонком полотне людской памяти. Маделайн, проиграв, как ты в итоге смогла победить?
Верно, ты помнишь безжалостный лик лекаря, сообщившего твоему мужу и его родителям о том, что леди больше не сможет подарить кинесвиту наследников. Что такое два младенца-погодки в годы, когда сотни их умирают не прожив и нескольких лет? Киннериту нужна династия, чей источник не иссякнет, сыны чьи крепки и сильны - о, их должно быть много. Если бы любил Линд тебя, то оставил бы, но любви в нем ни к кому не было, кроме себя самого, а потому он безмятежно легко постановил, что разведется с супругой-пустоцветом. Эсмонд Раннемунд вспылил тогда, но щедрость короны заставила его позабыть о гордости, но не тебя, только не тебя, яростная Маделайн. Ты отказалась покинуть столицу, оставшись с сыновьями, подле уже бывшего мужа, наблюдая за тем, как он берет и берет, не оставляя ничего, как страдают его новые женщины, как умирает ещё одна не-кинна - ступень на пути к процветанию севера. Годы не пощадили никого, только лишь тебя.
Двое твоих детей против пятерых от последующих жен - дочь песка и соли даже выжила, неприятно удивив. Вас было трое, но это Шарлин Голдвин стала той, что получила корону, и пусть власть над белым замком всё же досталась тебе, больше всего ты хотела этот золотой обруч с рубинами, так изящно опустившийся на льняные волосы третьей жены Линда Голдвина, коронованного как Десятый этого имени. Гордыня питалась ревностью, завистью и яростью, но ты продолжала улыбаться, льстить и смеяться, окружая себя собственной свитой в роли придворной дамы, мастерицей над балами и приемами. Шарлин могла выиграть в одной-единственной схватке, но победа над войной останется за тобой, так? Месть твоя холодна, прекрасная Маделайн, ведь ты, как никто другой, умеешь ждать.


молви друг и войди - если вас заинтересовала эта роль, то приглашаю в гостевую, где мы сможем обменяться связью и обозначить любые интересующие вас моменты, касающиеся как отношений между нашими персонажами, так и любых вех жизни маделайн. было бы идеально, предпочитай вы общаться не через лс, а через icq/skype/vk (последний вариант в плюсе).
дополнительно: история персонажа тесно связана с сюжетом скайхая - с этой темой обязательно нужно ознакомиться. персонаж является акционным, он занимает не последнее положение в сюжете, являясь лидером оппозиции текущего правления. в гонке за корону ей не удалось добыть венец любимому сыну, но она сумела продвинуть его в качестве правителя столичного витанира. на текущий момент фаро является первым претендентом на трон: если с линдом одиннадцатым что-либо случится, то именно вы получите желанное место во главе киннерита в качестве кинны-матери. нам не хватает нашего прекраснейшего оппозиционера - приходите же отравлять жизни, мы вас очень ждем!
p.s. данный персонаж уже отыгрывался на проекте -> подробности сообщу лично.

пост

day after day i'm being told the same
'you wanna run, but you can't take even a step'
i didn't happen to take the easiest way
i wouldn't win if i hadn't been making mistakes
now i'm gonna break the stones now it's real



Земля принимает своего сына в тот самый миг, когда его холодные ступни касаются песка: колени кинесвита подгибаются, он падает у берега, едва найдя в себе силы перевернуться на спину. Сапоги оказались потеряны в водах янтарного озера, где они станут прибежищем для множества малых обитателей этого места, хотя, быть может, их вынесут прочь сирены, сочтя вещью чуждой для обители, рождающей колдовство матери-природы, родственное божественной его сути. Лисандр смотрел на тусклое январское солнце сквозь щит из собственных пальцев - даже такой свет ранил его глаза, привыкшие к мраку каменного заточения. Затуманенный взгляд скользит от темнеющего зимнего неба к столь же мрачной земле, останавливаясь на фигуре женщины, подарившей кинесвиту жизнь уже дважды. “Всё хорошо”, - появляются на глади озера его мыслей слова, тихие и успокаивающие, принадлежащие не ему самому, а его спасительнице. “Да, теперь всё хорошо”, - словно эхо расходятся мыслеобразы, так похожие на миражи, а затем кто-то подхватывает его под руки и помогает подняться. Бросая последний взгляд на янтарную водную гладь, он думает только о том, что никогда ещё песок не казался ему таким мягким, точно детская колыбель.

Лисандра приводят в шатер, опускают на подобие кровати, что-то спрашивают, суетятся вокруг словно те пчелы, но он молчит и только смотрит в сторону выхода, где виднеется бесконечный заснеженный путь, напоминающий о дороге, пройденной-пронесенной годы назад в точно такую же зиму, ледяная вода так же тянула его вниз, делая каждое движение невыносимо тяжелым, замедленным, будто бы он так и не выбрался из-под толщи хрустального речного щита. Только вот тогда кинесвит умирал, каждый вдох ощущался как нечто, взятое у великих богов взаймы, но теперь холод не чувствуется, как не ощущается и жар - одно лишь безмолвное спокойствие камня… когда же оно отпустит? Грудь мерно вздымается, когда юноша ощупывает себя, дивясь мягкости человеческого тела в тот момент, пока разум ещё борется с отторжением этой легкости пуха, нежности кожи - он-то к незыблемости привык. Взгляд спасенного скользит по людям, окруживших его и предающихся заботам о нем, а лиц он не видит, только хмурится, ведь всюду видится серость, но сквозь неё пробивается золотое сияние. Лицо его матери в минуты отчаяния, в минуты смятения - разве её светлый лик не становится путеводной звездой последним маяком, дорогой домой? Вода точит камень, любовь побеждает всё, а они выросли у моря и у моря любили. Слышите... рокот волн о скалы.

- С Её Величеством всё в порядке? - обращается скорее в пустоту, чем к кому-то конкретному, а в мыслях шумит силкхорнское море, омывая берег беспокойного разума, унося прочь всё тревожное и ненужное, очищая.

- Да, Ваше Высочество! Её Величество Шарлин сейчас находится со своими фрейлинами. Они помогают кинне прийти в себя после эпизода на озере, - голос кажется незнакомым, но, быть может, это всё ещё проклятье цепляется в последней попытке вернуть власть над телом и рассудком кинесвита. - Как Вы себя чувствуете? Вам что-то необходимо? - лицо почти получается разглядеть, но нет желания сосредотачивать усилия на этом, поэтому юноша досадливо взмахивает рукой, всем своим видом показывая нежелание принимать участие в этой беседе.

◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦

- Мама, - учтивый кивок головы в опасении, что глубокий поклон приведет его к скорому столкновению с землей. - Рад видеть Вас в целости и сохранности, - к тому моменту, как кинна едва ли не ворвалась на отделенную для мужчин половину шатра, кинесвит поднялся с сооруженной для него постели и принялся разминать затекшие и откровенно ослабшие конечности, но по просьбе матери сразу же присел и принял из рук хлопочущей рядом девушки кубок, наполненный вином, но отпивать не стал. - Прошу присесть и Вас. Не думаю, что устал сильнее, - его губы трогает слабая улыбка… кажется, юноша не двигался целую вечность - от этого можно устать?

- Если бы Вы не отпустили меня на ту охоту, то, боюсь, Его Величеству пришлось бы восстать из мертвых или навестить нас в облике духа, ведь он и за гранью, верно, крайне обеспокоен тем, что мне недостает его мужественности, а что является одним из её лучших подтверждений, если не честная добыча зверя во время зимней охоты? Впрочем… я точно никого не подстрелил. Помню только белизну и золото - снег и, - картины последних часов перед великой охоты настолько размыты, что превращаются в одно большое слепящее белое пятно, прерывающееся вспышкой золотого сияния, - взгляд, - больше напоминающий омут.

- Что это было, мама? Я так и не смог понять, - кинесвит игнорирует её последний вопрос, ибо не знает как и может ли на него ответить, должен ли отвечать. - Всё так странно. Так, словно я был… заморожен. Что случилось в тот день? Тристан, - начинает он, но одновременно с этим чувствует сильную головную боль, вынуждающую его на миг замолкнуть, а затем упереться ладонью в лоб, будто бы не давая голове сорваться с плеч. - Свист. Я помню… свист. Стрела. В кого стреляли? - сомкнув веки, он явственно видит как дрожит тетива.

Лисандр и в самом деле хотел услышать ответ, прояснить для себя все события того рокового дня, но не мог перестать говорить - слова лились из него сплошным потоком, им нужно было расстаться со своим убежищем, вылиться из него, освободить. Освобожденный - пустой. Пустоту можно вновь наполнить, но одержимый сосуд подчас и в руках удержать нельзя, а потому - слово за словом - кинесвита покидали страхи, сметения, сомнения. Всё подходило к его краеугольному камню, погребенному под неумолимым желанием не вспоминать о нем, дабы эта тяжесть неразрушимыми не сковывала цепями, но... даже и погребенному секрету навеки таковым не остаться.

- Всё как тогда, но не совсем. Я точно тону, пытаюсь ухватиться за кромку льда, но в этот раз он смыкается надо мной, отрезая путь наверх… я уже не тону, но падаю, лечу… падаю на дно, разбиваюсь, а повсюду золото… потом вы, голоса, люди, - юноша обхватывает голову обеими руками, склоняется ниже, слегка раскачиваясь. - Эмберлин, - судорожный вдох. - Я и её видел, - останавливается, обращает взгляд к матери. - Она смеялась, - или ему так только кажется. - Я подвел тебя, мама, - разбивается эта стена кинна-кинесвит, женщина-мужчина, остается только мальчик, ощущающий всеобъемлющее чувство вины перед своей матерью. - Ты носила траур по ней, а она жива… действительно жива - и это не моя выдумка! Я держал письмо в этих самых руках, - он вытягивает перед собой руки, обращая к ней ладони. - Я сжег его после прочтения, потому что она просила, а я всегда… делал так, как она хотела. Я ничего не сказал, хотя мог бы… уменьшить боль, - голос становится шепотом. - Мы узнали, что отец умер, и Эмберлин сбежала. Она словно ждала этого - как будто он держал её на цепи, как будто он не позволял ей больше прочих, больше Алланы и Аннисы. Он любил их сильнее, наверное, потому что держал при себе, а она слишком походила на него внешне, совсем не была хрупкой, её было легче отпускать, но ей всегда было мало. Она ушла, - слезы застилают глаза, зима исчезает, уступая лету, слепящему и смертельному, последнему с ней.

Все говорят, что Лисандр похож на мать - не потому ли он не может уйти? Эмберлин похожа на отца - и она ушла.

+8

4

TAGANI GOLDWINE - ТАГАНИ ГОЛДВИН
В ПОИСКАХ НЕВЕСТКИ, КОТОРАЯ ЗНАЕТ СЕБЕ ЦЕНУ
https://78.media.tumblr.com/efbd2e31e590e46d29db915f6040586b/tumblr_oll2g2CXhV1tmsfhoo1_400.gif https://78.media.tumblr.com/0c55a4902810011fc5bb6bef89474334/tumblr_oll2g2CXhV1tmsfhoo3_400.gif
fc: mallory jansen (only!)

Планируемые отношения:
неоднозначная симпатия, но прежде всего - выгода

Возраст, дата рождения:
6.1.956, 30 лет

Титул, род деятельности:
вдовствующая эрлесса Фарвайна, леди Ингольв

ОБРАЗ
я пришла бедой, дождевой водой, горькою слезой,
слепой грозой - так напейся меня и умойся мной, осыпается время за спиной.

Тагани Тостейн не мечтала о прекрасном кинесвите на белом коне, который однажды появится под окнами её дома и увезет с собой в белый замок, нет - ей с малых лет приходилось заботиться и об отце, повредившемся рассудком после смерти любимой жены при родах, и об оставшемся без хозяина таннорне, всё богатство которого заключалось в собственном участке речных угодий и небольшой деревне неподалеку. Нет времени на пустые мечты, когда от тебя одной зависят жизни и благополучие домочадцев, среди которых слишком рано оставшийся без матери младший брат, а старое поместье с каждым годом ветшает всё сильнее без должного присмотра, на который попросту не хватает золота.

Ландуин Голдвин, всеми обожаемый старший сын сиятельного кинна Линда, встретил свою будущую вторую супругу на столичной ярмарке - её, совсем не похожую на знакомых ему благородных леди, он заметил в толпе и ни на что другое в тот день смотреть уже не мог. Тагани была старше его, мудрее и строже, ей приходилось вести дела целого таннорна, заниматься тяжелым физическим трудом, о котором холеный кинесвит ничего не знал. Ландуин пытался выиграть её обаянием и воинской доблестью, но всё без толку - она обращает на него внимание только тогда, когда тот пешком приходит к её дому и помогает перенести тяжелые сети, полные рыбы. Ему удается заставить её забыть об осторожности.

Тагани Тостейн не вполне уверена в том, что любит своего кинесвита: она точно знает то, что слишком сильно привязываться к нему нельзя, ибо это чревато дополнительными проблемами, которые ей совершенно ни к чему. Только вот он преступно хорош собой, доблестен и мужественен - образец идеального мужчины, коим не быть её отцу. Ей - двадцать один, ему - девятнадцать, они из разных миров, которые всё же пересекаются, и однажды она понимает, что беременна. Всё кричит о том, что от ребенка стоит избавиться, но ведь это её дитя - её родная плоть и кровь, пусть и результат ошибки, которую она пыталась не допустить... она решает, что попытается подарить ему или ей шанс на жизнь.

Ландуин Голдвин больше всего на свете хочет жить честно, но вся его жизнь, от роскоши и привелегий которой он отказываться не готов, принадлежит Линду Голдвину Десятому. Отец отказывает ему в получении разрешения на брак с Тагани, более того - кинн смеется ему в лицо, указывая на собственные отношения с многочисленными любовницами, считая, что те послужат прекрасным примером того, как знатный мужчина, кинесвит, должен вести себя с теми, кто не подходит ему по статусу. Ландуин отказывается от своих слов о том, что возьмет леди Тостейн в жены, тем самым подрывая её доверие и оставляя одну с младенцем на руках. Никто не знает о том, что они были вместе, кроме Линда и близкого друга самого кинесвита, который регулярно передает Тагани золото на дочь.

Тагани Тостейн не верит в любовь, вернее… она не верит в то, что романтическая любовь способна принести добро. Она становится жестче, в чем-то даже злее, и особенно темными ночами ей даже хочется отомстить кинесвиту за нарушенное обещание, за слабость и ложь. Когда Ландуин возвращается к ней спустя четыре года, Тагани решает, что привяжет его к себе и дождется того момента, когда эту связь можно будет использовать. О, ждать она научилась и то, чего заслуживает, однажды точно получит. Качая на руках второго ребенка от кинесвита и первого его сына, леди Тостейн знает, что лета спустя этот мальчик проведет свою мать в мир Голдвинов, состояние которых будет принадлежать и ей.

Ландуин Голдвин всё же берет в жены свою кузину, Агнес Раннемунд, но этот брак оказывается пустым и несчастливым: жена оказывается неспособной выносить наследника, она не может заставить мужа полюбить себя и тот постоянно уходит от неё в мнимые походы, на самом деле возвращаясь к своей Тагани, которая умело играет на его чувствах и вызывает ненависть к навязанной родней супруге. Единственная любовь его жизни, леди Тостейн, рожает своему золотому лорду и третьего ребенка - вторую девочку, но это всё равно в несколько раз больше того, на что способна Агнес. Кинесвит почти что соглашается потребовать от неё развод, но Линд Десятый всё ещё тенью стоит за его спиной.

Тагани Голдвин получает своё спустя девять месяцев после смерти Линда Голдвина Десятого, стоя по правую руку от своего уже супруга Ландуина, оглаживая округлившийся живот с видом триумфатора. Все люди, в свое время оказавшиеся на её пути, ныне покоились в земле, а она, Тагани, торжествовала - и пусть многие придворные не были ей особенно рады, это нисколько не смущало её, поскольку в Перегрин она пришла не за их любовью, а за властью. Ей удается убедить Лисандра, младшего брата её кинесвита, отказаться от полученного титула эрла в пользу Ландуина, тем самым становясь эрлессой.

Ландуин Голдвин умирает за месяц до годовщины смерти его отца. Тагани Голдвин возвращают тело.


молви друг и войди - если вас заинтересовала эта роль, то приглашаю в гостевую, где мы сможем обменяться связью и обозначить любые интересующие вас моменты, касающиеся как отношений между нашими персонажами, так и любых вех жизни тагани. было бы идеально, предпочитай вы общаться не через лс, а через icq/skype/vk (последний вариант в плюсе).
дополнительно: история персонажа тесно связана с сюжетом скайхая - с периодом РЕЗУЛЬТАТЫ ВЕСНЫ 986 ГОДА обязательно нужно ознакомиться. в данной заявке представлена не вся информация, касающаяся истории тагани и её отношений с лисандром - опущенные моменты можно выяснить со мной в личной переписке. мы ожидаем увидеть игрока, который воплотит её сильной и независимой женщиной, которая в первую очередь думает о собственном процветании и благополучии (в меньшей степени - детей и младшего брата, которых она всё-таки любит). если вы хотите со всеми дружить в игровом плане и видите мир в розовом цвете, то прошу рассмотреть другие заявки.

пост

day after day i'm being told the same
'you wanna run, but you can't take even a step'
i didn't happen to take the easiest way
i wouldn't win if i hadn't been making mistakes
now i'm gonna break the stones now it's real



Земля принимает своего сына в тот самый миг, когда его холодные ступни касаются песка: колени кинесвита подгибаются, он падает у берега, едва найдя в себе силы перевернуться на спину. Сапоги оказались потеряны в водах янтарного озера, где они станут прибежищем для множества малых обитателей этого места, хотя, быть может, их вынесут прочь сирены, сочтя вещью чуждой для обители, рождающей колдовство матери-природы, родственное божественной его сути. Лисандр смотрел на тусклое январское солнце сквозь щит из собственных пальцев - даже такой свет ранил его глаза, привыкшие к мраку каменного заточения. Затуманенный взгляд скользит от темнеющего зимнего неба к столь же мрачной земле, останавливаясь на фигуре женщины, подарившей кинесвиту жизнь уже дважды. “Всё хорошо”, - появляются на глади озера его мыслей слова, тихие и успокаивающие, принадлежащие не ему самому, а его спасительнице. “Да, теперь всё хорошо”, - словно эхо расходятся мыслеобразы, так похожие на миражи, а затем кто-то подхватывает его под руки и помогает подняться. Бросая последний взгляд на янтарную водную гладь, он думает только о том, что никогда ещё песок не казался ему таким мягким, точно детская колыбель.

Лисандра приводят в шатер, опускают на подобие кровати, что-то спрашивают, суетятся вокруг словно те пчелы, но он молчит и только смотрит в сторону выхода, где виднеется бесконечный заснеженный путь, напоминающий о дороге, пройденной-пронесенной годы назад в точно такую же зиму, ледяная вода так же тянула его вниз, делая каждое движение невыносимо тяжелым, замедленным, будто бы он так и не выбрался из-под толщи хрустального речного щита. Только вот тогда кинесвит умирал, каждый вдох ощущался как нечто, взятое у великих богов взаймы, но теперь холод не чувствуется, как не ощущается и жар - одно лишь безмолвное спокойствие камня… когда же оно отпустит? Грудь мерно вздымается, когда юноша ощупывает себя, дивясь мягкости человеческого тела в тот момент, пока разум ещё борется с отторжением этой легкости пуха, нежности кожи - он-то к незыблемости привык. Взгляд спасенного скользит по людям, окруживших его и предающихся заботам о нем, а лиц он не видит, только хмурится, ведь всюду видится серость, но сквозь неё пробивается золотое сияние. Лицо его матери в минуты отчаяния, в минуты смятения - разве её светлый лик не становится путеводной звездой последним маяком, дорогой домой? Вода точит камень, любовь побеждает всё, а они выросли у моря и у моря любили. Слышите... рокот волн о скалы.

- С Её Величеством всё в порядке? - обращается скорее в пустоту, чем к кому-то конкретному, а в мыслях шумит силкхорнское море, омывая берег беспокойного разума, унося прочь всё тревожное и ненужное, очищая.

- Да, Ваше Высочество! Её Величество Шарлин сейчас находится со своими фрейлинами. Они помогают кинне прийти в себя после эпизода на озере, - голос кажется незнакомым, но, быть может, это всё ещё проклятье цепляется в последней попытке вернуть власть над телом и рассудком кинесвита. - Как Вы себя чувствуете? Вам что-то необходимо? - лицо почти получается разглядеть, но нет желания сосредотачивать усилия на этом, поэтому юноша досадливо взмахивает рукой, всем своим видом показывая нежелание принимать участие в этой беседе.

◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦ ◦

- Мама, - учтивый кивок головы в опасении, что глубокий поклон приведет его к скорому столкновению с землей. - Рад видеть Вас в целости и сохранности, - к тому моменту, как кинна едва ли не ворвалась на отделенную для мужчин половину шатра, кинесвит поднялся с сооруженной для него постели и принялся разминать затекшие и откровенно ослабшие конечности, но по просьбе матери сразу же присел и принял из рук хлопочущей рядом девушки кубок, наполненный вином, но отпивать не стал. - Прошу присесть и Вас. Не думаю, что устал сильнее, - его губы трогает слабая улыбка… кажется, юноша не двигался целую вечность - от этого можно устать?

- Если бы Вы не отпустили меня на ту охоту, то, боюсь, Его Величеству пришлось бы восстать из мертвых или навестить нас в облике духа, ведь он и за гранью, верно, крайне обеспокоен тем, что мне недостает его мужественности, а что является одним из её лучших подтверждений, если не честная добыча зверя во время зимней охоты? Впрочем… я точно никого не подстрелил. Помню только белизну и золото - снег и, - картины последних часов перед великой охоты настолько размыты, что превращаются в одно большое слепящее белое пятно, прерывающееся вспышкой золотого сияния, - взгляд, - больше напоминающий омут.

- Что это было, мама? Я так и не смог понять, - кинесвит игнорирует её последний вопрос, ибо не знает как и может ли на него ответить, должен ли отвечать. - Всё так странно. Так, словно я был… заморожен. Что случилось в тот день? Тристан, - начинает он, но одновременно с этим чувствует сильную головную боль, вынуждающую его на миг замолкнуть, а затем упереться ладонью в лоб, будто бы не давая голове сорваться с плеч. - Свист. Я помню… свист. Стрела. В кого стреляли? - сомкнув веки, он явственно видит как дрожит тетива.

Лисандр и в самом деле хотел услышать ответ, прояснить для себя все события того рокового дня, но не мог перестать говорить - слова лились из него сплошным потоком, им нужно было расстаться со своим убежищем, вылиться из него, освободить. Освобожденный - пустой. Пустоту можно вновь наполнить, но одержимый сосуд подчас и в руках удержать нельзя, а потому - слово за словом - кинесвита покидали страхи, сметения, сомнения. Всё подходило к его краеугольному камню, погребенному под неумолимым желанием не вспоминать о нем, дабы эта тяжесть неразрушимыми не сковывала цепями, но... даже и погребенному секрету навеки таковым не остаться.

- Всё как тогда, но не совсем. Я точно тону, пытаюсь ухватиться за кромку льда, но в этот раз он смыкается надо мной, отрезая путь наверх… я уже не тону, но падаю, лечу… падаю на дно, разбиваюсь, а повсюду золото… потом вы, голоса, люди, - юноша обхватывает голову обеими руками, склоняется ниже, слегка раскачиваясь. - Эмберлин, - судорожный вдох. - Я и её видел, - останавливается, обращает взгляд к матери. - Она смеялась, - или ему так только кажется. - Я подвел тебя, мама, - разбивается эта стена кинна-кинесвит, женщина-мужчина, остается только мальчик, ощущающий всеобъемлющее чувство вины перед своей матерью. - Ты носила траур по ней, а она жива… действительно жива - и это не моя выдумка! Я держал письмо в этих самых руках, - он вытягивает перед собой руки, обращая к ней ладони. - Я сжег его после прочтения, потому что она просила, а я всегда… делал так, как она хотела. Я ничего не сказал, хотя мог бы… уменьшить боль, - голос становится шепотом. - Мы узнали, что отец умер, и Эмберлин сбежала. Она словно ждала этого - как будто он держал её на цепи, как будто он не позволял ей больше прочих, больше Алланы и Аннисы. Он любил их сильнее, наверное, потому что держал при себе, а она слишком походила на него внешне, совсем не была хрупкой, её было легче отпускать, но ей всегда было мало. Она ушла, - слезы застилают глаза, зима исчезает, уступая лету, слепящему и смертельному, последнему с ней.

Все говорят, что Лисандр похож на мать - не потому ли он не может уйти? Эмберлин похожа на отца - и она ушла.

+12

5

KATRIONA ODOLLANT - КАТРИОНА ОДОЛЛАНТ
В ПОИСКАХ [СТАРШЕЙ ДОЧЕРИ]
http://sg.uploads.ru/1RPNE.gif http://s8.uploads.ru/b8gRx.gif
fc: Sarah Bolger

Планируемые отношения:
любимая и достойная дочь своих родителей

Возраст, дата рождения:
14 декабря 968 года
18 лет

Титул, род деятельности:
леди Керлейна
придворная в Перегрине

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[Отец, эрл Керлейна Эгберт Одоллант]
[indent] Есть ли у тебя, Катриона, сомнения в том, кто ты? Ищешь ли ты свое место в этой жизни, чувствуешь ли себя не у дела, тревожат ли твой покой мысли об иной жизни? Нет, дочь моя, потому что ты там где должна была быть. Для тебя не секрет, что отец у тебя другой, какой-то дальмасский дворянин, с которым тебе довелось единожды встретиться, но будто о нем ты думаешь, когда говоришь слово "отец". Разве его, а не меня, звала ты отчаянно, когда малышкой упала с дерева, разорвав платье и пребольно ударившись? В моем доме ты стала первым за много лет ребенком, чей смех нарушал тишину залов и коридоров, и даже моя скупая на проявления чувств мать прониклась тобой. Ее даже не удивило то, что через пару лет я удочерил тебя, дав свою фамилию и объявив, что у меня есть не только рожденные к этому времени сын и дочь, твои брат и сестра, но еще один ребенок, ты, маленькая леди Керлейна, которую я охотно сажал на шею. Помнишь ли ты, как впервые назвала меня отцом? Помнишь ли, как начала считать им? Я скажу тебе честно - для меня это не было запоминающимся событием, потому что показалось чем-то самим собой разумеющимся, следующим за мыслями в отъездах о том, что тебе нужно привезти в подарок то игрушку, то ткань на платье, то новые украшения. Ты - моя дочь, и вряд ли найдется тот глупец, который попытается напомнить кому-то из нас об истинном положении дел.
[indent] Увы, не все годы были у нас благодатными. Черная полоса у нас началась тогда, когда мы с твоей матерью поругались, и она на долгих пять лет покинула меня, найдя убежище в Дальмасе. Ты в то время была при дворе, отправленная на службу в свиту к твоей кузине Аллане Голдвин, и приехала на пепелище своей семьи. Матери дома не было, а я беспробудно пил, и только ты была способна отобрать у меня выпивку. Я до сих пор удивлен, что никто из вас, моих детей, не боялся меня в то время - страшный, заросший и хмурый мужик на месте вашего отца многим внушал опасения, но только не вам. Я знаю, что ты пыталась помирить нас с матерью, я знаю, что ты ездила в Дальмас, что писала, что старалась. Пользуясь тем, что я не препятствовал твоему общению с матерью, ты помогала и ей, украдкой устраивая встречи с твоими братом и сестрами, оставшимся в Керлейне. Как бы ни злило меня то, что эти свидания скрывали от меня, я благодарен за них - так Годрик с сестрами не забыли лица горе-родительницы. Но вмешательство твое, увы, ничего не ускорило, хоть и помогло, не спорю. Будь твоя воля, все эти пять лет ты провела бы подле меня, а не в столице, однако я упорно отсылал тебя обратно ко двору, не желая быть обузой. Мои беды и горести никак не должны были касаться никого из вас, и, видят Боги, даже несмотря на все, я продолжал быть неплохим отцом. А потом вернулась твоя мать, и мы с Керлейном вновь ожили.

[Мать, эрлесса Керлейна Маргрит Одоллант]
[indent] Моя милая Кошечка, ты родилась в любви, и пускай Боги накажут любого, кто скажет иное. Рожденная от дальмасского вальвассора Огюста Буавена, ты никогда не была его дочерью, моими заботами огражденная от него, помыкаемого своим сухоцветом - престарелой властной женой. И подумать только, эта старуха пыталась купить тебя у меня, когда узнала о похождениях неверного супружника! Будто ты ягненок, народившийся по весне! Я поспешила отказаться от столь щедрого предложения, пожелав ей и ее клочку земли в провинции Вальбера гореть синим пламенем. Нам не нужны были ни врушка-Огюст, ни деньги его женушки, ни их пресловутые земли, радость моя, пока у друг друга были мы, а у нас были твои дядя, бабушка и дедушка. Я назвала тебя Катрин, дала тебе свою фамилию, и мы беззаботно зажили в поместье Лаварден, выстроенном на землях просвещенного Ландри. Поверь мне, со временем ты стала бы завидной дальмасской невестой, или не ломятся сундуки моего отца, именитого зодчего, от золота, но судьба распорядилась иначе. Во время дружеского визита в Скайхай я свиделась со своим давним знакомцем, лордом Эгбертом Одоллантом, который, по исходу проведенной нами череды захватывающих дух дней, попросил моей руки. Признаться, после месье Буавена я вообще не думала торопиться с замужеством, однако поразмыслив, посчитала это предложение заманчивым. Я находила милорда весьма приятным мужчиной, и он был добр по отношению к тебе, что безусловно стало еще одним грузиком на этой чаше весов. Вскоре мы вместе переехали в Керлейн, где я стала женой знатного северянина, а ты - его падчерицей.
[indent] Ею, впрочем, ты оставалась недолго. Довольно скоро Эгберт захотел удочерить тебя, и сделал это несмотря на мое вящее нежелание. Во мне говорила гордость - ты думаешь, что моя дочь чем-то хуже других, что ее происхождение постыдно, а приданое скупо, раз стремишься выгородить? Муженек прорычал, что он - единственный отец, которого ты знаешь, и пошел на истинную подлость, придя спрашиваться у шестилетней тебя. Что, кроме согласия, ты могла ответить тому, кто басил народные песни-потешки, отвлекая напуганного ребенка от грохочущей грозы, и детского восторга ради сажал на своего огромного жеребца? Ты стала Катрионой Одоллант, леди Керлейна, и срослась с этой ролью так, словно она была предназначена тебе с рождения. Никто не сомневался в ней даже в Перегрине, куда ты была отправлена фрейлиной к одной из своих родственниц-кинесвит. Только пришедшие из Эверарда вести заставили тебя сорваться в путь и на протяжении пяти лет жить на два дома. Мы разругались с Эгбертом, и я уехала в родной Дальмас. Ты опекала его, не давая вконец потерять человеческий вид, увещевала меня умерить тщеславие и вернуться, выступала посланником доброй воли и смогла добиться желаемого лишь в прошлом году, объединив усилия с иными доброжелателями, хотевшими нашего примирения. И теперь, навещая Стоунвейл, ты знаешь, что тебя встретят совсем как прежде - твой отец вернется с охоты с отменной добычей, я буду хлопотать, раздавая последние указания к трапезе, а братья и сестры примутся наперебой делиться своими новостями. Ты знаешь, что будешь дома.

http://sg.uploads.ru/gwhAC.gif http://s8.uploads.ru/U8EvC.gif


Катриона - истинная леди, которая прекрасно разбирается в устоях перегринского двора. Не в последнюю очередь потому, что ей нет нужды искать чей-то снисходительной благосклонности, будучи гордой дочерью Керлейна, за чьей спиной раскинулся отцовский южный эрлинг. Как ни странно, в девушке куда больше северной сдержанности, чем в ее собственной матери, но в тихом омуте, как известно, черти водятся. Она с радостью посмеется и присоединится к веселью, и при этом не потеряет головы, благодаря чему родители не тревожились за нее, отправляя ко двору. Отношения матери и отца она принимает такими, какие они есть, здраво и объективно оценивая - так Катриона и жалеет обоих, и вполне способна честно сказать им, что думает о том или ином их поступке, хотя категорически отказывается принимать чью-то одну сторону.
Смена внешности возможна, но здесь должна быть светлокожая и темноволосая девушка, подходящая по образу и возрасту. Смена имени и возраста невозможны. Прочие детали обсуждаемы, но сразу говорим, что эту героиню никто не будет мучить/притеснять/выдавать замуж за старика или истязателя, потому что оба родителя в таком случае будут лютовать.
Катриону мы в игре очень ждем и не обделим вниманием, любовью, игрой и одежками!)

Краткая хронология

14.12.968 — рождение Катрионы от Огюста Буавена;
26.02.971 — брак ее матери с Эгбертом Одоллантом;
22.12 971 — рождение ее младшего брата Годрика;
11.04.973 — рождение ее младшей сестры Ровены;
осень 974 — удочерение Катрионы Эгбертом Одоллантом;
05.11.977 — рождение ее младшей сестры Арианы;
май 980 — Катриона становится фрейлиной кинесвиты Алланы;
январь 981 — ее мать сбегает в Дальмас;
31.07.981 — рождение ее младшего брата Лютера;
май-июль 981 — Катриона отправляется к Дальмас к матери, в надежде вернуть ее домой;
сентябрь 981 — июнь 985  — поездки Катрионы из Перегрина в Эверард и обратно;
17-21.11.985 — ее мать возвращается домой и мирится с ее отцом;
28-29.05.986 — вече вассалов и коронация Линда XI;
16.07.986 — фрейлины кинесвиты Алланы распущены, Катриона остается придворной в Перегрине;

пост отца

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

пост матери

[indent] В замке Стоунвейл царил переполох. Слуги носились как угорелые, вычищая, переставляя и прибирая, во двор одна за другой прибывали груженые повозки, а двери погребов беспрестанно скрипели, хотя в иное время на них висели тяжелые замки, ключи от которых хранились под надзором угрюмого кастеляна. На дворе стоял душистый апрель, зеленела трава и расцветали деревья, и это значило, что близился день рождения средней дочери эрлской четы. Эверард готовился встречать гостей во всем блеске, и Маргрит самозабвенно занималась грядущим торжеством, по-ласковому исподволь привлекая к нему всех, до кого дотягивалась холеной, но твердой рукой. Затея была в том, чтобы занять домочадцев хлопотами и друг другом, не позволяя им скучать в безделье, а от этого и дурить. Выходило когда удачно, когда не очень, но ни разу, ни разу не плохо. Дети под надзором наставников и нянек бурно усердствовали, особенно виновница всего, Ровена, а Эгберт, среди прочих втянутый в праздничную возню, неустанно ворчал, однако не спорил. И целуя его мимоходом, ненароком оглаживая могучие плечи, женщина ощущала исходившее от супружника довольство. Ему нравилось, что с замка сбили печать суровости, прогнали прижившиеся здесь чопорность и строгость, раздвинули тяжелые шторы и отворили окна, пуская в залы свежий воздух. Здесь не так, как было раньше, говорил ей любимый, и она была рада находить все новые и новые заботы, наполняя Стоунвейл жизнью, лишь бы слышать в голосе мужа подкупающую ее умиротворенность.
[indent] Вместе с тем эрлесса надеялась, что и вновь навестившим Керлейн племянникам Берти, детям его покойной сестры, здесь приходилось по нраву. Здешние земли отличались от столичного Айвора, и местные порядки, заведенные Гретой же, были другими. Дальмасские господы иначе держали родовые поместья и имения, и иногда южанка думала, не кажутся ли они кинесвитам шумной деревенькой? Прелестной в своей безмятежности, но простоватой и непримечательной? А подумав, спешно одергивала себя. Глупости! Разве не свободнее им в доме матери, не будучи связанными тяжеловесным церемониалом и чужой волей? Нет-нет, мысленно твердила тогда Маргрит, и, взметнув юбками, срывалась к перегринским гостям, принимаясь хлопотать вокруг них. Не из стремления угодить, отнюдь, из желания окружить душевной теплотой. Ее у женщины было вдоволь, и она спешила ею поделиться, часто надоедая своей навязчивой участливостью. Неудивительно, что от нее иногда хотелось сбежать. Вот и сейчас эрлесса покинула слуг, копошащихся в большой зале, и отправилась в жилое крыло, куда получасом ранее попросила наведаться Аннису. В своих комнатах Грета оставила свиток с делами на повестке торжества, и, не желая отправлять туда кого-то из подручных, среди которых хватало незнакомых, нанятых непосредственно для помощи в приготовлении к празднику, она обратилась к младшей кинесвите. Только девушка ушла довольно давно, и обратно не торопилась, тогда как у эрлессы уже чесались руки сверить переделанное и недоделанное.
[indent] - Аистенок, ты куда запропала? Не можешь найти? Неужели я все же умудрилась его потерять… - Маргрит как раз подошла к дверям спальни, и, услышав за ними шорохи, потянула на себя одну из резных створок.
[indent] Неужели она зря корпела над записями, терпеливо перебирая в памяти замыслы и выводя их на бумаге? Кое-как увернулась от Арианы, в силу малых лет желавшей везде влезть, чуть не пролила на свеженаписанное вино и едва дождалась, пока высохнут чернила, чтобы в конце концов распрощаться со свитком?

Отредактировано Egbert Odollant (2018-08-28 14:02:37)

+10

6

JACQUELINE MERVAULT - ЖАКЛИН МЕРВО
В ПОИСКАХ [КУЗИНЫ, ГЕРЦОГИНИ ТЬЕБО]
http://s5.uploads.ru/LtTZu.gif http://s9.uploads.ru/tTojP.gif
fc: bárbara lennie (смена возможна, но с оговорками!)

Планируемые отношения:
родственные, но не теплые

Возраст, дата рождения:
31-32

Титул, род деятельности:
герцогиня Тьебо

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] Любимица своего покойного отца, герцога Эдмона Мерво, ты, Жаклин, с детстве демонстрировала, что обладаешь всеми теми чертами характера, которые он всегда так ценил — проницательность, предприимчивость, усидчивость и непоколебимая воля. Несмотря на то, что в тебе угадываются черты твоей покойной матери, герцогини Люсиль, ты всегда была от и до Мерво. Та же манера говорить, что и у отца, поворот головы и пронизывающий взгляд, который прожигает собеседника насквозь, смущая и заставляя нервничать. Все это заставило герцога полюбить тебя так, как он не смог полюбить ни одного из своих последующих детей. В тебе он видел будущее Тьебо, тебя наставлял и опекал, желая научить всему, что может пригодиться тебе в жизни. Твоя мать, с которой отца связывала не любовь, но тесная дружба, даже удивлялась такой заботе, но ни разу не попыталась ее прекратить. Зачем? Тогда вы все были счастливы. И счастье это длилось несколько долгих лет, которые уже успели поблекнуть в твоей памяти.
[indent] Через пять лет после твоего рождения на свет появился твой младший брат Фаустин, и если страх, что сын отнимет все внимание твоего отца, и жил в твоей душе, то он быстро прошел. Если ты с самого начала даже не оправдывала, а превосходила все отцовские ожидания, то братцу твоему не везло. Герцог всегда был им недоволен - мальчик не так говорил, не так смотрел, не так стоял, не так держал меч и не так стрелял из лука. Даже в тех делах, что не увлекали тебя, ты оказывалась успешнее него, и постепенно любая ревность с твоей стороны сошла на нет. Он тебе не соперник, ты это понимала и принимала, относясь к брату то ли с насмешливой снисходительностью, то ли с насмешливым равнодушием, не испытывая к нему никаких сильных чувств. Ты думала, что также будет и со следующим ребенком, которого носила под сердцем твоя мать, но оказалась не права. У богов на вас были другие планы, и ваши счастливые годы они подвели к концу.
[indent] Рождение Флер была омрачено смертью вашей матери, и это стало тем, что ни ты, ни ваш отец так и не смогли ей простить. Умом ты всегда понимала, что ничего дурного твоя сестра не сделала, что нет ее вины в том, что так оно все вышло, но от боли в душе это не лечило. Ты заставляла себя относиться к ней так, как хотела бы того мать, принуждала себя опекать ее так, как должно опекать старшей сестре младшую, убеждала себя быть терпеливой по отношению к ней так, как надо быть в отношении с маленькими неразумными детьми. Отец же не принимал почти никакого участия в жизни Флер, ограничиваясь тем, что просто не скупился ни на ее гардероб, ни на учителей - смотреть на нее было вам обоим, но только один из вас не мог даже найти в себе силы бросить на нее лишний взгляд. И потому ты не пыталась убедить отца не выдавать совсем еще юную Флер замуж так рано, и нисколько не опечалилась, когда она, овдовевшая буквально на второй день брака, отбыла в столицу под крыло королевы Анриетты. Это было лучшим выходом для всех, в том числе и для тебя, занятой собственной семьей.
[indent] Брак со вторым графским сыном Готье Морелем не принес тебе счастья, но жили вы вполне мирно и ты даже искренне горевала по мужу, когда тот отошел в мир иной. Он был уступчивым и спокойным человеком, который легко подстраивался под властную жену и не стремился отстоять свое право на самостоятельность. Он был просто рад тому, что в его доме все хорошо и ты родила сына, Леона, который хоть и не будет носить его фамилию, но будет все равно его крови. Ваш союз был удачным, и кончина мужа была в самом деле ударом как для тебя, так и для твоего сына. Чтобы как-то отвлечься, вы покинули успевшее стать родным поместье и отправились в Туссен, где ты окунулась в водоворот столичной жизни, с небывалым рвением постигая все то, чему тебя учил отец.
[indent] Ты думала, что у тебя на все будет куда больше времени, но боги вновь решили все по-своему. Девятьсот восемьдесят пятый год заставил тебя разделить с отцом груз ответственности за Тьебо - летом королеву подкосила неизвестная болезнь, а король, твой двоюродный брат, отправился на поиски лекарства, оставив королевство в руках своих старших детей и советников. Вначале вместе с отцом, а затем и вместо него ты сидела на советах, отдавала указания и распределяла силы на карте, приходя в ярость от того, что юг герцогства, юг твоих земель смели грабить и жечь какие-то ублюдки. Ты была одной из тех, кто настаивал на самых жестоких мерах наказания, и этим запомнилась народу, мнение о тебе у которого сложилось двоякое. Жесткая, но сильная защитница, львица, не знающая пощады, вот, какой тебя прозвали люди.
[indent] Готова ли ты была к тому, что то, что вначале отец тебе поручил, неожиданно станет твоими буднями? Эдмон устал от жизни, и этот год основательно подорвал его и без того ухудшившееся с годами здоровье. В сентябре его не стало, а ты получила титул, который перешел к тебе по праву старшинства. Так что, кузина, да здравствует новая герцогиня? Сумеешь ли ты стать такой же незаменимой для нового правителя Дальмаса, как в свое время стал для короля Бастиана твой отец?


http://s7.uploads.ru/ofSmI.gif http://sh.uploads.ru/tJNWj.gif


Мы всей семьей ждем нашу несравненную кузину! Эта сильная, властная и не лишенная амбиций женщина крайне нужна Дальмасу, в котором случилась "перестановка кадров". Те, кто был долгие годы у власти покинули свои места, и теперь правит новое, молодое поколение, среди которого Жаклин хочет занять отнюдь не последнюю роль.
Смена внешности возможна, но на темноволосую и смуглую женщину. От себя могу предложить рассмотреть следующих: Paz Vega, Claudia Bassols, Penelope Сruz.

пост

С отъездом отца в его паломничество ничего не стало лучше. Матушка все также болела, чахла на глазах и все были бессильны ей помочь. Она мягко улыбалась, просила никого не волноваться и послушно пила все, что велели придворные лекари. Но Рауль знал, что они разводят руками, что дрожат как осиновые листья под взглядом его дяди Алера Бонне требовавшего поставить на ноги королеву, его сестру. Рауль ничем не мог ей помочь и потому пытался помочь хотя бы королевству - в  Тьебо творилось непонятно что и произошедшее на ярмарке это только подтверждало. Без отца руки Рауля были связаны, и хоть он и хотел повесить каждого разбойника, который решил поселиться в местных лесах, он был связан по рукам и ногам. Такая беспомощность раздражала и злила его, поэтому он пытался делать хоть что-то - наводил страх на капитанов стражи в ближайших городах, пытаясь разобраться, почему разбойничьи вылазки с каждым днем становились все более масштабными и удачными.

-Там карета, Ваша Светлость, - сказал ему один из сопровождающих, заметив впереди остановившуюся карету. Это было странным местом для остановки, и Рауль чуть нахмурил брови, прежде чем кивнул своему спутнику, дескать, вперед скачите и проверьте, что там. Если это засада разбойников, то она как некогда кстати - Раулю несказанно хотелось кому-то всыпать по первое число, а тренировки с мечом во дворце нисколько ему не помогали. Видят боги, у него хватало поводов быть раздраженным, и он страшно хотел уже на ком-то выместить зло. На братьях и сестрах не хотелось, да и чего брать с младших? А вот Дамьен, Колетт и Арман прекрасно умели избегать его, загодя чуя, когда Рауль хочет взорваться, так что ссориться с ними было неинтересно. Да и правда, он не хотел еще и с ними пререкаться, будто он не знал, что хватало тех, кто этого так желал.

Подъехав ближе, Рауль, узнал, наконец, чей это экипаж стоял посреди дороги и что произошло - колесо увязло в грязи, и теперь не могло сдвинуться и довезти герцогиню Боннет и ее падчерицу с пасынком до Туссена. Юноша спешился и поджал губы, прежде чем распахнул двери кареты. Лицо его не предвещало ничего хорошего.

-Приветствую вас, моя дорогая тетушка, кузина, кузен, - его лицо чуть смягчилось, когда он оглядел присутствовавших и заметил радостную улыбку Эмильена. Все же, к родней он относился хорошо, кузину и кузена любил, а новоявленную тетушку всячески обихаживал на пирах до ее свадьбы, потому что ценил женскую красоту. Ругаться как-то сразу расхотелось, и потому он смягчил тон. - Мой дядя знает, что вы отправились в путь без более или менее приличного сопровождения? Невероятная неосмотрительность, я и мои люди сопроводим вас до Туссена.

Упрек был не безосновательным - на дорогах было небезопасно, и им повезло, что именно Рауль с людьми оказался на дороге в этот день. Вместе с еще парой крепких мужчин принц лично помог вытащить карету, что оказалось задачей не сложной, но хлопотной: из-за прошедших на днях дождей дорога в этом месте стала вязкой. Расправившись со всем, он передернул плечами и отошел к своему коню, собираясь взобраться на него, но замер и обернулся услышав оклик. К нему спешила герцогиня Бонне, и Рауль выжидающе посмотрел на нее, гадая, что же ей надо.

-Прошу вас, осторожнее, не упадите, -  все же, сказал он ей, протянув руку, когда она подошла к нему ближе, пройдясь по скользкому участку. Отвратительная дорога, отвратительный ноябрь, каждый год одно и тоже.

+6

7

FLEUR LAURENT - ФЛЕР ЛОРАН
В ПОИСКАХ [ОДНОЙ ДАВНЕЙ ИСТОРИИ]
http://s9.uploads.ru/t/069Uw.gif http://s9.uploads.ru/t/Z8qn4.gif
fc: mariya andreyeva.

Планируемые отношения:
часть семьи, некогда предмет запретной страсти и дама сердца, ныне - трогательное юношеское воспоминание;

Возраст, дата рождения:
21;

Титул, род деятельности:
шира, дочь покойного герцога Тьебо Эдмона Мерво, придворная дама.

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

http://sd.uploads.ru/t/WRfEB.gif

Like an image passing by
My love, my life
In the mirror of your eyes
My love, my life
I can see it all so clearly
Answer me sincerely

Was it a dream, a lie?

[indent] Флер Мерво появилась в доме Герреро пугливым солнечным лучом, четырнадцатилетней девочкой-невестой, обещанной Жюльену Лорану, брату хозяйки дома. Старый Ренар Лоран много детей дал стране и королю - но их судьбы, хоть сложились по большей части и достойно, и счастливо, не возвратили дому Лоранов старинного блеска, как тому мечталось. Брак его овдовевшего, оставшегося бездетным сына Жюльена с младшей дочерью герцога Мерво, кузиной самого короля, казался хитрому лису удачной партией, самой выгодной из всех, что совершали Лораны - не четой вот хоть вальвассору Герреро, за которого выскочила его дочь Марианна. Ренар Лоран был тщеславным, но незлым и умным человеком - однако Боги, похоже, всё равно не слишком его любили. Он просчитался.

[indent] Флер Мерво всю свою недолгую жизнь страдала от недостатка любви. Её рождение стоило жизни герцогине, и девочка, лишившись матери при появлении на свет, лишилась и тёплых чувств со стороны отца. Старшая сестра Жаклин, любимица и наследница Эдмона, была всегда слишком занята своими амбициями, своим сыном, своими придворными интригами, чтобы возиться с младшей; брат, Фаустин, был самым близким для Флер человеком, но и его больше занимали турниры и придворные ширы, чем общество девочки-подростка. Эдмон Мерво дал за Флер хорошее приданое - и, кажется, предпочёл бы её больше не видеть.

[indent] Ренар Лоран обзавёлся невесткой, но не связями и не положением.

[indent] Джованни Герреро приходился Ренару внуком, Жюльену - племянником. Флер, такая юная, красивая и печальная, вызвала в душе молодого человека живейшее волнение. Несмотря на едва созревшую молодость, она была образована и утончённа, возвышенно-мечтательна, держалась с достоинством - девушка du comme il faut, герцогская дочь, не чета весёлым сборщицам винограда, уличным танцоркам и мелкопоместным ширам, с которыми Джованни обычно имел дело. Среди всех его любовных приключений Флер была первым увлечением, всерьёз оцарапавшим его сердце. Ему было двадцать три года. Ему казалось, что это очень серьёзно и одухотворённо - прямо как в рыцарской балладе: любить обручённую невесту своего родственника, болезненного хилого Жюльена, который был, конечно, славным малым, но никуда не годился как супруг. Все знали, что Джанни неровно дышит к своей тётушке - в такой семье, как Герреро, сложно было хранить роковые тайны, - но это вызывало только добродушные смешки. Пока Джованни носил её цвета на турнирах, публично склоняя копье перед своей избранной дамой - никто не видел в этом ничего дурного. Мальчикам полезно безнадежно влюбляться.

[indent] Но бракосочетание всё же постарались ускорить.

[indent] Жюльен Лоран не прожил и двух дней после свадебного пира. Всегда отличавшийся слабым здоровьем, подавленный болезнью и смертью первой супруги, он был сильно ослаблен шумными празднествами в честь помолвки - всё-таки был уже в возрасте, годясь в отцы своей молодой жене. Старый Ренар брюзгливо говорил, что его сын умер оттого, что на пиру переел персиков, запивая их молодым пивом - однако горевал всерьёз, и пережил Жюльена ненадолго, скорбя как по своему чаду, так и по погибшим навсегда амбициям.

[indent] Флер Лоран не обрела мужа, но неожиданно обрела семью.

[indent] Марианна Герреро души не чаяла в маленькой несчастной вдове своего брата; её дочери, Исабель и Жакетта, любили Флер как свою младшую сестру. И суровая вдова Ренара, Хиральда, и её дочь, весёлая старая дева Инес, и наследник Ренара Ален Лоран - все готовы были принять участие в судьбе своей новоиспечённой родственницы, невзирая на то, что после смерти Жюльена их фактически ничего не связывало. Но все они дружно признавали, что оставлять безмужнюю девицу в доме с Джованни - чревато, и на семейном совете было решено принять предложение Мерво: Флер Лоран отправлялась в Туссен, ко двору, к королеве и принцессам.

[indent] Джованни, вернувшийся из очередного похода уже после отъезда своей дульцинеи, так никогда и не узнал, думала ли она о нём, услышав о грядущем путешествии. Огорчилась ли расставанию, затмил ли блеск дворцовой жизни в её юном воображении облик провинциального рыцаря и его семейного гнезда?.. Но он желал ей счастья - и, судя по долетавшим до них слухам и письмам, в Туссене Флер действительно обрела покой и дом, которых ей так не хватало. Джованни было не привыкать отпускать свои чувства.

[indent] Эта история в конце концов стала для него лёгким, поэтическим воспоминанием юности. Флер Лоран не была его судьбой - но была предчувствием его судьбы. В том же году, покинув Дальмас в свите племянницы своего сюзерена, Джованни встретит скайхайскую кинесвиту Аннису Голдвин - чьё рождение стоило жизни её матери; юную, красивую и печальную, образованную и утончённую, - и почувствует то, чего не чувствовал раньше; то, что искал во Флер всё это время - что искал во всех женщинах своей жизни.

[indent] Он пришлёт Флер приглашение на свою свадьбу. Может быть, им доведётся ещё встретиться?..

Like reflections of your mind
My love, my life
Are the words we try to find
My love, my life
But I know I don't possess you

So go away, God bless you

http://s7.uploads.ru/t/lOToy.gif


а спонсор этой заявки - Рауль тег arthur x lyanna. тег arthur x lyanna - посмотри, какие мы миленькие!
строго говоря, заявка не столько для меня, сколько для семьи Мерво. я очень медленный соигрок, но чудесную Флер ждёт ещё целая плеяда родственников разной степени венценосности, у нас есть Фаустин, четверо из пяти королевских детей, невесты принцев, жених принцессы, словом, туссенский двор крепко укомплектован и скучать без дела вам не даст ~
я же буду рад составить компанию во флешбеках, чтобы поесть стекла, и пересечься где-нибудь в реальном времени, чтобы вспомнить молодость - но, как вы понимаете, без долгоиграющих романтических продолжений, Джованни счастливо женат и всё такое.
а, да. отношение Флер к Джованни - опционально и обсуждаемо. мне было бы лестно быть её первой любовью, но я вовсе не претендую на то, чтобы быть единственной. я вижу её чувства скорее детской, сестринской привязанностью к человеку, который комфортил её после критической нехватки любви со стороны отца и сестры, чем полноценной взрослой страстью, но персонаж - ваш [и в юрисдикции куратора Дальмаса], а относительно всяких личных деталей я всегда готов к диалогу. с:

пост

http://s8.uploads.ru/t/vmlxw.gif http://s8.uploads.ru/t/SG74w.gif
« как в самых смелых снах дышать, отбросить всё, закрыв глаза
и ярче свет, и только шаг, и больше никогда не лгать
»

[indent] Сказать, что Джованни нервничал - значит, ничего не сказать.

[indent] Давно ли миновали времена, когда он лез поперед батьки в пекло, как витиевато выражалась трактирщица Пилар, принося им с Этторио корпию и чистое полотно? Когда совал нос за каждый покосившийся плетень да в каждое затенённое плющом высокое окно, когда ввязывался в авантюры и драки просто из юношеского лихачества, чтобы потешить своё любопытство и своё самолюбие, когда проверял собственную голову на крепость кувшинами вина и кабацкими лавками, смеясь и рисуясь, когда рисковал понапрасну, не задумываясь о тревогах и переживаниях матери где-то в далёком вальвассаже, когда не ведал ни страха, ни устали, ни стыда, ни совести?..

[indent] Теперь он умел бояться. Анниса, стоявшая поодаль, казалась такой хрупкой на фоне кроушорских скал и набычившегося тучами неба, светлой, как лунный луч, рядом с черноволосыми и смуглыми, обласканными солнцем южанками - Джованни, конечно, знал, что его северная принцесса, рождённая в этих местах, для этих мест, выросшая среди льдов и снега, была способна вынести любые скайхайские бури куда лучше него самого, но всё равно ничего не мог поделать с этим подсердечным трепетом. Любовь делала его уязвимым, лаская и царапая чувствительное нутро беспокойством, тревогой, заботой, не знакомыми Джованни прежде - более юному, более беспечному.

[indent] Он заметил краем глаза, как Энцо уворовал поцелуй у своей невесты, но смотрел не на Энцо. Нис поглядывала на его земляков, держась рядом с принцессой, и пыталась не улыбаться, и Джованни чуть сощурился, чувствуя, как суматоху военной тревоги, родное сердцу бряцанье оружия, занявшийся боевой азарт затапливает поднявшейся в груди волной - горячей, шепчущей, нежной. Разве его кинесвита не заслуживает того же? Той же честности, открытости, признания перед всем светом, перед людьми и богами? Разве он слабее в коленках, чем Энцо Фортунато, и не может поднять на плечи тяжесть и восторг своей любви, взять на себя ответственность, принять последствия?

[indent] В тот день, когда он, взмыленный после поединка с Бриджит, с кровью на оцарапанной щеке, взлетел по лестницам Белого Замка и ворвался в покои кинесвиты, перепугав Фриду, упав к ногам своей возлюбленной - в тот день он говорил, что хочет быть подле неё всегда, даже когда она выйдет замуж за какого-нибудь знатного северного лорда и станет носить его детей. Теперь это была бы наглая ложь. Джованни не хотел видеть возле неё никакого знатного северного лорда. Не хотел прятаться за её плечом под личиной безымянного охранника, одного из многих, опасаться подойти ближе положенного, притворяться равнодушным, когда у него вся кровь вскипает, - не хотел довольствоваться редкими, украденными у богов ночами, расставаться с первыми лучами на побледневшем небе, да и пробираться по ледяным замковым коридорам полуодетым тоже сомнительное удовольствие, знаете ли. Нет, Джованни был жаден, он хотел её всю, целиком, навсегда, чтобы можно было целовать её на скалистом берегу под рёв волн и кракена, а не тайком за пыльными гобеленами. Чтобы иметь право заслонить её собой, чтобы встречать ясным и твёрдым взором любые шепотки, крысящиеся по углам, чтобы между ними всё было наверняка - как у его родителей. Прижимать её к себе крепче под чужими взглядами, не скрывать, словно какой-то грязный секрет, то, что вспыхивало между ними, как виноградный спирт, стоило им пересечься взглядами, - то, что он любит Аннису Голдвин, больше жизни, сильнее родины, превыше всякого разумения. Она была всем его миром - и он хотел весь мир.

[indent] Скромность и умеренность в желаниях, в общем, никогда не были характерными чертами Джованни Герреро.

[indent] - Пяти раз не попаду, потому что попаду семь, - весело огрызнулся он Энцо, хлопнув его по плечу и коротко кивнув в знак благодарности. Энцо никогда не требовалось ничего объяснять, потому что Энцо всегда понимал его лучше прочих. Слепленный из того же теста, даже влюбился тоже в принцессу. Забавно, должно быть, Богам смотреть на них двоих. - Можем поспорить! На оставшееся жанское.

[indent] С ними ничего не случится, но что-нибудь может случиться с ним. Не сегодня, так завтра - это же Скайхай, тут что ни кракен, так василиск, ничего не может пройти без эксцессов. Джованни не возражал против того, чтобы подвергаться опасности - хоть каждый день, в конце концов, он сам выбрал такую судьбу. Но если сейчас Боги будут к нему немилостивы - он снова оглянулся на Аннису, - она останется один на один с тем, что он не смог устоять под жарким шёпотом её ответного признания, даже зная, чем ей это грозит. Она доверилась ему, полюбила его, вручила ему своё девичество, свои страхи, своё счастье - не для того, чтобы он трусливо умер от щупалец какой-то морской твари, оставив её разбираться с предрассудками скайхайского двора.

[indent] Всё это имело какое-то простое и очевидное решение. Должно было иметь. С несвойственной для себя рассеянностью, словно погружённый под скрадывающую звуки толщу воды, Джованни смотрел, как Вигго сноровисто пристроился к береговому оружию, похожему на корабельный стреломёт, как закричали при приближении Леомера Кейльхарта, как стали разбирать зачарованное оружие. Он тоже взял клинок, застегнул на предплечье бандольер с арбалетными болтами. Какая-то напрашивающаяся мысль, какие-то нужные слова подбирались солёной волной к губам, Джованни ловил отголоски, лоскутки этой мерещившейся картины, машинально заправляя оружие в ножны - и в тот момент, когда дешир Кейльхарт отдал приказ, что-то с щелчком встало на место. Все сомнения, все «зачем ей связывать свою жизнь с безземельным вальвассорским сыном», «я присягал дальмасской короне» и «а как же Коломбан» - всё вдруг схлынуло перед необходимостью скорой атаки, оставляя только ясность, осознанность, интуитивное ощущение правильного. Он должен сделать именно это, спросить её сейчас - перед лицом дальмасской принцессы, в присутствии своего лучшего друга и сюзерена, в короткий миг перед тем, как рискнуть своей жизнью ради когда-то чужого ему северного берега. Джованни вскинул голову, поглядел на ревущего кракена в косых лучах солнца, прищурив глаза от мельчайших солёных брызг, на сверкающие шпили белокаменных трамурских замков, на свою золотоволосую милую - и улыбнулся вдруг охватившей его ликующей решимости.

[indent] - Анниса! - он никогда прежде не называл её по имени на людях. И когда кинесвита обернулась, в её глазах, во всём выражении лица мелькнуло что-то такое, от чего Джованни непроизвольно шагнул вперёд. И ещё раз. И ещё, ещё, ещё - в несколько размашистых шагов он покрыл всё разделяющее их расстояние, обхватил её лицо ладонями и крепко, горячо поцеловал приоткрывшиеся губы.

[indent] Никакое коломбанское раздолье не имело значения, если он больше никогда не сможет её целовать.

[indent] В этом был весь смысл. И он не понял этого раньше.

[indent] Жакетта всегда говорила, что он болван.

[indent] - Ты выйдешь за меня? - спросил Джованни, слегка отстраняясь и заглядывая ей в глаза. Он чуть задыхался, и дальмасский акцент снова просачивался, пропитывая его речь, как винный уксус коралловую губку. - Замуж?.. - зачем-то уточнил он и улыбнулся, погладив нежную зардевшуюся щёку большим пальцем.

[indent] Ему хотелось сказать ещё так много, но он не успевал - уже окрасилась красной кровью морская вода, и Джованни порывисто обернулся на огласившие берег крики и оружейный гвалт, - и снова повернулся к Аннисе, в волнении сжав несколько раз рукоять меча в ножнах, вглядываясь в любимое лицо, словно хотел унести её с собой. Скажи «да», ну же, ну же, скажи хоть что-нибудь!.. Сердце заходилось, словно он пробежал сотню миль, не снимая доспехов, и кровь шумела в ушах, заглушая морской прибой, и его так и подмывало трусливо дезертировать в милую, знакомую и привычную резню бок о бок с Энцо, не дожидаясь ответа, решающего его судьбу, но Джованни Герреро сгреб себя в кулак, как полагалось мужчине и коломбанскому рыцарю, и терпеливо ждал.

[indent] Он ждал шесть лет. Он ждал её всю жизнь.

[indent] Кракен, Губитель его задери, тоже может немного подождать!..

Отредактировано Giovanni Guerrero (2018-09-05 16:18:09)

+10

8

MAUD TOSTEINN - МОД ТОСТЕЙН
В ПОИСКАХ ВЕДЬМЫ
http://sh.uploads.ru/t/5bvTQ.gif
fc: elizabeth olsen or dakota fanning

Планируемые отношения:
близкая подруга, фрейлина

Возраст, дата рождения:
22-24 года

Титул, род деятельности:
ведьма, "фрейлина в башне"

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Волосы, туго стянутые на затылке агатовой брошью, длинные рукава и ворот под горло — четырнадцатилетняя Аллана морщится, когда ей впервые представляют новую фрейлину. «Её зовут Мод», — шепчут ей на ухо, пока девушка, ничуть не растерявшись от затянувшегося молчания, с вызовом смотрит прямо в глаза кинесвите.

— Добро пожаловать, Модлин, — наконец приветствует её Голдвин после пятиминутной игры в гляделки. «Я сделаю всё, чтобы надолго ты здесь не осталась».

Тостейн, прибывшей в замок буквально намедни, не повезло угодить в чёрный список ещё заочно. Её мать, будучи любовницей кинна Линда X, оказалась хитрее своих предшественниц и помимо нарядов да броских безделиц, выпросила у своего покровителя место фрейлины для своей единственной дочери. Лану в этой ситуации просто поставили перед фактом. Разбередили болезненную гордыню необходимостью подчиниться воле какой-то третьесортной дворянки лишь потому, что та вхожа в альковы кинна. Протесты и возмущения оказались бессильны, поэтому Голдвин решает пойти другим путём — сделать так, чтобы фрейлина сама захотела сбежать из замка как можно дальше.

Эта задумка вполне могла бы сработать c кем-нибудь другим, но только не с Мод. Общаясь с матерью, она называет Аллану vile créature, на дальмасский манер, дабы случайно не скомпрометировать себя перед любителями слушать чужие разговоры. Мечтает придушить кинесвиту подушкой во сне, искренне веря, что мир от этого станет только лучше и даже находит способ безнаказанно вершить свою маленькую месть, используя магический дар, чтобы изводить Голдвин ночными кошмарами. Всё это она умело скрывает под безукоризненной маской невозмутимого достоинства, словно попытки Алланы её унизить проходят совершенно незамеченными. «Молли, причеши мне волосы», — просит она, когда все девушки заняты шитьем. «Марджи, мне нужно, чтобы ты съездила в город», — приказывает, когда сама Тостейн, надеясь на долгожданный свободный вечер, уже взяла в библиотеке новую книгу. «Мод, останься сегодня на ночь со мной», — последнее задание раздражает сильнее всего, хоть Лана в единственный раз и не ставила намеренно такой цели. Тостейн даже чувствует вину за свои ночные фокусы, когда видит кинесвиту напуганной, настоящей, впервые используя магию, чтобы помочь, а не ухудшить её состояние. Спонтанное милосердие приносит неожиданные плоды — Голдвин смягчается в отношении к фрейлине и даже перестаёт нарочно путаться в её имени, отныне всё время называя фрейлину Мод (поначалу в качестве компромисса, после уже по привычке). 
Проходят годы и Линд X, остывший к обществу леди Тостейн, увлекается новыми женщинами. Но потеря влияния матери Мод не тревожит, теперь у неё есть новый покровитель — старшая дочь кинна, не желавшая расставаться с любимой фрейлиной уже по собственному желанию. Сама Мод ещё ведёт последний арьергардный бой, продолжая в письмах матери жаловаться на глупую créature, но в действительности сопротивление уже сломлено. Её всё ещё раздражает неуёмная, не знающая меры натура Алланы, но Тостейн больше не находит удовольствия в высмеивании её пороков, напротив, своей серьёзностью пытается сдерживать легкомысленность кинесвиты, мешая стать жертвой собственного дурного характера.   


* Мод не ханжа и не синий чулок (если вдруг так показалось из текста), она не была так балована жизнью, как большинство других обитательниц замка, вследствие чего ум её более зрелый и рациональный. Она не лишена чувства юмора, пускай порой и очень чёрного, и пользуется авторитетом среди других девиц благодаря своим магическим талантам. В заявке об этом мало, но магия и стремление её развивать — одна из ключевых характеристик Мод.

* Персонаж немного отыгрывался на форуме, но это не значит, что вы лишены возможности интерпретировать или поменять какие-то факты под себя. Ещё у неё есть потенциальная кузина Тагани, которая прописана в акции и несколько дополнительных деталей био, которые я не стала здесь прописывать, так как императивом не навязываю и вообще там всё очень вариативно, так что давайте лучше свяжемся перед написанием анкеты в ЛС и обсудим.   

пост

Поездки в Эверард всегда наполняли сердце Алланы какой-то особой неповторимой лёгкостью. И хоть столичная жизнь, с её многочисленными условностями и пристальным  вниманием  со всех сторон, совсем не казалась кинесвите тягостной, приятно было иногда взять перерыв — почувствовать себя  хоть чуточку свободнее, осознать, что мир не ограничен одними лишь стенами Белого замка. Столько новых мыслей и идей стихийно пленили разум, что это нашествие чувств вдохновляло и пугало одновременно. Порой Лана искренне не понимала, что же преобладает — страх от желания чего-то запретного или приятное волнение, кружащее голову с момента приезда Линда. Волнение, скрывающее под собой нечто большее, чем радость от долгожданной встречи. Нечто, что заставляло день ото дня носить одни и те же серьги, пускай не слишком удачно сочетающиеся с её нарядами — просто потому, что  так приятно ей было внимание брата и так хотелось показать, как ценен для неё его подарок. Не спать до глубокой ночи, блуждая по лабиринтам спутанных мыслей или искать возможность отвлечься в обществе других девиц, в последнее время предпочитая всем прочим фрейлинам компанию Мод. Той самой девчонки, что так раздражала когда-то одним своим присутствием в комнате и стала так незаменима теперь. Кинесвита сама не заметила, как привязалась к Тостейн за её зрелый ум и смелость быть честной, даже если честность эта временами злила, в глубине души Лана оставалась признательна фрейлине за отрезвляющую правду. Ещё одной цепляющей Голдвин чертой было умение Мод удивлять. Даже спустя годы знакомства, поведение Тостейн не переставало казаться загадочным. Вот и сейчас, шагнув за порог её комнаты, Голдвин меньше всего ожидала застать подругу за спешными сборами.

— А я-то подумала, что ты решила от меня удрать, — эту версию она до сих пор не сбрасывала со счетов, очень уж неожиданно было поздним вечером видеть Мод одетой в дорожный плащ, да и вся эта история про ведьму звучала крайне сомнительно, как и то, что её и правда беспокоили кошмары Алланы.

Прикрыв за собой дверь, кинесвита пытливо бегает взглядом по углам в поисках доказательств своей теории. Подмечает оставленные на столе вещи, да и сама фрейлина явно собиралась идти налегке, если только не припрятала свой скарб где-нибудь под кроватью, заслышав в коридоре чьи-то шаги. Что же, так даже интереснее. Устраивать обыск Лана, конечно, не будет, а вот поиграть на чужих нервах — милое сердцу дело.

— И что она умеет, эта твоя ведьма? — садится на край кровати, с притворной усталостью рухнув на спину и скучающе вертит в руках подвеску, всем своим видом показывая, что, в отличие от Мод, совсем никуда не спешит. — Предложит пить зелье из слюны болотных лягушек? Уж как-нибудь обойдусь.

Лана не скрывает скепсиса в своём голосе, умело пряча за ним раздражение и нежелание общаться на тему своих кошмаров в принципе когда-либо с кем-либо. Куда больше ей нравилось не поднимать эту тему вообще и делать вид, что проблемы не существует. Раскрутив подвеску слишком сильно, кинесвита едва не попадает себе в глаз, но вовремя перехватывает медальон рукой и резко поднимается с постели.

— Хотя знаешь что, а пойдём. Только переодеваться я не буду, одолжи-ка мне лучше какой-нибудь плащ.

«Интересно будет посмотреть, как ты станешь выкручиваться», — думает Голдвин, решая подыграть подругу и сделать вид, будто она повелась на эту ложь. Ей действительно было интересно, что же придумает Мод теперь — сознается или продолжит гнуть свою линию дальше, запутываясь во лжи лишь сильнее. Лана отчего-то совсем не сомневалась, что Тостейн ей лжёт и в этот раз ей выпала отличная возможность проверить свою теорию. И может быть даже раскрыть парочку секретов, что так старательно скрывает её таинственная фрейлина.

+6

9

PAULINE CARNE - ПОЛИН КАРНЕ
В ПОИСКАХ РОЗЫ С ШИПАМИ
http://sh.uploads.ru/lZfzp.gif http://s7.uploads.ru/TzQ4H.gif
fc: Anna Popplewell

Планируемые отношения:
моя младшая сестренка,
моя любовь и головная боль

Возраст, дата рождения:
19 лет

Титул, род деятельности:
шира, компаньонка Арабеллы Мерво (супруги принца Дамьена)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

«Моя дорогая Полин, ты так похожа на меня… уверенная и целеустремленная, амбициозная и привыкшая получать все, что тебе пожелается. За сестринской любовью я не замечаю твоей эгоистичности и иногда надменности. А быть может твое лукавство позволяет скрывать все от моего пристального взгляда. Ты красива и статна, ты притягиваешь взгляды мужчин, лелея в матушке надежду на еще один успешный брак в семье. В погоне за желанным титулом и мужем ты не гнушаешься и не слишком достойных средств и знаешь как избавится от соперниц, но достигнешь ли ты этим своего счастья? Я помогу тебе разобраться в придворном мире интриг, я буду твоей поддержкой и опорой в этом переменчивом мире.Приходи, укрась Дальмас своей улыбкой, и мы узнаем твою историю вместе.»

❖ Полин - средняя дочь состоятельного вальвассора Маржена Карне из графства Макселанда, имеющего богатое рудообрабатывающее производство.
❖ Это красивая, умная и уверенная в себе девушка, которая точно знает, чего она хочет и как добиться своих целей. Образованная, с хорошим вкусом и любовью ко всему дорогому и богатому, она хочет для себя лучшего - состоятельного и знатного мужа, положения в обществе, дорогих нарядов и украшений. Полин знает, что достойна этого не меньше старшей сестры, ставшей женой графа, что она воспитана так же хорошо и может составить достойную партию даже принцу. Она знает искусство сплетен, она не боится обмана и хитрости, чтобы воплотить в жизнь свои мечты.
❖ Помимо старшей сестры в лице Филомены есть еще и старший брат — Сальватор Карне (26 лет), младшая сестра Люсиль (17 лет) и племянники, мои дети: Марсьен и Алуэтт (6 и 4 года). Так же есть воспитанница Филомены - Ноэль (Лавайе) Мерво (17 лет), сестра покойного графа, моего мужа.
❖ Весной 984 года, после смерти мужа, Филомена пригласила Полин и Люсиль погостить в графстве, пообещав родителям устроить для сестер успешные браки. С тех пор они находятся под ее попечительством.
❖ Летом 985 года Полин невольно приняла активное участие в отношениях Ноэль и принца Рауля: когда Рауль гостил в Бальбине, он поначалу увлекся ею, а девушка от скуки уговорила его пошутить над "замарашкой Ноэль": сделать вид, что она ему интересна, подружиться с ней или даже влюбить ее в себя. Рауль от той же скуки и от симпатии к Полин согласился, но шутка очень быстро переросла в искреннюю привязанность к Ноэль. В марте 986 года Полин раскрывает шутку Ноэль, рассорив влюбленных.
❖ В середине октября 985 года вместе с Филоменой и Ноэль, сестры приезжают в столицу - основная цель поездки, конечно же представить девушек при дворе и найти им достойные партии.
❖ После 1 октября 986 года Полин получает назначение - Филомена договаривается для сестры о позиции компаньонки при Арабелле Мерво, молодой супруги принца Дамьена.


Полин очень ищет не только сестра в моем лице, но и Ноэль Мерво — сестра моего покойного мужа, а так же Арабелла Мерво для которой после замужества Полин стала компаньонкой. Не отказался бы с ней сыграть и сам Рауль, которому этот персонаж также интересен.
Девушка в качестве НПС фигурировала в некоторых личных эпизодах Ноэль и в паре событий в столичном дворце.
Внешности менябельна, но нам кажется, что эта барышня вполне подойдет для воплощения характеров.

пост

[indent] Грохот и невольные вскрики, жесткие пол пол и потолок, удары об углы, друг-друга и корзинку нянюшки, словно перевернулись небо и земля… все спуталось и смешалось, когда карета кубарем опрокинулась следом за подкосившимися на землю конями, со скрипом скатившись под откос дороги и остановившись лишь когда ударилась о деревья. Жалобное ржание коней, которых на последнем издыхании протащило за перевернувшейся каретой волоком, стихли, погружая чудом выживших в мертвенную тишину.
[indent] Всего на какое-то мгновение, на доли минуты, гнетущая тишина оглушила, заставляя Филомену услышать как колотится в испуге сердечко. Не ее, но сына… свернувшись словно кошка в клубок, она крепко держала мальчика зажатого меж юбок, закрывая собой, пытаясь защитить от угрозы.
[indent] - М-мама… - жалобный голос напуганного ребенка заставил ее очнуться от забытья в иллюзорном спокойствии, поспешно разгибаясь.
[indent] Марсьен был взъерошен, но цел и первым делом Филомена прижалась губами ко лбу мальчика.  Карета лежала на боку, они с Марсьеном оказались у пола, служившего теперь стенкой, в то время как Оливет распласталась у крыши… с портняжными ножницами, торчащими из ее живота. Алое пятно растеклось по светлой ткани, а глаза нянюшки все еще были открыты и смотрели уже в небеса… Графиня ощутила колотящую дрожь в груди, но не дала той ни единого шанса завладеть телом, или страху захватить свои мысли. Она ладошками перехватила лицо Марсьена, не позволяя ему посмотреть в том направлении:
[indent] - Все хорошо, мой милый. - спокойным, уверенным тоном проговорила Филомена, - Это просто игра. Помнишь, как вы играли с мальчиками в осаду замка? Мы играем… мы просто играем.
[indent] - Как думаешь, кто-нибудь выжил? - все тот же веселящийся голос зазвучал совсем близко и послышались шаги, приближающиеся к карете.
[indent] - Мы будем играть, - торопливо и тихо, но так же уверенно заговорила графиня, внимательно глядя в глаза сына и ища в них понимания. - и ты должен спрятаться. Прячься под мою накидку и сиди тихо!
[indent] - Угу… - Марсьен кивнул, чуть хмурясь, но безропотно позволил матери скинуть тонкую летнюю накидку и накрыть себя ею.
[indent] - Помни, ни слова, милый! - как молитву повторила свои слова Филомена, когда дверца кареты над ними распахнулась.
[indent] - О, да нам повело сегодня. - хохотнул мужчина, грубая и сильная рука схватила графиню за плечо и вздернула наверх, - Еще как повезло! - присвистнул разбойник, окидывая ее взглядом и почти волоком вытаскивая из кареты.
[indent] Этот бандит не был похож на простого грабителя с большой дороги или обычного вора, как и его компания, подтягивающаяся следом. Пять, нет… шесть? В ножнах и руках разбойников было слишком хорошее оружие, словно сделанное для какого-то отряда, а не украденное тут или там, как это бывало у бандитов с большой дороги. Да и одеждой отличались - пусть изрядно затасканной, но под пристальным взглядом опытной графини слишком отличающейся от воровских тряпок.  Это была организованная банда, с хорошим достатком, которая искала не наживы. Или наживы… но иного сорта.
[indent] - Неужели такая красавица путешествовала в одиночестве? - удивленно поинтересовался главарь, продолжая беззастенчиво рассматривать Филомену. - Эй, Готье, проверь карету.
[indent] Взгляд мужчины прошелся по ее лицу, задержавшись на губах, внимательно и жадно проследил линию растрепавшихся локонов вдоль скулы, опустился к декольте, где вздымалась от взволнованного дыхания грудь, стянутая тугим корсетом. Плотоядный, хищный взор и боль в плече, которое разбойник держал своей хваткой, не тревожили мысли графини как то, что один из мужчин двинулся к карете, заглядывая внутрь.

https://b.radikal.ru/b15/1807/6f/edc366648aec.gif

«О Утешительница, не дай свершиться непоправимому!
Молю тебя, прими в свои заботливые и успокаивающие объятия моего сына, окружи его заботой и защитой!
Огради его от дурного.
Не смею просить тебя об отмщении за судьбу, какая бы меня не постигла, молю не за себя но за Марсьена.
Огради его…»

[indent] - У нашей красотки была компаньонка, - разочарованно потянул он, - Но тебе бы она не пришлась по вкусу, толстуха. Что тут у нас?… Х-ха!
[indent] - Мама! - вскрик перепуганного сына заставил Филомену выпрямиться и встретиться взглядом с их главарем.
[indent] - Мама, меня нашли.
[indent] - Я знаю, милый. Все хорошо. - громко проговорила Филомена, не оборачиваясь и даже не дергаясь в руках преступника.
[indent] Все внутри дрожало в напряжении как перетянутая тетива лука, но она не могла позволить себе ни единого лишнего жеста, который мог спровоцировать этих ублюдков. Графиня понизила голос, чтобы Марсьен не слышал ее слов.
[indent] - Я могу дать вам много денег, столько сколько потребуется. Или драгоценностей. В обмен на жизнь меня и моего сына.
[indent] - Денег!.. - бородач хохотнул, подмигивая друзьям, - Она хочет откупиться.
[indent] - Мама… - жалобно повторил Марсьен, и Филомена спиной почувствовала напуганный взгляд сына.
[indent] - Дорогой, мне нужно поговорить с этим деширом и мы поедем домой. - она не сводила взгляда с глаз предводителя банды, - Я готова на все, чтобы вы сохранили жизнь мне и моему сыну. Назовите свою цену.
[indent] - На все?.. - бровь мужчины вопросительно изогнулась и губы искривились злой усмешкой, - Это мы сейчас проверим… - он жестко ударил графиню спиной о дерево, а свободная рука схватилась за юбки и под дружнее улюлюканье начала задирать их.

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-09-17 18:24:00)

+3

10

LUCILLE CARNE - ЛЮСИЛЬ КАРНЕ
В ПОИСКАХ НЕЖНОЙ ЛИЛИИ
http://sg.uploads.ru/j0YCp.gif http://s5.uploads.ru/AZchD.gif
fc: Kaya Scodelario / Hailee Steinfeld
[на выбор]

Планируемые отношения:
моя любимая сестра,
моя отрада и успокоение

Возраст, дата рождения:
17 лет

Титул, род деятельности:
шира, компаньонка Ноэль Мерво
(супруги принца Рауля)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

«Моя милая Люсиль, ты все еще так нежна и почти инфантильна, в лучшем смысле этого слова. Ты не мечтаешь о замужестве и титулах, не ищешь внимания знатных мужчин. Ты любишь музыку и искусства, а в игре на арфе достигла невероятных успехов, прилежно развивая свой талант. В тебе есть мягкость и нежность, отзывчивость и бескорыстная доброта, которая помогает находить верных друзей. Но будь осторожна с ними, ведь не все так же чисты в своих помыслах, особенно при королевском дворе. Знай, что я испытываю почти материнскую нежность и любовь к тебе, и приложу все усилия, чтобы устроить твою жизнь с честным и заботливым человеком, которого ты заслуживаешь.
Приходи, чтобы в Дальмасе стало чуть светлее, и расскажи нам свою историю!»

❖ Люсиль — младшая дочь состоятельного вальвассора Маржена Карне из графства Макселанда, имеющего богатое рудообрабатывающее производство.
❖ Это талантливая к музыке и искусствам девушка, светлая и чистая в своих мыслях и ожиданиях. Она не грезит еще о браке, не гоняется за богатыми и высокими по титулу женихами, не ищет выгоды и ге смотрит на все из сухого расчета. Быть может она слегка инфантильна, но именно это помогло ей стать куда ближе к воспитаннице сестры - Ноэль, с которой они стали довольно дружны еще в Эрлюэне. 
❖ Помимо старшей сестры в лице Филомены есть еще и старший брат — Сальватор Карне (26 лет), младшая сестра Полин (19 лет) и племянники, мои дети: Марсьен и Алуэтт (6 и 4 года). Так же есть воспитанница Филомены — Ноэль (Лавайе) Мерво (17 лет), сестра покойного графа, моего мужа.
❖ Весной 984 года, после смерти мужа, Филомена пригласила Полин и Люсиль погостить в графстве, пообещав родителям устроить для сестер успешные браки. С тех пор они находятся под ее попечительством.
❖ В середине октября 985 года вместе с Филоменой и Ноэль, сестры приезжают в столицу — основная цель поездки, конечно же представить девушек при дворе и найти им достойные партии.
❖ После 1 октября 986 года Люсиль получает назначение — Филомена договаривается для сестры о позиции компаньонки при Ноэль Мерво, молодй супруге принца Рауля.


Люсиль очень ищет не только сестра в моем лице, но и Ноэль Мерво — сестра моего покойного мужа, а так же жена принца, для которой после замужества Люсиль стала компаньонкой.
Девушка в качестве НПС фигурировала в некоторых личных эпизодах Ноэль и в паре событий в столичном дворце.
Внешности менябельна, но нам кажется, что эти барышни вполне подойдут для воплощения характеров.

пост

[indent] Грохот и невольные вскрики, жесткие пол пол и потолок, удары об углы, друг-друга и корзинку нянюшки, словно перевернулись небо и земля… все спуталось и смешалось, когда карета кубарем опрокинулась следом за подкосившимися на землю конями, со скрипом скатившись под откос дороги и остановившись лишь когда ударилась о деревья. Жалобное ржание коней, которых на последнем издыхании протащило за перевернувшейся каретой волоком, стихли, погружая чудом выживших в мертвенную тишину.
[indent] Всего на какое-то мгновение, на доли минуты, гнетущая тишина оглушила, заставляя Филомену услышать как колотится в испуге сердечко. Не ее, но сына… свернувшись словно кошка в клубок, она крепко держала мальчика зажатого меж юбок, закрывая собой, пытаясь защитить от угрозы.
[indent] - М-мама… - жалобный голос напуганного ребенка заставил ее очнуться от забытья в иллюзорном спокойствии, поспешно разгибаясь.
[indent] Марсьен был взъерошен, но цел и первым делом Филомена прижалась губами ко лбу мальчика.  Карета лежала на боку, они с Марсьеном оказались у пола, служившего теперь стенкой, в то время как Оливет распласталась у крыши… с портняжными ножницами, торчащими из ее живота. Алое пятно растеклось по светлой ткани, а глаза нянюшки все еще были открыты и смотрели уже в небеса… Графиня ощутила колотящую дрожь в груди, но не дала той ни единого шанса завладеть телом, или страху захватить свои мысли. Она ладошками перехватила лицо Марсьена, не позволяя ему посмотреть в том направлении:
[indent] - Все хорошо, мой милый. - спокойным, уверенным тоном проговорила Филомена, - Это просто игра. Помнишь, как вы играли с мальчиками в осаду замка? Мы играем… мы просто играем.
[indent] - Как думаешь, кто-нибудь выжил? - все тот же веселящийся голос зазвучал совсем близко и послышались шаги, приближающиеся к карете.
[indent] - Мы будем играть, - торопливо и тихо, но так же уверенно заговорила графиня, внимательно глядя в глаза сына и ища в них понимания. - и ты должен спрятаться. Прячься под мою накидку и сиди тихо!
[indent] - Угу… - Марсьен кивнул, чуть хмурясь, но безропотно позволил матери скинуть тонкую летнюю накидку и накрыть себя ею.
[indent] - Помни, ни слова, милый! - как молитву повторила свои слова Филомена, когда дверца кареты над ними распахнулась.
[indent] - О, да нам повело сегодня. - хохотнул мужчина, грубая и сильная рука схватила графиню за плечо и вздернула наверх, - Еще как повезло! - присвистнул разбойник, окидывая ее взглядом и почти волоком вытаскивая из кареты.
[indent] Этот бандит не был похож на простого грабителя с большой дороги или обычного вора, как и его компания, подтягивающаяся следом. Пять, нет… шесть? В ножнах и руках разбойников было слишком хорошее оружие, словно сделанное для какого-то отряда, а не украденное тут или там, как это бывало у бандитов с большой дороги. Да и одеждой отличались - пусть изрядно затасканной, но под пристальным взглядом опытной графини слишком отличающейся от воровских тряпок.  Это была организованная банда, с хорошим достатком, которая искала не наживы. Или наживы… но иного сорта.
[indent] - Неужели такая красавица путешествовала в одиночестве? - удивленно поинтересовался главарь, продолжая беззастенчиво рассматривать Филомену. - Эй, Готье, проверь карету.
[indent] Взгляд мужчины прошелся по ее лицу, задержавшись на губах, внимательно и жадно проследил линию растрепавшихся локонов вдоль скулы, опустился к декольте, где вздымалась от взволнованного дыхания грудь, стянутая тугим корсетом. Плотоядный, хищный взор и боль в плече, которое разбойник держал своей хваткой, не тревожили мысли графини как то, что один из мужчин двинулся к карете, заглядывая внутрь.

https://b.radikal.ru/b15/1807/6f/edc366648aec.gif

«О Утешительница, не дай свершиться непоправимому!
Молю тебя, прими в свои заботливые и успокаивающие объятия моего сына, окружи его заботой и защитой!
Огради его от дурного.
Не смею просить тебя об отмщении за судьбу, какая бы меня не постигла, молю не за себя но за Марсьена.
Огради его…»

[indent] - У нашей красотки была компаньонка, - разочарованно потянул он, - Но тебе бы она не пришлась по вкусу, толстуха. Что тут у нас?… Х-ха!
[indent] - Мама! - вскрик перепуганного сына заставил Филомену выпрямиться и встретиться взглядом с их главарем.
[indent] - Мама, меня нашли.
[indent] - Я знаю, милый. Все хорошо. - громко проговорила Филомена, не оборачиваясь и даже не дергаясь в руках преступника.
[indent] Все внутри дрожало в напряжении как перетянутая тетива лука, но она не могла позволить себе ни единого лишнего жеста, который мог спровоцировать этих ублюдков. Графиня понизила голос, чтобы Марсьен не слышал ее слов.
[indent] - Я могу дать вам много денег, столько сколько потребуется. Или драгоценностей. В обмен на жизнь меня и моего сына.
[indent] - Денег!.. - бородач хохотнул, подмигивая друзьям, - Она хочет откупиться.
[indent] - Мама… - жалобно повторил Марсьен, и Филомена спиной почувствовала напуганный взгляд сына.
[indent] - Дорогой, мне нужно поговорить с этим деширом и мы поедем домой. - она не сводила взгляда с глаз предводителя банды, - Я готова на все, чтобы вы сохранили жизнь мне и моему сыну. Назовите свою цену.
[indent] - На все?.. - бровь мужчины вопросительно изогнулась и губы искривились злой усмешкой, - Это мы сейчас проверим… - он жестко ударил графиню спиной о дерево, а свободная рука схватилась за юбки и под дружнее улюлюканье начала задирать их.

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-09-17 18:24:47)

+3

11

MEREDITH ODOLLANT - МЕРЕДИТ ОДОЛЛАНТ
В ПОИСКАХ [ВДОВСТВУЮЩЕЙ ЭРЛЕССЫ]
http://s7.uploads.ru/Z2Spe.gif http://sd.uploads.ru/Hzlg4.gif
fc: Michelle Fairley

Планируемые отношения:
своеобразные, т.к. мать является надоедливой, но незаменимой частью жизни Керлейна

Возраст, дата рождения:
не позднее 926 года

Титул, род деятельности:
вдовствующая эрлесса Керлейна

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] Матушка, я не видел никогда твоих слез. Я помню твои улыбки и смех, замечания и отповеди, но не могу вспомнить, чтобы ты когда-либо плакала. Всегда сильная, с прямой спиной и гордо вздернутым подбородком, ты понимала свой долг, понимала кто ты, и хотела возвышения вашей семьи точно также как и отец. Ваш брак был выгоден всем: род Аккерманов был стар, и за тебя давали отменное приданное, а ты была совсем не против стать достойной женой наследнику Керлейна Уилберту. Лишь с годами ты поняла, что брак этот был не так безоблачен, как тебе казалось, что муж, получивший прозвище Жестокий, знает лишь одну правду - свою. Так он раздал роли всем вашим детям, не обращая внимания на то, что было им под силу, а что нет. Так живущая в мире своих грез Лорейн стала женой кинесвита Линда Голдвина (хотя ты настаивала на браке с одним из его младших братьев, а затем проклинала отца за то, что он отдал вашу дочь самому сумасбродному и неконтролируемому кинесвиту, который не считался ни с кем) и родила ему трех детей, последний из которых, малютка-дочь, унесла ее жизнь. Так я стал истинным наследником своего отца, но нашел в себе силы противостоять ему, прекрасно видя его ошибки. Так Рис, не сумевший стать тем придворным-советником, о котором мечтал отец, после смерти Лорейн сбежал из дому, скрывшись в ночи. Ты, матушка, познала много горя, но вынесла его с достоинством.
[indent] Несгибаемая леди Мередит, так, тебя называют в Керлейне. Ты потеряла дочь и сына, но по настоянию мужа решилась на еще одного ребенка, к счастью или к сожалению подарив ему не столь желанного сына, которого он вырастил бы молчаливым и послушным, а не таким как я, а дочь, нареченную Мэрил. Все печали свои ты заперла под замок - там, за дверью, были похоронены Лорейн, моя первая супруга, милая болезненная Ульрикка, и третья, твоя племянница Аделаида вместе со всеми не рожденными ею детьми, там же обитал и образ сбежавшего Риса. Всю силу свою ты вложила в эрлинг, в помощь мне, в поддержку угасавшему с годами Уилберту и воспитанию Мэрил. Ты всегда была властной и потому не боялась что-то высказывать мне, спрашивать с меня и требовать, не обращая внимания на то, что я давно не мальчишка. И, все же, ты уступила, когда я взял в жены в четвертый раз не выбранную тобой девушку, а ту, у которой было большое приданное, а также ребенок вне брака. Свое недовольство ты не скрывала, но держалась достойно, и внуков, рожденных этой взбалмошной южанкой, полюбила безоговорочно, даже прикипев к той, что не была моей дочерью. Новоявленная же леди Одоллант могла сколько угодно раздражать тебя своей поистине дальмасской вольностью, оспаривать, что она любит меня и неплохо управляется с хозяйством, было трудно. Потому ты не беспокоилась за поместье, выделенное нам как семейное гнездышко, а после не волновалась и за замок Эверарда, после смерти отца перешедший новой эрлской чете. Его ты покинула, не желая делить первенство с невесткой, однако вернулась во время нашей с женой ссоры. Ты привыкла быть нужной и потому тебе не составило труда взвалить на себя ответственность за Керлейн, потому что ты была его госпожой, пускай теперь и вдовствующей. На протяжении долгих пяти лет тебе пришлось добиваться ответа у своего непутевого сына, требуя положить конец затянувшемуся разладу в его браке, но решилось все само собой, когда моя супруга вернулась домой с твоим вторым подрощенным внуком. Истинно аккермановский нос мальчика не оставил тебе причин сомневаться в его происхождении, и со временем недомолвки разрешились, вновь вернув в залы Стоунвейла спокойствие и благополучие. Замок ты уже отказалась покидать, пригрозив нам побоями, если мы снова соберемся расставаться. Угроза оказалась настолько действенной, что мы решили убедить тебя в серьезности своих намерений, и произвели на свет еще одного маленького лорда.
http://s8.uploads.ru/OnAWu.gif http://s7.uploads.ru/xrhTt.gif


Мередит - женщина здравомыслящая, ответственная и строгая. Она не лишена чувства юмора и отличается язвительной насмешливостью, которая передалась и ее сыну. Надменность в ней причудливо сочетается с поистине материнской заботой обо всех жителях Керлейна, за которых она, как эрлесса, долгое время была в ответе, да и сейчас считает своим долгом заботиться о благополучии народа, населяющего ее земли. Она как никто другой знает, что из себя представляет двор и как надо себя вести, но ее въедливость порой не знает границ - так она без зазрения совести влезает в жизни своих детей и ничто не может ее остановить.
Смена внешности возможна, но здесь должна быть светлокожая и темноволосая женщина, подходящая по образу и возрасту. Смена имени и возраста невозможны. Прочие детали обсуждаемы, но сразу говорим, что это всегда была амбициозная женщина, которая хоть и любила своих детей, но видела их будущее по-своему, ввиду чего была категоричной и порой деспотичной. У детей есть связанные с ней хорошие моменты, но с годами каждый из них встал на ноги и материнское влияние заметно уменьшилось.
Мередит мы в игре очень ждем и не обделим вниманием, любовью, игрой и одежками!)

Краткая хронология

10.01; 20.09.943 — свадьба Уилберта и Мередит; рождение Лорейн;
14.11.944 — рождение Эгберта;
07.08.947 — рождение Риса;
02.05.960 — Лорейн становится женой кинесвита Линда X;
07.06.961 — рождение первенца Лорейн, Линда Голдвина;
17.08.962 — рождение Алланы Голдвин;
01.12.963 — смерть Лорейн родами; рождение Аннисы Голдвин; побег Риса из дома;
964 — рождение Мэрил Одоллант;
26.02; 22.12 971 — четвертый брак Эгберта; рождение Годрика Одолланта;
11.04.973 — рождение Ровены Одоллант;
осень 974 — удочерение Катрионы Одоллант;
05.11.977 — рождение Арианы Одоллант;
07.08.978 — Уилберт умирает; эрлом становится Эгберт; Мередит переезжает из замка в поместье;
январь 981 — Маргрит после ссоры с Эгбертом бежит в Дальмас; Мередит возвращается в замок;
31.07.981 — рождение Лютера Одолланта;
964 — Рис возвращается в Керлейн и обустраивается в на мысе Кеттар;
18.08.985 — умирает Линд X; первенец Лорейн Линд начинает борьбу за власть;
17-21.11.985 — Маргрит с Лютером возвращается домой и мирится с Эгбертом;
28-29.05.986 — вече вассалов и коронация Линда XI;

пост

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

Отредактировано Egbert Odollant (2018-09-21 22:04:50)

+6

12

MERYL ODOLLANT - МЭРИЛ ОДОЛЛАНТ
В ПОИСКАХ [МЛАДШЕЙ СЕСТРЫ]
http://i.yapx.ru/BaHfv.gif http://i.yapx.ru/BaHvJ.gif
fc: amanda seyfried

Планируемые отношения:
родственные, теплые в той мере, в какой возможно

Возраст, дата рождения:
21 год, родилась в 964
обсуждаемо, но не ранее конца 963

Титул, род деятельности:
леди Керлейн, фрейлина кинесвиты Аннисы

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

К оридоры Белого замка утопают в шуршании тяжелых тканей твоих пышных платьев. Твой звонкий стройный смех становится музыкой для пустого зала, кружа тебя в безудержном плавном танце среди монументальных колонн. Ты - яркий вихрь, неожиданный всплеск в тишине дворцовой, что заставляет остальных танцевать в ритм твоей собственной мелодии.

Мэрил — младшая Одоллант, «неоправдавшаяся надежда» и насмешка отца — покойного эрла Керлейна. Ребенок, что решился явиться на свет спустя 17 лет, послав ложную надежду эрлу Керлейна. Одоллант старший рождение каждого из детей принимал за возможность укрепить собственные позиции в Скайхае и разочаровавшийся в своих слабой дочери и «никудышных» сыновьях, решил оставить все новому наследнику. Но родилась девочка — Мэрил. Крикливая, настырная, даже требовательная — говорили «вся в отца, если бы не красивая мордашка». 

А личико юной Мэрил завораживало. С детства хлопот ее ресниц приводил нянек и слуг, а позже и смирившегося с поражением в своей собственной дипломатической войне отца [и докучу весь остальной замок] в суетное движение. То ли преклонный возраст родителей, то ли неудачная попытка воспитать троих предшествующих, то ли и вовсе укол совести послужили причиной невероятной любви Жестокого Уилберта к малышке. Тот посидевшей и постаревший, до конца своих дней будет любил свою дочь и только в ней, единственной, видел луч надежды [непонятно, правда какой, так что можно воспринимать сие за помутнение рассудка].

Если Мэрил внешне и напоминала покойную Лорейн [первого ребенка, девочку, что выдали замуж за будущего кинна], то в качестве личных качеств она впитала все лучшее от отца — упрямость, стойкость, приверженность своему мнению. Она женственна и прекрасна, но внутри крепка как вековечный ствол древнего дерева. Она — дикий цветок, который всегда хотел видеть Уилберт в глазах первой дочери Лорейн. Девушка задирает нос и разворачивается на все 360, если что-то идет неправильно, если кто-то ей запрещает, если так велят правила. С поразительной ловкостью, даже женской хитростью, она добивается своего, лавирую среди всех препятствий. И ей это прощают. За вовремя поданную невинную улыбку, за скромные глаза и румяные ямочки на щеках. 
В возрасте 11-12 лет девочкой Мэрил отправили в столицу стать компаньонкой девушкам, «кинесвитам в башне». Не сбежавший Рис, не отстранившийся Эгберт были ей братьями, настоящими сестрами и братом стали ей собственные племянники. Ощущение одиночества в Перегрине сразу пропало, а придворная рутина позволила невинному цветку наконец раскрыться [но, для начала, повзрослеть]. Проявить всю себя в общениях с галантными и не очень кавалерами, научиться кратко и емко приструнивать зазнавшихся дворянинов, что шептали в спину, выточить грацию, девичий шарм и мастерство общения [обязательно с какой-то целью, ведь от того, что тебе нужно всегда будет зависеть тон, тема и неуловимые жесты]. И она сроднилась с этим местом и этой жизнью.
К окетливые цветы белой весны в твоих медовых волосах перекликаются с твоей сияющей улыбкой и обескураживает придворных Перегрина. Наивный румянец спускают на юношей дурманящий туман, навсегда оставляя их потерянными для людского мира. И лишь блуждающий огонек в глазах может открыть внимательным девичью тайну —  это всего-лишь одна из твоих граней. Ты не такая простая, внутри ты — крепче алмаза.


Мэрил — вторая, но единственно живая дочь своих родителей - Уилберт и Мередит Одоллант. Четвертый ребенок, младшая сестра нынешнего эрла Керлейна — Железного быка Эгберта Одолланта и Великого мага Скайхая — Риса Бранда. Она зовется тетей кинна Линда Голдвин и кинесвит Алланы и Аннисы Голдвин - детей покойной сестры [чья душа предпочла расстаться с этим миром задолго до ее появления], но разве можно к этому привыкнуть, если растешь рядом и вместе с ними?
Мэрил не стерва. Она обаятельна, очаровательна, кокетлива и максимально женственна. Просто в добавок умна, упряма, немного хитра, знает себе цену и готова добиваться своих целей — это у нее от отца. Другой вопрос, что цели у нее — не покорить весь Скайхай, а за ним и целый мир впридачу, а вполне приземленные, девичьи, я бы даже сказал.

Ввиду того, что мать Мэрил была отстраненна к последнему ребенку, Уилберт был слаб и чрезмерно баловал дочь, а с юного возраста девушка вообще была отрезана от Керлейна неделей пути - девушка росла сама по себе [хоть и под присмотром Шарлин Голдвин]. Ее характер не обтачивали, со всей строгостью, присущей чете Одоллантов, не занимались и не вмешивались в процесс взросления. Потому она столь характерна, упряма и свободолюбива - ее никто не ломал, с нее не требовал, а уж отец и вовсе отыгрывался за всех троих предыдущих детей.

Все намеки на замужество Мэрил с шуткой отводит от себя в сторону, не позволяя дать за себя слишком малую цену - она знает, что брак с представительницей знатной и влиятельной при дворе семьи - заманчив и может стать полезен для обеих сторон. Но не желает быть разменной монетой, выходить замуж без взаимной симпатии, а так же становится всего-лишь "покорной женой". [Она как Златовласка, за любого не пойдет, подавай героя, что свернет ради нее Йольские горы] упрямо отказывается выходить лишь по расчету — за богатство, статус или красивые глаза. Покорить ее сердце - надо постараться.

С обоими братьями отношения у Мэрил натянутые, вся жизнь ее в основном проходит в киннском окружении. В столице, в замке — она чувствует себя дома, хоть иногда [очень редко] и скучает по родному просторному Керлейну. Эгберт сторонится и холодится девушки, не испытывая никакой к ней любви [скорее даже наоборот, учитывая его взаимоотношения с Уилбертом перед ее рождением]. С Рисом же она познакомилась лишь недавно. Хоть и умело ему противостоит в словесных подачах, и не боится высказывать свое пренебрежение на его поведение. Дальнейшие их взаимоотношения обсуждаемы. 
По желанию всегда можно-нужно будет поучаствовать в дворцовых интригах и личных Голдвиновских, отыграть семейные моменты Одоллантов, поучаствовать в квестах и устроить собственное развитие персонажа.

пост

Хлесткий порыв ветра встретил волшебника, обдав грубыми песчаными частицами кожу лица и незакрытые ладони. Для непрошеного гостя он позволял себе слишком много: нагло врывался в пробелы швейного мастерства, пробираясь до теплой горячей плоти. Очередной триумф сил природы над человеческими возможностями. Древнее противостояние на выживание с заведомо обреченным концом, что доказывали волны мурашек, разбегающиеся под плотным наслоением различной ткани.

Рис втянул прохладный воздух. Морские ноты: соль, водоросли, все живые и неживые создания. Поэты воспели бы в нем аромат несбыточных надежд и угасающих мечт. Но ритмика организованных речей складывалась им лишь в практических целях. Чародей воспевал оды первой и последней возлюбленной в своей жизни — магии. Во всем остальном его ум придерживался рассудительной и четкой структуры. В эту тщательно выстроенную конструкции законов, явлений и правил он пытался вписать мир вокруг себя, представлявшийся им всепоглощающим хаосом. Сначала в голове, потом на бумажном листе.

Каждое событие, каждое существо, каждое ничтожество [не заслуживающее внимание по мнению недалекой особи человеческого рода] Виризана под руководством  волшебника находит свое место, неохотно выстраивается в линию закономерностей мира. Но прежде исследование. Тщательное, дотошное. Собственными глазами. Руками. Нужно подметить каждую мелочь, всякое незаметное отклонение. Подвергнуть себя испытаниям при необходимости. Единовременно слиться с объектом изучения, и отстраниться как можно дальше за его пределы. Разумом, душой и телом. Святая троица исследователя.

Это и привело его сюда, на чужой берег. Чужеродным тот стал, как только у Бранда появилась собственная обитель с рутинными привычками. За последние два года он пророс корнями в мыс Кеттар. Стал его диковинной достопримечательностью. Шум прибоя, шевеление моря, что растекалось по пологим песчаным пляжам казались непринужденными забавами. Не сравнится клокочущее и ревущее море, срывающееся всей своей мощью на высокие скалы Кеттара. Только мощный суровый ветер, не встречающий преград на открытом пространстве, может соперничать с морским повелителе. Но у каждого места своя, порой скрытая от неподготовленных глаз, изюминка. Рис убедил себя в этом за годы, да уж что там, за десятилетие странствий.

Обаяние этой деревушки складывают крохотные покосившиеся от времени и ветра деревянные рыбацкие постройки. Они рассыпались поблизости к своему беспощадному кормильцу, как новорожденные животные пристроились подле матери. Но колорит не сформировать без традиционного населения. Простые люди в одеянии из грубой ткани проживают свою размеренную и непримечательную жизнь. Грубые от работы с водой руки, худощавые от ограниченного рациона тела и иссушенные лица с морщинами и глубокими складками — след тяжелой судьбы. В одной из них Бранд внимательно вглядывался, стараясь разобрать в клубне маразматических мыслей хоть какую-то зацепку.

— Необычные предметы на берегу, странности в море? Хоть что-то необычное? — мужчина терял терпение, разговор казалось бы исчерпал все возможности, чтобы стать хоть немного полезным. — Длинное с чешуями, змей, большого размера. Из рыбаков никто не встречал в море?
— Чудища гаваришь? Не, такого не видывали, — старик почесал голову и обнажил свою поредевшие зубы. — Ты, малой, не забивай голову сказами всякими. Нихто здесю тебе не поможет. Обычная деривушка, рыба, в основном, не больше мой руки — вот така, —  он сунул кулак в сгиб локтя согнутой руки, полагая это наилучшей демонстрацией размера улова. Подумал и потом добавил:
— А у тебя дама-то, ну сердца каторохо, имеется? Есть тут у нас, одна девица, тоже истории всяки любит, может познакомить, а? — довольный своей сообразительностью дедок расплылся в широченной улыбке, не забыв подмигнуть собеседнику.

Застревая в песке и мысленно чертыхаясь, чертыхаясь и застревая, Рис с максимальным недовольством преодолевал расстояние до указанного места. Сказки для него этого. Мифы! Рухлядь старая. Как же долго пришлось возиться с этим рамоликом, чтобы только в конце понять, что тебя пытаются сосватать за какую-то «видную девку» этого забытого края. Рис отмахивался от возникающих цифрах предполагаемых бородавок на ней и других возможных особенностей красоты, которыми та могла обладать. Делать нечего, придется это в скором времени самому узнать. Ведь если любит истории, значит могла что-то слышать. Хотя проблема со слухом может оказаться местной особенностью. Той самой изюминкой.

— Девушка, простите, мне нужна дочь Мэла, — лучше переспросить у кого-то более располагающего по внешнему виду. Пускай даже у этой беловолосой девушки, что сидела на ступенях очередного типичного дома и чем-то сосредоточенно занималась, — где я могу ее отыскать?

Отредактировано Rhys Brand (2018-10-06 23:42:01)

+5

13

ANGHARAD NANDWIC - АНГАРАД НАНДВИК
В ПОИСКАХ [МСТИТЕЛЬНИЦЫ]
http://sh.uploads.ru/KLB0s.gif http://s8.uploads.ru/1NAaU.gif
fc: Eleanor tomlinson

Планируемые отношения:
Ангарад и Рунфрид служили
прошлой витане Фиренса и
с 978 года их связывает дружба

Возраст, дата рождения:
25-27 лет

Титул, род деятельности:
вдовствующая танна Эверхельма
наперсница витаны Фиренса
леди Орсвуда (по отцу)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

      Ангарад родилась для счастья, но то ли Благие Боги отсыпали ей всего лишь небольшую его горсть, то ли Неблагие обворовали ее, лишив в одночасье всего, что было дорого ее сердцу. Выросшая в любви, единственная дочь из четверых детей растильдского танна Орсвуда свои нежные тринадцать она была обещана наследнику таннорна Эверхельма молодому Фаруину Нандвику, одному из самых достойных юношей Витмира. Они много слышали друг о друге, но познакомились лишь через два года на турнире в Орлимаре, где и вспыхнула их любовь. Принятая в свиту витаны Селинт Ангарад писала своему жениху письма и с нетерпением ждала того дня, когда ей предстоит стать его женой. Она строила воздушные замки и рассказывала своим ближайшим подругам, среди которых была и Рунфрид, о том, что ее брак обязательно будет удачным, что они с Фаруином будут жить душа в душу, что он будет прекрасным мужем, а она отличной женой. Ангарад собиралась наполнить поместье Нандвиков детским смехом, и даже подумать не могла, что все будет иначе.
      Рунфрид несколько раз пыталась спустить ее с небес на землю, но быстро смирилась с тем, что подруга так или иначе добьется своего - эта упрямица вознамерилась быть счастливой танной Билихарда и ничего не могло ее остановить. Четыре года что Ангарад служила витане Фиренса пролетели для нее словно сон: игривая и веселая девушка была одной из самых любимых девиц при дворе. Доброта и деликатность позволяли ей оказывать всем тем, кто за ней увивался так, что мужчины даже после того, как их осада оказывалась тщетной, продолжали с теплотой отзываться о леди Орсвуда. Прощался с ней Орлимар тяжело, особенно печально было Рунфрид, терявшей дорогую подругу, но письма служили ей хоть и небольшим, но утешением.
      Скучала ли Ангарад во двору? Вряд ли у нее, окунувшейся в семейную жизнь с головой, было на это время. Через какое-то время после свадьбы отец Фаруина отошел в мир иной, и молодая чета получила таннорн в свои руки. Дела у них шли хорошо, люди любили своего лорда, а он делал все ради своих земель и тех, за кого был в ответе. Ангарад же не заставила всех долго ждать и в скорости подарила своему новому дому наследника - ее первенец родился через девять месяцев после свадьбы, а следом за ним на свет появилось еще двое детей, девочка и мальчик. Не чаявшая души в своем муже и детях Ангарад считала, что ее жизнь удалась, что впереди ее ждет только счастье. Как же иначе, если у нее все хорошо и прекрасно? Да, Йоль доставлял им проблемы, но жители Эверхельма успешно справлялись со всеми трудностями. У нее все было хорошо и все так и должно было оставаться. Она просто не знала, что в 986 года улыбке на ее лице суждено будет погаснуть.

. . . << . . . Who am I what and why? . . >> . . .
'c a u s e a l l I h a v e l e f t
http://s7.uploads.ru/t/kJm3F.gif http://sd.uploads.ru/t/t79Fr.gif
<< IS MEMORIES OF YESTERDAY>>
...oh these sour times...
The Civil Wars— Sour Times

      Ее не коснулось горе 985 года - смерть кинна оставила ее равнодушной, смерть витана Фиренса немного обрадовала, потому что Ангарад прекрасно знала, насколько Рунфрид не хотела выходить замуж за старика, а борьба за власть что в Перегрине, что в Орлимаре, вызывала у нее лишь любопытство. У них с мужем были свои проблемы, но, когда назвавший себя витаном Олмер Хереварт, первенец своего отца, взял в жены Рунфрид, Ангарад не смогла остаться в стороне, в особенности после объявления о беременности молодой витаны. Ее приезд в Фиренс оказался как нельзя кстати: бойкая леди Нандвик оказалась крайне полезна при дворе, который новая хозяйка переделывала на свой лад. С ее помощью был приведен в порядок замок и близлежащие земли, именно она вместе с Рунфрид ждала известий из столицы и радовалась тому, то новый кинн объявил законным владетелем витанира именно Олмера. В середине лета она уехала к семье, но в конце сентября вернулась уже с дочерью Эйриан, оставив мужа и детей в Билихарде. Тогда ей казалось, Ангарад думала, что обязательно должна быть подле Рунфрид, потому что сама без труда родила троих здоровых детей и знала, что предстоит пройти ее подруге во время родов. Но осталась ли она при том же мнении после того, как Йоль рухнул?
      Рунфрид разродилась здоровой девочкой, названной Осхиль, а через несколько дней в Фиренс прибыли новости, которые разделили жизнь Ангарад на до и после: не все спустившиеся с гор аюльцы просили о помощи, кто-то решил ее потребовать. Выдерживавший ранее все таннорн ее мужа пал, а вместе с ним и все ее домочадцы. Так в одночасье Ангарад, по милости горных дикарей, стала вдовой и лишилась своих старших детей. Вместе с Йолем рухнули все надежды и мечты леди Нандвик - ее дом был разрушен и вернуться в него пока что не представлялось возможным, ее земли были разграблены, ее дочь из будущей завидной невесты стала очередной бедной северянкой, а муж и сыновья...
      Ангарад никогда не знала полумер - ни в любви, ни в ненависти, но если раньше ей было некому желать зла, то теперь враг обрел облик. Всей своей душой она возненавидела аюльцев, всей своей душой она хочет чтобы каждый из проклятого горного племени умер. И пускай это не вернет ей ничего из того, что она потеряла - это будет справедливо.


      Леди Эверхельма Ангарад - прекрасна словно утренняя звезда эльфийского народа, но отпечаток грусти на ее лице не скроет никакое покрывало. Совсем недавно прекрасная витмирская дева потеряла любимого мужа и детей, поэтому душа ее истерзана и кровоточит, а сердце горит жаждой мести. Хоть ей потребуется время, чтобы оправиться, боль потери не сломила ее и жизнь Ангарад продолжается. Несмотря на то, что она многое пережила, у нее все еще есть запал на борьбу с теми, кого она считает виновными в своих горестях - она нетерпима к северным чужакам и называет их бичом севера. Она не знает полумер, из-за чего она любит и ненавидит неистово и рьяно, но не все в ее жизни тьма. Оставшаяся у нее дочь является той ради кого Ангарад заставит реки изменить свое течение и ее молодая мать не остановится ни перед чем, чтобы устроить ей счастливое будущее малышки Эйриан.

пост

За все свое пребывание при дворе витана Фиренса, Рунфрид усвоила одну простую истину - когда у милорда Деормода и Селинт все хорошо и они милуются так, словно поженились буквально вчера, то можно начать хоть немного радоваться жизни. В самом деле, погожие деньки у супругов обычно длились не так долго, как всем хотелось бы, и потому они вызывали столько радости. Витан был щедр и весел, молодея лет так на пятнадцать, а витана вдруг становилась ласковой и доброй. Подобные перемены не уставали удивлять Рунфрид, но она к ним привыкла, и потому, когда госпожа отпустила свою свиту порезвиться на природе, а сама осталась подле мужа, который любовно поглаживал ее по руке, она поспешила вместе с остальными девушками скрыться среди деревьев, которые разделяли две небольшие полянки, на одной из которых раскинулись шатры участников охоты. Вторая же была поменьше и заросла каким-то дикими цветами, которые манили к себе девичьи взгляды, буквально просясь стать венками и украшениями для волос юных девиц.

Рунфрид, опустившаяся на траву, откидывает голову назад и подставляет лицо под ласковые солнечные лучи. Она нежится в тепле, краем уха вслушиваясь в щебет вокруг себя и за своей спиной: дочь танна Орсвуда Ангарад возилась с волосами Рунфрид. Она не стянули с них сетку, но теперь из нее красиво выпадает несколько локонов, а саму сетку девушка украшает цветами. Она без умолку рассказывает про своего жениха, за которого через год-два должна выйти замуж и которому собирается родить не меньше шести, а то и семи детей. Рунфдрид слушает ее с улыбкой, потому что в отличие от большинства девушек в свите витаны леди Ангарад ей приятна и нисколько не раздражает, а о разлуке с ней думается с грустью. Все же, таннорн ее супруга расположен далеко на севере Витмира, значит и визиты в Орлимар будут редкими. Девушки постарше, вроде той же леди Иделиндис, недавно проводившей свою двадцатую зиму, уже вот-вот должны покинуть столицу и, получив приданное от своей госпожи, отправиться к земли своих нареченных. Рунфрид же страшится, что сама она здесь намного дольше, чем все остальные, но эти мысли он гонит прочь словно рой назойливых мошек.

-Рунфрид, Рунфрид, а спой нам, а? - вдруг оживляется Иделиндис после того, как кто-то начал вздыхать, что плести венки скучно. К ней тут же присоединяется еще несколько, и через пару мгновений упрашивают Рунфрид и Ангарад, которая даже говорит, что хочет услышать. Поняв, что в покое ее теперь не оставят и отнекиваться дальше бесполезно, девушка вздыхает и садится ровнее. Оглядывая своих приятельниц, она на мгновение задумывается и хмурит светлые брови. Ангарад требует ту печальную песню о любви, которая самой Рунфрид не нравится, но петь ей ее не хотелось еще и от того, что день был слишком хорошим, чтобы предаваться грусти. Ее светлые глаза останавливаются на леди Одилии - черноволосой красавице, которая как раз надела на голову венок, - и она неожиданно улыбается.

-Юноша шёл по лесу с цветком, накинув на плечи зелёный плащ. Его любовь горела алым пламенем, а её глаза отливали изумрудным блеском, - начинает петь она, не обращая внимания на то, что кусты на недалеко от них подозрительно шевелятся. Зато это замечают несколько других девушек, которые с лукавыми улыбками всматриваются в сочную зелень, ожидая тех, кто решил составить им компанию. Пускай у большинства из них есть женихи, ни одна не против легкомысленных забав с одним из сыновей витана или кем-то из их вечных спутников, которые всегда веселы и горазды на забавы. И только отвлекшаяся на пение и цветы у себя на коленях Рунфрид не замечает, что девичье оживление вызвано не красивой песней, а чем-то иным.

+6

14

ARIANWYN BRANWEN - АРИАНВИН БРАНВЕН
В ПОИСКАХ БУДУЩЕЙ СУПРУГИ И МАТЕРИ НАСЛЕДНИКОВ
https://i.imgur.com/wqZyQQ5.gif https://i.imgur.com/KqkgrCk.gif
fc: jodie comer

Планируемые отношения:
семейные

Возраст, дата рождения:
18.09.966, 20 лет

Титул, род деятельности:
леди Вортигерн, компаньонка Маделайн Раннемунд

ОБРАЗ
Арианвин, ты - старшая из трех дочерей славного лорда Таррана Бранвена, его сокровище, и обожаемая сестра юного Майлана, единственного наследника их отца. Земли таннорна Вортигерн столь же богаты, сколь и опасны, ведь находятся они у северной внешней границы файстоллских гор, где с моря неизменно приходят дубленые люди в поисках добычи, а со стороны Раймстолла нет-нет да доберутся жуткие чудища тех проклятых лесов - ваши люди привыкли ложиться спать с мечом под подушкой, и ты, их леди, не исключение. Пусть замок ваш и считается неприступной твердыней, выстроенный упорными предками на склоне горы, по старому завету каждый член вашего рода умеет обращаться с добрым клинком, многие выбирают его и за дело всей жизни. Дочери Бранвенов не становились воительницами, не вели народ в битву - они всегда были теми, кто стоял за спинами своих доблестных мужчин, но не просто так, не ежась от страха, но заботясь о том, чтобы после окончания войны у них было куда возвращаться. Верно, Арианвин, клинок легко ложится в твою руку, но ты предпочитаешь вести битвы скрытые, обезоруживать улыбкой и пылким взглядом, как учила своих девочек леди Арнхейт, которую за глаза неприятели всегда называли змеей, всё шептали, что дочь местной знахарки - не пара наследнику танна, что ведьма она да не из добрых ведуний. Да вот только Тарран даже тогда, в молодости, отличался твердостью духа и стойкостью намерений, не позволил он никому болтать попусту, взял в жены Арнхейт, после чего вскоре родилась ты. Говорят, что ты похожа на мать - нет, не колдовством, оно тебе не досталось, но хитростью и дальновидностью. Родители тебя не просто любят, но ценят, ведь их милая Арианвин с юных лет с готовностью бралась помогать матери, которая занималась управлением земель Вортигерна в отсутствие их хозяина, который служил верой и правдой Раннемундам, эрлам Файстолла. Бранвены издавна поддерживали их, поддерживают и сейчас, когда род угас, когда многие погибли, в чем Тарран порой винит себя (он не смог прийти на подмогу сюзерена, поскольку сам вел битву с мародерами и дублеными людьми, осадившими его земли), но ведь... леди Маделайн, прекрасная леди Маделайн, жива, а вместе с ней и её сын Фаро - подлинный наследник эрлинга, не то что этот чужак, присланный из столицы, лорд Анагаст. Знаешь ли ты, Арианвин, что твой отец ждет своего часа, вашего часа, когда справедливость восторжествует? Готова ли ты отдать себя во имя высшей цели, покинуть родные земли и выступить на поле боя невиданного размаха? Вспомни уроки отца и матери, вспомни кто ты есть - и прими любой вызов, и одержи победу.(с) Лисандр Голдвин - с вопросами по образу, семье и положению персонажа до свадьбы к нему.


Фаро Голдвин только потерял жену, любимую жену, но ему нужны ещё наследники. И нужна молодая, здоровая, крепкая новая жена, которая родит ему много детей. Здесь не пойдёт речь о неземной любви, вначале, потому что брак сугубо по рассчёту - девушка получает титул, сам Фаро - продолжение рода, но супругу я вижу сильной, умной, способной завладеть его сердцем, пусть и не сразу (сама свадьба, пафосная и пышная, состоится в конце февраля 987 г., в день рождения Фаро). Витан будет бороться за трон и не оставит своих притязаний, и ему нужна достойная опора, тыл, на который может опереться, женщина, которая, если он выиграет эту войну, станет кинной и будет сидеть по правую руку от него.
За связью и любой интересующей информацией по персонажу и отношениям обращаться в гостевую.

пост

С тяжёлым сердцем возвращался Фаро в Рейвенвуд, не успевший стать родным. Чужие стены чужого замка, чужие горы за окном, казалось, даже небо было здесь чужим, хотя от Перегрина всего несколько дней верхом. Он и Белый Замок не назвал бы родным, слишком много было в нём тех, кто не желали видеть его, и ещё больше тех, кого не желал видеть он сам. Но и Белый Замок, и Перегрин были привычными, удобными, в них было много чего хорошего. Там он стал мужчиной, туда привёз красавицу жену назло всем языкам, трепавшим его имя и боявшимся заглянуть ему в глаза. Беатриче Фиоре, как орден на груди, сверкающий драгоценными камнями, ещё одна возможность утереть носы. Фаро Голдвин имеет всё, что пожелает — лучшие кони, лучшие драгоценности, лучшие вина, и в жёнах у него красивешая из женщин. Южный алмаз.
Свой далмасский диамант он увёз из стен Белого Замка в холодный Раймстолл, серый, неприветливый, ветренный, насквозь пропахший водорослями и морем — сырой солью, водорослями и засыхающей на песке пеной. Такой непохожий на живой, горячий, струящийся жизнью Дальмасс, и даже море, обывающее обе страны, Беатриче казалось здесь совсем другим — свинцово-серым и смертельно холодным. Малышка Элинор мёрзла и болела в комнатах, выдуваемых сквозняками, младенца кутали в шкуры и ткани, а его красавица жена, бесценная Беатриче, прятала взгляд потускневших глаз в платки и шали, и молча ждала его возвращения.
Он должен был принести ей благие вести о том, что всё налаживается, у них появляются новые союзы, открывающие перспективы куда более далёкие, и что терпеть холодный края осталось недолго. Он собирался привезти для неё камни и ткани из всех городов, в каких побывал по дороге, игрушки от всех мастеров для Элинор и сына, которого видел крохотным орущим свёртком, а привёз лишь жалкую горсть скупых северных цветков на могилу со свежим сырым холмом.
Малышка Элинор рыдала у него на коленях, захлёбываясь от слёз, вновь нахлынувших с приездом отца, рядом в руках кормилицы заходился сын, а всё, что он мог сделать — это пообещать, что не уедет. Хотя бы несколько дней. А дальше даже Благие Боги не могут сказать, что будет после этого.
Он витан, и у него нет времени и права на скорбь. Сейчас его скорбь — это боль Фреймира, Фарвайна, Файстолла. Боль семей, потерявших кормильцев, страх людей, стоящих на пороге зимы, холода, голода и неизвестности, чёрными глазами без зрачков глядящей из-за оскала разрушенных гор. У него нет права оплакивать свою потерю и своё горе, когда от него зависят жизни остальных.
Чья-то жизнь окончена, чья-то продолжается, а чья-то — только началась, время не стоит на месте, чтобы успеть за ним, нужно бежать на шаг впереди.
И у него есть делать, требующие решить их здесь и сейчас, слишком долго не было хозяина в Раймстолле.
Переговорить с Вигго Голдвином стоило ещё давно, вещи его семьи перевезли в замок витана в Райвенвуде, но всё время находились вещи более важные, чем трёп с взбалмошным выходцем рыбацкой деревни. Сейчас Фаро не питал иллюзий по его поводу, памятую выходку в Дальмассе, стоившую Перегрину немалого, но и спускать их семейку со счетов было нельзя. Внезапно исчезли, внезапно появились, внезапно заявили о себе так громко, что уши закладывало, неизвестно, чего ещё можно было ожидать от этих дикарей, воспитанных вдали от общества. А всё, что доставляло ему неудобства, Фаро предпочитал держать максимально близко к себе, чтобы всегда было на виду.
Гонца он отправил к кинесвиту крови с самого утра на следующий день по своему возвращению, как  только солнце пробилось из-за низких тяжёлых туч, сливающихся на горизонте с морем. Дурные вести обычно приходят на рассвете.

+5

15

MARILEIF ODDGEIRR - МАРИЛЕЙ ОДДГЕЙР
В ПОИСКАХ НЕВЕСТЫ И ЗАНОЗЫ В...
http://s3.uploads.ru/gwapf.gifhttp://s3.uploads.ru/NSK6p.gif
fc: caitlin stasey

Планируемые отношения:
невеста и будущая жена,
с которой все непросто

Возраст, дата рождения:
~ 21 год

Титул, род деятельности:
дочь танна,
будущая эрлесса Стилланда

придержана

ОБРАЗ
"нет повести печальнее на свете, чем повесть об Оддгейр и Тагавардах"

  [indent] Браки заключаются на небесах? Для кого-то возможно, но это точно не про этих двоих. Их история начинается за много лет до рождения самих героев, которые никогда и не думали о том, что им суждено связать друг с другом жизнь. Ни для кого эта новость не была радостной или приятной. У этого брака долгая и непростая предыстория в духе Ромео и Джульетты, в новой интерпритации, когда две давно враждующих семьи решили прекратить споры, соединив судьбы своих отпрысков и фамилии. Вот только роль тех самых миротворцев изначально перелагалась совсем не Эдельноту и Марилей....
[indent] Девушка из семьи танна с северных границ Стилланда, воспитана по самым высоким требованиям. Старший Оддгейр уважаемый человек, который вложил в единственную дочь. У Марилей два старших брата - Фарвальд (именно последний должен был изначально жениться на сестре Эдельнота) и Линтвар. Это образованная и знающая свое место и свои заботы леди, обладающая упрямым нравом, четкой жизненной позицией и высоким чувством собственного достоинства.
[indent] Марилей и Эдельнот знакомы давно но очень поверхностно - встречались на общих праздниках в столице эрлинга, но никогда не испытывали приязни друг к другу. Их семьи давно враждовали, Эдельнот сам подливал масла в огонь этой вражды. Они с самого начала были согласны лишь в одном - в неприязни друг к другу и нежелании вступать в этот брак. Жених находит невесту "спесивой", она его - "самоуверенным болваном". Она не терпит его из-за того, Эдельнот покалечил ее брата Линтвара, он ее - за покалеченную судьбу и вынужденный брак.
[indent] Эти двое - слишком похожи, а потому недостатки друг друга видят явственно и испытывают к ним лишь раздражение. Эти двое полны пыла и огня, а потому просто не могут быть спокойны друг к другу, они или ненавидеть... а может быть смогут и любить, пройдя непростой путь укрощения собственных амбиций. Каждый разговор - как ссора, даже если без крика. Каждая встреча в спальне - как всепоглощающий пожар, даже если начинается с пощечины. Им нужно будет время, чтобы научить говорить и договариваться, нужно будет привыкнуть мысли, что кто-то из семьи кровных врагов можно не только ненавидеть...
[indent] Единственное преимущество этого брака для Марилей - значительный скачек от дочери танна до эрлессы, ради которого она вполне готова терпеть это все. Но как истинная хозяйка, воспитанная в луших северных традициях, готова взять в руки запущенный дом Тагавардов. Сестра его давно ушла из отчего дома, мать после ее смерти год назад совсем лишилась рассудка и стала лишь тенью. Единственной женской рукой в доме эрла сейчас является старая ключница, что служила еще когда отец Эдельнота был ребенком. Надо ли говорить, что когда Марилей приходит в дом будущего супуруга и начинает наводить порядок, это не очень-то нравится Тагаварду?

Подробная история взаимоотношений семей и договоренности о браке

[indent]В эрлинге Стилланд не все и не всегда было спокойно... конечно, семью Тагавард чтили, к отцу Веалдбурха (а после и к нему самому) относились уважительно, иногда даже благоговейно. Мужик-кремень, не взял новую жену, когда Сийегют тронулась умом из-за потери двух первых детей! При дворе кинна его знали и уважали за крепкую руку в управлении эрлигом и поддержку власти Скайхая. Но были и те, кто не так радужно воспринимал семью Тагавардов. Таннорн на границе с Фарвайном имел к семье эрла личные счеты. Никто уже не помнил причин, а истории о них разнились — давняя вражда, которая переходила из поколения в поколение, впитывалась с молоком матери и передавалась из уст в уста, не давала покоя молодым представителям семей. И Тагаварды и Оддгейры уже порядком от нее устали, но в последние годы это непонимание не заходило дальше разговоров и зубоскальства. 
[indent]Переломный момент случился в 973 году, когда на летнем праздновании молодежь со всего Стилланда собралась в столице. В том числе — и сыновья Оддгейров. Эдельноту в ту пору было уже шестнадцать, и он был едва ли не самым известным юношей в Векскроссе. Превосходно образованный, старательно оберегаемый ото всех бед, окруженный любовью и заботой... Ему не было равных по возрасту в верховой езде и охоте, на мечах он дрался так же уверенно как и врукопашную. Уже познав первые женские ласки — от особы куда более зрелой и опытной, но охотливой до красивых юношей — он приобрел еще больше уверенности в себе, ощущая себя настоящим мужчиной. Не чета и не ровня сверстникам, да к тому же старший сын Эрла... перепалка с Линтваром Оддгейром кончилась тем, что мальчишек разнимали четверо, а на щеке гостя из таннорна зиял шрам, оставленный метким и злым выпадом Эдельнота. Многолетняя вражда из тихой и подковерной переросла в открытые столкновения, вспыхнув с новой силой.
[indent]Стычки с Оддгейрами летом 979 года стали выходить за все рамки возможного. Если раньше словесные перепалки или драки и яростные бои на дуэлях и приводили к ранениям, то конец июля окрасил воды устья рек Альта и Теневая алой кровью. А в таннорне объявили траур по сыну кузнеца, который вместе с остальными нарвался на компанию из Векскросс. В ту же неделю Веалдбурх Тагавард и Нордвин Оддгейр сидели за одним столом и искали способ положить конец вражде, причин которой никто и не помнил. Решение было простым и гениальным: брак.
[indent]Отцы семейств договорились о помолвке Эдельгют — младшей дочери Тагавардов и старшего сына Оддгейров — Фарвальда. Правда, «невесте» на тот момент было всего тринадцать лет, а потому условились, что подождут еще хотя бы два-три года. Соглашение оформили на бумаге, отложили в сундуки и пожали друг другу руки, отметив этот день хорошей пирушкой.
[indent]Именно к Эдельноту в 981 году пришла пятнадцатилетняя сестра, когда влюбилась в северного тана, с которым познакомилась на одном из праздников при витанском дворе. Зная о соглашении с Оддгейрами, она боялась рассказать отцу. К Веалдбурху они пришли вместе и брат настоял, чтобы отец позволил дочери выйти замуж по любви. Тем более, что тому все способствовало: ее возлюбленным был танн Кёниг из Фарвайна, которого хорошо знали в эрлнге и уважали за верную службу короне. Эрл Стилланда не желал проблем с новыми союзниками, не хотел возобновить резню, но и детей своих любил, поэтому для дочери желал не только достойного брака, но и счастливого. Веалдбурх предложил Оддгейрам отказаться от соглашения. [indent]Обещанный жених Фарвальд странствовал по морям и смотрел мир, а в родные земли не торопился, и было решено позже сговориться о другом браке. Тем более, что у Оддгейров были еще сын и дочь, а у Веалдбурха два сына. Разговор этот так и не дошел до ушей Эдельнота, потому что если бы дошел, его возмущение не было бы предела — он совершенно не собирался жениться, и вольная жизнь его полностью устраивала.
[indent]На фоне общей беспокойной обстановки в 986 вспомнили о давней вражде и своем мирном соглашении Оддгейры, некстати предъявив претензию — дескать, о браке то соглашение было на бумаге и за подписью эрла, а о новом соглашении так ничего и не решили. Эта головная боль заставила Эда искать вараинты... да их не было. В семье Нордвин Оддгейра была дочь, но брак с младшим братом эрла упрямого старика не устраивал принципиально. Его дочь должна была стать эрлессой, иначе северный танн обещал серьезные последствия, грозясь, что начнет зазывать аюльцев в свой таннорн. Скрепя зубами, но Эд подписал новое соглашение о браке с Марилей Оддгейр, которую знал еще с детства. Правда, никакой приязни к спесивой и надменной по его мнению девушке, не испытывал.


Внешность менябельна, но это должна быть точно темноволосая особа с типажом бойкой и резвой девушки. Рафинированные, стеклянные, ванильные - это все мимо.
Я пишу часто, но небольшие посты. Емкие, информационные, дающие партнеру "за что зацепиться", "на что среагировать"  раскрыть своего персонажа в ответе. Не люблю воду и лишние метафоры для килознаков в посте. Все хорошо в меру и где-то пост будет и 5 и 8 к, а где-то хватит и 2,5 - 3 к.
Обожаю вместе с партнером строить целую историю, реалистичную и искреннюю.

пост

помни каждый неверный шаг
знай что тяжесть серьезных дум
убивает сильней меча


[indent] В какой-то момент Эдельноту начало казаться, что все вокруг просто издеваются над ним. Что семья, вассалы и просто представители знати только и делают, что придумывают новый повод вывести его из равновесия. А это ведь было не так то сложно - молодой эрл Стилланда всегда слыл человеком вспыльчивым и горячим на слово и дело, который не полезет в карман за ответом или кулаком. И вот когда осенью, казалось бы, все начало вставать на круги своя, новости то из столицы то из витанира Айвор заставляют мужчину едва ли не скрипеть зубами.
[indent] Сначала свадьба одной из кинесвит с выскочкой-южанином на которую ни эрл Стилланда, ни витан Фиренса не явились, байкотируя такой возмутительный мезальянс. А потом Фаро Голдвин, которого он так уважал - даже не смотря на брак с южанкой - за решительность и деятельность, за готовность менять что-то строить на руинах когда-то прекрасного киннерита, теперь насквозь прогнившего, новую жизнь… Именно тот за кого Эдельнот отдавал свой голос на вече, совершил то, что заставляет все внутри эрла кипеть. Он привечает дикарей из павшего Йоля, давая одному из ублюдков титул и жену-северянку. Эдельнот плевался и если бы его слюна была ядом, то уже давно отравила бы все его окружение, не понаслышке знающее о том, не выносит дикарей семья Тагавардов.
[indent] Последняя и особенно волнующая новость докатилась до Эдельнота лишь пару дней назад. А следом пришла весть о том, что к их землям движется виновник гневных помыслов. Первым порывистым желанием было выставить кинесвита за дверь, наплевав на титул витана и происхождение. Второй - встретить смачным ударом кулака, который даст понять, что после того, как он поддерживал кандидатуру Фаро Голдвина, такой его поступок - все равно что плевок в лицо… третья мысль была подсказана более спокойным братом и принята, хоть и со скрипом.
[indent] К прибытию высокого гостя был подан достойный ужин, вот только накрыт он был не в парадной зале на всю семью, не было музыкантов или праздника. Был лишь сытный стол, крепкие напитки и ожидающий гостя эрл, нервно меряющий шагами комнату, сцепив руки за спиной в замок. Чтобы сдержаться при встрече от желания последовать второму варианту приветсвия.
[indent] - Ваша Светлость. Благодарю. Боги милостивы, и мы не испытываем нужды в дичи или урожае.
[indent] Легкий кивок в знак уважения не дал бы обмануться проницательному человеку. То было лишь жестом вежливости и этикета, но не искренним. Широким жестом указав на приготовленный ужин, Эдельнот пригласил Голдвина занять место за столом.
[indent]- Можете сами в этом убедиться. Нас предупредили о вашем везите… но я теряюсь в догадках о его цели.

Отредактировано Edelnoth Tagaward (2018-11-12 17:02:13)

+4

16

VIVECA SPRENGEN - ВИВЕКА ШПРЕНГЕН
В ПОИСКАХ ВАЖНОЙ ПЕРСОНЫ
https://i.imgur.com/JKwu7QJ.gif https://i.imgur.com/sExBbjh.gif https://i.imgur.com/UEqxweS.gif
fc: rachel weisz

Планируемые отношения:
деловые + дружеские

Возраст, дата рождения:
~ 32-34 года

Титул, род деятельности:
старшая дочь танна
придворная дама

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

And no rivers and no lakes can put the fire out
I'm gonna raise the stakes,
I'm gonna smoke you out

Вивека — старшая из детей Альбрехта Виттенберга, танна Торнхейма. Рожденная первой, она с детства чувствовала груз ответственности на своих плечах и несла его гордо, стремясь стать идеальным примером для сестер Маргарет и Зиглинды. Вивека ткала великолепные гобелены, знала все знатные семейства Скайхая наперечет, интересовалась счетоводством. Увлекалась Вивека и магией: дар свой, проявившийся в семь лет, не забросила, не стала ограничиваться одной искрой. Развивая дар самостоятельно, она не ощущала уверенности в том, что делает, и нуждалась в руке, которая могла бы направить ее. Вняв ее просьбам, отец нашел ей наставника — не великого мага, конечно, но того, кто многое повидал, того, кто мог и хотел дать ей нужные знания.

Она вышла замуж в восемнадцать лет, вышла за того, на кого указал отец, и была ничуть не опечалена тем, что плохо знала этого человека. Вера Вивеки в то, что любимый отец найдет ей лучшую партию, была непоколебима. Она не обманулась: муж был с нею ласков. Она никогда не стремилась оспорить его решения, но в то же время вносила свои предложения до того осторожно и аккуратно, что он к ней прислушивался. Вивека мечтала о том, как однажды муж научит сына стрельбе из лука и они вместе будут охотиться, как охотились ее отец и брат. Супруг Вивеки скончался от пневмонии, когда их сыну не исполнилось и семи лет. Семья почившего лорда обещала заботиться о ребенке, но сама молодая женщина вернулась в отчий дом.

Один из таннов-соседей был давно влюблен в нее, и, узнав, что Вивека возвратилась домой, пожелал во что бы то ни стало сделать ее своей. После долгих месяцев переписки она согласилась за него выйти. Согласилась, потому что надеялась найти в нем утешение. Вот только после свадьбы муж показал свое истинное лицо — лицо ревнивца. Вивека была сдержанна и терпелива, но мириться с побоями не собиралась. Как-то раз он вновь замахнулся на нее и Вивека в ужасе крикнула, вложив в одно слово весь свой страх, и ее муж отлетел к стене, точно пушинка. Опасаясь, что муж в будущем не пожалеет и детей, рожденных в этом союзе, молодая женщина мечтала развестись как можно скорее. Дома ее и приняли радушно: синяки на ее лице красноречиво говорили о том, что же пошло не так в этом браке. Другая на ее месте терпела бы, не желая шумихи и боясь в будущем остаться старой девой, но Вивеку ничуть это не страшило. Она переживала за своего ребенка и поступила так, как должна была. Не прошло и нескольких месяцев после развода Вивеки, как она получила весточку от своего старого наставника и поспешила к нему. Умирающий маг желал передать свое сияние талантливой ученице, и Вивека не могла не принять такой ценный подарок.

Третий брак Вивеки был счастливым. Ее взяли в жены, несмотря на наличие ребенка и возраст, по скайхайским меркам уже не юный. Он искал мать своей дочери. Очаровательная девочка совершенно покорила Вивеку. Он был смелым воином, выпускником Фреймирской школы, и с ним ей жилось хорошо и привольно. Он учил ее сына, приезжавшего к ним в гости, держать меч, а она вместе с его дочерью вышивала птиц и цветы. Мальчик, родившийся в апреле 984 года, был живым доказательством их любви. Смерть кинна ничуть не опечалила Вивеку, и тому, что корона досталась бывшему мужу ее сестры и другу брата, она лишь обрадовалась, пускай и сомневалась в способностях Линда XI вот так взять и резко изменить традиционный жизненный уклад в Скайхае.

— Я вернусь, — обещал муж Вивеки, уходя в июле 986 года вместе с отрядом кинесвита Ландуина к границе Фарвайна и Витмира. Он обещал, но не сдержал своего слова. Гонцу, что прибыл в их усадьбу, даже не понадобилось ничего говорить — Вивека услышала его мысли, тяжелые и тревожные. Оставшись с двумя детьми на руках, она вновь вернулась в родной Торнхейм.

Осенью 986 года она получила письмо от сестрицы Маргарет, что сменила роскошные платья супруги кинесвита на простое жреческое одеяние. Та просила старшую приехать в храм Утешительницы, и Вивека поспешила навестить сестру. Однако она и помыслить не могла, что Маргарет сразил тяжкий недуг. Она умерла на руках у Вивеки и перед смертью горячо молила ее во что бы то ни стало защитить бывшего мужа, которого любила до последнего вздоха. Вивека не могла противиться воле усопшей, и в декабре 986 года прибыла в Перегрин, предварительно известив Линда XI и своего брата Бервальда об этом.


Связаться со мной можно в гостевой, далее плавно переходим в мессенджеры. Если эта фамилия вам не по нраву, можете выбрать любую иную, подходящую к имени. Выслушаю и ваши предложения касательно внешности, но только взгляните на Рэйчел. В образе из "Фонтана" она особенно хороша и молода. Вивека — умная и ответственная женщина, для которой такие понятия, как честь семьи и долг, не являются пустым звуком. Семья для нее превыше всего, а, поскольку покойница Маргарет до последнего вздоха любила своего бывшего мужа, Вивека считает Линда Голдвина частью семьи. Не то чтобы сильно желанной, но той частью, за которую стоит и нужно сражаться. Двое ее детей (дочка третьего мужа, которую она любит, как свою собственную, и сын от третьего же супруга) в настоящее время находятся в таннорне Торнхейм (эрлинг Нортстолл) на попечении деда, за них можно пока особенно не переживать. После киннской свадьбы у Вивеки есть все шансы получить более престижное назначение при дворе — в силах Линда сделать многое. Рекомендую ознакомиться еще и с заявкой на вашего брата Бервальда. Сыграю что хотите в разумных пределах, но друг к другу нам совершенно точно придется притираться. И в наших обоюдных интересах сделать это как можно скорее, потому что мне немного понадобится ваша защита. Жду вас и вашу семью, как солнца ждут восхода, как дуновенья ветра парус ждет и как дождя ждет в засуху природа, и как луну ждет звездный небосвод.

пост

I see a red door and I want it painted black
No colors anymore I want them to turn black

Сказать бы дяде, что никто и не думал заниматься ими. Точнее, им. В распоряжении сестер были крупицы отцовского внимания, Линду же его не доставалось вовсе, да он и не искал ни любви, ни одобрения сиятельного родителя. Не стискивал зубов, пытаясь во что бы то ни стало овладеть мечом и получить равнодушную похвалу. Не стремился прыгнуть выше звезд, лишь бы заслужить подачку от Линда X, и занимался тем, что было ему по нраву, в чем его, впрочем, никто не ограничивал, а потому свою мечту — оставаться самим собой — исполнил быстро и безболезненно. Вот только оказалось, что смерть отца не освободила его от последних оков подчинения человеку, которого он не любил, а напротив, набросила еще цепей.

Откуда во мне взяться уверенности? Кто-то из моей семьи хотел меня убить, и мне уже не кажется, что это происходит в первый раз.

Так бы говорил с ним дядя, если бы бабушка Мередит однажды ночью попыталась заколоть тетку Маргрит? Или же, как и сам Линд, был обескуражен? 

А тут еще, как на беду, вспоминается проклятая охота. И Ида, которую так легко и быстро отпустил дядя, абсолютно уверенный в ее невиновности и непричастности к случаю с зачарованным луком, попавшим к ней в руки. Линд не привык видеть врага в каждом встречном, но жизнь упорно заставляет его учиться. Линд не привык идти против своей семьи, но жизнь упорно заставляет его все чаще и чаще смотреть в сторону этого варианта. Линд не привык решать проблемы грубо, но жизнь не оставляет ему иных вариантов, кроме как принять этот горький урок. И сделать хотя бы какие-то выводы.

Но знаешь ли, дядя, если кто-то пытался избавиться от меня — он видит во мне противника. Значит, воспринимает всерьез.

Иначе бы не пытался так упорно расчистить дорогу к трону для кого-то еще. Для кого-то из своих сыновей, например. И если до этого Линд видел в получении короны одну только возможность воплотить свои замыслы, то сейчас он начинает рассматривать ее как гарант собственной безопасности. И безопасности тех, кого он любит. А любит он Аллану, связь с которой не может тянуться вечно. Однажды они могут забыть об осторожности. Однажды его, Линда, дети могут оказаться под угрозой, если на престоле будет кто-либо, кроме него. Что ж, если его думали заставить замолчать навечно или же отказаться от притязаний на престол таким способом, они потерпели поражение.

Вот только он слушает рассуждения эрла Керлейна и враз забывает обо всем. Боль нередко высвобождает все плохое в человеке. В Линде она выпускает на волю глубоко запертый в сердце гнев.

Она вовсе не была блеклой! Не говори о ней так! — взвивается Линд. Негодование дает ему кратковременный прилив сил, дарит щекам немного цвета, наполняет слабый голос звоном. Так отзывается натянутая струна, если с силой задеть ее пальцем. Он плохо помнит мать, и для него все те обрывки, никак не собирающиеся в единый образ, по-своему ярки. Линд уверен: портреты не передавали в полной мере ее красоты, хрупкой и нежной. Никак не может заставить себя быть объективным. Для него Лорейн Одоллант была и будет красивейшей из женщин, лучшей из когда-либо живших. После Алланы, конечно. И даже дяде, чье мнение было для Линда авторитетным, невозможно его переубедить. Кинесвит обиженно вздыхает, но так и не заговаривает больше на эту тему. Краски покидают его лицо, взгляд тускнеет. Этот сиюминутный порыв отнял у него слишком много.

Кто бы ни поставил его в такое беспомощное положение, он рано или поздно за это поплатится. Но в интересах Линда все же, чтобы это произошло как можно скорее. Дядя прав, теперь возможность повторного покушения уже не кажется призрачной.

Я думал, что мы все можем быть счастливы, — говорит Линд негромко и на удивление спокойно, без всякого внутреннего надлома. — Мне непросто, дядя. Я никогда и ни на что не жаловался, но мне непросто. Мне нравилось тешить себя мыслью, что моя семья — это все вы. А когда я очнулся, во мне что-то изменилось. И как теперь смотреть этим людям в глаза, я уже не знаю.

Отредактировано Lind Goldwine (2018-11-13 23:04:46)

+7


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » В поисках героев » Нужные дамы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC