Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
09/02 Дамы и господа, просим вас отметиться в опросе "Как вы нас нашли?" и тем самым помочь развитию форума!
01/02 Внимание, внимание всем скайхайцам! Стартовали всекоролевские выборы нового кинна, всем сознательным гражданам пройти на избирательный участок и отдать голос за достойнейшего.
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре зима 985-986 года]

"Не ходи через лес"
▪ Rhys Brand ▪
▪ Willa Goldwine ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Jabal ▪


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Пока горит огонек


Пока горит огонек

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Пока горит огонек
http://sa.uploads.ru/KX1Hf.gif http://s3.uploads.ru/BWEbO.gif
Mersind Eyrdottir & Jutta Olavdottir • хутор близ Олуина, Йоль, вторая половина декабря, вечер
Две хозяйки в доме - к беде. Именно с этой мыслью свыкались и Ютта, и Мерсинд, пытаются сосуществовать, пока спорят из-за домашней живности и тушат пламя упавшей свечи...

+6

2

[indent] Помнится, мнилось ей с детства босоногого, что уж в ее то доме каждому будет и ласка, и доброта сердца, что каждый за друг друга горою. Было то  на самом деле, видеть отрадно ей сплоченность детей Хадвина. Они и ее приняли просто, место у очага нашли да за чернавку не считали, сестрой признав, ведь выйдя за одного замуж, она защитников приобрела много больше, пускай и опасалась чуть некоторых из них – уж больно вид суров. Мерсинд, сколь сил в ней было, старалась каждому приятное сделать: кому носки шерсти собачей, греющие в лютый мороз точно очаг дома родного, кому пояс большой – обернуть и грудь, и стан рубахи поверх, чтоб в пути дальнем за зверем лесным сохранить здоровье, кому варежки, пальцы в студеную пору берегущие, а то и одеяльце, легкое, словно невесомое. И только Ютте, ведьме ненавистной, не сделала она подарка: кончился пух. Ульф смотрел с упреком немым на хозяйку, осуждал верно за малодушие. Свиристелька отворачивалась, взгляда собачьего не ловя – стыдно.
[indent] Дедушка говорил, что к всякому надо справедливым да честным быть, уметь себя ставить на место его, но отказывало сердечко девичье в понимании и принятии. Не такого она от брака своего ждала, не о таком мечтала летней порою, когда глаза воина очаровали, сниться стали в темный предрассветный час грезою. В мечтах ее не было в нем места обиде, черными пальцами стискивающей горло, не было места зависти, нашептывающей злое на ухо. А виной всему ведьма рыжая, глаза б ее не видели. Не ждала и не желала она женщину другую терпеть подле мужа. И как ведь терпеть! На слух не жаловалась никогда, угадывая по лаю собак соседских, птиц все голоса знала, всех детей, что играли на улице – теперь же молила богов о милости, забрать его, не слышать дабы стоны сладкие полюбовные, когда Гейст ведьму ласкал. Будь то днем, переносила легче –если хочешь, работу на улице найти можно, а что щеки мокрые, да на ресницах льдинки, так от мороза крепкого выбило. Хуже не придумаешь, если ночью – как не зажимай руками уши, как не прячься под шкурой медвежьей, душной, сердцем угадываешь звук каждый. И тут уж самой впору зверем выть, глушить злые слезы кусая кулачки. Ульф старый подходил, мордой своей седой, носом холодным, тыкался в щеку, слизывал соленые капли – единственный он ей утешение нес. Единственный, кто боль понимал, да только что он сделать мог? Как спасти? Эйрдоттир и сама не знала, молитвы благим шепча в ночной тиши бессонной, пса верного гладя тонкими дрожащими пальцами.
[indent] Но и сам Ульф от боли не меньшей мучился, тревожа Мерсинд: кости старые ныли, метель предсказывали без ошибки, хромал верный защитник, двигался так медленно, словно груз непосильный на плечах его был, все небо и все твари лесные навалились. У очага было легче, как всякий, доживший до почтенных седин, мерз он, тепло жизни теряя. Безвозвратно, верно, прошли годы, когда спал зверь могучий на снегу ночь всю да радостно вскакивал, готовый хозяина сопровождать хоть в бой, хоть на охоту, лошадкой быть для малышки Свиристельки. Теперь же ей его на руках хотелось носить, да только по-прежнему весил он больше ее самой, не потаскаешь такого даже мужу, не передвинешь особо, коль разляжется посредь комнаты. Старик Ульф, трети собак всех Олуина предок, за порог дома общего выходил дважды в день, нужду справить, подышать морозцем. Мерсинд эти прогулки с ним была, но как же дела домашние оставить? Вот и в этот раз, вышла она за водою, друга верного вперед выпустила, не смущая его присмотром внимательным. Как не тяжела ноша была, привыкла она сама ее нести, пусть и не расплескать дабы, требовалось сосредоточение немалое, внимательность свою на жест каждый направлять, донести лишь бы ведра. От того, верно, не сразу она услышала лай, рыком глухим разбавленный, лишь на пороге обернулась, поняв – не идет за ней Ульф. Кольнуло сердце предчувствие недоброе, мигом опустила груз, на шум драки поспешила, юбку подхватив.
[indent] В доме, в который Гейст жену свою привел, до Ульфа две собаки были – мужнин волкодав, дальний потомок, разве что ростом похожий, да дворняга безродная, что Ютте принадлежала. И именно эта псина бесчестная напасть посмела, налетала, прихватывать пыталась то за лапы, то за хвост, не игрою – так травят медведей, изматывая. Конечно, ранить до крови не ранила, поди прокуси мех, пасть всю забивающий, но не молод был уже Ульф, не мог как в годы прежние лапой вертлявую прибить, в снег по самые уши вгоняя.
[indent] -Хватит! Поди прочь, окаянная!- кинулась Мерсинд вперед, руками пустыми отгоняя забияку, не задумываясь, что ее цапнуть может – от роду не бывало такого, чтоб ее звери домашние обижали, разве что кошки чужие пару раз- отогнала от дышащего тяжело друга своего, да проводила, отварила дверь в хату, запустила первым, следом и сама зашла, ведро одно с водою занося – второе неловко задела, да расплескала. Дурно – скользко будет как застынет. Вот только ей, раскрасневшейся, вспылившей, дела уж и нет до того. Платок, что голову покрывал, размотав, она как есть к Ютте идет, гневливо брови хмуря. За гнездо свое и курица – страшный зверь.-Пошто псина твоя опять Ульфа задирает? Сколь можно уже? Чести много на старика нападать?

Отредактировано Mersind Eyrdottir (2017-12-17 13:28:30)

+9

3

Пламя в очаге горело спокойным пламенем, согревая комнату, а на шкурах перед ним сидели Унн с Арном. Мальчишка следил за племянником, который играл с какими-то камушками да мусолил корешок, который Ютта дала ему, чтобы его поменьше беспокоили резавшиеся зубки. Затишье прошло - сын вновь был беспокойным, плохо спал, мучился сам и мучил своим плачем прочих домочадцев. Плохое время, сетовали бабки, оно всегда такое, надо только ждать, пока пройдет, но ждать сложа руки Ютта не могла. Она толкла в ступке корень звездочатки, из которого делала сыну отвары. В ход шло все, что использовала в свою время ее покойная бабка - тут и корни земляники, и звездочатка, и лопух, и ромашка, еще и мед использовать, который втирала в неба сына. Одно дело было лечить взрослых людей, шить воинов и принимать роды,  а совершенно другое заниматься ребенком, тем более своим, за которого душа всегда боли и рвется, какой бы маленькой не была царапка на его пальце. Отвары помогали, Арн был спокойнее, вот, даже играл под присмотром своего дядьки, который сидел рядом с ним и возился со своим самодельным луком. Ютта же была чуть поодаль, штопала какую-то одежду, думая про себя о том, что была бы не против пополнения в семействе - вот было бы хорошо, занимайся братьями Гейста их жены!

Она собиралась закончить со штопкой, а потом заняться сыном - его нужно было еще искупать, накормить и спать уложить, а упусти она время, то он бы раскапризничался и никому не дал бы покоя, даже если бы Ютта подсунула ему все земляничные корешки этого мира. Еще надо было заняться ужином, здесь, кажется, должна была помогать Мерсинд, с которой женщина как-то не ладила. И не из-за неохоты, а просто не клеилось - да и как ему клеиться, если у них один муж на двоих? Одна явно не ждала, что окажется не хозяйкою в доме полноправной, а вторая... Ютта сама не знала, чего она ждала, но старалась, получалось, на ее взгляд, неважно.

С улицы раздавался какой-то шум, собачий лай, а затем Ютта услышала хлопок двери и тяжелые шаги, а затем, обернувшись, увидела и взъерошенную Мерсинд, напомнившую ей рассерженного воробья, перед которой цокая когтями шел ее старый волкодав. Отложив вещи, она встала и скрестила руки на груди, стоило только потоку негодования жены Гейста обрушиться на нее. Глаза ведьмы тут же прищурились, а губы поджались: ссоры она не хотела, но разве может она позволить на себя кричать? Да и что ее пес - Ветерок был при ней долго, сторожил ее хату, когда она осталась там совсем одна после смерти бабки, да и ее саму. Дурной пес, хитрый страшно, не раз и не два получавший за это метелкой, но смолчать Ютта не могла.

-А почему я знаю, что это именно мой-то начал? - Не осталась в долгу Ютта. За словом ей в карман лезть не надо было, они к ней сами скакали, с языка срывались иногда даже до того, как она решала стоит ли им позволять это делать. Порой ей приходилось страшно жалеть о такой неосмотрительности, но об этом она всегда думала уже позже, когда все было сделано и сказано. - И так твой старый в доме спит, едва ли не в кровати с тобой, когда остальных мы в хату только если лютый мороз пускаем! А твой - поглядите-ка! - всегда в тепле. Почем я знаю, что у твоего-то молодое да ретивое не взыграло? - Да куда уж там молодому и ретивому, глядя на старого волкодава, которого самого надо было б отпоить настойками, думала Ютта. В дверь заскреблись, заскулили, и Ютта, обойдя Мерсинд, отворила дверь в хату и свистом подозвала к себе Ветерка, который подошел к ней охотно, но медленнее обычного. Виноват, видела она по морде своего пса, ох как виноват! И устроит же она ему взбучку, но потом. Ветерок опасливо озираясь ступил в хату и отряхнулся, бросил на жену Гейста взгляд и прижал уши, попытался было оскалиться, но тут же получил по уху от своей хозяйки. -Надо же, напугали тебя, лохматый? Это чем ты так моего пса-то застращала? - поинтересовалась она,  нахмурившись и пытаясь придумать, что делать, потому что на ночь глядя затевать перебранку не хотелось, но и отступать тоже нельзя было. Еще чего!

+4

4

[indent] Не так ей все мнилось, ой не так. Как же тяжело принимать было разницу меж мечтами глупыми девичьими, рожденными баснями, чужим счастьем да глазами ясными точно небушко морозным днем. Где мир да согласие в доме ее? Где уют очага? Сейчас казалось ей – чадит домашний огонь, обида черным дымом горло перехватывает – не терпела боле всего на свете Пташка несправедливости да ложных наветов, а уж когда саму ее обвинили в подобном, так алые пятна по щекам пошли, даже коса, кажется, пушилась, точно перья у взбешенного воробья.
[indent] -Да погляди на него, едва лапы переставлять сила находится – метель близко, кости старые ноют. Куда ему биться с молодыми, дай Предки до задка дойти, нужду справить,-  отфыркнув прочь прядь мягкую, из косы тугой выпавшую, лицо заслонившую, Мерсинд взгляда не сводила с жонки мужа, в пылу гнева своего забывая даже сравнивать. Ей по душе было б всех собак дома держать, так жалко их было, в снегу лунки себе капающих, жмущихся зябко, да только еще дядькиного дома знала – не пустят их, должен же кто-то от люда лихого да зверя охотчего охранять, - Служил он деду да мне годы долгие верно да бдительно. А за то надобно платить благодарностью, не жалеть тепла очага.
[indent]  Она в день обычный часто занималась тем, украдкой поглядывая, понять пыталась, что ж не так случилось, почему ж мало мужу оказалось одной женщины под крышей дома, одной хозяйки. Не могло сердце вопросом не задаваться – кого любит боле волк, какая милее ему. Ответ с ночи первой ждать себя не заставил и с тех пор пыталась выяснить Эйрдоттир, чем же различны они. Выходило, что многим излишне. И отнюдь не ликом одним, нрав уж был как ночь и день. И не в душе было Мирсинд пугать кого-либо, от того удивленно посмотрела она на хвостатого задиру, что зайдя в дом, тут же зубы показывать стал. Оттрепала его рука хозяйская, пригрозила, но Ульф, угрозу почуявший, поднялся уж, прихрамывая на правую лапу, встал перед Птахой, набычился. Голову лобастую опуская, загривок поднимая могучий – не дать не взять зашибет охальника, за шаг лишний, непочтение. Она вперед подается неловко, хватает пальцами тонкими за шкуру, за мех, в котором ладонь пропадает –удержать зверя не удержит, но тот послушен ей и не кинется, коль не разрешит. Вот только не замечает никто, как косам медовая длинная смахивает на столе лежащую шерсть – будущую шаль – на пол.
[indent] -Не стращала его. Делать еще нечего, собак пугать. Нельзя Ульф. Свой,- под пальцами тонкими расслабляется зверь, из стойки боевой выходя, чувсвует Синд, как расслабляются канаты тугие мышц – не кинется, но и подойти ближе не даст Ветерку, а то и меж женщинами встанет, не скалясь, но оттесняя боком.
[indent] Истина одна каждому мужчине издавна знакома: уж коль ссорятся бабы две – не лезь, зашибут. Справедливо боялись гроз меж гейстовыми женщинами все, даже дикий Бальд за лучшее считал с дороги уйти, да только не было ссор громких до дня этого ни разу и только Унну, точно волчонку маленькому, хотелось уши прижать, да спрятаться вместе с браточадом, пока рыжекосые точно кошки две шипели друг на друга. Подхватив Арна решил Хадвинсон в дом детский уйти, едва открыл дверь, как подул сквозняк окна приоткрытого, шерсть отнес к огню. Но и этого не заметил никто, покуда не почуяли запах отвратный от искры, шкуру на полу лежащую, подпалившей. Быстро горит волос, дым горький поднимается, кашлять заставляя. Обернулась Синд, охнула – петух огненный от шубы, некогда зверю лесному принадлежащей, метнулся к мешочкам трав, стоящим не далёко, клевать их стал, с мигом каждым все больше и больше становясь. Испугалась жена молодая, отпустила Ульфа, подхватила платок, голову которым укрывала покуда на мороз ходила, да забить попыталась пламя, потушить, да только не многим преуспела, скоро склевал утроба ненасытная работу тонкую, точно горсть зернышек, только ярче стал, запел. Угостила тогда она его из кувшина водой колодезной, не по душе пожару то пришлось, но мало воды было, половина лишь.

+4

5

Если бы кому-то пришло в голову спросить, каким видела свое будущее Ютта - он передернула бы в ответ худыми плечами, дескать, что будет, то будет и никуда от этого не деться. Если бы вздумалось кому погадать хоть на воске и воде, хоть на потрохах куриных - рассмеялась бы заливисто, потому что сама предвидение не жаловала. Загадывать наперед Ютта не любила, предпочитая заботиться больше о том, чтобы добрые жители Йоля не вздумали пойти на нее с вилами, как грозились не раз и не два. Порой, признавала все же она скрипя сердцем, вполне заслужено, но чаще просто от того, что она была той самой клятой рыжей девкой с отшиба. Отношение к ней в Олуине всегда было двояким (кто-то хвалил за помощь, кто-то хаял за нрав дурной да взгляды мужские на нее), но она на это рукой махнула не вчера даже - пусть думаю что хотят, Благие им в помощь, лишь бы в самом деле не шли ее к предкам на тот свет отправлять. И заботясь о подобном Ютта не думала и не гадала, что когда-нибудь родит сына, что войдет в дом его отца хоть и не женой (сама отказалась же и хвостом вильнула), что будет жить как все. Или почти как все - отношения с Мерсинд у нее все равно были странными. Здесь не было и мира с принятием, как бывало в одних семьях, и как таковой вражды, что случалась в иных. А такие стычки как сейчас были... странностью, наверное.

-Почем я знаю, что на уме у кобеля твоего. Видели мы таких старцев умирающих, только мимо пройдет су... да что ж ты рычишь все? - Ютта, вновь посмотрела на Ветерка. Тот, кажется, решил в этот раз отреагировать на Ульфа. Ее пес был проказливым и, она признавала это, несносным забиякой, но и сторожить он умел хорошо, и Ютту любил, не кусая кормившую его руку никогда. Сейчас же, увидев вздыбленную шерсть старого волкодава, тоже оскалился, хоть и был виноват во всем происходящем. - Один рычит, второй рычит, ополоумели совсем этим псы, что ли?!

Краем глаза Ютта увидела, что Унн подхватил Арна на руки - она проводила его быстрым взглядом, но не остановила. Самому младшему из гейстовых братьев с ребенком она, как ни странно, доверяла куда больше, чем старшим. Унн был надежным мальчишкой, не без хитрецы, но и не таким безголовым, как без стеснения называла остальных Ютта. Сейчас она куда больше была занята Мерсинд, которая едва ли не в первый раз решила подать голос (да как еще, ссорой!), хотя до этого всего лишь поглядывала на нее. Ютта видела эти взгляды, пыталась читать их, замечая как-то определенные нотки - интерес, обиду, раздражение, что-то еще. Всего было много, и женщина не могла глядя в ответ украдкой во всем разобраться, да и занята была, то домом, то сыном, то Гейстом, то тем, чтобы не спровоцировать ссору. Ей было сложно следить за своими речами, быть осмотрительной и осторожной в выбор слов, но она старалась. Но вот сейчас она сама была раздражена, и потому не шибко-то и церемонилась.

-Я тебе говорю что... Благих ради! - не сразу заметила Ютта, как пламя решило лишить ее и трав, и стола, и дома. Она вскрикнула, обомлев от неожиданности, прижала пальцы ко рту, глядя на то, как Мерсинд пыталась затушить пламя, а затем, кинулась к жене Гейста. Ее руки подхватили какую-то тряпку, которая тут же пошла в ход против пламени, а сама женщина зашипела разгневанно, призывая дар свой в помощь: А ну потухни, окаянное создание! Сейчас же, я сказала!

То ли Ютта была слишком взвинчена, то ли пламя сильно, но не сразу оно унялось. Лишь через пару минут ругани женщины, прекратило стены озарять ярко оранжевым, только противным дым и остался в комнате. Закашлявшись, Ютта ухватила Мерсинд за запястье и, шикнув на суетившихся все это время собак, утянула ее на улицу. Ветерок выскочил первым, побежал к сугробу, за ним же заковылял Ульф. Женщина же, отпустив запястье жены, вздохнула и наклонилась, упершись ладонями в колени, пытаясь отдышаться. Чуть погодя, она подняла голову и глянула на Мерсинд.

-Плакали и настойки мои, и отвары, и припарки, - сказала она, вдруг ухмыльнувшись. - Видать придется Стирру жить после попоек своих на рассоле, лишь бы только у меня для Арна нашлась звездочатка, - женщина покачала головой и распрямилась, вдруг нахмурившись и ухватив Мерсинд за подбородок пальцами. - Ну-ка? У тебя голова не кружится? Не обожглась нигде? - Ютта осознала, что стояла куда ближе к огню именно Мерсинд, она же и начала с ним борьбу куда раньше, а потому вполне могла и покалечиться. Что бы атм не думала и не чувствовала женщина, девчонку было жалко, вредить ей не хотелось, да и тут обе были виноваты, курицы эдакие. Как только остальным сулчившееся будут потом объяснять?

+3


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Пока горит огонек


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC