Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре зима 985-986 года]

"Ты пепел, я пепел"
▪ Floriana Rompier ▪
▪ Dario ▪

"Не ходи через лес"
▪ Lind Goldwine ▪
▪ Beatrice Goldwine ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Leila the Thunder ▪
▪ Lir ▪



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » no one will keep me from the heart of you


no one will keep me from the heart of you

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

no one will keep me from the heart of you
https://fat.gfycat.com/DisgustingGargantuanGangesdolphin.gif http://78.media.tumblr.com/b819923aea1fa9735e376423c3cea7ec/tumblr_ngriawQXAa1tmv1m8o1_250.gif
Аллана & Линд Голдвины • Белый Замок, Скайхай; 20 августа 985 года; поздний вечер

Для кого-то смерть кинна была потрясением, а для кого-то - долгожданным событием.
Вторая часть Марлезонского Балета ©

+5

2

Коридоры в Белом замке стали слишком узкие. Потолки слишком низкие. Людей вокруг слишком много. Неужели они не замечают, что воздуха на всех здесь не хватает? Что ей, Аллане, из-за них совершенно нечем дышать? Оказавшись в конце дня в своих покоях,  она первым же делом пытается ослабить корсет. Не помогает. Что-то сдавливает лёгкие изнутри. Так сильно, что хочется надрезать грудную клетку ножом, вытащив всё лишнее наружу. Хорошо, что просьба оставить её одну не повлекла за собой споров и пререканий — кто вздумает отказать в уединении несчастной девушке, только что потерявшей отца? Как оказалось, траурные одеяния дают даже больше привилегий, чем статус кинесвиты. Жаль, что рано или поздно с ними всё же придётся расстаться. Кинесвита не выйдет к завтраку — никаких вопросов. Кинесвита не явится на встречу — (бедняжка, должно быть, страшно скорбит) разумеется, перенесём на следующий раз. Какая чудесная, спасительная готовность соглашаться с каждой её прихотью.

Обессилено рухнув на кровать, Голдвин наслаждается долгожданной возможностью побыть слабой. Не волноваться каждую секунду из-за того, что она вот-вот может упасть в обморок прямо у всех на глазах. Не дождутся. Из последних сил она старалась держаться с достоинством, испытывая почти реальное физическое отвращение лишь к самой идее о том, что кто-то может почувствовать её слабость. Единственной осечкой, которую она допустила ещё утром, были опухшие от слёз красные глаза. Но это даже к лучшему, как она уже выяснила, скорбь в разумных пределах несёт в себе немало приятных бонусов. В то утро она так и не поняла, из-за чего разрыдалась словно девчонка. В ней не было печали, не было осознания того, что отец больше никогда не назовёт её «куколкой» — да и в последние годы её это скорее раздражало, чем прельщало. Но отчего, отчего же тогда слёзы сами лились по щекам так, что в судорогах вздрагивало всё тело? Собственные ощущения пугали её своей непостижимостью. Хаос, словно амбициозный завоеватель, покорял её разум, с каждой секундой лишь расширяя свои владения.

Аллана закрывает глаза в надежде, что все тревоги исчезнут, стоит ей только сомкнуть уставшие веки. Но ни тревоги, ни страхи, ни весь окружающий мир, разумеется, никуда не исчезает. Темнота лишь обостряет непрошеные чувства, отчего кинесвите становится только хуже. Словно в насмешку над ней за окном слышатся первые раскаты грома. Поднявшись обратно на ноги, она мечется по комнате как загнанный в клетку зверь. Ей хочется покоя, хочется, чтобы всё было так как раньше, чтобы все эти незваные эмоции исчезли также внезапно, как и появились. Увы, не всё всегда складывается так, как ей хочется — досадная, почти преступная недоработка в механике судьбы.

Как же. Тяжело. Дышать.

Решение отослать от себя всех и вся уже не кажется таким удачным. Аллана терпеть не могла одиночества, особенно по ночам, особенно, когда у неё снова начинались приступы. Молоденькая служанка по-началу округляла глаза на просьбы спать с госпожой в одной постели, но вскоре привыкла. Как привыкли и компаньонки кинесвиты, в невинных объятиях которых она пыталась найти покой в отсутствии брата. Сейчас ей не хотелось видеть никого из них — ни их преисполненных сочувствия глаз, ни глупых жалостливых фраз и соболезнований. Другое дело Линд — с ним ей будет чем себя занять в долгую бессонную ночь.

«Опасно», — пытается прокричать ей в след разум, но Лана уже успевает выпорхнуть из покоев в пустоту полусонного замка, накинув на плечи лёгкую шаль. Опрометчиво. Необдуманно. Безумно. Она наизусть помнит, сколько шагов разделяет их комнаты. Потому что считает всё вокруг, когда нервничает. А когда она нервничает, лишь общество брата приносит целительное умиротворение — весь прочий мир с его страхами и проблемами просто исчезает. Только бы он был у себя. Только бы не разозлился на то, что она совершенно забыла про все меры предосторожности. Но разве сможет он злиться на неё, румяную от быстрой ходьбы и всегда им желанную?

Мысль о том, что в свете болезненного состояния последних дней, она несколько переоценивает степень своей привлекательности, Аллану, конечно, не посещает. Бесшумно проникнув в покои брата, она радуется как ребёнок, обнаружив его на месте. Всё так же тихо подходит к нему сзади, обняв со спины и положив подбородок на плечо.

— С детства ненавижу грозу. Быть может, заботливый брат снова позволит напуганной сестре спрятаться у него в постели? Только спать в этот раз мы не будем, — заговорщицки шепчет Аллана, легонько прикусив мочку его уха. Как хорошо, что свои глупые страхи можно выдать как предлог для соблазнения и Линд ни за что не догадается, что в двадцать три года его сестра и правда по-прежнему боится грозы.

+5

3

Смерть отца не должна была стать потрясением. Линд представлял не раз и не раз, как ему сообщают о том, что сердце кинна не выдержало. А в том, что оно не выдержит, можно было не сомневаться. Образ жизни отца не располагал к долголетию, и это не было очевидно, разве что, ему самому. Тем более, что в последние несколько лет он словно бы пил куда больше прежнего, будто чувствовал, что еще чуть-чуть — и станет ему вовсе не до изысканных вин.

Улыбку Линда, безмятежную и светлую, в эти дни сменяет обеспокоенное выражение. Он бы и рад не покидать свои покои, остаться наедине с мыслями, вот только возможности у него нет. Ему нужно срочно что-то делать, и Линд просит слугу принести чернильный прибор. Самое время отправить весточку дяде по матери. Должно быть, Нито с ним уже связался, об их дружбе, как-никак, ходили если не легенды, то по крайней мере слухи. Вот только этого мало.

Пока в замке наступает затишье, даже слуги, кажется, снуют по коридорам на цыпочках, лишь бы никого лишний раз не тревожить, чтобы не нарваться на гневный припадок. Все взвинчены, все слабо представляют, что же теперь будет. Кто займет опустевший трон? Чью голову увенчает корона?

А чья окажется на плахе?

Линд не узнает себя и винит в этом странном приступе пессимизма бессонницу и усталость. Впрочем, винить лучше себя: он совершенно себя не щадит с той самой минуты, как известие о смерти кинна распространилось по всему Скайхаю. Если копнуть чуть глубже, все станет более, чем очевидно. Линд желал отцу гибели, и тот ее заслуживал за то, как поступал с людьми, ломая их, точно игрушки, и избавляясь от них, когда ему казалось, будто они ему опротивели или же пришли в негодность. Если бы только он не был так жесток, если бы и в самом деле любил мать, Лорейн Голдвин была бы жива.

Но теперь желание исполнено, однако покоя Линд так и не обретает. На плечи ложатся руки Алланы — он узнал бы ее прикосновения даже с завязанными глазами. Боги, как же жаль, что она видит его таким обескураженным. Ему ведь нечем ответить, сейчас голова забита тревожными мыслями, которые не исчезнут даже после нескольких поцелуев, продолжат отравлять его ядом паранойи.

Аккуратные буквы перед глазами расплываются в некрасивое пятно, перо неуверенно ведет по бумаге косую линию.

Сегодня точно будет не до сна, — рассеянно произносит Линд и прикрывает ладонью воспаленные глаза. Сколько он спал за эти несколько дней? В сумме не больше нескольких часов. Тяжелые думы не дают ему расслабиться, не позволяют отвлечься от мирских забот, погрузившись в блаженный мир грез. Злость, ему несвойственная, пронзает сердце ледяной иглой. Неужели отец не мог немного повременить со смертью?

Лана, о чем же ты думаешь? Тебя мог кто-нибудь увидеть, — Линд оборачивается к ней, берет тонкую ладонь в свои руки, гладит выступающую косточку на запястье. Он не может просто взять и отказать ей. Не может, но должен. Времена скоро станут иными. И если он желает Аллане счастья, то у него нет права подвергать ее опасности. Что произойдет дальше? Решит ли Нито Голдвин, брат отца, выдать племянницу замуж? И она, и Анниса, прозванные «кинесвитами в башне», теперь могли насладиться долгожданной свободой, присмотреть себе достойного избранника. Он вспоминает Маргарет, ставившую семейное счастье превыше всего, вспоминает ее рассказы о пролитых слезах накануне свадьбы каждой из сестер. Правда, Линд не особенно верит, что Аллана могла бы мечтать о замужестве, глядя на Беатриче, супругу Фаро, или же на кинну Шарлин. Но кто знает? Сердце женщины — загадка, особенно такой, как его сестра. Сестра и возлюбленная.

Ты представляешь, что нас ждет в ближайшие месяцы? Замок обернется псарней. Каждая осечка может привести... к дурным последствиям для нас обоих, — Линд опускает слово «смерти», хотя оно так и просится на уста. Как минимум, если кто-то узнает о том, что происходит между ними, их обоих ждет осуждение. Кровосмешение крайне редко поощряется. Сейчас им стоит проявлять осторожность, по крайней мере еще месяц. В зависимости от того, сколько продлится траур.

Да в пропасть его, в пропасть этот проклятый здравый смысл... Стоит только протянуть руку, коснуться золотых волос, вдохнуть цветочный аромат ее духов и все, все его слова канут в лету.

+4


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » no one will keep me from the heart of you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC