Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Свершившееся » that's what friends are for


that's what friends are for

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

— Что бы для неё сделать...
— Ну есть же стандартные вещи: цветы, шоколад, клятвы которые не исполняют...

https://78.media.tumblr.com/c7d188df5ef4a9dc876623f492424dc4/tumblr_oogwfqr5XB1tpdcjqo8_400.gif https://78.media.tumblr.com/e5d37a9677eb8f288b990d39a5b4c46c/tumblr_oasbgnZJI71tpdcjqo4_400.gif
Рауль Мерво & Арман Ромпье • Дальмас, Туссен, королевский дворец, сентябрь 985 года

Рауль собирается послать Ноэль проникновенное письмо, а у Армана как раз такой прекрасный почерк.
Ну как не помочь кузену?

Отредактировано Armand Rompier (2017-12-03 13:03:39)

+6

2

В голову не шло ничего путного, и Рауль раздраженно выругался, глядя на свои каракули, прежде чем смял очередной лист и кинул его в камин. Кажется, это был уже шестой или седьмой, а дело к завершению все не шло, что неимоверно злило его. Казалось бы, что сложного в том, чтобы написать одно несчастное письмо? Но у него путались мысли, а почерка был как всегда отвратительный. Его день начался неплохо, но стремительно портился с той же скоростью, с которой ухудшалось настроение принца. Наконец он не выдержал и встал, принялся ходит по комнате, глядя исподлобья по сторонам и думая, что делать. Последние два месяца были катастрофическими, все не складывалось, а ухудшившееся состояние матери и отъезд отца все только усугубили. Все было непонятно - что делать с королевством, как помочь матери, как заставить прекратить всех нужных и ненужных людей нашептывать ему всякую несуразицу на ухо. Рауль взлохматил свои волосы, выругавшись и подойдя к окну. Он всего лишь, чума это все побери, хотел отправить одно единственное письмо в Бальбин, надеясь, что весточка от Ноэль, которая пообещала отвечать ему, поможет ему взбодриться. Он понятия не имел, что будет так рваться обратно на запад, проклинал тот день, когда вообще связался с домом Лавайе, потому что утратил покой, но что поделать? Сам дурак.

Рауль прижался лбом к прохладной каменной стене, пытаясь успокоиться. Сделал несколько глубоких вдохов, попытался думать о чем-то хорошем (на ум приходила только Ноэль в том желтом платье и с лентами в волосах, проклятье!), а потом вдруг выпрямился. Он сам никогда не был именно что галантным и образцово-показательным рыцарем, ему, при всех его подвигах на любовном фронте, не хватало харизмы и очарования Ришара, да и отсутствие лиричности тех же Дамьена и Армана тоже не помогали делу. Идти к старшему кузену или брату он не стал бы, прекрасно зная их обоих, но вот младший... свет его граф Ромпье как никто иной бы мог помочь ему, и, с ликующей улыбкой, Рауль вышел из покоев, отправившись на поиски кузена. Он примерно знал, где сможет найти того, но успел послоняться по дворцу, умело избегая всех тех, кто заставил бы его задержаться для пустого или не очень разговора. Колетт, узнай она о том, как ее брат отлынивает от своих обязанностей, определенно начала бы его ругать на чем свет стоит, ставя в пример их покойного деда, но сестра, слава всем Благим, ему на пути не повстречалась.

-Арман! - окликнул Рауль, наконец, найдя кузена в малой зале, беседующим с кем-то из вальвассоров. Быстро преодолев разделявшее их расстояние, принц улыбнулся и поздоровался со всеми присутствующими, после чего совершенно бестактно ухватил Армана за локоть и потащил за собой, громогласно заявляя, что ему нужна помощь графа Ромпье в одном невероятно важном деле. В каком он не стал уточнять до тех самых пор, пока они не оказались в коридоре, где их не могли бы услышать любопытны уши посторонних им людей. - Мне нужна твоя помощь, но клянусь всеми, что если ты скажешь об этом кому-то, я тебя удавлю подушкой!

Говорил он шепотом и совершенно беззлобно, продолжая тянуть кузена за собой в сторону своих покоев.

+4

3

Флоранс Эстан был личностью во всех отношениях выдающейся, причем настолько, что не занимал меньше двух стульев на приемах в лучших домах Туссена. Говоря с ним, Арман всякий раз нет-нет, да и косился на костяные пуговицы его просторного камзола, грозящие оторваться и срикошетить в собеседника. Тем не менее, он был готов пойти на риск. Эстан был смешлив, но вместе с тем серьезен, проницателен, но одновременно наивен, говорил то, что вздумается, и так изящно острил, что граф порой думал, уж не взять ли у него пару уроков. Его шутки по сравнению с эстановскими остротами казались тяжеловесными, мертворожденными.

А говорили они, меж тем, о деле.

И от этого самого дела, безусловно, важного и не терпящего отлагательств, Армана оторвал Рауль Мерво. Граф и так собирался было бросить вальвассору пару ничего не значащих слов и пригласить в Эрвье, скажем, в следующем месяце, но так и не успел вымолвить ни слова, лишь руками развел, мол, прости, но корона зовет. А когда она зовет, отказывать — великий грех. К тому же, Арман даже не подозревал, чего именно от него хотели. Но, видимо, задача была действительно срочной. Срочной и окруженной туманом тайн.

Слова о подушке, которой Его Высочество обещал придушить своего кузена, если тот поделится хоть с одной живой душой секретом, служили тому веским доводом.

Арману стало смешно и страшно одновременно. В присутствии Рауля он всегда себя так чувствовал себя так, его охватывал какой-то странный азарт, появлялось точно из ниоткуда озорное желание жить, не существовать. Вот и сейчас граф улыбнулся весело и немного нервно, предвкушая, зачем это вдруг он понадобился Его Высочеству. Кузен ведь прежде прекрасно обходился без его помощи. Уж не понадобилось ли ему вдруг узнать, популярен ли в этом сезоне пурпур? Или же ему на смену придет муаровый атлас? А может, работа королевского казначея отчего-то не пришлась Раулю по нраву? У Армана она, в общем-то, тоже вызывала вопросы, но он не сомневался, что Мерво держат ситуацию под контролем и, если что случится, решат вопрос с распределением денежных средств. В конце концов, в Дальмасе было великое множество деятельных дворян, молодых, но уже подкованных в хозяйстве и финансах не хуже ученых мужей.

Можешь на меня положиться, буду нем, как рыба, — заговорщически прошептал Арман и более вопросов не задавал вплоть до того, пока они не добрались до покоев Рауля. Тут уж он дал волю любопытству.

Как я могу помочь? Объяснишь, к чему было столько таинственности?

Ожидал Арман, конечно, услышать нечто нейтральное сродни просьбы помочь выбрать подарок... например, Эстель. Что еще требовало подобной секретности? А главное: отчего же Рауль не обратился к брату? Что было в Армане, чего не было в принце Дамьене?

+5

4

О том, насколько нетерпеливым был Рауль, наверное, знали все, кто был более или менее вхож в королевский двор. Он с самого детства не был тем ребенком, который мог усидеть спокойно - всегда куда-то рвался, всегда торопился, всегда хотел поскорее добиться результата. И сейчас с упорством молодого буйного бычка он тянул за собой Армана, чья помощь нужна была ему не сейчас, а уже пять минут назад. Казалось бы, что такого в письме? Не получилось сразу написать что-то толковое - можно просто попробовать позже, но не в случае Рауля. Если ему что-то не удавалось, то он злился, искал способы решить проблемы какой бы она не была. Причем, чем скорее, тем лучше, поэтому сейчас любые дела, которыми был занят Арман, были неважными и незначительными, по крайней мере в глаза Рауля.

-Конечно не скажешь - иначе твоя дорогая сестрица станет графинею вместо тебя, - пробубнил юноша, не обращая внимание на то, что на них с Арманом оборачиваются. Ну и пусть - будто бы придворные не привыкли к выходка близнецов Мерво и их кузенов! Ничего такого они все равно бы не сделали, по крайней мере сейчас, когда во дворце была такая нелегкая ситуация, а у самого Рауля в голове помимо проблем обычных, еще и были те, которые он сам себе устроил, ввязавшись в авантюру, предложенную Полин развлечения ради. Теперь у принца было две заботы ко всем прочим - понять что делать с Ноэль и как сделать так, чтобы Полин никогда никому не рассказала о том, с чего все началось. Но сейчас... сейчас проблема была проще. Немного.

Как только тяжелые двери за его спиной закрылись, Рауль толкнул Армана к своему столу, вокруг которого валялись скомканные листы бумаги и сложил руки на груди. Пару мгновений он смотрел на кузена так, словно тот должен был сам догадаться что к чему,  а когда такого чуда не произошло, юноша застонал и запустил руки в свои волосы, растрепав их сильнее обычного. Сейчас он больше походил на того мальчишку, который излазил все башни, подземелья и тайные ходы дворца, чье чумазое лицо и сбитые коленки вызывали у воспитателей тихий ужас. Алер Бонне, конечно, отмахивался, дескать все мальчишки так себя ведут, но легче от этого никому не становилось.

-В Бальбине я... - слова давались с трудом, и Рауль поморщился от того как это все звучало даже в его голове. - В общем, есть шира, которой я пообещал писать. Из Бальбина, но это не как всегда, когда я могу использовать те письма Ришара, просто меняя имена. Знаешь, "и ваши глаза как небосвод, а улыбка подобна солнцу", ну. Я не знаю как начать, чтобы это не было и глупостью, и перечнем своих дел. Помнишь одного из наших наставников? Старого Жака с тростью? Я не хочу звучать также занудно, а у меня только так и выходит, - Рауль потер лицо руками и вздохнул, упав на не застеленную с утра кровать, чувствуя себя каким-то круглым дураком. - Мне нужна помощь, потому что я пень. Вы с Дамьеном всегда были правы, я пень-пнем и ничего с этим не сделаешь. Я обречен!

Порой на Рауля накатывало и жалея себя, он уходил в совершенно немыслимые и забавные дебри. Любви к себе он никогда не отрицал, да и не утверждал, что идеален. Отнюдь.

+5

5

Увидев живописно разбросанную бумагу, где-то скомканную, где-то и вовсе порванную, с потеками чернил и без оных, Арман все понял. Нет, кое-что нужно было уточнить, но все и без объяснений вдруг стало ясно. Ну конечно. Кажется, Рауль столкнулся с тем, в чем не был силен: с необходимостью написать кому-то нечто длиннее нескольких сухих строчек, и тотчас же сказалась недостаточная заинтересованность в занятиях изящной словесностью. Тут бы позлорадствовать, но в том не было нужды: выражение лица принца красноречиво говорило, что бессчетными попытками составить какое-никакое письмо он уже сам себя извел.

Шира, значит... — протянул Арман удовлетворенно. Знал он их, этих шир. Их игривый нрав кому угодно мог вскружить голову. И то, что Рауль, который сейчас был так взволнован, точно так же пал жертвой чьих-то красивых глаз, Армана не удивило. Хуже было бы, если б не пал вовсе. А так — замечательно. Граф отыскал среди замаранных листов один чистый, взял перо и повернулся к Раулю, который, похоже, пребывал в крайней степени отчаяния. Стало как-то резко не до писем. Принца бы сначала успокоить.

Проснулось изумление. Вот так шира. Всем ширам, видно, шира, раз вызвала в сердце Рауля такую бурю чувств. И кто же это интересно? Арман прикусил нижнюю губу, мысленно перебирая всех известных ему молоденьких девиц, последние несколько месяцев попадавшихся ему на глаза. Она из Бальбина, круг сузился. Ладно, сам скажет, наверное, ни к чему давить, можно сделать только хуже.

Поднявшись, Арман подошел к постели и присел на самый ее край, ободряюще коснулся его плеча. Сейчас граф кузену даже немного завидовал. Он и не помнил уже, как это — доводить себя до предела и бесконечно терзаться мыслями о том, что подумает о нем человек, который в одночасье стал столь важен. Впрочем, Арману было легче. Девушка, чье мнение было ему прежде приоритетно, была из низшего сословия, и впечатлить ее не стоило особенного труда. На фоне нее было легко казаться уверенным в завтрашнем дне, не приходилось постоянно взвешивать и подбирать слова. Но что дочь мельника по сравнению с широй, наверняка образованной и романтичной? Иная бы вряд ли согласилась переписываться, искала бы повода для новой встречи.

Пень бы не стал так переживать, — поспешил заверить кузена граф, пряча улыбку в углах скорбно опущенных губ. — В твоем случае все еще не потеряно, ты же не воспользовался фокусом с письмами Ришара. Давай подумаем. Чем тебе так глянулась эта шира? Что в ней такого особенного?

Арман интересовался не ради праздного любопытства, а больше для того, чтобы облегчить себе задачу. Куда проще было сосредоточиться на тех чертах девушки, которые более всего привлекали Рауля, нежели пространно рассуждать о глазах, сравнивая их звездами, и губах, что алеют ярче роз, вишен и еще какой-то пошлой растительности.

А начать можно с простого. Зачем тебе витиеватость? Ей ведь уже известно, каков ты, ее удивит, если она увидит в письме что-то вроде «Как бы хотелось мне провести день у Ваших ног; грезить о прекрасном, в неге и упоении делиться с Вами своими мыслями, а иногда не говорить вовсе, но прижимать к губам край Вашего платья!». Мало ли, опять же, какое у нее платье. Целовать бархат — еще то удовольствие.

Граф сейчас позволял себе откровенность, позволял некоторое панибратство — для Рауля эмоций ему не было жаль. Только бы как-то отвлечь его, развеселить.

Начнем с того, что ты надеешься, что она в добром здравии, добавим, что разлука с нею безмерно тебя расстраивает и не было бы дня, чтобы ты не вспоминал о ней.

+6

6

Между Дамьеном и Раулем была одна большая разница помимо всех прочих - если первый мог переживать все тихо и молча, не устраивая сцен, то второму необходимо было дать волю хоть бешенству, хоть печали, что выливалось в скандалы или еще какие-то громкие действия с его стороны. Он знал за собой этот грешок, старался себя контролировать, но от своей натуры не сбежишь, вот хоть как. Колетт посмеивалась над ним, дескать, откуда у тебя это, ни от отца с матерью-то, кого благодарить? Рауль и сам не знал, отмахивался раздраженно только что от сестры, что от смеющейся от таких подколов матушки, которую это всегда забавляло несказанно. Хорошо, что сейчас кроме Армана, куда более тактичного, чем прочие его члены семьи, свидетелем его неудачи никто не был.

-Я чувствительный пень? - жалобно сказал Рауль присевшему рядом с ним кузену. В этот момент он походил на себя в детстве - растрепанные черные кудри и грустные голубые щенячьи глаза. -Я хотел, но там все письма... Другие. Там же мы под юбки залезть хотим, а тут... - тут было иначе. Где раньше Раулю было достаточно просто разлечься с прехорошенькой девицей, которая прекрасно знает на что идет, а другое, когда тебе в самом деле нравится девица и ты не хочешь сделать ничего, что могло бы как-то опорочить ее честь или отвратить от тебя. Мысль о том, что Ноэль может испугаться его претила - он не желал видеть в ее лучистых глазах страх или неприязнь.

-Она... я не знаю, как ее описать, - Рауль беспомощно вздохнул, медленно начав успокаиваться под воздействием голоса Армана, которым было только детям сказки читать перед сном, настолько он был приятный и умиротворяющий. - Ты знаешь, если смотреть на нее со стороны, то в ней нет ничего необычного, ну девчонка как девчонка - худая, скуластая, ну нос, наверное, большой... но, Арман, когда она улыбается или смеется от нее глаз не отвести. И говорит она не так, как все здесь. В Бальбине она повела меня на деревенский праздник, представляешь? Я не помню, когда мне было так весело в последний раз!

Сам того не заметив, юноша начал улыбаться воспоминаниям о том прекрасно летнем дне, после которого очаровательная шира Полин Карне потеряла над ним власть. О том, что это именно из-за ее желания посмеяться над простоватой на ее взгляд родственницей все и началось, Рауль предпочитал не вспоминать.

- Но ты прав, вряд ли бы она прониклась моим желанием целовать бархатный подол ее платья или ловить блики солнца в ее глазах. Мне кажется, что тогда Ноэль поинтересуется, не ушиб ли я голову, - усмехнувшись Рауль откинулся назад на кровать и уставился на полог кровати. Натянутая на деревянные столбики ткань была темно-зеленого цвета с едва заметным золотым узором, который принц порой, щурясь, рассматривал, когда не мог заснуть. В последнее время зелень только и делала, что напоминала ему о деревьях в Бальбине, а золото - о том желтом платье Ноэль, в котором та была на празднике.

-Ты предлагаешь начать с простого? А если я покажусь ей скучным? Я же не Дамьен, у меня такие вещи не получается писать красиво и поэтично.. - брат умел красиво говорить, особенно когда хотел этого. Рауль же мог красиво раскромсать что-то мечом. Искусство же может быть разным, верно? От чего-то он не сомневался, что не в этом случае.

Отредактировано Raul Mervault (2018-02-17 09:42:46)

+5

7

Беседа по душам начинала давать свои плоды. Загадочная «одна шира» обзавелась именем. Оставались и вовсе сущие пустяки. Если прежде ее образ представлялся сотканным из предрассветной дымки, то теперь начинал обретать вполне себе человеческие очертания. Девушка привнесла в жизнь Рауля ту свежесть и естественность, которой было в дефиците у тех, кто не первый год вращался в высшем обществе Дальмаса. Неудивительно, что она привлекла его. Не всегда обязательно быть непревзойденной красавицей, чтобы заставить сердце учащенно биться.

Глядя на страдания Рауля, граф тяжело вздохнул. Определенно, если упомянутая шира не ответит на чувства принца, он непременно с нею побеседует! Таким потерянным он принца не видел уже давно, и это что-то да значило. Не всякая способна всколыхнуть такую бурю эмоций в душе.

Не покажешься, — произнес Арман самым убедительным тоном, на который только был способен. Терпения ему было не занимать. — Судя по твоим рассказам, шира уж точно тебя таковым не считает. Она явно не такая, как наши с тобой знакомые сестры Мартиньяк — пустомелки, пропускающие мимо ушей все, кроме лести.

Софи, Сильви и Сандрин Мартиньяк, за глаза именуемые не иначе как «Мартиньячки», были девицами на выданье, охочими до восхищенных взглядов и внимания. И хотя у одной из них уже был жених, за второй увивалось сразу двое кавалеров, а третья в заводила разговор с поклонником лишь в том случае, если тот был баснословно богат, девушки были красивы, а это по-прежнему имело в обществе определенный вес. Красота все же бывает разной, равно как и мужские предпочтения. Одни находят прелестной скромность, тень опущенных ресниц на нежных щеках, другим по душе девичий задор, озорной румянец и детская восторженность, ну а третьим подавай красоту откровенного смеха, блеска хитрых глаз, хрупких ключиц, полуприкрытых шелком и пеной кружев.

От мыслей о том, купилась бы Сандрин Мартиньяк, подсунь он ей письмо Ришара Ивеса, Армана оторвали дела насущные.

Давай ковать железо, пока горячо. Ты ведь понравился ей и понравился таким, какой ты есть. Так и оставайся таким, будь с ней честен и не прячься за нагромождениями высокопарных слов.

Арман спешно возвратился за письменный стол и схватился за перо. По крайней мере черновик бы набросать пока, а там уже и думать насчет окончательного варианта можно будет. С буквицами, завитушками и прочими излишествами, до которых граф был большой охотник. Он даже в деловой переписке не мог удержаться от желания блеснуть каллиграфией.

Твой козырь в прямоте и искренности. И я думаю, эти качества шира ценит больше, нежели способность марать бумагу бездушными комплиментами. Напиши, что скучаешь по ее звонкому смеху, что тебе не хватает тепла ее улыбки. Ей будет приятно узнать, что в вихре столичной жизни ты не забываешь о ней.

Отредактировано Armand Rompier (2018-03-21 18:21:11)

+5

8

Рауль был впервые так растерян, когда дело касалось какого-то никчемного письма. Обычно все было куда легче - у него были заготовки Ришара или же переписка была неважной настолько, что о ней можно было шибко и не переживать. Сейчас же ему казалось, что от нее зависело слишком много, чтобы вот так просто сесть и написать первое, что придет в голову. Он еще не мог определиться насчет того, что испытывает к Ноэль, но думал он о ней слишком часто, чтобы на душе его было хоть какое-то равновесие. Наоборот, он был в смятении, и это ему не нравилось. Будто бы у него сейчас нет никаких других проблем кроме какой-то девчонки с Бальбина, да еще и не самой симпатичной - мать была больна, отец покинул Туссен, королевство было оставлено на них, а в Тьебо участились случаи нападения разбойников. Но он все равно думал о ней, что его неимоверно злило, потому что заставляло чувствовать еще и проклятую беспомощность, которую он и вовсе неистово ненавидел всем свои сердцем и до самой глубины своей души.

-Была бы она как любая из Мартиньяк, то не было бы у меня проблем, - мрачно усмехнувшись фыркнул Рауль, вновь откинувшись и уставившись на полог над кроватью. Противный голос в голове подсказал, что проблем бы у него не было как раз от того, что не возникло бы никакого желания писать одной из известных сестричек письма. Да, он как и многие любезничал с ними, прижимаясь губами к тонким пальчикам их хрупких рук, дразня то своим интересом, то полной заинтересованностью. Принц для них был лакомым кусочком, но вот сам он не был в них заинтересован, разве что на балах и приемах, когда было приятно ловить на себе завистливые взгляды. - Им можно было бы кривую рожицу нарисовать - уже бы были в восторге, а тут...

С губ Рауля сорвался протяжный тяжкий вздох. Юноша прикрыл глаза, слушая Армана и пытаясь взять в толк то, что он говорит. Он не был уверен в том, что он ей в самом деле понравился, слишком уж Ноэль была открытой и доброжелательной. Ему казалось, что девушка была из тех, кому сложно не понравиться и кто искал в окружающих хоть что-то хорошее. Она наивно верила в сказки и все то доброе и светлое, о чем рассказывают детям матери, и явно видела его в куда лучшем свете, чем следовало. Да и не знала Ноэль о том, что именно сподвигло его начать оказывать ей знаки внимания. Под ложечкой противно засосало, и Рауль потер лицо рукой.

-То есть, мне надо быть собой, да? - кисло сказал Рауль, не убирая ладони с лица. - Что я могу ей вообще говорить? Она захочет услышать про состояние матушки, наверняка слухи уже до них дошли, - он не стал говорить, что сам сказал ей, зачем так скоро помчался в Туссен, хотя буквально за день до этого не испытывал острой нужды вернуться в столицу. Но описывать в подробностях, что и как не хотелось. - Я не хочу утомить ее ненужными деталями и сказать лишнего. Неблагие знают, дойдет ли вообще письмо и как.

Он сел и уперся локтями в колени, глядя на Армана. Взгляд у него был тяжелым и то минутное облегчение, что было у Рауля прошло так, словно его и не было.

-Я повел себя с ней подло. Она еще этого не знает, но это только пока, - неохотно признался юноша, цедя слова. Ему не нравилось признаваться в собственной неправоте. Хотелось быть тем доблестным воином, которым он мечтал стать в детстве, но вместо этого он постоянно оступался, совершая те проступки, за которые хотелось начать биться головой о стену. Рауль сомневался в том, что Полин будет молчать, оставалось только гадать, когда же она решит сказать все Ноэль. Что делать в таком случае он не знал и вообще не был уверен, что сможет врать девушке в глаза, отрицая свою вину.

+3

9

Рауль от его совета стал только мрачнее, и это Армана не напугало, но насторожило уж точно. Казалось бы, радоваться нужно, что нашлась та единственная, кому вроде бы блеск короны солнце не застит, а его настроение все еще находится на больно низкой отметке. Хотя, может, принц сомневался в своей суженой или же в собственных чувствах, а сомнения — штука коварная. Необходимо все же убедить Рауля отправить письмо загадочной шире, а не позволить ему раскисать и дальше. За это ему будут благодарны все Мерво в конце-то концов. Возможно, именно эта, еще незнакомая Арману барышня, сделает Рауля счастливым? А он, пожалуй, действительно в счастье нуждался, как никто другой.

Никогда не видел, чтобы в Туссене человек, которому советуют побыть собой, так расстраивался, — покачал головой Арман. Ему становилось совсем уж весело. Многие могли лишь мечтать о том, чтобы в общении показывать себя настоящих, не стесняться нелицеприятной правды. — Обычно мы демонстрируем одни только достоинства, а недостатки скрываем за маской до последнего, пока поздно не станет. Окажи этой шире жест доверия — будь с нею настоящим. Не бойся показывать свои переживания и волнение, не бойся показаться смешным. Судя по тому, что ты говорил о ней, она из тех, кто оценит честность.

Арман в задумчивости устроил подбородок на опорке из сплетенных рук и воззрился на принца. Вовремя же Рауль решил признаться в том, что между ним и той широй уже успело произойти какое-то недоразумение. Или не недоразумение. Судя по крупицам информации, которые удавалось из него выудить, речь шла скорее о какой-то недосказанности и сама Ноэль еще не подозревала, какую свинью ей подложили. Или не свинью. Категорически не хватало подробностей. Граф на мгновение прижал палец к губам, чуть оттянул ногтем нижнюю и отпустил.  Первоначально он был уверен, что ситуация не стоит и выеденного яйца и что уже на следующий день они оба, смеясь, отправят девушке письмо, и с лица Рауля пропадет это обеспокоенное выражение. Но оказывалось, что все было серьезнее. И теперь Арману предстояло узнать степень серьезности положения, в котором оказался бедный принц.

Наверное, свяжись он с Мартиньячками, такого бы не произошло. Так уж вышло, что отношения с барышнями, славившимися скромностью и добродетелью, не могли ни у кого начаться без каких-то препятствий и проволочек. Вечно что-то стояло на пути, вечно что-то не давало истории хода. И Арман мог лишь надеяться, что в случае Рауля это действительно было разрешимым делом. В конце концов, он ратовал за благополучие принца и искренне желал, чтобы тот нашел ту единственную, которая будет бережно хранить у себя ключ от его сердца.

Насколько подло? — поинтересовался Арман. — Ты говоришь, что «пока» она не знает, значит, в теории может об этом узнать от третьих лиц. Так опереди их, скажи ей первым. Но лучше не в письме, а при встрече. Такие вещи стоит говорить лично, желательно глядя человеку в глаза и держа ее руку в своей. Ты думаешь, она отвернется от тебя, если ты будешь с нею откровенен? — он взял пустой лист бумаги и поставил решительную и гордую кляксу. Цокнул языком, увидев дело рук своих, отложил перо и вновь посмотрел на Рауля.

А позволь тебе не поверить. Если она увидит, как тебе непросто, заметит твое раскаяние, то простит. А вот если продолжать держать все в тайне, то шансов, что кто-нибудь другой ей не расскажет, довольно много. Да и ты себя изведешь.

+2

10

Наверное, было бы легче рассказать Арману, какую же глупость совершил Рауль. Это было бы правильнее, там бы ему могли помочь, но признаваться в содеянном вслух принц не мог и не хотел. Слова застревали где-то посреди горло и не шли дальше, так что оставалось их только сглатывать и морщить нос. Раньше он бы признался в подобном со смехом и попросил того же Жана раздобыть ему какую-то миленькую золотую цепочку, которую он бы подарил девушке перед которой был виноват, чтобы загладить свою вину. Но обычно и девушки были другие - даже самые хорошие и благочестивые фрейлины вроде Арабеллы Риччарди, которую так старательно обихаживал Дамьен, знали правила игры и не доверяли словам ни одного из придворных красавцев. Ноэль же была иной. Откуда ей было знать, что принц может быть не так уж и хорош и благороден, как казалось на первый взгляд? Как она могла догадаться, что все им сказанное не более чем старательная игра на публику? Разве могла она поверить, что наследник короны мог решить развлечься водя ее за нос? Но тогда он был покорен широй Карне - Полин казалась ему такой яркой, такой ослепительно красивой, что он был рад ей услужить. Она отличалась от придворных дам свежим лицом и тем, что в ее глазах он не видел расчета, и именно это и вскружило ему изначально голову. Это потом промелькнуло все то, что стало для него привычным, в сравнении с Ноэль он и увидел разницу, но тогда...

-Она оценит честность, - согласился Рауль и скривился, глазами души своей видя эту прекрасную сцену достойную баллад: о дурном принце, который из-за собственной глупости упустил счастье. -Прямо как матушка, когда отослала от себя ширу Дюфор после того как та призналась, что украла у нее то кольцо. Или как отправила ту фрейлину Эстель. Помнишь, светленькая такая была, все ходила с Мартиньячками?  Боги, как ее звали? - принц нахмурился, пытаясь вспомнить имя той девицы, о которой шла речь. - Клеманс, что ли... по-моему, она была племянницей казначея Мильерана, да не важно. Мама же ее домой отправила после того как узнала, что она строит глазки дяде Просперу. Тоже - всех простила, по голове погладила, но видеть больше не пожелала. Вот и здесь будет также.

Рауль снова склонил голову и уставился на носки своих сапог. Смотреть в лицо Арману было выше его сил - пока что там были беспокойство и интерес, но если он расскажет, то на что они сменятся? Ситуация, по его мнения, складывалась какая-то безвыходная: будет плохо и если он все ей расскажет, и если не будет говорить ничего, потому что да, она обо всем узнает от третьих лиц. Ему, конечно, хотелось бы верить, что обе сестры Карне будут держать свои языки за зубами, но если в то, что младшая еще может ничего не рассказывать он мог поверить, то вот в старшей он сомневался. А точнее не сомневался в том, как взыграет ее униженное женское самолюбие. Полин расскажет все и добавит еще деталей от себя.

-Может, лучше вообще ей ничего не писать? Сделать вид, что ничего не было? Так это все забудется, а она ничего не узнает? - Может, это было самым верным решением? Просто оставить Ноэль в покое - не писать ей, не думать о ней, забыть и увлечься какой-нибудь новенькой фрейлиной из числа тех, что кружат при его сестрах? Раулю не хотелось этого делать, Боги ему в свидетели, но он не мог не думать, что это будет самым хорошим выходом из положения. А Ноэль его вскоре забудет, найдет счастье где-то в провинции  - будет у нее поместье на берегу моря, добрый муж и несколько детей, с которыми они будут собирать ракушки в погожие дни. Да и не из тех она, кто приживется в столице, зачахнет, затоскует по дому, а он...

Рауль застонал и снова закрыл лицо руками. Он давно уже не чувствовал себя таким беспомощным в отношениях с женщинами. Ему бы сейчас о делах страны думать да о матери, но быть мыслями с ними выходило лишь частично. Его окружила какой-то беспросветный мрак, и только Ноэль была лучиком света, который он был обязательно потушил из-за своей глупости.

Отредактировано Raul Mervault (2018-06-13 16:58:02)

+2

11

Бедный, бедный Рауль, он, кажется, совершенно себя вымотал. Какое-нибудь сражение наверняка далось бы ему проще, нежели возвышенная сердечная драма. Все-то приходилось додумывать: вытянуть из кузена, как назло, толком ничего не удавалось, и это начинало докучать. Ну как тут поможешь, когда и так неясно, в чем помогать? Можно волочиться за дамой, которой ты не интересен, этим чуть ли не каждый в Туссене занимался хотя бы раз в жизни. Можно оговорить какую-нибудь ширу, представив ее не той, кем она является или сболтнув украдкой какой-то ее грязный секрет, и этим частенько грешили придворные дамы, особенно те, что прикидывались тихонями. Можно забавы ради влюбить в себя какую-нибудь глупую и наивную девицу и играть ее жалкой привязанностью, пока не надоест, тоже неплохое развлечение, если сильно скучно и на небосводе столичных балов еще не успела зажечься очередная яркая деревенская звездочка-дебютантка. Но представить себе, что Рауль был замешан в чем-то подобном, было как-то... Да странно это было.

Но позволь тебе возразить: речь не идет о фрейлине или компаньонке. Ни Дюфор, ни Мильеранша не испытывали к дорогой тетушке каких-то чувств. Хотя! Возможно, я чего-то о них не знаю. Спрошу у Манон при случае, — он весело хмыкает, представляя себе, как шира Дюфор обливается слезами из-за неразделенной любви — помилуйте, благие боги! — к своей королеве, а племянница казначея строчит ей полные нежных сравнений и причудливых метафор письма. И непременно выливает на каждое по полфлакона душистой воды, чтобы бумага за милю пахла розой или фиалкой. Ей-ей даже думать о подобном было смешно.

Арману казалось, что ни одна шира, даже будь она сто раз добродетельной, не решилась бы отвергнуть ухаживания принца, чего бы плохого он там ни совершил. На то он и принц в конце-то концов. Ореол королевской власти, безграничной и абсолютной, так часто слепит глаза всем без исключения. И даже если эта Ноэль, из-за которой Рауль так убивался, — девушка самых честных правил, она несколько раз подумает, прежде чем отправлять одного из Мерво восвояси или таить на него вечную обиду. Да это смешно! Так наверняка делают на Севере, там, поди, девицы сбегают от настойчивых ухажеров или тех, кто играл их чувствами, в храм славить Утешительницу до потери чувств. Но уж точно не на Юге.

Она узнает, — уверенно заявил Арман. — Так не может продолжаться вечно. И, конечно, узнает в самый неподходящий момент, когда тебе этого будет меньше всего хотеться. Объяснись с нею, а то ты, чего доброго, и слечь можешь.

«С любовной горячкой», — хотел продолжить граф, но передумал, поднялся с места и отнял руки Рауля от лица, заставляя посмотреть на себя. Его посетила прекрасная мысль.

Знаешь... А почему бы не попросить слуг принести нам вина? Тебя хоть немного отпустит, ты ведь сам не свой. А чуть позже мы напишем твоей Ноэль. И обязательно скажи ей, не тяни с этим.

Арман не был поклонником теории, что кубок доброго вина способен излечить любую боль, в том числе, и душевную. Но тут просто требовался глоток-другой жанского. И отчаянно хотелось верить, что Раулю станет хотя бы немного легче. А вот почувствовать однажды что-то подобное не хотелось вовсе.

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Свершившееся » that's what friends are for


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC