Virizan: Realm of Legends

Объявление

CESARAMELIALYSANDERLEVANA
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪
▪ в игре осень 986 года ▪





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » в пучине морской, под толщей воды;


в пучине морской, под толщей воды;

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

В пучине морской, под толщей воды
http://s7.uploads.ru/OsKkv.gif http://s3.uploads.ru/x9SvM.gif
Rhys Brand, Ida • берег Моря двенадцати вод, Силкхорн, 3 августа 985, день

Чешуя морского змея — редкий экземпляр, который не увидешь на заурядной рыночной лавке. Придется напрячь голову и промочить ноги, чтобы достать его. Задача усложняется, когда все в рыбацком поселке считают тебя сумасшедшим и отказываются помогать. Ну, а что случится, если миф, все же, обернется опасной реальностью? 

Отредактировано Rhys Brand (2017-11-11 18:13:43)

+3

2

Хлесткий порыв ветра встретил волшебника, обдав грубыми песчаными частицами кожу лица и незакрытые ладони. Для непрошеного гостя он позволял себе слишком много: нагло врывался в пробелы швейного мастерства, пробираясь до теплой горячей плоти. Очередной триумф сил природы над человеческими возможностями. Древнее противостояние на выживание с заведомо обреченным концом, что доказывали волны мурашек, разбегающиеся под плотным наслоением различной ткани.

Рис втянул прохладный воздух. Морские ноты: соль, водоросли, все живые и неживые создания. Поэты воспели бы в нем аромат несбыточных надежд и угасающих мечт. Но ритмика организованных речей складывалась им лишь в практических целях. Чародей воспевал оды первой и последней возлюбленной в своей жизни — магии. Во всем остальном его ум придерживался рассудительной и четкой структуры. В эту тщательно выстроенную конструкции законов, явлений и правил он пытался вписать мир вокруг себя, представлявшийся им всепоглощающим хаосом. Сначала в голове, потом на бумажном листе.

Каждое событие, каждое существо, каждое ничтожество [не заслуживающее внимание по мнению недалекой особи человеческого рода] Виризана под руководством  волшебника находит свое место, неохотно выстраивается в линию закономерностей мира. Но прежде исследование. Тщательное, дотошное. Собственными глазами. Руками. Нужно подметить каждую мелочь, всякое незаметное отклонение. Подвергнуть себя испытаниям при необходимости. Единовременно слиться с объектом изучения, и отстраниться как можно дальше за его пределы. Разумом, душой и телом. Святая троица исследователя.

Это и привело его сюда, на чужой берег. Чужеродным тот стал, как только у Бранда появилась собственная обитель с рутинными привычками. За последние два года он пророс корнями в мыс Кеттар. Стал его диковинной достопримечательностью. Шум прибоя, шевеление моря, что растекалось по пологим песчаным пляжам казались непринужденными забавами. Не сравнится клокочущее и ревущее море, срывающееся всей своей мощью на высокие скалы Кеттара. Только мощный суровый ветер, не встречающий преград на открытом пространстве, может соперничать с морским повелителе. Но у каждого места своя, порой скрытая от неподготовленных глаз, изюминка. Рис убедил себя в этом за годы, да уж что там, за десятилетие странствий.

Обаяние этой деревушки складывают крохотные покосившиеся от времени и ветра деревянные рыбацкие постройки. Они рассыпались поблизости к своему беспощадному кормильцу, как новорожденные животные пристроились подле матери. Но колорит не сформировать без традиционного населения. Простые люди в одеянии из грубой ткани проживают свою размеренную и непримечательную жизнь. Грубые от работы с водой руки, худощавые от ограниченного рациона тела и иссушенные лица с морщинами и глубокими складками — след тяжелой судьбы. В одной из них Бранд внимательно вглядывался, стараясь разобрать в клубне маразматических мыслей хоть какую-то зацепку.

— Необычные предметы на берегу, странности в море? Хоть что-то необычное? — мужчина терял терпение, разговор казалось бы исчерпал все возможности, чтобы стать хоть немного полезным. — Длинное с чешуями, змей, большого размера. Из рыбаков никто не встречал в море?
— Чудища гаваришь? Не, такого не видывали, — старик почесал голову и обнажил свою поредевшие зубы. — Ты, малой, не забивай голову сказами всякими. Нихто здесю тебе не поможет. Обычная деривушка, рыба, в основном, не больше мой руки — вот така, —  он сунул кулак в сгиб локтя согнутой руки, полагая это наилучшей демонстрацией размера улова. Подумал и потом добавил:
— А у тебя дама-то, ну сердца каторохо, имеется? Есть тут у нас, одна девица, тоже истории всяки любит, может познакомить, а? — довольный своей сообразительностью дедок расплылся в широченной улыбке, не забыв подмигнуть собеседнику.

Застревая в песке и мысленно чертыхаясь, чертыхаясь и застревая, Рис с максимальным недовольством преодолевал расстояние до указанного места. Сказки для него этого. Мифы! Рухлядь старая. Как же долго пришлось возиться с этим рамоликом, чтобы только в конце понять, что тебя пытаются сосватать за какую-то «видную девку» этого забытого края. Рис отмахивался от возникающих цифрах предполагаемых бородавок на ней и других возможных особенностей красоты, которыми та могла обладать. Делать нечего, придется это в скором времени самому узнать. Ведь если любит истории, значит могла что-то слышать. Хотя проблема со слухом может оказаться местной особенностью. Той самой изюминкой.

— Девушка, простите, мне нужна дочь Мэла, — лучше переспросить у кого-то более располагающего по внешнему виду. Пускай даже у этой беловолосой девушки, что сидела на ступенях очередного типичного дома и чем-то сосредоточенно занималась, — где я могу ее отыскать?

Отредактировано Rhys Brand (2017-11-15 23:57:12)

+4

3

[indent]- Интересные дела, - флегматично замечает Ида, смотря как запутавшегося в сетях собственного младшего брата, - это чем ты тут таким занимаешься? Киран смотрит из-под сбившихся веревок, беспорядочно раскинувшихся по полу чуть ли не всей избы, будто из-под плотного сплетения морских водорослей, успешно прикидываясь не то водяным, не то русалкой. Мать и отец в это время суток всегда заняты работой, да и сама Ида сложа руки не сидела, остригала овец в хлеву и теперь со всей охапкой серо-бурой шерсти рискует растянуться на полу у самого входа, потому что кто-то [кому, видимо, совершенно нечем заняться] решил якобы помочь с плетением сетей, но преуспел разве что в разбрасывании их по всему дому. Ида лишь вопросительно поднимает бровь, что в данном случае является эквивалентом доброй дюжины изумленных вопросов и нравоучений, однако вместо них помогает младшему выползти из-под будущих сетей.
[indent]- Ты, конечно, прав, - приговаривает ныряльщица, - матери надобно помочь, но в доме это делать явно не стоит.

[indent]Спустя несколько мгновений не слишком большой деревенский домишко освобождается от материнских заготовок - все сети вынесены на крыльцо, где при ярком дневном свете куда проще справляться с петлями и узлами. Иде далеко до материнского мастерства, но всё же сплести качественную рыболовную сеть она вполне в состоянии, чем не раз занималась вместе с матерью да и в одиночку - ныряльщица находит в этом занятии особое утешение, когда выйти в море или хотя бы к нему нет никакой возможности. Бывает одолеют думы тяжелые, сны дурные или просто без объяснений неспокойно на душе, а за окном бушует шторм, тогда берет Ида материнские сети и плетет, покуда мысли не прояснятся. Прекрасно отвлекает, помогает думы упорядочить да к какому верному решению прийти. Вот и сейчас спустя четверть часа возни с узлами Ида ощущает уже привычный за таким делом покой; воображение рисует выдуманные земли выдуманных миров, да хоть и не выдуманных, но слишком далеких, чтобы когда-нибудь туда попасть. В такие редкие моменты мечтаний белокурая [случайно ли] думает о землях, где она могла бы родиться, о людях, что приходятся ей родственниками и наверняка живут где-то там... И не рушат тех зыбких грез ни доносящийся с берега шум прибоя, ни шум деревенский с разговорами и криками. Отвлекается Ида только когда веревка в её руках перестает быть покладистой, то и дело закручиваясь в ненужные узелки. В этот момент слышит она, как чей-то голос [не родные её зовут, сразу бы узнала] обращается именно к ней.

[indent] - Допустим, боги вам благоволят и вы её уже отыскали, - как бы меж делом отвечает белокурая, не отрываясь от работы. Дурацкая веревка запуталась в её руках и крупный узел совсем не поддаётся, черт бы его побрал. Его здесь быть не должно. - Другое дело - зачем она вам понадобилась? - продолжает Ида, пыхтя, когда узел наконец исчезает, а плетение снова спорится под тонкими пальцами. За выбившимися из косы кудрявыми прядями [и теперь закрывающими девушке даже боковое зрение] она не видит, кто стоит у самого порога их дома, но отчего-то знает и настораживается - явно не деревенский. Говор совсем не их.

[indent] Оставляя в покое сеть, белокурая сдувает с лица надоедливые пряди и наконец может рассмотреть незнакомца. Она действительно угадала: перед ней вовсе не деревенский дядька, в кожу которого въелась вся соль морей; высокий рост и мудрость в лице, пытливый взгляд и проседь в висках - нет, таких Ида не помнит, явно не здешний. А неброские дорожные одежды лишь подтверждают, что мужчина здесь как минимум проездом.
[indent]”Интересно.”
[indent]И едва эта мысль проносится в юной голове, как в груди рождается странное чувство ликования - Ида на свою беду всегда тянется ко всему новому и неизведанному, особенно если это новое и неизведанное [само к ней приходящее] расскажет о таких же неизведанных землях. Конечно, девчонка прекрасно понимает - в каждом незнакомце может таиться опасность, а значит не следует вот так сразу доверять каждому встречному и бросаться с просьбами в стиле “расскажите-ка о города и весях”. К тому же совершенно неизвестно, зачем ему понадобилась Мэлова дочка и откуда он о ней знает. И всё же надо бы как следует представиться.

[indent] - Прошу прощения, - легкая улыбка касается губ белокурой, - Ида, та самая дочь Мэла. Чем могу быть полезна? Она привстает со ступеней и, отряхивая шершавые ладони от ниток, дружелюбно протягивает руку новому знакомому, украдкой продолжая его рассматривать. -Вы ведь не местный, - совсем не вопрос, констатация, - Из Донерина? Или откуда дальше? Как вас к нам-то занесло? Хоть рыбацкая деревня стоит чуть поодаль основной дороги на Донерин, гости здесь совсем не редкость, ведь часто перекупщики приезжают за жемчугом прямо к ловцам, да и из других селений рыбаки на службу нанимаются. Но мужчина не похож ни на скупщика, ни на рыбака. Лукавый прищур как будто может помочь ныряльщице разгадать своего собеседника, но в чтении людей она не особенно преуспела, разве что по конкретно этому экземпляру может сказать - на душегуба не похож.

+5

4

Боги? Рис мысленно хмыкает, сдерживая себя от желания закатить глаза на реплику новой еще даже незнакомки. Всепоголовное стремление поклоняться каким-то существам вызывало в его душе ноты презрения. Воспевание молитв, принесение жертв, возведение идолов — все это трепетное отношение, которое в разной вариации встречалось по всем частям суши этого мира было [только по мнению Риса, конечно же] порождением людского невежества и нежелания прибегать к энергозатратам в верхней части туловища. Когда то дано было человеку для свершений, может даже не больших, а маленьких. Но точно не бесполезного существования.

С большим трепетом он вспоминал возвышающийся высоко над пустыне Шпиль в Тирце. Тот был выстроен не какими-то мифическими существами, но умами достойных людей. И наполненный знаниями он освещает беспросветную людскую тьму, распространившуюся на островах и за пределами жаркого климата. Подобный маяк просвещения мечтал, когда-нибудь, увидеть Рис и в Скайхае. Посему маг писал и даровал свои знания новоиспеченной Сарконской школе разума, старательно выведенные на бумаге с помощью все той же магии [не подумайте, Бранд умеет писать и на нескольких языках даже]. 

И всякое упоминание в речах обывателей про богов и несостоятельность магии пробуждала рвение к этой деятельности. Впрочем, он ведь и так ей сейчас занимался, да? Осталось найти только эту девчонку по имени Ида.

— Если вы верно направите меня, то она обязательно узнает причину моего появления, — странник осекся, подобная грубость рискует отдалить его от цели еще дальше, чем он был в начале. Потому он кашлянул в руку и решил исправить свой ответ в более мягком тоне: — У меня есть вопросы, и, кажется, из всего поселка ответы на них знать может только она.

Мужчина бросил косой взгляд, чтобы убедиться, что она не погонит его прочь прямо сейчас и замер в ожидании реакции. Она до сих не удосужилась даже бросить взгляд на него, так была занята своим рукоделием. А девичье дело то было больших масштабов. Рис окинул размер ее ручного шедевра и открыл было рот для следующей фразы, но тут незнакомка наконец направила все свое внимание и все переменилось. О, понятно. Идти больше никуда не придется. Тем лучше. Но он мог бы сразу догадаться.

Пока та поправляла волосы и аккуратно откладывала сети, выдалось время хорошенько осмотреть свой новый шанс на дальнейшее развитие приключений. Юная, стройная, не высокого роста [кажется не достанет ему и до подбородка? надо проверить] та имела поражающей красоты особенность - белые, длинные волосы. Как пепел. Прогноз с бородавками не оправдался и будь он лет на 20 моложе, не сыном своего отца эрла, а каким-нибудь простецким рыбацким парнем, как многие здесь, его сердце пленила бы эта прекрасная обладательница женского пола. Так обязательно было бы, но, вероятно, такая судьба уготована кому-то еще. 

Следя за возникающими один за другим мыслями в ее голове, Рис уже знал, что та скажет. Но решил не пугать и позволить той его рассмотреть, а потом представиться. Что она и сделала, заодно засыпав его вопросами. Ох уж эти юные сердца, ищущие приключений.

— Мое имя Рис Бранд. Рад знакомству, — легкий кивок головой. — И вы абсолютно правы, но берите дальше, — нет, не надо играть с новенькими в загадки. Она слишком юна, чтобы различить его говор или одежду, если те вообще были похожи на то, как говорят и что носят в его родном эрле. — Я из эрла Керлейн, мой витанир граничит с вашим, а город находится южнее, — зачем то показал рукой в том направлении, будто у них практические уроки по географии — дойди и выживи до заданного эрла.

— Может показаться странным, — может? нет, точно покажется, — но до меня дошли слухи, что в этом районе видели морского дракона. Большого змея, под водой, с чешуей, — волшебник прищурился, стараясь понять реакцию Иды, — и один старик уверил, что вы можете знать больше об этом. Я очень надеюсь, что это так, потому как устал носить звание сумасшедшего. Очевидно, вы остались единственной в этой деревне, кто способен мне помочь.

Выдох. Сейчас станет понятно, вернется ли он домой ни с чем и прямо сейчас или в этот день ему благоволит удача.

Отредактировано Rhys Brand (2017-12-02 23:07:36)

+2

5

[indent] Ида следит за рукой нового знакомого, когда тот говорит о месте, откуда прибыл, лишь условно представляя, как выглядит граничащий с Силкхорном эрлинг и что за южный город. Никакой конкретики, господин новый знакомец, ну как же так? Конечно, ее воображение может нарисовать дивные места даже когда взгляд упирается в торец соседней избы, но сейчас совсем не время фантазировать, особенно когда ожидал красочных описаний. Впрочем, странник [Рис, кажется так он представился?] к глубокому сожалению ныряльщицы, не обязан развлекать незнакомку россказнями. Скептический взгляд снова падает на мужчину, пока что не так, чтобы очень вызывающего доверие.

[indent] А вот то, что он говорит дальше, заставляет Иду удивленно вскинуть брови. Перед взором белокурой вмиг вырисовывается картина, как бедняга пристает к селянам с подобными вопросами; не удивительно, что его посчитали мягко говоря не в себе. Будь на месте Иды кто-то другой, он бы прыснул со смеху и покрутил пальцем у виска [очевидно, именно по такому сценарию проходил каждый разговор господина Бранда с деревенскими], но Ида тоже слегка не от мира сего [и не такое за ее спиной порой говорят], так что обходится лишь секундным ступором.

[indent] -Почему-то я даже не удивлена, что вас направили ко мне, - выдает девушка, помедлив мгновение. Сети в ее руках давно замерли, однако же пальцы по инерции теребят грубое плетение. Кто же еще во всей деревне способен верить пыльным легендам и заплесневевшим сказкам? Ида любит подобные истории, но на собственном опыте давно убедилась, что никаких чудовищ близ их селения не обитает - чуть ли не ежедневные погружения на дно морское не принесли ей никаких знакомств с морскими обитателями, кроме разве что немых рыб. Даже русалки не встречались, хотя о них порой судачат опытные моряки, мол не раз видывали в пене аквамариновой хвосты дев морских. Иде никогда на такие встречи не везло. Или же напротив - везло их избежать. Поэтому не удивительно, что меж новыми знакомыми повисает пауза, пока Ида обдумывает свой ответ. Можно сказать прямо в лоб - деревенские правы и старые легенды лишь легенды. Но, будучи, очевидно, последней надеждой, надобно сделать это поделикатнее.

[indent] -Вообще-то ходил слух, что видели в пещерах неподалеку всяких гадов ползучих, но слуху этому лет сто...- робко начинает девушка, и, готова поклясться, видит, как по лицу нового знакомца ползет то ли разочарование, то ли раздражение. - Да и не осталось в живых тех, кто видел чудовищ своими глазами и мог бы подтвердить их существование. Снова пауза на обдумывание очередной маленькой авантюры, которая будто просится откуда-то из глубины души. Что они теряют, если просто пойдут посмотрят на вековые камни/острые скалы, о которые с грохотом разбивается море вот уже сотни лет, совершенно не пряча под своей толщей морских гигантов? Нет, там точно нет никаких змей, Ида уверена, но отчего-то хочется проверить, а вдруг.

[indent] "Не надо, Ида, вы ничего там не найдете" Внутренний голос играет на опрежение, но в глазах белокурой уже зажигается озорной огонек. -Кир, займись сетью, - не проходит и минуты, как Ида уже на ногах - в приоткрытую дверь зовет из избы брата и передает младшему работу, -Скоро вернусь. Оставляя передник на деревянных покосившихся перилах, девица стряхивает остатки ниток с платья и, наконец, равняется с мужчиной [и вправду высокий].

[indent] -Идемте, здесь не очень далеко. В глазах Иды смесь воодушевления, предвкушения и абсолютной уверенности, что ничем их поход не закончится. Отчего-то совершенно нет опасения идти куда-то с незнакомцем [кажется, когда речь идет о море, у нее отключается инстинкт самосохранения], намек на озорную улыбку уже закрался в уголках губ. Ида ведет странного [но, безусловно, интригующего] нового знакомого меж хаотично разбросанными домиками; избы мелькают и остаются позади вместе с лающими дворнягами и якобы тихо перешептывающимися сплетниками - странную парочку провожает с десяток любопытных пар глаз, видимо, уже успевших "познакомиться" с чудаком-пришельцем. Про себя Ида усмехается: "Ну конечно, в чьей еще компании ему быть?"

[indent] Широкой лентой пляж врезается прямо в пенящееся Море двенадцати вод - стоит оставить деревню позади, как Иде хочется довольно жмурить глаза и вдыхать соленый морской воздух полной грудью. Совершая эти нехитрые действия, краем глаза она поглядывает на идущего рядом Риса. Все это время они шли молча, но любопытство - то единственное, что унять Иде всегда было непросто. -Сказать по правде, я не особенно уверена, что слухи не врут. Но... зачем вам морские змеи? Если легенды правдивы, с такой зверушкой особо не сладишь, а на решившего таким изощренным способом свести счеты с жизнью вы не очень похожи. Где-то десятью шагами раньше Ида скидывает башмаки и берет их в руки, шлепая теперь по омываемому водой песку босыми ногами. Выступающие в море скалы уже видны впереди - на них белокурая безмолвно указывает рукой, мол по тем самым бородатым легендам, что рассказывали Иде в детстве в качестве страшилок, именно там когда-то давно жили ужасные чудовища.

+3

6

Тихий шепот деревенской жизни прерывается лаем собак, когда волшебник и его проводница по местным достопримечательностям не спеша двигаются вдоль рыбацких домов. На первый взгляд одинаковые, а при более длительном и детальном рассмотрении совсем различные и непохожие друг на друга, постройки составляют единый гармоничный вид — исключительный образ этого места. Рис молчал, но мысленно фиксировал все особенности и странности, которые подмечал его любопытный скользящий взгляд. Через 4 дня его возраст приблизится к последнему рубежу перед пятым десятком, а он по-прежнему ловит себя на мысли, что подобная спокойная и размеренная жизнь — вблизи моря с собственным хозяйством, женой и детьми — не для него. Иначе следовал бы он сейчас за этой девчонкой к месту, возможно полному опасных морских обитателей?

Вопрос простолюдинки выбивает его из собственного разума и заставляет вернуться во внешний мир. Парочка уже вышла на пляж, где их встретил шум сбивающихся волн и соленые порывы ветра. По заверениям девушки заветное обиталище должно было быть где-то в полумили. Он с интересом посмотрел на нее и малозаметно усмехнулся. Та нарушила молчание. Кажется, ее любопытство все-таки взяло верх над страхом и приличием.

— Поверьте, за свою жизнь я встречался и не с такими ужасными тварями. И ничего, как видите — за мертвеца не сойду, — сколько у него накопилось за десятилетие странствий? У дочери рыбака успеют появится первые морщины, пока он ей все поведает. — Мне нужны не совсем они, а продукт их жизнедеятельности, — Рис увидел непонимание в лице собеседницы и уточнил, — их чешуя. В книгах описываются их необычные свойства, но умалчиваются какие. Думаю, сами авторы избегали личной встречи с этой зверюшкой, как вы говорите, и не решались спросить лично. Я же не могу оставить без внимания пропущенные лакуны в знаниях об этом мире и намерен их заполнить.

Девушка задумалась над его словами, очевидно подбирая вопросы, которые вихрем возникают при столкновении с подобной информации у всех любознаек. Улыбка, непроизвольно трогавшая губы при его словах, выдавала заинтересованность. А в глубоком взгляде вдаль читались мечты о далеких странствиях и приключениях. Когда-то и он выглядел точно так же. Ну, может не такой красивый, более туповатый в морде, наглый и самодостаточный, но где-то очень близкий по образу. Это вызывало симпатию к ней, потому он продолжил.

— А слухи, — загадочная пауза, взор вдаль, куда-то на горизонт, — Слухи никогда не врут, нужно уметь их слушать и находить зерно истины. Людям сложно выдумать несуществующее из пустоты. И все поэты и сказители основываются на том, что уже в том или ином виде наблюдали в жизни. То же происходит и с легендами, и со сказками, и с мифами.

В отличии от любительницы моря Рис предпочитает идти по суше, чтобы как можно дольше оставаться сухим. Он смотрит на скалы, выступающие из воды, о которые с рокотом врезается море двенадцати вод. Вполне подходящее место — безлюдное и укромное, в глубине, дальше от неспокойной поверхности, так вообще застывшее во времени. Они приблизились к скалистой части берега, что плавно уходила в моря и превращалась в возвышавшиеся морские гроты. На вскидку, по глазомеру страннику, было пару сотен метров от них. Вполне преодолимое препятствие.

Что же, пора прощаться, юная Ида. Не стоит отвлекать девушку от ее обязанностей, даже если это кратковременное знакомство оставило приятный отпечаток в его душе. 

— Спасибо, что проводили, — они останавливаются и Бранд лезет в умело спрятанный карман в одежде [из которого точно ничего не вывалится], чтобы вытащить оттуда перевязанный мешок с монетами и дать несколько звенящих девушке. Возможно, чрезмерная благодарность за такую нетруднозатратную помощь, но судя по месту, где она живет и ее внешнему виду - ей нужнее.

— Мне осталось только понять, как туда лучше добраться и проверить, насколько правдивы ваши местные легенды и слухи, — нет, конечно, девушка из рыбацкой деревени, наверняка, на его месте прыгнула бы в воду и поплыла к месту без всего. Море у жителей берегов впиталось в кровь и в сознание, стало частью их тел. Родило их, если можно так сказать. А вот Рис хоть и умел плавать, но перспектива не иметь ничего твердого под ногами его не прельщала. Мужчина озарился по сторонам, в поисках брошенной лодки или чего-то, что в перспективе могло ею стать.

Отредактировано Rhys Brand (2017-12-04 11:58:17)

+2

7

[indent] Стоить ли говорить, что Ида ловит каждое слово своего нового знакомого в то время, как воображение заранее рисует в её голове сотни эпичных картин его захватывающих странствий. Мужчина говорит о встрече с ужасными тварями, а у Иды на языке уже вертится вопрос "А с кем же ещё?". Ей, подобно маленькому ребенку, дергать бы большого дядюшку за подол плаща и клянчить новую историю, больше подробностей, больше сказок [которые, вероятно, вовсе не сказки], но вместо этого она молча идет рядом, от нетерпения разве что сильнее сжимая свою старенькую обувь. Ида вздергивает брови, когда Рис называет причину похода в гости к морским змеям, и понимающе хмыкает на замечание насчет книг. Боги, ну конечно, она ведь, кажется, уже ловила себя на мысли, что её новый знакомый совсем не похож на простолюдина - говор, внешний вид, манера держаться. Таким, как он, наверняка доступны все библиотеки мира [у Иды в глубине души зреет толика зависти, но вовсе не злобной, напротив - ей бы очень хотелось полистать хоть одну дорогую книгу, ощутить шероховатость страниц и золото расписных рисунков], но для чего обычному человеку знать свойства чешуи морских тварей? Или её собеседник не совсем обычный? Новая волна вопросов захлестывает ныряльщицу с двойной силой, теперь ей хочется знать не только истории из жизни, но и кто же на самом деле её спутник? Украдкой она поглядывает на мужчину, но тайну его личности ей постичь не суждено, во всяком случае до тех пор, пока [если] он сам не поведает об этом.
[indent] А меж тем их путь подходит к концу и вот уже золотой песок пропадает под пенистыми водами моря, уступая каменным скалам дорогу. Внутри Иды пустотой селится разочарование из-за того, что толком ничего не узнала, упустила возможность расспросить из-за своей глупой нерешительности [или стеснения, или слишком сильного восторга от столь неожиданной встречи, ведь позабыла всё на свете]. Растерянно она топчется на месте, с каплей грусти смотря на каменные выступы, где, вероятно, должна начинаться пещера - вот и всё.
[indent] -Это здесь. "Наверное здесь", - надо бы добавить, потому что всё же легенды есть легенды и Иде очень не хочется, чтобы Рис в случае неудачи думал, будто белокурая его обманула и привела вовсе не туда, куда следует. Но она не успевает договорить, потому что следом звучит благодарность, а на её ладони оказывается несколько монет.

[indent] Иде, безусловно, нужны деньги и отказываться от награды она не может, но… Количество монет кажется слишком переоцененной платой за столь простую услугу, а потому совесть скрипучим голосом шепчет где-то на задворках сознания «Не бери».
[indent] «Лишними не будут».
[indent] Любой иной деревенский на её месте наверняка бы возрадовалась такому случайному заработку и поблагодарил богов за посланного ему чурбана с большим кошельком, но Ида с детства запомнила, что плата за любой труд должна быть ему соизмерима. И сегодня она уж точно не сделала ничего, чтобы в её кармане оказались несколько тяжелых монет. Иде отчего-то совестно, смятение охватывает девушку и некоторое время она тихо стоит на берегу за спиной мужчины, чувствуя, как ноги уже по самую щиколотку провалились в мокрый песок [или так много времени прошло?].

[indent] "Слухи никогда не врут", - снова и снова голосом нового знакомого крутится в голове юной искательницы приключений. Разве не этого она всегда хотела - увидеть своими глазами то, чего не существует? То, что считается лишь сказкой, выдумкой, пустыми словами? Весь мир остается ей недоступен и увидеть его диковинки и красоты едва ли когда-нибудь представится возможность, но, быть может, чтобы прикоснуться к легенде, вовсе не обязательно покидать дом? Что, если странный знакомы прав и таинственные морские змеи действительно мирно существуют близ рыбацкой деревни? Для Риса прошла всего лишь половина минуты, пока он озирался в поисках, очевидно, лодки; для белокурой же промелькнула маленькая вечность, прежде чем она поняла – это не всё, чем она может помочь страннику.
[indent] Пальцы смыкаются в кулачок, а зачем ловким движением прячут награду в мешочек на поясе, что практически всегда с Идой - носить с собой маленький нож для сетей о кораллов вошло у ныряльщицы в привычку, а теперь, ударяясь о тонкое лезвие, в нём позвякивают ещё и монеты. [float=left]https://i.imgur.com/ChjEmqU.gif[/float] Не раздумывая о возможной опасности в случае, если мужчина окажется прав насчет морских тварей, Ида оставляет на берегу башмаки и, подвязав юбку, с разбега минует топчущегося в нерешительности Риса [а он, наверное, уже подумал, что девушка на полпути обратно в деревню]. Всего один прыжок и море ласково принимает её, укутывает соленой водой, словно защитным плащом. Иде кажется, что она слышит радушное "Добро пожаловать домой", но ей, разумеется, лишь чудится - это тихий шепот волн, что лениво трутся о каменные скалы, заползая в скрытые от глаз людских пещеры и напевая там свои песни.
[indent] -Вряд ли здесь найдется что-то, с помощью чего можно перебраться, - светлая голова показывается над водой и Ида весело поглядывает на странника, - Только вплавь, так что оставляйте всё тяжелое на берегу и давайте за мной. "Ишь, раскомандовалась", - сказал бы Тео и наверняка закатил бы глаза, но ведь Ида всегда становится другой, стоит ей соприкоснуться с морской пучиной. В ней просыпается незримый огонёк и задором горят глаза, к тому же сегодня не только море этому способствует - ныряльщица к своему восторгу ввязалась в маленькое приключение, а это достойный повод для веселья. Пока что.
[indent] Иной раз Ида ловит себя на мысли, что плавать ей куда проще, чем ходить. По крайней мере уж отраднее точно. Море сегодня не злое, не бьет волнами и не пытается закрутить и утащить на дно, поэтому и плыть куда проще и приятнее, чем могло бы быть. Белокурая оборачивается на странника, вероятно, ему идея окунуться в воду не кажется такой прекрасной, как Иде, но девушка лишь улыбается и продолжает своё приближение к скалам - ещё немного и подводные пещеры и гроты откроются во всей красе, стоит только набрать побольше воздуха и...Ныряльщице кажется, или вода под ней будто зашевелилась иначе, будто вовсе не течение, но что-то куда более непредсказуемое промелькнуло по самому дну? Нет, не может быть! Вопреки всей своей надежде встретиться с могучими морскими чудовищами Ида всё ещё остается скептиком - сказки оживают лишь в дальних странах и неизвестных землях, но никак не на расстоянии вытянутой руки.
[indent] - А теперь нужно нырнуть, - объявляет сребровласая, цепляясь рукой за шершавую поверхность мокрого камня, уходящего вглубь моря и скрывающего, возможно, опасные пещеры. -И даже не думайте говорить, чтобы я возвращалась на берег или, упаси боги, в деревню. Я иду с вами. Два глубоких вдоха и, с трудом скрывая бушующий в глазах восторг, Ида скрывается под водой.

+3

8

Вода. Песок. Выброшенные на берег водоросли. Мастер книг и колдовства оглядывает пустынные просторы земель, силясь найти хоть что-то полезное. Но глаз натыкается только на камни, которые если и превратить в лодку, то в только в подводную, ибо на дно они отправятся с большей охотой, чем будут бороздить морские просторы. Впрочем, и это решаемо путем нескольких хитрых слов и толики магии уровня мастера или какого-нибудь мозговитого подмастерья. Итак, осталось только выбрать тот самый единственный валун, которому выпала участь стать легендарной посудиной, которой будут посвященные целые две хвалебные строки в рукописи о величайшем скайхайском открывателе [читать - великолепном Рисе Бранде].

Всплеск воды позади спины мужчины отвлек его от принятия окончательного решения в пользу того камня, что лежал в нескольких метрах справа и привлекал внимание своими вытянутыми гранями и заставил обернуться. Погруженный в свои мысли Рис не заметил присутствия Иды [как часто это бывало] и ведь был полностью уверен, что новая знакомая направилась в сторону дома. Всплеск моря разошелся кругами и растворялся в прибрежных волнах морях, как будто и не было девушки вовсе. Решила, что вплавь быстрее? Вздернутая бровь должна была послужить доказательством его недоумения. И впрямь, такой способ исчезновения был не то, чтобы запредельным [маг раскусывал трюки и похлеще], но в данной ситуации представлялся местной диковинкой. Обычаи такие?

Готовый пожать плечами, дабы не отвлекать себя от своей миссии, волшебник готовится вернутся к своим лодочным претендентам. Но появление светлой макушки, что разом заблестели бы от солнечных лучей, если бы те прорвались сквозь затянувшие небо облака, заставило его повременить. Глаза со сверкающими огоньками смотрят на него, хоть стараются это и не показывать, зазывают вслед за словами хозяйки присоединиться. Скепсис уже заполнил все его мысли, так и норовя вырваться из рта и облечься в слова, но секунду раздумий заставляют придти к мысли, что это не такая уж и плохая идея. Хотя внутренний диалог скорее похож на брошенный молодняком вызов в сторону очерствевшему эго. Будь он моложе лет на 20, а то и на 10, ему бы не пришлось совершать над собой и таких усилий.

Обреченный вздох. Звук расстегнутой фибулы, до этого крепко фиксирующей края плаща, и на песок изящно, благодаря усилиям ветра, опадает бордовая ткань. Следом идут удобные кожаные ботинки [старый обувщик, что их делал, до сих пор помним размер и лекало ноги его деда], мешок с монетами и блокнот с карандашом, которые не перенесут свидания с морем. Все это приведено в порядок, а именно в маленькую и аккуратную кучку, завернутую тем самым дорогим плащом, и придавлено соразмерным этому рукотворному творению валуном. В другом людном месте стоило бы позаботиться о скрывающем или хотя бы защищающим заклинанием, но здесь опасность представляли лишь случайные птицы, коих здесь не сказать, чтобы было много. Нет. Совсем.

— Надеюсь, воды ваши гостеприимнее жителей деревни, — маг не может себе отказать в сарказме, оттягивая встречу с неизбежным. Но уж назвался исследователем, полезай хоть в пекло. Прохладный воздух заполняет грудь, босые ноги встречаются с бодрящим холодом моря и прилив забытой энергии, азарта и зов приключений будит прежнего Риса Бранда, а даже скорее Одолланта, и разом привычный мир исчезает, когда тело из прыжка погружается в толщу воды.

Одежда моментально намокает и неприятно прилипает к телу, но спустя время к этой инородности привыкаешь и больше не замечаешь, концентрируясь на ритмичных движениях рук и ног. Застывшим мышцам из-за отсутствия практики пришлось дать некоторое время, чтобы вспомнить наилучший способ аккумулирования энергии и продвижения вперед, сквозь водные массивы. Впрочем, море им сегодня благоволило несмотря на затянутое небо серыми облаками. Ныряльщица уверенно направлялась к скалам, ощущая себя не то рыбой, не то самой волной, только изредка оглядываясь назад, убедиться не изменились ли планы странника. И кто знал, нагнал ли бы он ее с помощью магии, если бы преградой девушка не стали скалы.

Судя по сбивчивому дыханию, Рису потребовалось приложить больше усилий, чем юной особе. Потому, когда она нагнал ее и оперся на камень, вымолвить из себя хоть слово оказалось невозможно. С готовностью самого отважного героя [или осмелевшего глупца, коими часто являются авантюристы] Ида командовала их путешествием, указывая на необходимость сменить горизонтальный ориентир на вертикальный. Видимо в страхе получить приказ отправляться на берег, девушка снова скрылась под водой, не дождавшись ответа. Закатывание глаз мага сопровождалось звуком тяжелого вздоха и негодующим бормотанием.

Плескавшееся море играла с его лицом, расплескиваясь брызгами в самые незащищенные места и Бранд поспешил прибегнуть к магии, чтобы отгородиться от нее воздушным пузырем, а заодно иметь возможность сохранять зрение незамутненным и продлить времяпребывание под водой. Сереброволосую ныряльщицу наверняка постигнет некоторое удивление от такого преображения. Сама виновата, нужно было остаться и выслушать меня. С этими мыслями Бранд приложил некоторые усилия, чтобы занырнуть и направиться в сторону дна морского. Для начала ему предстояло нагнать морскую нимфу, что сейчас усердно размахивала своими ножками и погружалась все ниже, не оставляя ему шансов сократить дистанцию.

— Ида, не пугайтесь, — маг решил пойти на хитрость и влезть в голову, чтобы привлечь внимание и остановить ее удаление от него, — долго вы так не протяните, поэтому позвольте мне кое-что сделать. Девушка застыла на месте, удивленная не то увиденным, не то услышанным, что собственно и было нужно Рису, чтобы преодолеть оставшееся расстояние и проделать тот же фокус с воздушным пузырем, что и с собой наверху.

— Это позволит вам спокойно дышать, — маг решил опустить в данной ситуации объяснение того, как вообще возможно, что ограниченный пузырь воздуха вокруг ее головы может поставлять постоянный приток кислорода, достаточно, что она доверится и сделает первый вдох, глядя на него. — Я могу читать ваши мысли и таким образом разговаривать с вами. Итак, если змеи здесь и правда обитают, то нам достаточно осмотреться вокруг, чтобы найти следы их обитания. Только будьте осторожны.

Отредактировано Rhys Brand (2018-03-08 10:12:47)

+2

9

https://i.imgur.com/OcNYlEh.gif https://i.imgur.com/7iELKVQ.gif

[indent] Море смыкается над головой и в ту же секунду человеческий мир для ныряльщиков перестает существовать.
[indent] Они зависают. Растворяются в дыхании моря, поглощенные тишиной его. Вверху остается солнечный свет и буйство красок, внизу же все оттенки темно синего, будто ночное небо распласталось под ногами и притягивает всё ближе и ближе. Поглощает. И раскрывается. Глаза привыкают к преломлению света спустя короткие мгновения и глубинная синева уже не кажется такой завораживающе опасной – с каждым движением вглубь морского неба подводный мир охотнее открывает свои секреты. Взору открываются бурые, бирюзовые и розовые кораллы, что тянутся по камням в самую глубь, туда, где скоро в воде покажутся пещеры. А пока яркие рыбки всех цветов радуги неторопливо снуют меж развивающихся водорослей, будто пестрые птицы меж трав, легко подхваченные порывом ветра. Они выныривают из глубины, будто звезды, освещающие ночное небо и оно перестает быть таким хмурым.
[indent] Ида тайком улыбается, когда крохотный морской конек без опаски проплывает у её лица – девушка готова протянуть ему руку и дотронуться до причудливо изогнутого хвостика, как вдруг привычную морскую тишину нарушают чьи-то слова. Слова под водой. Нет, постойте, вовсе не под водой – в самой голове. Белокурая от неожиданности дергается, барахтается на одном месте и поднимает облако воздушных пузырей руками, ошарашенно оборачиваясь на своего спутника. Именно его голос она слышит, но…как? Рис выглядит немного иначе, чем на суше – защитного пузыря прежде не было, да и откуда ему взяться? Вопросы вихрем кружатся в голове ныряльщицы подобно проплывающим мимо ярким рыбкам, а голос мага [ну конечно, стоило сразу об этом догадаться] по прежнему спокойно звучит в её голове, однако Рис даже не открывает рта. Широко распахнутыми глазами она окидывает сначала себя, а затем возвращает вопросительный взгляд мужчине, когда защитная магия окутывает и её лицо.
[indent] - Любите эффектные представления, господин маг? Предупредили бы, – неосторожный упрек звучит в мыслях вместе с толикой сердитости во взгляде, но ведь и Иде, и магу прекрасно известно, что ныряльщица не злится. Просто это было действительно неожиданно и, чего греха таить, Рис – первый настоящий маг, с которым ей повезло познакомиться. Ещё, конечно, есть старая Эльба, которой до сих пор пугают малых детей, но едва ли старуха знакома хоть с какой-нибудь магией в отличие от нового знакомого Иды. Боги, настоящий маг! Мало просто поучаствовать в приключении – куда интереснее поучаствовать в нём с НАСТОЯЩИМ МАГОМ! Финн обзавидуется, когда она ему расскажет. А пока сердце у Иды бешено выстукивает и рискует вот-вот выпрыгнуть из груди, так что отчасти она даже благодарна волшебнику за созданный воздушный пузырь, без которого весь её воздух испарился бы от восторга. И всё же для проформы девица мысленно добавляет, напуская на себя возмущенный вид:  «Я  могла бы обойтись и без этого. Но спасибо».
[indent] Кажется, сегодняшний день уже достоин стать одним из самых интересных в жизни ныряльщицы, но нахлынувшие мысли она решает оставить на потом, ведь мастер Бранд прав – они должны найти следы обитания змей. - Если эти твари действительно так велики, как я себе их представляю, и если они действительно живут здесь, как утверждаете вы, - мимоходом рассуждает сребровласая, уже привыкнув к диковинному способу общения, - то они точно оставляют здесь следы. Есть смысл поискать примятости, разрушения скал, ведь у них наверняка сильные тела и хвосты, которыми можно отбивать камни… На самом деле она лишь предполагает, но совсем не хочет, чтобы это было так. Потому что с тем, что рисует Иде воображение, ей не хотелось бы встретиться даже в пылу авантюрного приключения. И всё же любопытство чувствуется даже на покалывающих от нетерпения кончиках пальцев.
[indent] -И... неловко как бы между прочим начинает девушка, осматривая камни и медленно углубляясь всё дальше в рифы, - что ещё вы можете делать кроме этого? Пальцы обводят пузырь, но Ида сомневается, что маг следит за её движениями, хотя наверняка понимает, о чем она. На суше ныряльщица вряд ли в первый час знакомства приставала бы к людям с такими вопросами, хотя неловко себя не чувствует, не спрашивает ведь ни о чем запретном, правильно? К тому же вряд ли от деревенской девчонки образованный и хорошо воспитанный волшебник будет ждать большего. Так что… - Что ещё может эта ваша магия?
[indent] В поле зрения Иды попадают несколько совершенно чудесных раковин, в которых наверняка можно парочку хороших жемчужин, за которыми девушка решает вернуться на обратном пути. «А впрочем…» Ида ныряет чуть глубже, темная синь вокруг неё становится чуть мутнее, но это не мешает проворным пальцам достать из мешочка на поясе ножик и поддеть одну из раковин. Ещё немного и всё будет готово, но… Ныряльщице кажется, или вода вокруг будто похолодела? Пошла непривычной рябью, ударила ощутимым толчком? Белокурая прислушивается, но не слышит ничего, кроме шума морского, ничего, что могло насторожить. - Рис? – всё же девушка решается позвать мага, вдруг у него на магических тварей чутьё куда лучше? Проходит всего какое-то едва заметное мгновение, когда толчок повторяется. А затем раздаётся совсем рядом. Катастрофически близко. Девушка успевает оторваться от камня, когда в него в чудовищной силой врезается нечто. Нечто, мгновенно скрывающееся во тьме морской. 
[indent] «Как там отец говорил, кто ищет, тот найдет?» Ида крепче сжимает нож для сетей, который вряд ли сможет пробить чешую магического животного, но ей так спокойнее. Снова окликая мага, девушка озирается по сторонам, ожидая появления змея из всех четырех сторон, но всё равно не успевает отреагировать, когда скользкий тугой канат обвивает ногу. Сердце замирает где-то на уровне пяток, примерно в том районе, где ногу сжимает стальная хватка. -Мастер Бранд, я, кажется, нашла, - удается пролепетать девушке сквозь сковавший её страх, когда змей совершает рывок и Ида, беспомощно барахтаясь, начинает углубляться вместе с ним. Ещё глубже к бесконечно далекому и темному дну, туда, где должны быть пещеры.

+1


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » в пучине морской, под толщей воды;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC