Virizan: Realm of Legends

Объявление

EgbertJulianLevanaPhilomena
31/12 Встречаем желтую земляную свинку соответствующим нарядом. Новый дизайн к праздникам! Всех виризанцев С Новым Годом и Рождеством!
25/12 Кто-то уже празднует Рождество, а мы готовимся к Новому году. Спешите поучаствовать в праздничном флешмобе, потянуть фант в новогодней лотерее от Богов и, конечно же, принять участие в ежегодной премии Virizan Awards. Также напоминаем, что все квесты запущены, очередность стартует завтра!
01/12 Winter is here! Доставайте свои шубы, меховые шапки и валенки - у нас холодно. Очень холодно. И, как всегда, начинаем новый сезон с леденящего душу дизайна. Впереди зимние квесты, готовьтесь!
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » В поисках героев » Нужные дамы


Нужные дамы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Хотите стать прекрасной придворной дамой? Или бравой воительницей с островов? Или вас интересует живущая среди снегов лекарка? Здесь вы найдете заявки на наших прекрасных дам, которых так сильно ждут. Все заявки актуальны и востребованы.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

KATRIONA ODOLLANT - КАТРИОНА ОДОЛЛАНТ
В ПОИСКАХ [СТАРШЕЙ ДОЧЕРИ]
http://sg.uploads.ru/1RPNE.gif http://s8.uploads.ru/b8gRx.gif
fc: Sarah Bolger

Планируемые отношения:
любимая и достойная дочь своих родителей

Возраст, дата рождения:
14 декабря 968 года
19 лет

Титул, род деятельности:
леди Керлейна
фрейлина кинны Алланы

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[Отец, эрл Керлейна Эгберт Одоллант]
[indent] Есть ли у тебя, Катриона, сомнения в том, кто ты? Ищешь ли ты свое место в этой жизни, чувствуешь ли себя не у дела, тревожат ли твой покой мысли об иной жизни? Нет, дочь моя, потому что ты там где должна была быть. Для тебя не секрет, что отец у тебя другой, какой-то дальмасский дворянин, с которым тебе довелось единожды встретиться, но будто о нем ты думаешь, когда говоришь слово "отец". Разве его, а не меня, звала ты отчаянно, когда малышкой упала с дерева, разорвав платье и пребольно ударившись? В моем доме ты стала первым за много лет ребенком, чей смех нарушал тишину залов и коридоров, и даже моя скупая на проявления чувств мать прониклась тобой. Ее даже не удивило то, что через пару лет я удочерил тебя, дав свою фамилию и объявив, что у меня есть не только рожденные к этому времени сын и дочь, твои брат и сестра, но еще один ребенок, ты, маленькая леди Керлейна, которую я охотно сажал на шею. Помнишь ли ты, как впервые назвала меня отцом? Помнишь ли, как начала считать им? Я скажу тебе честно - для меня это не было запоминающимся событием, потому что показалось чем-то самим собой разумеющимся, следующим за мыслями в отъездах о том, что тебе нужно привезти в подарок то игрушку, то ткань на платье, то новые украшения. Ты - моя дочь, и вряд ли найдется тот глупец, который попытается напомнить кому-то из нас об истинном положении дел.
[indent] Увы, не все годы были у нас благодатными. Черная полоса у нас началась тогда, когда мы с твоей матерью поругались, и она на долгих пять лет покинула меня, найдя убежище в Дальмасе. Ты в то время была при дворе, отправленная на службу в свиту к твоей кузине Аллане Голдвин, и приехала на пепелище своей семьи. Матери дома не было, а я беспробудно пил, и только ты была способна отобрать у меня выпивку. Я до сих пор удивлен, что никто из вас, моих детей, не боялся меня в то время - страшный, заросший и хмурый мужик на месте вашего отца многим внушал опасения, но только не вам. Я знаю, что ты пыталась помирить нас с матерью, я знаю, что ты ездила в Дальмас, что писала, что старалась. Пользуясь тем, что я не препятствовал твоему общению с матерью, ты помогала и ей, украдкой устраивая встречи с твоими братом и сестрами, оставшимся в Керлейне. Как бы ни злило меня то, что эти свидания скрывали от меня, я благодарен за них - так Годрик с сестрами не забыли лица горе-родительницы. Но вмешательство твое, увы, ничего не ускорило, хоть и помогло, не спорю. Будь твоя воля, все эти пять лет ты провела бы подле меня, а не в столице, однако я упорно отсылал тебя обратно ко двору, не желая быть обузой. Мои беды и горести никак не должны были касаться никого из вас, и, видят Боги, даже несмотря на все, я продолжал быть неплохим отцом. А потом вернулась твоя мать, и мы с Керлейном вновь ожили.

[Мать, эрлесса Керлейна Маргрит Одоллант]
[indent] Моя милая Кошечка, ты родилась в любви, и пускай Боги накажут любого, кто скажет иное. Рожденная от дальмасского вальвассора Огюста Буавена, ты никогда не была его дочерью, моими заботами огражденная от него, помыкаемого своим сухоцветом - престарелой властной женой. И подумать только, эта старуха пыталась купить тебя у меня, когда узнала о похождениях неверного супружника! Будто ты ягненок, народившийся по весне! Я поспешила отказаться от столь щедрого предложения, пожелав ей и ее клочку земли в провинции Вальбера гореть синим пламенем. Нам не нужны были ни врушка-Огюст, ни деньги его женушки, ни их пресловутые земли, радость моя, пока у друг друга были мы, а у нас были твои дядя, бабушка и дедушка. Я назвала тебя Катрин, дала тебе свою фамилию, и мы беззаботно зажили в поместье Лаварден, выстроенном на землях просвещенного Ландри. Поверь мне, со временем ты стала бы завидной дальмасской невестой, или не ломятся сундуки моего отца, именитого зодчего, от золота, но судьба распорядилась иначе. Во время дружеского визита в Скайхай я свиделась со своим давним знакомцем, лордом Эгбертом Одоллантом, который, по исходу проведенной нами череды захватывающих дух дней, попросил моей руки. Признаться, после месье Буавена я вообще не думала торопиться с замужеством, однако поразмыслив, посчитала это предложение заманчивым. Я находила милорда весьма приятным мужчиной, и он был добр по отношению к тебе, что безусловно стало еще одним грузиком на этой чаше весов. Вскоре мы вместе переехали в Керлейн, где я стала женой знатного северянина, а ты - его падчерицей.
[indent] Ею, впрочем, ты оставалась недолго. Довольно скоро Эгберт захотел удочерить тебя, и сделал это несмотря на мое вящее нежелание. Во мне говорила гордость - ты думаешь, что моя дочь чем-то хуже других, что ее происхождение постыдно, а приданое скупо, раз стремишься выгородить? Муженек прорычал, что он - единственный отец, которого ты знаешь, и пошел на истинную подлость, придя спрашиваться у шестилетней тебя. Что, кроме согласия, ты могла ответить тому, кто басил народные песни-потешки, отвлекая напуганного ребенка от грохочущей грозы, и детского восторга ради сажал на своего огромного жеребца? Ты стала Катрионой Одоллант, леди Керлейна, и срослась с этой ролью так, словно она была предназначена тебе с рождения. Никто не сомневался в ней даже в Перегрине, куда ты была отправлена фрейлиной к одной из своих родственниц-кинесвит. Только пришедшие из Эверарда вести заставили тебя сорваться в путь и на протяжении пяти лет жить на два дома. Мы разругались с Эгбертом, и я уехала в родной Дальмас. Ты опекала его, не давая вконец потерять человеческий вид, увещевала меня умерить тщеславие и вернуться, выступала посланником доброй воли и смогла добиться желаемого лишь в прошлом году, объединив усилия с иными доброжелателями, хотевшими нашего примирения. И теперь, навещая Стоунвейл, ты знаешь, что тебя встретят совсем как прежде - твой отец вернется с охоты с отменной добычей, я буду хлопотать, раздавая последние указания к трапезе, а братья и сестры примутся наперебой делиться своими новостями. Ты знаешь, что будешь дома.

http://sg.uploads.ru/gwhAC.gif http://s8.uploads.ru/U8EvC.gif


Катриона - истинная леди, которая прекрасно разбирается в устоях перегринского двора. Не в последнюю очередь потому, что ей нет нужды искать чей-то снисходительной благосклонности, будучи гордой дочерью Керлейна, за чьей спиной раскинулся отцовский южный эрлинг. Как ни странно, в девушке куда больше северной сдержанности, чем в ее собственной матери, но в тихом омуте, как известно, черти водятся. Она с радостью посмеется и присоединится к веселью, и при этом не потеряет головы, благодаря чему родители не тревожились за нее, отправляя ко двору. Отношения матери и отца она принимает такими, какие они есть, здраво и объективно оценивая - так Катриона и жалеет обоих, и вполне способна честно сказать им, что думает о том или ином их поступке, хотя категорически отказывается принимать чью-то одну сторону.
Смена внешности возможна, но здесь должна быть светлокожая и темноволосая девушка, подходящая по образу и возрасту. Смена имени и возраста невозможны. Прочие детали обсуждаемы, но сразу говорим, что эту героиню никто не будет мучить/притеснять/выдавать замуж за старика или истязателя, потому что оба родителя в таком случае будут лютовать.
Катриону мы в игре очень ждем и не обделим вниманием, любовью, игрой и одежками!)

Краткая хронология

14.12.968 — рождение Катрионы от Огюста Буавена;
26.02.971 — брак ее матери с Эгбертом Одоллантом;
22.12 971 — рождение ее младшего брата Годрика;
11.04.973 — рождение ее младшей сестры Ровены;
осень 974 — удочерение Катрионы Эгбертом Одоллантом;
05.11.977 — рождение ее младшей сестры Арианы;
май 980 — Катриона становится фрейлиной кинесвиты Алланы;
январь 981 — ее мать сбегает в Дальмас;
31.07.981 — рождение ее младшего брата Лютера;
май-июль 981 — Катриона отправляется к Дальмас к матери, в надежде вернуть ее домой;
сентябрь 981 — июнь 985  — поездки Катрионы из Перегрина в Эверард и обратно;
17-21.11.985 — ее мать возвращается домой и мирится с ее отцом;
28-29.05.986 — вече вассалов и коронация Линда XI;
16.07.986 — фрейлины кинесвиты Алланы распущены, Катриона остается придворной в Перегрине;

пост отца

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

пост матери

[indent] В замке Стоунвейл царил переполох. Слуги носились как угорелые, вычищая, переставляя и прибирая, во двор одна за другой прибывали груженые повозки, а двери погребов беспрестанно скрипели, хотя в иное время на них висели тяжелые замки, ключи от которых хранились под надзором угрюмого кастеляна. На дворе стоял душистый апрель, зеленела трава и расцветали деревья, и это значило, что близился день рождения средней дочери эрлской четы. Эверард готовился встречать гостей во всем блеске, и Маргрит самозабвенно занималась грядущим торжеством, по-ласковому исподволь привлекая к нему всех, до кого дотягивалась холеной, но твердой рукой. Затея была в том, чтобы занять домочадцев хлопотами и друг другом, не позволяя им скучать в безделье, а от этого и дурить. Выходило когда удачно, когда не очень, но ни разу, ни разу не плохо. Дети под надзором наставников и нянек бурно усердствовали, особенно виновница всего, Ровена, а Эгберт, среди прочих втянутый в праздничную возню, неустанно ворчал, однако не спорил. И целуя его мимоходом, ненароком оглаживая могучие плечи, женщина ощущала исходившее от супружника довольство. Ему нравилось, что с замка сбили печать суровости, прогнали прижившиеся здесь чопорность и строгость, раздвинули тяжелые шторы и отворили окна, пуская в залы свежий воздух. Здесь не так, как было раньше, говорил ей любимый, и она была рада находить все новые и новые заботы, наполняя Стоунвейл жизнью, лишь бы слышать в голосе мужа подкупающую ее умиротворенность.
[indent] Вместе с тем эрлесса надеялась, что и вновь навестившим Керлейн племянникам Берти, детям его покойной сестры, здесь приходилось по нраву. Здешние земли отличались от столичного Айвора, и местные порядки, заведенные Гретой же, были другими. Дальмасские господы иначе держали родовые поместья и имения, и иногда южанка думала, не кажутся ли они кинесвитам шумной деревенькой? Прелестной в своей безмятежности, но простоватой и непримечательной? А подумав, спешно одергивала себя. Глупости! Разве не свободнее им в доме матери, не будучи связанными тяжеловесным церемониалом и чужой волей? Нет-нет, мысленно твердила тогда Маргрит, и, взметнув юбками, срывалась к перегринским гостям, принимаясь хлопотать вокруг них. Не из стремления угодить, отнюдь, из желания окружить душевной теплотой. Ее у женщины было вдоволь, и она спешила ею поделиться, часто надоедая своей навязчивой участливостью. Неудивительно, что от нее иногда хотелось сбежать. Вот и сейчас эрлесса покинула слуг, копошащихся в большой зале, и отправилась в жилое крыло, куда получасом ранее попросила наведаться Аннису. В своих комнатах Грета оставила свиток с делами на повестке торжества, и, не желая отправлять туда кого-то из подручных, среди которых хватало незнакомых, нанятых непосредственно для помощи в приготовлении к празднику, она обратилась к младшей кинесвите. Только девушка ушла довольно давно, и обратно не торопилась, тогда как у эрлессы уже чесались руки сверить переделанное и недоделанное.
[indent] - Аистенок, ты куда запропала? Не можешь найти? Неужели я все же умудрилась его потерять… - Маргрит как раз подошла к дверям спальни, и, услышав за ними шорохи, потянула на себя одну из резных створок.
[indent] Неужели она зря корпела над записями, терпеливо перебирая в памяти замыслы и выводя их на бумаге? Кое-как увернулась от Арианы, в силу малых лет желавшей везде влезть, чуть не пролила на свеженаписанное вино и едва дождалась, пока высохнут чернила, чтобы в конце концов распрощаться со свитком?

Отредактировано Egbert Odollant (2018-08-28 14:02:37)

+11

3

JACQUELINE MERVAULT - ЖАКЛИН МЕРВО
В ПОИСКАХ [КУЗИНЫ, ГЕРЦОГИНИ ТЬЕБО]
https://69.media.tumblr.com/9468e47f4c7f0b552278c874d09257e0/tumblr_pi3p14lwzC1qb64kco1_r1_400.gif https://69.media.tumblr.com/cfa9a64cce005e27a98f51872674f537/tumblr_pi3p14lwzC1qb64kco6_r1_400.gif
fc: Alessandra Mastronardi (смена возможна, но с оговорками!)

Планируемые отношения:
родственные, но не теплые

Возраст, дата рождения:
31-32

Титул, род деятельности:
герцогиня Тьебо

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] Любимица своего покойного отца, герцога Эдмона Мерво, ты, Жаклин, с детстве демонстрировала, что обладаешь всеми теми чертами характера, которые он всегда так ценил — проницательность, предприимчивость, усидчивость и непоколебимая воля. Несмотря на то, что в тебе угадываются черты твоей покойной матери, герцогини Люсиль, ты всегда была от и до Мерво. Та же манера говорить, что и у отца, поворот головы и пронизывающий взгляд, который прожигает собеседника насквозь, смущая и заставляя нервничать. Все это заставило герцога полюбить тебя так, как он не смог полюбить ни одного из своих последующих детей. В тебе он видел будущее Тьебо, тебя наставлял и опекал, желая научить всему, что может пригодиться тебе в жизни. Твоя мать, с которой отца связывала не любовь, но тесная дружба, даже удивлялась такой заботе, но ни разу не попыталась ее прекратить. Зачем? Тогда вы все были счастливы. И счастье это длилось несколько долгих лет, которые уже успели поблекнуть в твоей памяти.
[indent] Через пять лет после твоего рождения на свет появился твой младший брат Фаустин, и если страх, что сын отнимет все внимание твоего отца, и жил в твоей душе, то он быстро прошел. Если ты с самого начала даже не оправдывала, а превосходила все отцовские ожидания, то братцу твоему не везло. Герцог всегда был им недоволен - мальчик не так говорил, не так смотрел, не так стоял, не так держал меч и не так стрелял из лука. Даже в тех делах, что не увлекали тебя, ты оказывалась успешнее него, и постепенно любая ревность с твоей стороны сошла на нет. Он тебе не соперник, ты это понимала и принимала, относясь к брату то ли с насмешливой снисходительностью, то ли с насмешливым равнодушием, не испытывая к нему никаких сильных чувств. Ты думала, что также будет и со следующим ребенком, которого носила под сердцем твоя мать, но оказалась не права. У богов на вас были другие планы, и ваши счастливые годы они подвели к концу.
[indent] Рождение Флер была омрачено смертью вашей матери, и это стало тем, что ни ты, ни ваш отец так и не смогли ей простить. Умом ты всегда понимала, что ничего дурного твоя сестра не сделала, что нет ее вины в том, что так оно все вышло, но от боли в душе это не лечило. Ты заставляла себя относиться к ней так, как хотела бы того мать, принуждала себя опекать ее так, как должно опекать старшей сестре младшую, убеждала себя быть терпеливой по отношению к ней так, как надо быть в отношении с маленькими неразумными детьми. Отец же не принимал почти никакого участия в жизни Флер, ограничиваясь тем, что просто не скупился ни на ее гардероб, ни на учителей - смотреть на нее было вам обоим, но только один из вас не мог даже найти в себе силы бросить на нее лишний взгляд. И потому ты не пыталась убедить отца не выдавать совсем еще юную Флер замуж так рано, и нисколько не опечалилась, когда она, овдовевшая буквально на второй день брака, отбыла в столицу под крыло королевы Анриетты. Это было лучшим выходом для всех, в том числе и для тебя, занятой собственной семьей.
[indent] Брак со вторым графским сыном Готье Морелем не принес тебе счастья, но жили вы вполне мирно и ты даже искренне горевала по мужу, когда тот отошел в мир иной. Он был уступчивым и спокойным человеком, который легко подстраивался под властную жену и не стремился отстоять свое право на самостоятельность. Он был просто рад тому, что в его доме все хорошо и ты родила сына, Леона, который хоть и не будет носить его фамилию, но будет все равно его крови. Ваш союз был удачным, и кончина мужа была в самом деле ударом как для тебя, так и для твоего сына. Чтобы как-то отвлечься, вы покинули успевшее стать родным поместье и отправились в Туссен, где ты окунулась в водоворот столичной жизни, с небывалым рвением постигая все то, чему тебя учил отец.
[indent] Ты думала, что у тебя на все будет куда больше времени, но боги вновь решили все по-своему. Девятьсот восемьдесят пятый год заставил тебя разделить с отцом груз ответственности за Тьебо - летом королеву подкосила неизвестная болезнь, а король, твой двоюродный брат, отправился на поиски лекарства, оставив королевство в руках своих старших детей и советников. Вначале вместе с отцом, а затем и вместо него ты сидела на советах, отдавала указания и распределяла силы на карте, приходя в ярость от того, что юг герцогства, юг твоих земель смели грабить и жечь какие-то ублюдки. Ты была одной из тех, кто настаивал на самых жестоких мерах наказания, и этим запомнилась народу, мнение о тебе у которого сложилось двоякое. Жесткая, но сильная защитница, львица, не знающая пощады, вот, какой тебя прозвали люди.
[indent] Готова ли ты была к тому, что то, что вначале отец тебе поручил, неожиданно станет твоими буднями? Эдмон устал от жизни, и этот год основательно подорвал его и без того ухудшившееся с годами здоровье. В сентябре его не стало, а ты получила титул, который перешел к тебе по праву старшинства. Так что, кузина, да здравствует новая герцогиня? Сумеешь ли ты стать такой же незаменимой для нового правителя Дальмаса, как в свое время стал для короля Бастиана твой отец?


https://69.media.tumblr.com/8ab5e312ac0ac2bfca89c9f3bcff8c27/tumblr_pi3p14lwzC1qb64kco7_r1_400.gif https://69.media.tumblr.com/6f9bb55bc307a9b40d25f26a615f5a78/tumblr_pi3p14lwzC1qb64kco5_r1_400.gif


Мы всей семьей ждем нашу несравненную кузину! Эта сильная, властная и не лишенная амбиций женщина крайне нужна Дальмасу, в котором случилась "перестановка кадров". Те, кто был долгие годы у власти покинули свои места, и теперь правит новое, молодое поколение, среди которого Жаклин хочет занять отнюдь не последнюю роль.
Смена внешности возможна, но на темноволосую и смуглую женщину. От себя могу предложить рассмотреть следующих: Paz Vega, Claudia Bassols, Penelope Сruz, Bárbara Lennie.

пост

С отъездом отца в его паломничество ничего не стало лучше. Матушка все также болела, чахла на глазах и все были бессильны ей помочь. Она мягко улыбалась, просила никого не волноваться и послушно пила все, что велели придворные лекари. Но Рауль знал, что они разводят руками, что дрожат как осиновые листья под взглядом его дяди Алера Бонне требовавшего поставить на ноги королеву, его сестру. Рауль ничем не мог ей помочь и потому пытался помочь хотя бы королевству - в  Тьебо творилось непонятно что и произошедшее на ярмарке это только подтверждало. Без отца руки Рауля были связаны, и хоть он и хотел повесить каждого разбойника, который решил поселиться в местных лесах, он был связан по рукам и ногам. Такая беспомощность раздражала и злила его, поэтому он пытался делать хоть что-то - наводил страх на капитанов стражи в ближайших городах, пытаясь разобраться, почему разбойничьи вылазки с каждым днем становились все более масштабными и удачными.

-Там карета, Ваша Светлость, - сказал ему один из сопровождающих, заметив впереди остановившуюся карету. Это было странным местом для остановки, и Рауль чуть нахмурил брови, прежде чем кивнул своему спутнику, дескать, вперед скачите и проверьте, что там. Если это засада разбойников, то она как некогда кстати - Раулю несказанно хотелось кому-то всыпать по первое число, а тренировки с мечом во дворце нисколько ему не помогали. Видят боги, у него хватало поводов быть раздраженным, и он страшно хотел уже на ком-то выместить зло. На братьях и сестрах не хотелось, да и чего брать с младших? А вот Дамьен, Колетт и Арман прекрасно умели избегать его, загодя чуя, когда Рауль хочет взорваться, так что ссориться с ними было неинтересно. Да и правда, он не хотел еще и с ними пререкаться, будто он не знал, что хватало тех, кто этого так желал.

Подъехав ближе, Рауль, узнал, наконец, чей это экипаж стоял посреди дороги и что произошло - колесо увязло в грязи, и теперь не могло сдвинуться и довезти герцогиню Боннет и ее падчерицу с пасынком до Туссена. Юноша спешился и поджал губы, прежде чем распахнул двери кареты. Лицо его не предвещало ничего хорошего.

-Приветствую вас, моя дорогая тетушка, кузина, кузен, - его лицо чуть смягчилось, когда он оглядел присутствовавших и заметил радостную улыбку Эмильена. Все же, к родней он относился хорошо, кузину и кузена любил, а новоявленную тетушку всячески обихаживал на пирах до ее свадьбы, потому что ценил женскую красоту. Ругаться как-то сразу расхотелось, и потому он смягчил тон. - Мой дядя знает, что вы отправились в путь без более или менее приличного сопровождения? Невероятная неосмотрительность, я и мои люди сопроводим вас до Туссена.

Упрек был не безосновательным - на дорогах было небезопасно, и им повезло, что именно Рауль с людьми оказался на дороге в этот день. Вместе с еще парой крепких мужчин принц лично помог вытащить карету, что оказалось задачей не сложной, но хлопотной: из-за прошедших на днях дождей дорога в этом месте стала вязкой. Расправившись со всем, он передернул плечами и отошел к своему коню, собираясь взобраться на него, но замер и обернулся услышав оклик. К нему спешила герцогиня Бонне, и Рауль выжидающе посмотрел на нее, гадая, что же ей надо.

-Прошу вас, осторожнее, не упадите, -  все же, сказал он ей, протянув руку, когда она подошла к нему ближе, пройдясь по скользкому участку. Отвратительная дорога, отвратительный ноябрь, каждый год одно и тоже.

+6

4

MAUD TOSTEINN - МОД ТОСТЕЙН
В ПОИСКАХ ВЕДЬМЫ
http://s3.uploads.ru/jB45O.gif http://sd.uploads.ru/UHnsF.gif
вечна погоня, вечно над морем лететь нашей вере;
бледные норны шепчут: на север, вы в сером, вы звери...

fc: elizabeth olsen or dakota fanning

Планируемые отношения:
близкая подруга, союзник

Возраст, дата рождения:
20-25 лет

Титул, род деятельности:
ведьма, фрейлина (или уже нет)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

http://sh.uploads.ru/hgPFL.gif http://s5.uploads.ru/zb5KD.gif http://s5.uploads.ru/VACix.gif http://s7.uploads.ru/pOxl4.gif

//

we must get rid of that bitch.
vanish! she must vanish! make her disappear!
understand? vanish, she must vanish.

//

Мод говорит, что душа её состарилась ещё не родившись. Что ночами слышит пение мёртвых и шелест теней прошлого. Стягивает волосы на затылке агатовой брошью, носит длинные рукава и ворот под горло — четырнадцатилетняя Аллана морщится, когда ей впервые представляют новую фрейлину. «Её зовут Мод», — шепчут ей на ухо, пока девушка, ничуть не растерявшись от затянувшегося молчания, с вызовом смотрит прямо в глаза кинесвите.

Таинственная и мрачная, она держится так, будто желает обратить всё сущее в пепел. Грозно расправляет плечи, будто за ними целый сонм войск, готовых сделать это по первому же приказу. Взглянешь — душу заволочёт холодом. Отвернёшься — пожалеешь ещё больше.

— Добро пожаловать, Модлин, — наконец приветствует её Голдвин после пятиминутной игры в гляделки. «Я сделаю всё, чтобы надолго ты здесь не осталась».

Тостейн, прибывшей в замок буквально намедни, не повезло угодить в чёрный список ещё заочно. Её мать, будучи любовницей кинна Линда X, оказалась хитрее своих предшественниц и помимо нарядов да броских безделиц, выпросила у своего покровителя место фрейлины для своей единственной дочери. Лану в этой ситуации просто поставили перед фактом. Разбередили болезненную гордыню необходимостью подчиниться воле какой-то третьесортной дворянки лишь потому, что та вхожа в альковы кинна. Протесты и возмущения оказались бессильны, поэтому Голдвин решает пойти другим путём — сделать так, чтобы фрейлина сама захотела сбежать из замка как можно дальше.

Эта задумка вполне могла бы сработать c кем-нибудь другим, но только не с Мод. Общаясь с матерью, она называет Аллану la vile créature, на дальмасский манер, дабы случайно не скомпрометировать себя перед любителями слушать чужие разговоры. Мечтает придушить кинесвиту подушкой во сне, искренне веря, что мир от этого станет только лучше и даже находит способ безнаказанно вершить свою маленькую месть, используя магический дар, чтобы изводить Голдвин ночными кошмарами. Всё это она умело скрывает под безукоризненной маской невозмутимого достоинства, словно попытки Алланы её унизить проходят совершенно незамеченными. «Молли, причеши мне волосы», — просит она, когда все девушки заняты шитьем. «Марджи, мне нужно, чтобы ты съездила в город», — приказывает, когда сама Тостейн, надеясь на долгожданный свободный вечер, уже взяла в библиотеке новую книгу. «Мод, останься сегодня на ночь со мной», — последнее задание раздражает сильнее всего, хоть Лана в единственный раз и не ставила намеренно такой цели. Тостейн даже чувствует вину за свои ночные фокусы, когда видит кинесвиту напуганной, настоящей, впервые используя магию, чтобы помочь, а не ухудшить её состояние. Спонтанное милосердие приносит неожиданные плоды — Голдвин смягчается в отношении к Мод и даже перестаёт нарочно путаться в её имени.

http://s5.uploads.ru/zPJVT.gif http://s5.uploads.ru/5G4Tr.gif http://s7.uploads.ru/BkLh2.gif http://s7.uploads.ru/kgBGb.gif

//

she must die! die! die! give me power.
sickness! sickness! away with her!
away with trouble.
death, death, death!

//

   
Проходят годы и Линд X, остывший к обществу леди Тостейн, увлекается новыми женщинами. Но потеря влияния матери Мод не тревожит, теперь у неё есть новый покровитель — старшая дочь кинна, не желавшая расставаться с любимой фрейлиной уже по собственному желанию. Сама Мод ещё ведёт последний арьергардный бой, продолжая в письмах матери жаловаться на глупую la créature, но в действительности сопротивление уже сломлено. Её всё ещё раздражает неуёмная, не знающая меры натура Алланы, но Тостейн больше не находит удовольствия в высмеивании её пороков, напротив, своей серьёзностью пытается сдерживать легкомысленность кинесвиты, мешая стать жертвой собственного дурного характера.  


* Заявка родилась из того, что душе поэта захотелось лёгкого хоррора и магического сюрра в духе Суспирии, The VVitch, "Тайной истории" Тартт и вот этого вот всего. В пакетное предложение входит газлайтинг, психологическое насилие, мистика низкого сорта и капелька приключений. Если вам интересно поиграть в подобной атмосфере — в нашем распоряжении неограниченное количество флешбэков.

* К себе наручниками я вас не приковываю: захотите остаться на позиции фрейлины — ок, не захотите — тоже ок, замужество, вдовство, странствия к источникам магических сил — всё допустимо, только сохраните дарковый образ и лояльность Аллане. Последнее особенно актуально на фоне того, что у Мод есть кузина, играющая в свои собственный игры. Отношения с ней дело ваше, но в настоящем Лане пригодится верный человек рядом и Тостейн она доверяет (а доверяется она людям очень редко, так что вам не повезло). Не исключаю, что Голдвин и до сих пор немного её побаивается (о чём не скажет ни при каких условиях), особенно, если в последние годы Мод таки отлучалась в путешествия, после которых возвращалась ещё сильнее и чудесатее. От характера жду мрачного хладнокровия, хитрости (Мод далеко не так сильна, как хочется казаться, и любит напустить на себя тумана, играя на чужой впечатлительности), зрелости и рациональности, бесконечной тяги к самосовершенствованию в магии (нормами морали не ограниченной) — это, пожалуй, основное, в остальном свободу не ограничиваю.

доказательства серьёзных намерений

http://s8.uploads.ru/v4blH.gif
http://s9.uploads.ru/IV4fk.gif

пост

человек говорит человеку: я есть слабак,
все, что ты говоришь - пускай оно будет так,
у меня проржавевший мотор и пробитый бак,

я люблю тебя,
я устал от вечных атак.

http://sd.uploads.ru/t/yrJmc.gif

Полоска леса разливается вдоль горизонта размытым акварельным подтёком — малахитовые кляксы деревьев и сверкающая охра июльского солнца. Аллана гонит лошадь вперёд, снова пристукивая шпорами и смеётся так, будто в жизни её нет ни единой заботы. Фигура брата проносится мимо по периферии зрения и хитрая усмешка играет на лице коротким бликом. Метелица издаёт недовольное ржание, но Лана не спешит пришпоривать лошадь вновь. Ей нравятся их маленькие пари. И условия проигрыша ей тоже нравятся достаточно, чтобы не слишком стараться выиграть. Только сегодня они сбежали из замка не за этим. Линд теперь кинн и времени на дурачества с нею в его расписании до преступного мало. Кинесвита почти что ревнует брата к Нито и прочим членам совета, но в душе, конечно, понимает, что эта монета отдана в уплату за власть и единственное, что им остаётся — наслаждаться каждым моментом наедине как последним. Тем более, что впереди их ждёт по-настоящему долгая разлука.

Ждёт, если сегодняшняя встреча пройдёт как задумано. А поскольку встреча им предстояла с великим магом Рисом Брандом, исход её был совершенно непредсказуем. Они продумали весь план с точностью каждого па в менуэте, но дядя, известный своим эксцентричным характером, являлся краеугольным камнем этого сложного заговора и отказ его обрушит всю эту конструкцию от самой её основы. Согласится ли он принять участие в этом безумии? У них был только один способ узнать.

В чаще ход лошади приходится сильно замедлить, благо, ехать предстояло недолго. Заброшенный охотничий домик, поросший плющом и позабытый былым владельцем, оказывается очень полезным строением, когда речь заходит о секретах. А тот секрет, что им предстояло раскрыть сегодня, прятать надлежало как можно глубже. Слишком опасно было вести этот разговор в Белом Замке. Даже сейчас, пробираясь по узким лесным тропинкам, Аллана развлекала брата болтовнёй на ничего не значащие темы, всё ещё боясь, что их могут услышать не те уши. Под сводами родного замка эти уши мерещились в каждой стене — при киннском дворе чужие тайны давно превратились в отдельную валюту, с лёгкостью конвертируемую в традиционные монеты. Встреча в заброшенном доме казалась разумной мерой предосторожности, но лёгкая тревога и здесь не отступала прочь. Голдвин подозревала, что даже находись этот дом в самой глубокой точке моря двенадцати вод, она бы всё равно переживала, что их могут подслушать.

Записку с просьбой о встрече Рису передали накануне — маг должен был прибыть сюда позже, чтобы их совместный выезд из замка не натолкнул кого-нибудь на ненужные размышления. Потрепав Метелицу по холке, кинесвита спрыгивает вниз и кое-как привязывает лошадь, всё ещё оглядываясь с опаской по сторонам. Неужели когда-нибудь в их жизнях и правда наступит момент, когда можно будет не оглядываться / не прятаться / не бояться? Казалось, уже только ради этого всё задуманное безумие приобретало законное право на осуществление.

Колючки репейника пристают к полам мантии, когда Голдвин заходит внутрь дома. Травы и мха здесь, кажется, больше чем снаружи и воздух странный, как скисшее молоко, разливается вязью по лёгким, но Лане уже нет дела ни до чего, кроме того факта, что они с Линдом, наконец, оказались сокрыты от чужих глаз глухими деревянными ставнями, что молча сохранят их секреты. До приезда дяди ещё оставалось время, а значит она может позволить себе немного вольностей. Украсть у вечности несколько секунд, чтоб вспомнить какие на вкус его губы. Лана поднимается на носочки и в зрачках её загорается озорство — сладкие. 
— Ты уверен, что хочешь это сделать? — шепот скользит по шершавым стенам, когда Лана отрывается от поцелуя, прижимаясь лбом ко лбу Линда. Страх прорастает как крапива под пальцами, (одёрнуть руку или вырвать весь куст?) опутывает до самых гланд. Они никогда никому не рассказывали о том, что происходит между ними и разговор этот без сомнений будет сложным. Реакция дяди тоже будет сложной, поэтому Лане приходится нехотя отстранится от брата, когда за окнами слышится приближение всадника.

Дядя! — улыбка её безукоризненно радушна, что было редким явлением для старшей кинесвиты — Рис уже точно заподозрил, что дело будет тёмное. — Спасибо, что отозвались на нашу просьбу.

Аллана готова была в один день сделаться самой милой и примерной племянницей на свете, когда ей нужно было получить желаемое. Увы, она понимала, что обхитрить великого мага столь тривиальными методами не удастся. Нужны были аргументы и веские доводы — возможно этой дорогой им удастся прийти к соглашению. 

— Вам, вероятно, не понравится то, что мы собираемся сказать. Но прошу, ради памяти Лорейн, хотя бы выслушайте до конца, — она всё же не сдерживается от соблазна сыграть на сантиментах, хоть и понимает, что манипуляция памятью покойной матери возможно не лучший ход в такой ситуации. — То, о чём мы собираемся вас просить — это заговор. И мы не стали бы втягивать вас в это, будь у нас другой выход. Но ваше имя и ваше слово, дядя, имеет в народе большой вес. — Перейти к самой сути разговора было непросто, но кинесвита чувствовала, что и затягивать с хождением вокруг больше нельзя — ни к чему испытывать на себе терпение мага, который и без того явно не пришёл в восторг от необходимости тащиться куда-то в лес посреди дня. — Скоро по замку поползёт слух о том, что я не дочь Лорейн Голдвин. И я прошу вас публично подтвердить его правдивость, когда для этого настанет время.

+6

5

PAULINE CARNE - ПОЛИН КАРНЕ
В ПОИСКАХ РОЗЫ С ШИПАМИ
http://sh.uploads.ru/lZfzp.gif http://s7.uploads.ru/TzQ4H.gif
fc: Anna Popplewell

Планируемые отношения:
моя младшая сестренка,
моя любовь и головная боль

Возраст, дата рождения:
19 лет

Титул, род деятельности:
шира, компаньонка Арабеллы Мерво (супруги принца Дамьена)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

«Моя дорогая Полин, ты так похожа на меня… уверенная и целеустремленная, амбициозная и привыкшая получать все, что тебе пожелается. За сестринской любовью я не замечаю твоей эгоистичности и иногда надменности. А быть может твое лукавство позволяет скрывать все от моего пристального взгляда. Ты красива и статна, ты притягиваешь взгляды мужчин, лелея в матушке надежду на еще один успешный брак в семье. В погоне за желанным титулом и мужем ты не гнушаешься и не слишком достойных средств и знаешь как избавится от соперниц, но достигнешь ли ты этим своего счастья? Я помогу тебе разобраться в придворном мире интриг, я буду твоей поддержкой и опорой в этом переменчивом мире.Приходи, укрась Дальмас своей улыбкой, и мы узнаем твою историю вместе.»

❖ Полин - средняя дочь состоятельного вальвассора Маржена Карне из графства Макселанда, имеющего богатое рудообрабатывающее производство.
❖ Это красивая, умная и уверенная в себе девушка, которая точно знает, чего она хочет и как добиться своих целей. Образованная, с хорошим вкусом и любовью ко всему дорогому и богатому, она хочет для себя лучшего - состоятельного и знатного мужа, положения в обществе, дорогих нарядов и украшений. Полин знает, что достойна этого не меньше старшей сестры, ставшей женой графа, что она воспитана так же хорошо и может составить достойную партию даже принцу. Она знает искусство сплетен, она не боится обмана и хитрости, чтобы воплотить в жизнь свои мечты.
❖ Помимо старшей сестры в лице Филомены есть еще и старший брат — Сальватор Карне (26 лет), младшая сестра Люсиль (17 лет) и племянники, мои дети: Марсьен и Алуэтт (6 и 4 года). Так же есть воспитанница Филомены - Ноэль (Лавайе) Мерво (17 лет), сестра покойного графа, моего мужа.
❖ Весной 984 года, после смерти мужа, Филомена пригласила Полин и Люсиль погостить в графстве, пообещав родителям устроить для сестер успешные браки. С тех пор они находятся под ее попечительством.
❖ Летом 985 года Полин невольно приняла активное участие в отношениях Ноэль и принца Рауля: когда Рауль гостил в Бальбине, он поначалу увлекся ею, а девушка от скуки уговорила его пошутить над "замарашкой Ноэль": сделать вид, что она ему интересна, подружиться с ней или даже влюбить ее в себя. Рауль от той же скуки и от симпатии к Полин согласился, но шутка очень быстро переросла в искреннюю привязанность к Ноэль. В марте 986 года Полин раскрывает шутку Ноэль, рассорив влюбленных.
❖ В середине октября 985 года вместе с Филоменой и Ноэль, сестры приезжают в столицу - основная цель поездки, конечно же представить девушек при дворе и найти им достойные партии.
❖ После 1 октября 986 года Полин получает назначение - Филомена договаривается для сестры о позиции компаньонки при Арабелле Мерво, молодой супруги принца Дамьена.


Полин очень ищет не только сестра в моем лице, но и Ноэль Мерво — сестра моего покойного мужа, а так же Арабелла Мерво для которой после замужества Полин стала компаньонкой. Не отказался бы с ней сыграть и сам Рауль, которому этот персонаж также интересен.
Девушка в качестве НПС фигурировала в некоторых личных эпизодах Ноэль и в паре событий в столичном дворце.
Внешности менябельна, но нам кажется, что эта барышня вполне подойдет для воплощения характеров.

пост

[indent] Грохот и невольные вскрики, жесткие пол пол и потолок, удары об углы, друг-друга и корзинку нянюшки, словно перевернулись небо и земля… все спуталось и смешалось, когда карета кубарем опрокинулась следом за подкосившимися на землю конями, со скрипом скатившись под откос дороги и остановившись лишь когда ударилась о деревья. Жалобное ржание коней, которых на последнем издыхании протащило за перевернувшейся каретой волоком, стихли, погружая чудом выживших в мертвенную тишину.
[indent] Всего на какое-то мгновение, на доли минуты, гнетущая тишина оглушила, заставляя Филомену услышать как колотится в испуге сердечко. Не ее, но сына… свернувшись словно кошка в клубок, она крепко держала мальчика зажатого меж юбок, закрывая собой, пытаясь защитить от угрозы.
[indent] - М-мама… - жалобный голос напуганного ребенка заставил ее очнуться от забытья в иллюзорном спокойствии, поспешно разгибаясь.
[indent] Марсьен был взъерошен, но цел и первым делом Филомена прижалась губами ко лбу мальчика.  Карета лежала на боку, они с Марсьеном оказались у пола, служившего теперь стенкой, в то время как Оливет распласталась у крыши… с портняжными ножницами, торчащими из ее живота. Алое пятно растеклось по светлой ткани, а глаза нянюшки все еще были открыты и смотрели уже в небеса… Графиня ощутила колотящую дрожь в груди, но не дала той ни единого шанса завладеть телом, или страху захватить свои мысли. Она ладошками перехватила лицо Марсьена, не позволяя ему посмотреть в том направлении:
[indent] - Все хорошо, мой милый. - спокойным, уверенным тоном проговорила Филомена, - Это просто игра. Помнишь, как вы играли с мальчиками в осаду замка? Мы играем… мы просто играем.
[indent] - Как думаешь, кто-нибудь выжил? - все тот же веселящийся голос зазвучал совсем близко и послышались шаги, приближающиеся к карете.
[indent] - Мы будем играть, - торопливо и тихо, но так же уверенно заговорила графиня, внимательно глядя в глаза сына и ища в них понимания. - и ты должен спрятаться. Прячься под мою накидку и сиди тихо!
[indent] - Угу… - Марсьен кивнул, чуть хмурясь, но безропотно позволил матери скинуть тонкую летнюю накидку и накрыть себя ею.
[indent] - Помни, ни слова, милый! - как молитву повторила свои слова Филомена, когда дверца кареты над ними распахнулась.
[indent] - О, да нам повело сегодня. - хохотнул мужчина, грубая и сильная рука схватила графиню за плечо и вздернула наверх, - Еще как повезло! - присвистнул разбойник, окидывая ее взглядом и почти волоком вытаскивая из кареты.
[indent] Этот бандит не был похож на простого грабителя с большой дороги или обычного вора, как и его компания, подтягивающаяся следом. Пять, нет… шесть? В ножнах и руках разбойников было слишком хорошее оружие, словно сделанное для какого-то отряда, а не украденное тут или там, как это бывало у бандитов с большой дороги. Да и одеждой отличались - пусть изрядно затасканной, но под пристальным взглядом опытной графини слишком отличающейся от воровских тряпок.  Это была организованная банда, с хорошим достатком, которая искала не наживы. Или наживы… но иного сорта.
[indent] - Неужели такая красавица путешествовала в одиночестве? - удивленно поинтересовался главарь, продолжая беззастенчиво рассматривать Филомену. - Эй, Готье, проверь карету.
[indent] Взгляд мужчины прошелся по ее лицу, задержавшись на губах, внимательно и жадно проследил линию растрепавшихся локонов вдоль скулы, опустился к декольте, где вздымалась от взволнованного дыхания грудь, стянутая тугим корсетом. Плотоядный, хищный взор и боль в плече, которое разбойник держал своей хваткой, не тревожили мысли графини как то, что один из мужчин двинулся к карете, заглядывая внутрь.

https://b.radikal.ru/b15/1807/6f/edc366648aec.gif

«О Утешительница, не дай свершиться непоправимому!
Молю тебя, прими в свои заботливые и успокаивающие объятия моего сына, окружи его заботой и защитой!
Огради его от дурного.
Не смею просить тебя об отмщении за судьбу, какая бы меня не постигла, молю не за себя но за Марсьена.
Огради его…»

[indent] - У нашей красотки была компаньонка, - разочарованно потянул он, - Но тебе бы она не пришлась по вкусу, толстуха. Что тут у нас?… Х-ха!
[indent] - Мама! - вскрик перепуганного сына заставил Филомену выпрямиться и встретиться взглядом с их главарем.
[indent] - Мама, меня нашли.
[indent] - Я знаю, милый. Все хорошо. - громко проговорила Филомена, не оборачиваясь и даже не дергаясь в руках преступника.
[indent] Все внутри дрожало в напряжении как перетянутая тетива лука, но она не могла позволить себе ни единого лишнего жеста, который мог спровоцировать этих ублюдков. Графиня понизила голос, чтобы Марсьен не слышал ее слов.
[indent] - Я могу дать вам много денег, столько сколько потребуется. Или драгоценностей. В обмен на жизнь меня и моего сына.
[indent] - Денег!.. - бородач хохотнул, подмигивая друзьям, - Она хочет откупиться.
[indent] - Мама… - жалобно повторил Марсьен, и Филомена спиной почувствовала напуганный взгляд сына.
[indent] - Дорогой, мне нужно поговорить с этим деширом и мы поедем домой. - она не сводила взгляда с глаз предводителя банды, - Я готова на все, чтобы вы сохранили жизнь мне и моему сыну. Назовите свою цену.
[indent] - На все?.. - бровь мужчины вопросительно изогнулась и губы искривились злой усмешкой, - Это мы сейчас проверим… - он жестко ударил графиню спиной о дерево, а свободная рука схватилась за юбки и под дружнее улюлюканье начала задирать их.

Отредактировано Philomena Lavallee (2018-09-17 18:24:00)

+3

6

MEREDITH ODOLLANT - МЕРЕДИТ ОДОЛЛАНТ
В ПОИСКАХ [ВДОВСТВУЮЩЕЙ ЭРЛЕССЫ]
http://s7.uploads.ru/Z2Spe.gif http://sd.uploads.ru/Hzlg4.gif
fc: Michelle Fairley

Планируемые отношения:
своеобразные, т.к. мать является надоедливой, но незаменимой частью жизни Керлейна

Возраст, дата рождения:
не позднее 926 года

Титул, род деятельности:
вдовствующая эрлесса Керлейна

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] Матушка, я не видел никогда твоих слез. Я помню твои улыбки и смех, замечания и отповеди, но не могу вспомнить, чтобы ты когда-либо плакала. Всегда сильная, с прямой спиной и гордо вздернутым подбородком, ты понимала свой долг, понимала кто ты, и хотела возвышения вашей семьи точно также как и отец. Ваш брак был выгоден всем: род Аккерманов был стар, и за тебя давали отменное приданное, а ты была совсем не против стать достойной женой наследнику Керлейна Уилберту. Лишь с годами ты поняла, что брак этот был не так безоблачен, как тебе казалось, что муж, получивший прозвище Жестокий, знает лишь одну правду - свою. Так он раздал роли всем вашим детям, не обращая внимания на то, что было им под силу, а что нет. Так живущая в мире своих грез Лорейн стала женой кинесвита Линда Голдвина (хотя ты настаивала на браке с одним из его младших братьев, а затем проклинала отца за то, что он отдал вашу дочь самому сумасбродному и неконтролируемому кинесвиту, который не считался ни с кем) и родила ему трех детей, последний из которых, малютка-дочь, унесла ее жизнь. Так я стал истинным наследником своего отца, но нашел в себе силы противостоять ему, прекрасно видя его ошибки. Так Рис, не сумевший стать тем придворным-советником, о котором мечтал отец, после смерти Лорейн сбежал из дому, скрывшись в ночи. Ты, матушка, познала много горя, но вынесла его с достоинством.
[indent] Несгибаемая леди Мередит, так, тебя называют в Керлейне. Ты потеряла дочь и сына, но по настоянию мужа решилась на еще одного ребенка, к счастью или к сожалению подарив ему не столь желанного сына, которого он вырастил бы молчаливым и послушным, а не таким как я, а дочь, нареченную Мэрил. Все печали свои ты заперла под замок - там, за дверью, были похоронены Лорейн, моя первая супруга, милая болезненная Уделинт, и третья, твоя племянница Аделаида вместе со всеми не рожденными ею детьми, там же обитал и образ сбежавшего Риса. Всю силу свою ты вложила в эрлинг, в помощь мне, в поддержку угасавшему с годами Уилберту и воспитанию Мэрил. Ты всегда была властной и потому не боялась что-то высказывать мне, спрашивать с меня и требовать, не обращая внимания на то, что я давно не мальчишка. И, все же, ты уступила, когда я взял в жены в четвертый раз не выбранную тобой девушку, а ту, у которой было большое приданное, а также ребенок вне брака. Свое недовольство ты не скрывала, но держалась достойно, и внуков, рожденных этой взбалмошной южанкой, полюбила безоговорочно, даже прикипев к той, что не была моей дочерью. Новоявленная же леди Одоллант могла сколько угодно раздражать тебя своей поистине дальмасской вольностью, оспаривать, что она любит меня и неплохо управляется с хозяйством, было трудно. Потому ты не беспокоилась за поместье, выделенное нам как семейное гнездышко, а после не волновалась и за замок Эверарда, после смерти отца перешедший новой эрлской чете. Его ты покинула, не желая делить первенство с невесткой, однако вернулась во время нашей с женой ссоры. Ты привыкла быть нужной и потому тебе не составило труда взвалить на себя ответственность за Керлейн, потому что ты была его госпожой, пускай теперь и вдовствующей. На протяжении долгих пяти лет тебе пришлось добиваться ответа у своего непутевого сына, требуя положить конец затянувшемуся разладу в его браке, но решилось все само собой, когда моя супруга вернулась домой с твоим вторым подрощенным внуком. Истинно аккермановский нос мальчика не оставил тебе причин сомневаться в его происхождении, и со временем недомолвки разрешились, вновь вернув в залы Стоунвейла спокойствие и благополучие. Замок ты уже отказалась покидать, пригрозив нам побоями, если мы снова соберемся расставаться. Угроза оказалась настолько действенной, что мы решили убедить тебя в серьезности своих намерений, и произвели на свет еще одного маленького лорда.
http://s8.uploads.ru/OnAWu.gif http://s7.uploads.ru/xrhTt.gif


Мередит - женщина здравомыслящая, ответственная и строгая. Она не лишена чувства юмора и отличается язвительной насмешливостью, которая передалась и ее сыну. Надменность в ней причудливо сочетается с поистине материнской заботой обо всех жителях Керлейна, за которых она, как эрлесса, долгое время была в ответе, да и сейчас считает своим долгом заботиться о благополучии народа, населяющего ее земли. Она как никто другой знает, что из себя представляет двор и как надо себя вести, но ее въедливость порой не знает границ - так она без зазрения совести влезает в жизни своих детей и ничто не может ее остановить.
Смена внешности возможна, но здесь должна быть светлокожая и темноволосая женщина, подходящая по образу и возрасту. Смена имени и возраста невозможны. Прочие детали обсуждаемы, но сразу говорим, что это всегда была амбициозная женщина, которая хоть и любила своих детей, но видела их будущее по-своему, ввиду чего была категоричной и порой деспотичной. У детей есть связанные с ней хорошие моменты, но с годами каждый из них встал на ноги и материнское влияние заметно уменьшилось.
Мередит мы в игре очень ждем и не обделим вниманием, любовью, игрой и одежками!)

Краткая хронология

10.01; 20.09.943 — свадьба Уилберта и Мередит; рождение Лорейн;
14.11.944 — рождение Эгберта;
07.08.947 — рождение Риса;
02.05.960 — Лорейн становится женой кинесвита Линда X;
07.06.961 — рождение первенца Лорейн, Линда Голдвина;
17.08.962 — рождение Алланы Голдвин;
01.12.963 — смерть Лорейн родами; рождение Аннисы Голдвин; побег Риса из дома;
964 — рождение Мэрил Одоллант;
26.02; 22.12 971 — четвертый брак Эгберта; рождение Годрика Одолланта;
11.04.973 — рождение Ровены Одоллант;
осень 974 — удочерение Катрионы Одоллант;
05.11.977 — рождение Арианы Одоллант;
07.08.978 — Уилберт умирает; эрлом становится Эгберт; Мередит переезжает из замка в поместье;
январь 981 — Маргрит после ссоры с Эгбертом бежит в Дальмас; Мередит возвращается в замок;
31.07.981 — рождение Лютера Одолланта;
964 — Рис возвращается в Керлейн и обустраивается в на мысе Кеттар;
18.08.985 — умирает Линд X; первенец Лорейн Линд начинает борьбу за власть;
17-21.11.985 — Маргрит с Лютером возвращается домой и мирится с Эгбертом;
28-29.05.986 — вече вассалов и коронация Линда XI;

пост

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи — останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", — мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине — зачахнешь, — Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. — Оставьте нас с кинесвитом одних, — никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним — раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это — значит быть кинном, мальчик, — окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. — Вот это вот — быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, — он махнул рукой, чуть поморщившись, — Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, — мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой — Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. — Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался — племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

Отредактировано Egbert Odollant (2018-09-21 22:04:50)

+7

7

MERYL ODOLLANT - МЭРИЛ ОДОЛЛАНТ
В ПОИСКАХ [МЛАДШЕЙ СЕСТРЫ]
http://i.yapx.ru/BaHfv.gif http://i.yapx.ru/BaHvJ.gif
fc: amanda seyfried

Планируемые отношения:
родственные, теплые в той мере, в какой возможно

Возраст, дата рождения:
21 год, родилась в 964
обсуждаемо, но не ранее конца 963

Титул, род деятельности:
леди Керлейн, фрейлина кинесвиты Аннисы

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

К оридоры Белого замка утопают в шуршании тяжелых тканей твоих пышных платьев. Твой звонкий стройный смех становится музыкой для пустого зала, кружа тебя в безудержном плавном танце среди монументальных колонн. Ты - яркий вихрь, неожиданный всплеск в тишине дворцовой, что заставляет остальных танцевать в ритм твоей собственной мелодии.

Мэрил — младшая Одоллант, «неоправдавшаяся надежда» и насмешка отца — покойного эрла Керлейна. Ребенок, что решился явиться на свет спустя 17 лет, послав ложную надежду эрлу Керлейна. Одоллант старший рождение каждого из детей принимал за возможность укрепить собственные позиции в Скайхае и разочаровавшийся в своих слабой дочери и «никудышных» сыновьях, решил оставить все новому наследнику. Но родилась девочка — Мэрил. Крикливая, настырная, даже требовательная — говорили «вся в отца, если бы не красивая мордашка». 

А личико юной Мэрил завораживало. С детства хлопот ее ресниц приводил нянек и слуг, а позже и смирившегося с поражением в своей собственной дипломатической войне отца [и докучу весь остальной замок] в суетное движение. То ли преклонный возраст родителей, то ли неудачная попытка воспитать троих предшествующих, то ли и вовсе укол совести послужили причиной невероятной любви Жестокого Уилберта к малышке. Тот посидевшей и постаревший, до конца своих дней будет любил свою дочь и только в ней, единственной, видел луч надежды [непонятно, правда какой, так что можно воспринимать сие за помутнение рассудка].

Если Мэрил внешне и напоминала покойную Лорейн [первого ребенка, девочку, что выдали замуж за будущего кинна], то в качестве личных качеств она впитала все лучшее от отца — упрямость, стойкость, приверженность своему мнению. Она женственна и прекрасна, но внутри крепка как вековечный ствол древнего дерева. Она — дикий цветок, который всегда хотел видеть Уилберт в глазах первой дочери Лорейн. Девушка задирает нос и разворачивается на все 360, если что-то идет неправильно, если кто-то ей запрещает, если так велят правила. С поразительной ловкостью, даже женской хитростью, она добивается своего, лавирую среди всех препятствий. И ей это прощают. За вовремя поданную невинную улыбку, за скромные глаза и румяные ямочки на щеках. 
В возрасте 11-12 лет девочкой Мэрил отправили в столицу стать компаньонкой девушкам, «кинесвитам в башне». Не сбежавший Рис, не отстранившийся Эгберт были ей братьями, настоящими сестрами и братом стали ей собственные племянники. Ощущение одиночества в Перегрине сразу пропало, а придворная рутина позволила невинному цветку наконец раскрыться [но, для начала, повзрослеть]. Проявить всю себя в общениях с галантными и не очень кавалерами, научиться кратко и емко приструнивать зазнавшихся дворянинов, что шептали в спину, выточить грацию, девичий шарм и мастерство общения [обязательно с какой-то целью, ведь от того, что тебе нужно всегда будет зависеть тон, тема и неуловимые жесты]. И она сроднилась с этим местом и этой жизнью.
К окетливые цветы белой весны в твоих медовых волосах перекликаются с твоей сияющей улыбкой и обескураживает придворных Перегрина. Наивный румянец спускают на юношей дурманящий туман, навсегда оставляя их потерянными для людского мира. И лишь блуждающий огонек в глазах может открыть внимательным девичью тайну —  это всего-лишь одна из твоих граней. Ты не такая простая, внутри ты — крепче алмаза.


Мэрил — вторая, но единственно живая дочь своих родителей - Уилберт и Мередит Одоллант. Четвертый ребенок, младшая сестра нынешнего эрла Керлейна — Железного быка Эгберта Одолланта и Великого мага Скайхая — Риса Бранда. Она зовется тетей кинна Линда Голдвин и кинесвит Алланы и Аннисы Голдвин - детей покойной сестры [чья душа предпочла расстаться с этим миром задолго до ее появления], но разве можно к этому привыкнуть, если растешь рядом и вместе с ними?
Мэрил не стерва. Она обаятельна, очаровательна, кокетлива и максимально женственна. Просто в добавок умна, упряма, немного хитра, знает себе цену и готова добиваться своих целей — это у нее от отца. Другой вопрос, что цели у нее — не покорить весь Скайхай, а за ним и целый мир впридачу, а вполне приземленные, девичьи, я бы даже сказал.

Ввиду того, что мать Мэрил была отстраненна к последнему ребенку, Уилберт был слаб и чрезмерно баловал дочь, а с юного возраста девушка вообще была отрезана от Керлейна неделей пути - девушка росла сама по себе [хоть и под присмотром Каруин Голдвин]. Ее характер не обтачивали, со всей строгостью, присущей чете Одоллантов, не занимались и не вмешивались в процесс взросления. Потому она столь характерна, упряма и свободолюбива - ее никто не ломал, с нее не требовал, а уж отец и вовсе отыгрывался за всех троих предыдущих детей.

Все намеки на замужество Мэрил с шуткой отводит от себя в сторону, не позволяя дать за себя слишком малую цену - она знает, что брак с представительницей знатной и влиятельной при дворе семьи - заманчив и может стать полезен для обеих сторон. Но не желает быть разменной монетой, выходить замуж без взаимной симпатии, а так же становится всего-лишь "покорной женой". [Она как Златовласка, за любого не пойдет, подавай героя, что свернет ради нее Йольские горы] упрямо отказывается выходить лишь по расчету — за богатство, статус или красивые глаза. Покорить ее сердце - надо постараться.

С обоими братьями отношения у Мэрил натянутые, вся жизнь ее в основном проходит в киннском окружении. В столице, в замке — она чувствует себя дома, хоть иногда [очень редко] и скучает по родному просторному Керлейну. Эгберт сторонится и холодится девушки, не испытывая никакой к ней любви [скорее даже наоборот, учитывая его взаимоотношения с Уилбертом перед ее рождением]. С Рисом же она познакомилась лишь недавно. Хоть и умело ему противостоит в словесных подачах, и не боится высказывать свое пренебрежение на его поведение. Дальнейшие их взаимоотношения обсуждаемы. 
По желанию всегда можно-нужно будет поучаствовать в дворцовых интригах и личных Голдвиновских, отыграть семейные моменты Одоллантов, поучаствовать в квестах и устроить собственное развитие персонажа.

пост

Хлесткий порыв ветра встретил волшебника, обдав грубыми песчаными частицами кожу лица и незакрытые ладони. Для непрошеного гостя он позволял себе слишком много: нагло врывался в пробелы швейного мастерства, пробираясь до теплой горячей плоти. Очередной триумф сил природы над человеческими возможностями. Древнее противостояние на выживание с заведомо обреченным концом, что доказывали волны мурашек, разбегающиеся под плотным наслоением различной ткани.

Рис втянул прохладный воздух. Морские ноты: соль, водоросли, все живые и неживые создания. Поэты воспели бы в нем аромат несбыточных надежд и угасающих мечт. Но ритмика организованных речей складывалась им лишь в практических целях. Чародей воспевал оды первой и последней возлюбленной в своей жизни — магии. Во всем остальном его ум придерживался рассудительной и четкой структуры. В эту тщательно выстроенную конструкции законов, явлений и правил он пытался вписать мир вокруг себя, представлявшийся им всепоглощающим хаосом. Сначала в голове, потом на бумажном листе.

Каждое событие, каждое существо, каждое ничтожество [не заслуживающее внимание по мнению недалекой особи человеческого рода] Виризана под руководством  волшебника находит свое место, неохотно выстраивается в линию закономерностей мира. Но прежде исследование. Тщательное, дотошное. Собственными глазами. Руками. Нужно подметить каждую мелочь, всякое незаметное отклонение. Подвергнуть себя испытаниям при необходимости. Единовременно слиться с объектом изучения, и отстраниться как можно дальше за его пределы. Разумом, душой и телом. Святая троица исследователя.

Это и привело его сюда, на чужой берег. Чужеродным тот стал, как только у Бранда появилась собственная обитель с рутинными привычками. За последние два года он пророс корнями в мыс Кеттар. Стал его диковинной достопримечательностью. Шум прибоя, шевеление моря, что растекалось по пологим песчаным пляжам казались непринужденными забавами. Не сравнится клокочущее и ревущее море, срывающееся всей своей мощью на высокие скалы Кеттара. Только мощный суровый ветер, не встречающий преград на открытом пространстве, может соперничать с морским повелителе. Но у каждого места своя, порой скрытая от неподготовленных глаз, изюминка. Рис убедил себя в этом за годы, да уж что там, за десятилетие странствий.

Обаяние этой деревушки складывают крохотные покосившиеся от времени и ветра деревянные рыбацкие постройки. Они рассыпались поблизости к своему беспощадному кормильцу, как новорожденные животные пристроились подле матери. Но колорит не сформировать без традиционного населения. Простые люди в одеянии из грубой ткани проживают свою размеренную и непримечательную жизнь. Грубые от работы с водой руки, худощавые от ограниченного рациона тела и иссушенные лица с морщинами и глубокими складками — след тяжелой судьбы. В одной из них Бранд внимательно вглядывался, стараясь разобрать в клубне маразматических мыслей хоть какую-то зацепку.

— Необычные предметы на берегу, странности в море? Хоть что-то необычное? — мужчина терял терпение, разговор казалось бы исчерпал все возможности, чтобы стать хоть немного полезным. — Длинное с чешуями, змей, большого размера. Из рыбаков никто не встречал в море?
— Чудища гаваришь? Не, такого не видывали, — старик почесал голову и обнажил свою поредевшие зубы. — Ты, малой, не забивай голову сказами всякими. Нихто здесю тебе не поможет. Обычная деривушка, рыба, в основном, не больше мой руки — вот така, —  он сунул кулак в сгиб локтя согнутой руки, полагая это наилучшей демонстрацией размера улова. Подумал и потом добавил:
— А у тебя дама-то, ну сердца каторохо, имеется? Есть тут у нас, одна девица, тоже истории всяки любит, может познакомить, а? — довольный своей сообразительностью дедок расплылся в широченной улыбке, не забыв подмигнуть собеседнику.

Застревая в песке и мысленно чертыхаясь, чертыхаясь и застревая, Рис с максимальным недовольством преодолевал расстояние до указанного места. Сказки для него этого. Мифы! Рухлядь старая. Как же долго пришлось возиться с этим рамоликом, чтобы только в конце понять, что тебя пытаются сосватать за какую-то «видную девку» этого забытого края. Рис отмахивался от возникающих цифрах предполагаемых бородавок на ней и других возможных особенностей красоты, которыми та могла обладать. Делать нечего, придется это в скором времени самому узнать. Ведь если любит истории, значит могла что-то слышать. Хотя проблема со слухом может оказаться местной особенностью. Той самой изюминкой.

— Девушка, простите, мне нужна дочь Мэла, — лучше переспросить у кого-то более располагающего по внешнему виду. Пускай даже у этой беловолосой девушки, что сидела на ступенях очередного типичного дома и чем-то сосредоточенно занималась, — где я могу ее отыскать?

Отредактировано Rhys Brand (2018-10-06 23:42:01)

+6

8

ANGHARAD NANDWIC - АНГАРАД НАНДВИК
В ПОИСКАХ [МСТИТЕЛЬНИЦЫ]
http://sh.uploads.ru/KLB0s.gif http://s8.uploads.ru/1NAaU.gif
fc: Eleanor tomlinson

Планируемые отношения:
Ангарад и Рунфрид служили
прошлой витане Фиренса и
с 978 года их связывает дружба

Возраст, дата рождения:
25-27 лет

Титул, род деятельности:
вдовствующая танна Эверхельма
наперсница витаны Фиренса
леди Орсвуда (по отцу)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

      Ангарад родилась для счастья, но то ли Благие Боги отсыпали ей всего лишь небольшую его горсть, то ли Неблагие обворовали ее, лишив в одночасье всего, что было дорого ее сердцу. Выросшая в любви, единственная дочь из четверых детей растильдского танна Орсвуда свои нежные тринадцать она была обещана наследнику таннорна Эверхельма молодому Фаруину Нандвику, одному из самых достойных юношей Витмира. Они много слышали друг о друге, но познакомились лишь через два года на турнире в Орлимаре, где и вспыхнула их любовь. Принятая в свиту витаны Селинт Ангарад писала своему жениху письма и с нетерпением ждала того дня, когда ей предстоит стать его женой. Она строила воздушные замки и рассказывала своим ближайшим подругам, среди которых была и Рунфрид, о том, что ее брак обязательно будет удачным, что они с Фаруином будут жить душа в душу, что он будет прекрасным мужем, а она отличной женой. Ангарад собиралась наполнить поместье Нандвиков детским смехом, и даже подумать не могла, что все будет иначе.
      Рунфрид несколько раз пыталась спустить ее с небес на землю, но быстро смирилась с тем, что подруга так или иначе добьется своего - эта упрямица вознамерилась быть счастливой танной Билихарда и ничего не могло ее остановить. Четыре года что Ангарад служила витане Фиренса пролетели для нее словно сон: игривая и веселая девушка была одной из самых любимых девиц при дворе. Доброта и деликатность позволяли ей оказывать всем тем, кто за ней увивался так, что мужчины даже после того, как их осада оказывалась тщетной, продолжали с теплотой отзываться о леди Орсвуда. Прощался с ней Орлимар тяжело, особенно печально было Рунфрид, терявшей дорогую подругу, но письма служили ей хоть и небольшим, но утешением.
      Скучала ли Ангарад во двору? Вряд ли у нее, окунувшейся в семейную жизнь с головой, было на это время. Через какое-то время после свадьбы отец Фаруина отошел в мир иной, и молодая чета получила таннорн в свои руки. Дела у них шли хорошо, люди любили своего лорда, а он делал все ради своих земель и тех, за кого был в ответе. Ангарад же не заставила всех долго ждать и в скорости подарила своему новому дому наследника - ее первенец родился через девять месяцев после свадьбы, а следом за ним на свет появилось еще двое детей, девочка и мальчик. Не чаявшая души в своем муже и детях Ангарад считала, что ее жизнь удалась, что впереди ее ждет только счастье. Как же иначе, если у нее все хорошо и прекрасно? Да, Йоль доставлял им проблемы, но жители Эверхельма успешно справлялись со всеми трудностями. У нее все было хорошо и все так и должно было оставаться. Она просто не знала, что в 986 года улыбке на ее лице суждено будет погаснуть.

. . . << . . . Who am I what and why? . . >> . . .
'c a u s e a l l I h a v e l e f t
http://s7.uploads.ru/t/kJm3F.gif http://sd.uploads.ru/t/t79Fr.gif
<< IS MEMORIES OF YESTERDAY>>
...oh these sour times...
The Civil Wars— Sour Times

      Ее не коснулось горе 985 года - смерть кинна оставила ее равнодушной, смерть витана Фиренса немного обрадовала, потому что Ангарад прекрасно знала, насколько Рунфрид не хотела выходить замуж за старика, а борьба за власть что в Перегрине, что в Орлимаре, вызывала у нее лишь любопытство. У них с мужем были свои проблемы, но, когда назвавший себя витаном Олмер Хереварт, первенец своего отца, взял в жены Рунфрид, Ангарад не смогла остаться в стороне, в особенности после объявления о беременности молодой витаны. Ее приезд в Фиренс оказался как нельзя кстати: бойкая леди Нандвик оказалась крайне полезна при дворе, который новая хозяйка переделывала на свой лад. С ее помощью был приведен в порядок замок и близлежащие земли, именно она вместе с Рунфрид ждала известий из столицы и радовалась тому, то новый кинн объявил законным владетелем витанира именно Олмера. В середине лета она уехала к семье, но в конце сентября вернулась уже с дочерью Эйриан, оставив мужа и детей в Билихарде. Тогда ей казалось, Ангарад думала, что обязательно должна быть подле Рунфрид, потому что сама без труда родила троих здоровых детей и знала, что предстоит пройти ее подруге во время родов. Но осталась ли она при том же мнении после того, как Йоль рухнул?
      Рунфрид разродилась здоровой девочкой, названной Осхиль, а через несколько дней в Фиренс прибыли новости, которые разделили жизнь Ангарад на до и после: не все спустившиеся с гор аюльцы просили о помощи, кто-то решил ее потребовать. Выдерживавший ранее все таннорн ее мужа пал, а вместе с ним и все ее домочадцы. Так в одночасье Ангарад, по милости горных дикарей, стала вдовой и лишилась своих старших детей. Вместе с Йолем рухнули все надежды и мечты леди Нандвик - ее дом был разрушен и вернуться в него пока что не представлялось возможным, ее земли были разграблены, ее дочь из будущей завидной невесты стала очередной бедной северянкой, а муж и сыновья...
      Ангарад никогда не знала полумер - ни в любви, ни в ненависти, но если раньше ей было некому желать зла, то теперь враг обрел облик. Всей своей душой она возненавидела аюльцев, всей своей душой она хочет чтобы каждый из проклятого горного племени умер. И пускай это не вернет ей ничего из того, что она потеряла - это будет справедливо.


      Леди Эверхельма Ангарад - прекрасна словно утренняя звезда эльфийского народа, но отпечаток грусти на ее лице не скроет никакое покрывало. Совсем недавно прекрасная витмирская дева потеряла любимого мужа и детей, поэтому душа ее истерзана и кровоточит, а сердце горит жаждой мести. Хоть ей потребуется время, чтобы оправиться, боль потери не сломила ее и жизнь Ангарад продолжается. Несмотря на то, что она многое пережила, у нее все еще есть запал на борьбу с теми, кого она считает виновными в своих горестях - она нетерпима к северным чужакам и называет их бичом севера. Она не знает полумер, из-за чего она любит и ненавидит неистово и рьяно, но не все в ее жизни тьма. Оставшаяся у нее дочь является той ради кого Ангарад заставит реки изменить свое течение и ее молодая мать не остановится ни перед чем, чтобы устроить ей счастливое будущее малышки Эйриан.

пост

За все свое пребывание при дворе витана Фиренса, Рунфрид усвоила одну простую истину - когда у милорда Деормода и Селинт все хорошо и они милуются так, словно поженились буквально вчера, то можно начать хоть немного радоваться жизни. В самом деле, погожие деньки у супругов обычно длились не так долго, как всем хотелось бы, и потому они вызывали столько радости. Витан был щедр и весел, молодея лет так на пятнадцать, а витана вдруг становилась ласковой и доброй. Подобные перемены не уставали удивлять Рунфрид, но она к ним привыкла, и потому, когда госпожа отпустила свою свиту порезвиться на природе, а сама осталась подле мужа, который любовно поглаживал ее по руке, она поспешила вместе с остальными девушками скрыться среди деревьев, которые разделяли две небольшие полянки, на одной из которых раскинулись шатры участников охоты. Вторая же была поменьше и заросла каким-то дикими цветами, которые манили к себе девичьи взгляды, буквально просясь стать венками и украшениями для волос юных девиц.

Рунфрид, опустившаяся на траву, откидывает голову назад и подставляет лицо под ласковые солнечные лучи. Она нежится в тепле, краем уха вслушиваясь в щебет вокруг себя и за своей спиной: дочь танна Орсвуда Ангарад возилась с волосами Рунфрид. Она не стянули с них сетку, но теперь из нее красиво выпадает несколько локонов, а саму сетку девушка украшает цветами. Она без умолку рассказывает про своего жениха, за которого через год-два должна выйти замуж и которому собирается родить не меньше шести, а то и семи детей. Рунфдрид слушает ее с улыбкой, потому что в отличие от большинства девушек в свите витаны леди Ангарад ей приятна и нисколько не раздражает, а о разлуке с ней думается с грустью. Все же, таннорн ее супруга расположен далеко на севере Витмира, значит и визиты в Орлимар будут редкими. Девушки постарше, вроде той же леди Иделиндис, недавно проводившей свою двадцатую зиму, уже вот-вот должны покинуть столицу и, получив приданное от своей госпожи, отправиться к земли своих нареченных. Рунфрид же страшится, что сама она здесь намного дольше, чем все остальные, но эти мысли он гонит прочь словно рой назойливых мошек.

-Рунфрид, Рунфрид, а спой нам, а? - вдруг оживляется Иделиндис после того, как кто-то начал вздыхать, что плести венки скучно. К ней тут же присоединяется еще несколько, и через пару мгновений упрашивают Рунфрид и Ангарад, которая даже говорит, что хочет услышать. Поняв, что в покое ее теперь не оставят и отнекиваться дальше бесполезно, девушка вздыхает и садится ровнее. Оглядывая своих приятельниц, она на мгновение задумывается и хмурит светлые брови. Ангарад требует ту печальную песню о любви, которая самой Рунфрид не нравится, но петь ей ее не хотелось еще и от того, что день был слишком хорошим, чтобы предаваться грусти. Ее светлые глаза останавливаются на леди Одилии - черноволосой красавице, которая как раз надела на голову венок, - и она неожиданно улыбается.

-Юноша шёл по лесу с цветком, накинув на плечи зелёный плащ. Его любовь горела алым пламенем, а её глаза отливали изумрудным блеском, - начинает петь она, не обращая внимания на то, что кусты на недалеко от них подозрительно шевелятся. Зато это замечают несколько других девушек, которые с лукавыми улыбками всматриваются в сочную зелень, ожидая тех, кто решил составить им компанию. Пускай у большинства из них есть женихи, ни одна не против легкомысленных забав с одним из сыновей витана или кем-то из их вечных спутников, которые всегда веселы и горазды на забавы. И только отвлекшаяся на пение и цветы у себя на коленях Рунфрид не замечает, что девичье оживление вызвано не красивой песней, а чем-то иным.

+8

9

ODILIA URSOLD - ОДИЛИЯ УРСОЛЬД
В ПОИСКАХ [КИНЕСВИТЫ]
https://69.media.tumblr.com/ef55002cfa6fcc747ff4e5c8716185ec/tumblr_mr3hi5Tnjp1qhkkp7o7_250.gif https://69.media.tumblr.com/277f7e89bd506014efe3a3a292281f8f/tumblr_mr3hi5Tnjp1qhkkp7o2_250.gif
fc: Freya Mavor

Планируемые отношения:
настороженно-враждебные

Возраст, дата рождения:
~20-21 (р. 966)

Титул, род деятельности:
признанная дочь покойного кинна
сестра нынешнего, Линда XI

придержана

"Ибо искренне ищущий – всегда находит."
Одилия - одна из бастардов покойного кинна Линда Десятого и фрейлины его третьей супруги леди Сигрун Урсольд, дочери танна Вирдрада, что стоит на торговом пути из Алкрена в Орлимар. Юная Каруин была тяжела и с нетерпением ожидала на свет появление своего первенца, а ее муж, уже ставший к этому времени отцом пять раз, откровенно скучал, и взгляд его блуждал до тех пор, пока не остановился на одной из придворных. Его связь с Сигрун продлилась три года, один из которых он был с нею неразлучен. Расположение его было столь велико, что он признал родившуюся у леди Урсольд дочь, которая даже после того, как была отослана со двора в родной таннорн, не была забыта. Одилия с самого детства знала кем является, и это сказалось на ее характере.

Одилия росла гордой дочерью севера, которой прививали понятия чести, учили традициям и устоям и вкладывали в голову знания, необходимые девушке ее положения. На больших праздниках и по велению своего венценосного отца она появлялась при дворе, где с интересом рассматривала своих единокровных братьев и сестер, пытливо глядела на кинну, пытаясь понять, чем же они все лучше них с матерью, но так и не находила ответа на этот вопрос. Ровней прочим детям своего отца она не была, пускай ее и признали, назначив соответствующее содержание, и это никогда не давало ей покоя. Урсольды же не стремились одергивать Одилию, лишь напоминали ей о правилах приличия, которым та неукоснительно следовала.

Со смертью кинна Линда в августе 985 года положение девушки изменилось: если раньше она была признанной дочерью, то теперь могла оказаться забыта, что нисколько не устраивало ее семейство. В борьбе за власть, - что в Скайхае между наследниками Линда Десятого, что развернувшуюся чуть позже в самом Фиренсе уже между сыновьями витана, - они раз за разом поддерживали первенцев, в надежде, что те не забудут их верность. Их помыслы были просты и понятны, Одилии они хотели хотя бы сохранить то, что ей было дано с рождения, но, увы, в мае коронован был не Ландуин и даже не Фаро, а третий кинесвит, Линд, что заставило Урсольдов в тревоге подобраться. Каковы будут последствия того, что они не угадали со стороной?

Несколько месяцев, омраченных смертью кинесвита Ландуина, а затем и ужасом падения аюльских гор, прошли для семейства в напряженном беспокойстве, прежде чем что-то решилось. Леди Одилию вновь призвали ко двору, но на этот раз откликнулась она не на зов отца, а на зов единокровного брата, с которым ей предстояло научиться говорить, крепко-накрепко запирая в душе все свои истинные мысли и чувства. До поры до времени, конечно же.


Одилия прекрасно понимает, что из себя представляет окружающий мир. Природа одарила ее не только красотой, но и острым умом, что позволяет ей быть не только усладой для глаз, но и, при надобности, хорошим союзником. Она истинная дочь севера, которая чтит его традиции и верит в правильность привычного уклада, что делает кинсвита Фаро в ее глазах лучшим претендентом на трон даже несмотря на некоторые его прегрешения.
Персонаж этот будет играть важную сюжетную роль, потому что как только ее узаконят, дав отцовскую фамилию, ей придется постараться, чтобы не позволить никому сделать себя всего лишь никчемной пешкой. За спиной Одилии стоит богатая семья, да и у самой девушки есть собственные суждения, которыми она станет руководствоваться в будущем, чтобы добиться всего, что ей надо.

пост

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи - останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", - мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине - зачахнешь, - Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. - Оставьте нас с кинесвитом одних, - никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним - раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это - значит быть кинном, мальчик, - окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. - Вот это вот - быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, - он махнул рукой, чуть поморщившись, - Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, - мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой - Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. - Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался - племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

+6

10

EILIAN GOLDWINE - ЭЙЛИАН ГОЛДВИН
В ПОИСКАХ [КИНЕСВИТЫ-БЕГЛЯНКИ]
https://69.media.tumblr.com/tumblr_mc70cxkgT21qbmw3bo1_250.gif https://69.media.tumblr.com/tumblr_mc70cxkgT21qbmw3bo3_250.gif
fc: Gabriella Wilde (смена внешности возможна)

Планируемые отношения:
теплые, в чем-то
снисходительные

Возраст, дата рождения:
21 год
(р. 965)

Титул, род деятельности:
третья кинесвита,
скайхайская посланница в Дальмасе

придержана

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] Эйлиан - младшая законная дочь покойного кинна Линда Десятого от его третьей супруги леди Каруин Гвенант из Силкхорна. Долго увивался тогда еще кинесвит за прекрасной белокурой девушкой с лучистыми светлыми глазами, а она была молода и наивна, полюбив его всем сердцем. В отличие от многих, ее Линд сделал своей женой, третьей по счету, но ни разу не более счастливой, чем ее предшественницы. Со временем Каруин пришлось осознать, что жених, а потом и супруг ее, далеко не идеал. Она болезненно переживала измены Линда, не понимала причину возникшего после рождения дочери равнодушия, и всеми силами старалась вернуть его любовь. Став кинной и пожелав защититься от дурной молвы, Каруин посвятила себя заботам двора, представая перед поданными верной и любящей женой. К слепой преданности она попыталась приучить и собственных детей, но Эйлиан возненавидела как безразличного самодура-отца, так и слабую мать.
[indent] Воспитывавшаяся вместе со своими братьями и сестрами в столице, кинесвита рано начала тяготиться жизнью под сводами Белого Замка. Поездки в Силкхорн вызывали у нее бурю восторга, а возвращение домой - горючие слезы. В Перегрине никто не был никому нужен, особенно младшие дети правителя. Даже мать куда больше времени уделяла не им, а супругу, которого не трогали ни ее внимание, ни ее жертвы. И Эйлиан, глядя на свою семью, понимала, что не хочет так жить. Она наблюдала за тем, как плетутся при дворе интриги, как появляются и исчезают отцовские фаворитки, как зарождается ненависть и гаснет любовь. Сама же она была никому не нужна, остро переживая это и бунтуя. Они с сестрами звались "кинесвитами в башне", и отец все не желал выдавать их замуж, утверждая, что нет в Скайхае никого достойного его дочерей. Эйлиан считала эту небылицу блажью - Линд был переменчив, и она прекрасно знала, что вдумайся ему вдруг пристроить своих детей, он бы сделал это, а повторения судьбы матери она не хотела. Ее бабушку уважали и любили, матерей и жен должно чтить, так почему она должна становиться такой же безвольной рабой?
[indent] Быть может, жизнь Эйлиан текла бы так, как текла, если бы неожиданная смерть отца. Мать была печальна, брат молчалив, а сама девушка радостна. С уходом кинна из жизни для Скайхая начался нелегкий период борьбы за власть, а для Эйлиан - свободы. Ей не было дела до того, кто из ее братьев сядет на престол, да Перегрин мог хоть сгореть! У нее наконец-то появилась возможность сбежать, и она сбежала, удивив этим в первую очередь себя. Копившаяся годами смелость позволила ей пойти на подкуп и шантаж, всеми правдами и неправдами она выбила себе путь на юг, откуда на корабле отправилась в Дальмас. Дома ее посчитали похищенной, а следом погибшей, в то время как убежище Эйлиан нашла у дальних родственников на юге, которые приняли ее, пообещав помочь начать новую жизнь. Она в самом деле хотела затеряться, зваться на местный манер Элен, но неожиданный визит в Дальмас кинны Каруин, перемешал все карты. Кинесвиту узнали, но принудить вернуться домой не смогли. Она не желала вникать в проблемы Скайхая и своей семьи, ее сердце екнуло лишь тогда, когда она узнала о злоключениях родного брата, но и они не смогли заставить ее изменить принятое решение.
[indent] Эйлиан выторговала себе свободу. Она осталась в Дальмасе, но поддалась уговорам Аннисы, приехавшей осенью 986 года, и стала частью скайхайского посольства в Туссене. Сестра убедила ее использовать свой ум а благо двух государств, стать связующим звеном между ними, и девушка заинтересовалась, решив, что подобная занятость может оказаться ей на руку.


Эйлиан свободолюбивая и прозорливая девушка, которая в столь юном возрасте устала от своей семьи, от которой сбежала при первой же возможности. Она не тяготится разлукой с близкими, ее не тянет в родные края, она с головой окунулась дальмасскую жизнь. Привыкнуть к изменившемуся положению было нелегко, но она справилась и не жалеет о потерянном. В южном королевстве она во многом предоставлена сама себе, и вольна решать, что ей делать со своей жизнью, а это единственное, что было ей важно.
Персонаж этот будет играть важную сюжетную роль, потому что является часть скайхайской дипломатической миссии. Отношения вежду Дальмасом и Скайхаем постепенно портятся, стараниями тех, кому совершенно не нужен этот союз, и Эйлиан окажется в самом центре разгорающегося конфликта.

пост

[indent] Лекарь, которого Эгберт встретил у покоев племянника, выглядел так, словно боялся, что эрл Керлейна размозжит его голову о ближайшую стену. И, честно говоря, мужчина уже был близок к этому, потому что сонм целителей, спасавших Линда, действовал ему на нервы, напоминая о том, насколько большая часть из них бесполезна. К тому же, глядя на них, он чувствовал и свою вину, которая неприятным грузом давила на его плечи - останься он на празднество в честь рождения кинесвита Фаро, то, быть может, с Линдом все было бы хорошо, но он уехал, гонимый делами, и весть о случившемся настигла его в нескольких днях пути от Перегрина. Обратно коня он гнал не жалея [и не щадя себя, преодолев отделявшее его от Белого Замка расстояние быстрее чем когда-либо], боясь, как бы еще чего не приключилось с Линдом. Отравление, кто бы мог подумать, что кто-то решится на такое, тем более, во время праздника! С одной стороны, это сразу же наводило подозрения на кинесвита Фаро и поддерживавших его лордов, с другой же было слишком глупым поступком для него и его союзников.

[indent] "Или же наоборот, поступком, совершенным с расчетом на то, что никто в здравом уме не подумает, что это мог быть сам именинник", - мрачно подумал Эгберт, распахивая дверь в покои племянника. У кровати его как раз толпилась пара слуг и паж, которые наводили в комнате порядок, а один из лекарей возился у стола в углу со своими скляночками. Мужчина оглядел всех быстрым взглядом, прежде чем хмыкнул и взглянул на зашторенные окна. Лекари что-то говорили ему вчера  [встрепанный, злой, словно сам Бог-Мститель, пришедший по души тех, кто осмелился перейти ему дорогу], когда он прибыл поздно ночью, о том, что кинесвиту пока еще необходим покой. Опасность, блеяли они, миновала, но ему не стоит себя утруждать, именно поэтому Эгберта и не пустили вчера в покои к недавно заснувшему Линду. Сейчас же он бодрствовал, и мужчина, недолго думая, одернул тяжелые занавесы и открыл окно, запуская в комнату свежий морозный воздух.

[indent] -Ты, племянник, от холода не умрешь, а в темноте и сам с собой наедине - зачахнешь, - Эгберт смерил попытавшегося возразить ему лекаря мрачным взглядом, от которого губы старика тут же поджались. - Оставьте нас с кинесвитом одних, - никто спорить с мужчиной не стал и вскоре покои Линда опустели, а тяжелые двери закрылись на спинами ушедших. Эгберт взглянул на нее и сел на стул, который подвинул ближе к постели племянника, который хоть и был бледен, но на умирающего не походил. Как он выглядел несколько дней назад мужчина предпочитал даже не задумываться. Детей Лорейн он любил, пускай и не мог проводить с ними столько времени, сколько они заслуживали, особенно при таком отце как их собственный. Покойного кинна Эгберт решительно не понимал [не смог бы понять даже если бы захотел, но он не хотел и никогда бы не захотел] и нисколько не оплакивал его, даже не особо скрывая это. Умер, собака, да и боги с ним - раньше б на тот свет отправился, всем бы лучше было.

[indent] -Вот это - значит быть кинном, мальчик, - окинув племянника красноречивым взглядом, сказал Эгберт. - Вот это вот - быть третьим сыном, матерью которого заменили дочь уважаемого рода, подарившей киннериту двух здоровых сыновей. И да, - он махнул рукой, чуть поморщившись, - Виновны в этом твой беспутный папаша и мой выживший еще в те годы из ума, а вот вины моей сестры в этом было чуть, разве что не отказалась от этой глупости, - мужчина умолк. Стыда за сказанное он не чувствовал, потому что это было правдой - Линд Десятый был тем, кого лучше б было утопить еще младенцем как котенка, а Уилберт оказался бездумно жестоким и недальновидным [лучше бы сестра стала женой одного из младших кинесвитов, лучше бы у ее детей были иные черты лиц и улыбки] , поставив на венценосного выродка. Лорейн же была просто наивной дурочкой с мечтами о любви, которую воспевали певцы в своих балладах, за что и поплатилась жизнью. - Вот это может с тобой случиться еще раз, правда с иным исходом, если мы будем снова так неосмотрительны. Нито, кажется, велел устроить расследование и наверняка не без участия моего брата?

[indent] Обычно Эгберт старался скрывать пренебрежительные нотки, когда говорил о Голдвинах, но сейчас даже не пытался - племяннику полезно знать, что отнюдь не все окружавшие его люди были на самом деле полезны и заслуживали оказанного им доверия. Отнюдь не все.

+5


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » В поисках героев » Нужные дамы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC