Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
04/01 Стартует очередная костюмированная мафия, спеши поучаствовать в детективной истории по мотивам «Убийства в восточном экспрессе». Также напоминаем, что еще можно отхапать лот в лотерее и подарить новогодний подарок.
24/12 Даем старт сразу двум праздничным забавам: не забудьте отдать свой голос в Virizan New Year Awards и получить маску на флешмобе!
18/12 Что это за перезвон колокольчиков в воздухе? Да это же виризанский Тайный Санта доставляет подарки! Обязательно загляните под свою пушистую красавицу. С наступающим вас!
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре зима 985-986 года]

"Ты пепел, я пепел"
▪ завершено ▪
▪ Daphne Durand ▪

"Не ходи через лес"
▪ Ida ▪
▪ Deidre Keilhart ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Lir ▪


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Первое впечатление.


Первое впечатление.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Никогда не выпадает вторая оказия создать первое впечатление.
http://78.media.tumblr.com/b77f38d16c24389cb043e687d0fed541/tumblr_inline_nr8j4vM9fY1rwt71l_250.gif http://78.media.tumblr.com/c46c5bca93334ff445f3e361b8c9cb79/tumblr_inline_nr8i2srEEE1rwt71l_250.gif
Джек & Алдис Голдвин • дом Алдис, последние летние дни 980-го года, день клонится к закату

- Ой!
- Тебе больно?
- Да.
- Хорошо.

Север – суровое место, где каждый должен уметь за себя постоять. Он не прощает ошибок и редко раздаёт вторые шансы, в том числе и на то, чтобы произвести первое впечатление. Но даже если человека, постучавшегося в твою дверь на ночь глядя, и заботит, каким он предстанет в твоих глазах, всё равно следует дважды подумать, прежде чем впустить незнакомца в дом. А впустив - разделить с ним не только кусок хлеба, но и вину за то, как оно всё повернётся...

+2

2

[indent]- Джек? Эй, Джек!
[indent]- М-м-м… – Несмотря на то, что в голосе Свирепого Уилла чувствовалось несвойственное ему беспокойство, голос лидер «Скоморохов» подал не из благодарности, а потому как тычок в плечо отозвался болью в другом, которое уже худо-бедно приноровилось к неспешному ритму лошадей. Неспешному? Проклятие, им бы ускориться!.. Да вот только мысль эта приступом тошноты подкатилась к горлу, а перед глазами, прикрытыми от назойливого солнца, заплясали звёзды.
[indent]- Слышь, ты там живой или как?
[indent]- М-м-м?! – Улыбчивый даже разлепил один глаз, чтобы укоризненно зыркнуть на похоронившего его раньше срока соратника, и едва не свалился с лошади, которой как раз в этот миг вздумалось тряхнуть гривой, отгоняя слепня, не без труда совладав с головокружением. Вот же скотина! И эта, четвероногая, и тот, двуногий, всадивший в разбойника стрелу пару часов тому назад. Или не пару, но больше? Помнится, они уговаривались встретиться в полдень, а сейчас солнце уже льнёт к горизонту, как смазливая шлюха к денежному клиенту.
[indent]- Эй, Уилл, полегче! – Раздалось справа, и Джек наконец-таки сообразил, почему не упал. Чарли вовремя поддержал его, позволяя выровняться в седле, а мгновением спустя и вовсе перехватил поводья, заставляя Джека упереться в луку седла уцелевшей правой и переложить на неё вес. Дышать сразу сделалось гораздо легче, но возмущённое мычание, призванное полюбопытствовать: какого Неблагого Пантеона Чарли не предложил этого раньше, так и не успело сорваться с губ. - Боль не давала тебе потерять сознание, а значит – вывалиться из седла.
[indent]- А теперь, значит, можно? – Невесело пошутил Уилл, к счастью, проигнорировав унизительное предположение о том, что лидер «Скоморохов» может лишиться чувств, словно какая-то девица. Впрочем, куда больше Джека встревожило молчание справа, отчего разбойник прямо-таки заставил себя поднять голову.
[indent]Что ни говори, а в настолько серьёзный переплёт ни «Скоморохи», ни лично Улыбчивый Джек ещё не попадали. Нет, по началу-то всё шло, как по маслу! Ту девицу, невесту младшего эрлова брата, Джек очаровал с непринуждённой лёгкостью. Разбойникам даже не пришлось заморачиваться с планом по её похищению – леди охотно позволила увести себя из замка за несколько дней до свадьбы, частично поверив, а частично и досочинив побасенку о великой любви, вспыхнувшей между нею и «сыном танна из северного Фреймира, Уильямом Кейном». Даже когда обман раскрылся, леди Эллен не пожелала верить в корыстные намерения своего возлюбленного, предпочитая думать, будто выкуп, заплаченный за неё женихом, предназначен для того, чтобы с наибольшим комфортом обставить их совместное «долго и счастливо». Признаться, Джеку было даже жаль разрушать эту иллюзию, и он отложил разговор до поры, когда вернётся с золотом, поручив Эллен заботам Нико…
[indent]…вот тут-то всё и пошло наперекосяк.
[indent]Нет, девица не сбежала, усыпив бдительность своей кротостью, как то предполагал вечно ждущий подвоха Уилл. И не наложила на себя руки, лишив предприятие смысла. Строго говоря, Джек понятия не имел, что с нею теперь, и мог лишь надеяться, что Нико догадался затаиться с пленницей, не получив условного знака. А всё потому, что в оговоренном для передачи выкупа месте (не первом попавшемся, а изученным «Скоморохами» вдоль и поперёк!), их поджидало не золото, но засада. К счастью, им с Чарли удалось почуять неладное и вовремя унести ноги, не забыв прихватить размечтавшегося Уилла, по обыкновению начавшего «тратить» свою долю добычи загодя. Вот только обошлось это в одну стрелу, пронзившую руку Джека где-то в районе плеча.
[indent]Странно, но поначалу он совсем не почувствовал боли. Даже когда Уилл заковыристо выругался, без затей тыча пальцем в продырявленного Джека, лидер «Скоморохов» лишь отмахнулся, продолжая гнать лошадь и высматривая неприметную тропку в лесу. Тропку они отыскали, и благополучно на неё свернули, да вот только безмозглое животное едва не споткнулось о корень, как следует встряхнув седока… и боль тот час же прострелила раненную руку до самых кончиков пальцев, не забыв разлиться по всему телу, спешно навёрстывая упущенное.
[indent]Джеку и прежде приходилось принимать участие в драках. Пару раз ему доставалось так крепко, что он потом несколько дней отлёживался в своей берлоге, не рискуя без надобности даже пальцем пошевелить. Случалось Улыбчивому и «зализывать» раны, нанесённые холодным оружием, как во время тренировок, так и на турнирах, где ему доводилось принимать участие. Но стрела… боль, нанесённую ею, ни с чем нельзя было спутать. Жаркая, дёргающая, никак не желающая дать передышку… пожалуй, Джек не рухнул на землю в самом начале топы на радость своим преследователям лишь чудом. Не иначе богам стало любопытно поиграть им, как кошка играет с мышью, продлевая агонию вместо того, чтобы наконец приступить к ужину.
[indent]Упаднические мысли? Пожалуй, что так. Но когда рука горит огнём, а при каждой встряске с неё будто бы ещё и сдирают кожу…
[indent]- Эй, что там?
[indent]- Где?
[indent]- Да вон там! Деревня, что ли?
[indent]- Вроде… Думаешь, нам стоит?..
[indent]- Думаю, он окочурится, если ему не помочь. Глянь, кровь до сих пор сочится. А в деревне должна быть знахарка. Заштопает его, и мы сразу уедем.
[indent]Складно придумано! Вот только с каких пор Чарли отвечает за планы? Пожалуй, сумей Джек заговорить, не опасаясь, что злосчастная рука отзовётся на голос (каким это, интересно, образом? Да чтоб он знал!), лидер «Скоморохов» тот час же озвучил бы с дюжину возражений, ну или на худой конец просто отменил бы этот визит коротким, но ёмким «нет». Хм… а ведь это идея! Но не успел Джек и рта раскрыть, как вдруг обнаружил себя в подворье добротного дома на окраине, в дверь которого уже барабанил Чарли, на ходу натягивая на физиономию благодушную маску.
[indent]- Мир Вашему дому, госпожа. Прошу, не бойтесь нас! На нас напали разбойники, мой лорд ранен. Боюсь, он умрёт, если ему не помочь…
[indent]«Боюсь, я умру, как только она кликнет мужа, – безрадостно подумал Джек, силясь разглядеть женщину в дверном проёме, - или соседей».
[indent]А, впрочем, какой у него выбор? Разве что приложить все возможные условия, чтобы как следует сыграть лорда.

+3

3

Эйрик Серый с сомнением посмотрел на дочь, но ничего не сказал. В который раз он возвращался домой затемно и от него разило за милю дряным пивом, которое разливали у Лейфа в таверне, но еще ни разу Алдис не была так равнодушна к тому, что ее отец вновь появился домой заметно пошатываясь. Укладывать его проспаться было делом не сложным, но видимо сегодня боги и звезды сошлись таким образом, что уставшая дочь, коротавшая годы своего вдовства в отчем доме вместе с детьми, сегодня была молчаливо-сурова и одного только взгляда было достаточно, чтобы старик-корабел послушно поплелся в сарай, куда Алдис имела обыкновение отправлять его отсыпаться.
Тяжелая дверь захлопнула на Эйриком, погружая дом в привычную какофонию звуков, и женщина, до этого упиравшая руки в бока, устало опустилась на длинную лавку, расправляя ладонями чистый передник, повязанный поверх юбок. В очаге их старого дома весело потрескивал огонь, над которым томилась похлебка, из раскрытых окон доносился шум моря на пополам с привычными кудахтаньем кур и отдаленными голосами прохожих, редко заглядывавших на окраину растянувшегося как кит на пляже Рейвенвуда, но мысли госпожи Голдвин были далеки от этого места. Дети еще не вернулись домой, а на столе лежали оставленные пучки трав и горки кореньев, источавших аромат влажной землей и полем, оставленные в тот момент, когда старый пьяница осторожно постучался в двери.
И так каждый месяц!Вдова готова была простить своему старику эти слабости, хорошая зная мужчин, но с каждым годом это становилось все сложнее. Ее сестры давно вышли замуж и предпочли переложить заботы об Эйрике на более ответственную и вдовую Алдис, мотивируя это тем, что присматривая за дряхлеющим гигантом, в руках которого до сих пор "горело" дерево, она смогла бы обеспечить себя и детей домом, когда тот умрет. Перспектив лучше у женщины было мало: разве что замуж снова выйти, но от этой мысли у нее перекашивало душу, так что вероятно были права ее Маэв, когда сочувственно уговаривала старшую сестру быть благоразумной и потерпеть. И она ведь терпела!
Упрямо тянула на себе дом, воспитывала Виллу и Вигго,ограждая их от излишней жестокости мира, но при этом не давая им забыть, что в этом мире за ними не стояло сильного отца или крепкого рода. Все сами, все сами.. Алдис тяжело вздохнула и прикрыла глаза, откидываясь назад и упираясь затылком в холодную стену - сами, сами.. Лицо Мерры медленно всплыло в памяти и ее кинесвит привычно улыбнулся своей супруге. Мерра..Ох, стоило ли влюбляться в тебя тогда, чтобы наше было так скоротечно? Семнадцать лет без мужчины, семнадцать лет без нежного слова или поддержки. Его вдова с грустью улыбнулась воспоминаниям и снова открыла глаза - она ведь могла выйти замуж и не раз, старик Эйрик упрямо сватал ее за парочку своих давних товарищей и учеников, настаивая на том, что внукам нужен отец, а дочери - муж. Но когда Алдис без стеснения "отшила" этих кавалеров, отец умолк и предпочёл с дочерью не спорить, постепенно свыкаясь что она все сама, все сама.
Сама сторгуется на рынке, сама договориться переложить ограду, сама найдет учителей для детей чтобы обучить грамоте и чтению, сама пойдет в лес за городом чтобы добыть свои травы, начав зарабатывать лекарством, сама, сама, сама.
А как иначе, парировала вдова? Когда мужчины предпочитали либо подчинить ее себе, любо выбить "дурь" когда госпожа Голдвин проявляла характер? Нужно ли ей было такое - после ее Мерры, который никогда не сомневался в том, что дочка корабела была человеком, а не придатком к мужу, детям или постели? Вероятно, он такой был один на всем свете, ее кинесвит - да как только Алдис натешилась такому счастью, так они сразу забрали его.
Столь стройные мысли неожиданно прервал несмелый стук в дверь и Алдис выпрямилась.

- Лорд? - серые глаза пытливо скользнули по обмякшему кулю, на который указывал незнакомец, но двери шире не открыла.
- Что лорд делает так далеко от замка и почему Вам не позвать стражу? Они доставят его в город и больницу. Идите с миром и если поторопитесь, то успеете спасти своего господина. Доброй ночи, - и тяжелая дверь заскрипела, когда вдова Голдвин начала ее закрывать перед носом незнакомца. Не в том она была сегодня настроении чтобы спасать пришлых проходимцев.

Отредактировано Aldis Goldwine (2017-11-08 11:18:25)

+3

4

[indent]Лошади – зло. Джек знал это всегда, и «всегда» это началось в тот самый день, когда одна из злобнейших представительниц породы едва не откусила мальцу руку с доверчиво протянутым яблоком. С тех пор много воды утекло, и Джеку пришлось освоить верховую езду, но любви к лошадям у него не прибавилось. Казалось, все встреченные им четвероногие получали инструкции от той самой кобылы, и с прилежанием их выполняли. Или же тот факт, что едва скотина остановилась, как разбойнику стало полегче, можно объяснить иначе?
[indent]Пожалуй, что можно. Да вот только Джек не был бы собой, если бы потрудился отыскать это объяснение, и хоть на градус понизить свою неприязнь к лошадям. К тому же сейчас, стоя (вообще-то – сидя, но не суть) на пороге деревенского дома (негостеприимного, как того и требовали здравомыслящие традиции севера), ему определённо было о чём подумать. К примеру, как всё-таки изловчиться и оказаться по ту сторону двери? От преследователей разбойники оторвались ещё пару часов назад, но чем чёрт не шутит?..
[indent]Сфокусировав взгляд на хозяйке дома, Джек постарался прикинуть, как повести себя с нею. Надавить на жалостливые нотки, памятуя о том, что женское сердце слабо и сострадательно? Вот только силуэт в дверном проёме вовсе не показался ему страдающим от переизбытка жалости к незнакомцам, да и ответила она весьма разумно, посоветовав путникам поискать помощи в другом месте. А разум, как известно, редко селится там, где уже обитает сочувствие. И ладно бы к сирым да убогим, но тут – трое мужчин, которые… ну ладно, двое. И если Чарли изо всех сил лучится дружелюбием, на физиономию Уилла лидер «Скоморохов» скосить глаза не рискнул. Зря, кстати, потому как разбойник слева от него тоже выглядел вполне себе пристойно и благоразумно не раскрывал рта.
[indent]Быть может, стоит прикрикнуть, потребовать впустить его в дом, разом обозначая пропасть между безродной селянкой и сыном танна… как там его? Пожалуй, если бы «безродная селянка» совершенно точно обитала в доме (довольно добротном даже на искушённый взгляд Джека) одна, это могло бы сработать. А могло и провалиться. На вилы, конечно, не поднимут (а вдруг и правда лорд?), но рожу начистить могут. Не ему, так Чарли с Уиллом. А они и без того бойцы не очень.
[indent]Занятно. Джек даже усмехнулся (что вполне могло сойти за гримасу боли, исказившую его лицо), а после – пристально взглянул на незнакомку. Глаза в глаза. Как человек, которому… нечего скрывать и нечего бояться (кроме как истечь кровью на пороге отдельно взятого деревенского дома на окраине). Всё так. Улыбчивый Джек был прирождённым лицедеем. Пожалуй, если с разбойничьей карьерой не выгорело бы, он с лёгкостью сделал бы себе имя на театральных подмостках.
[indent]Ну а покамест – глаза в глаза. Этакая связь, которую так сразу и не разорвёшь. Особенно если двое друг с другом не знакомы.
[indent]- Погодите, миледи, – слабым голосом попросил он, игнорируя удивлённое (с едва ощутимой толикой насмешки) покашливание Уилла. Ну и что, что до «миледи» ей как до луны пешком? Главное, не кто она, а кто он. Вернее, кем хочет казаться. А впрочем, о женщине, под чьей крышей разбойники вознамерились переждать неприятности, следовало узнать побольше. Другое дело, что не в лоб. - Меня зовут Уильям, Уильям Кейн. И мне действительно не помешала бы помощь. Здешние стражники не имеют никакого отношения к моему сюзерену, эрлу Фреймира, и не знают меня, а посему… – гримаса боли прервала речи Джека, равно как и его неуклюжее сползание по лошадиному боку. Стоит ли уточнять, что на твёрдой земле он тот час же почувствовал себя увереннее, хоть и пошатнулся, ухватившись за луку седла? - Боюсь, вместо помощи я скорее дождусь долгих разбирательств, которые могут стоить мне руки. – Озноб вдоль хребта оказался самым что ни на есть непритворным, стоило Джеку осознать, насколько близко подобралась к нему подобная перспектива. - Никогда прежде мне не доводилось покидать границ Фреймира, посему я понятия не имею, как в Ваших краях принято поступать с незнакомцами. – Судя по двери, что всё ещё намеревалась захлопнуться перед его носом, к незнакомцам везде относились примерно одинаково, но лорды ведь все немного с придурью, не правда ли? На то они и лорды. - Я заплачу Вам за помощь. Скажем, десять золотых будет достаточно? Боюсь, я слегка не в форме, чтобы разыскивать в округе другую знахарку. Тем более, что именно на Ваш дом указали люди… – С чего вдруг Джек взял, что перед ним знахарка? А ни с чего. С той же вероятностью хозяйка дома на окраине могла оказаться швеёй, птичницей или женой рыбака. И, если так, она непременно скажет об этом… ведь даже желание заполучить десяток золотых не пересилит страх «случайно» свести в могилу путешествующего лорда, пусть и забредшего «так далеко от замка». А сказав – направит в сторону нужного дома (того, который со знахаркой, а знахарка, как ни крути, нужна Джеку поболей крыши над головой). Тем более, что дорогу-то  разбойники ни у кого не спрашивали. Ну а если незнакомка всё же окажется сведущей в лекарском искусстве – ему тем более нужно взять штурмом злосчастную дверь, и десять золотых вполне подходящий ключ при условии, что иная семья и за полгода столько не заработает.

+

Миледи, я дико извиняюсь за этот бред. Что-то ничего умного в голову не пришло. Да и писать я постепенно разучиваюсь.

+3

5

Дверь замерла - десять золотых были приличным подспорьем в конце лета и накануне долгой зимы, а потому в мысли вдовы кинесвита закрались практичные сомнения. А потому было естественным, что вдова порядком засомневалась в категоричность своего решения. Нахмурившись, женщина еще раз окинула подозрительным взглядом что новоявленного лорда, что его спутника и в ее сердце закралось сомнение в том, что эти мужчины говорили правду. За каким лешим незнакомца занесло так далеко от его земель и почему он настаивал на том, чтобы остаться в негостеприимных землях после того как его ранили, - это был лишь короткий список вопросов к человеку, готовому расстаться с десятью золотыми ради того, чтобы не попадаться на глаза стражникам и искавшего помощи в пригороде, не городских стен, где власть совета была законом. Какими бы чужестранцами они не были, городская стража не отличалась малодушием или строгостью в отношении тех, кто просил защиты и крова в Рейвенвуде. Особенно если эти гости могли "смазать" заржавевшую и медленную административную машину, шестеренки которой порой так медленно проворачивались, но вместо этого..Что ж, вместо ночлега на хорошем постоялом дворе или в госпитале под защитой города для себя и своего имущества эти двое предпочитали сомнительного рода женщину, известную своими способностями во врачевательстве и небезопасность поздней ночи и большой дороги.
-Это не аргумент, милорд, будь Вы сами кинном Скайхая, но, - и выражение на лице женщины сделалось строже, - я вижу, что Вы истекаете кровью. Если Вы не хотите милостей Рейвенвуда и его лекарей, которые возьмут с Вами в два раза меньше за ночной прием без доклада дозору, и предпочитаете услуги моей хибары, то боги с вами. Мне же не с руки чтобы под моими дверями нашли Ваш труп или посчитали, что я Вас ограбила или добила. Заноси, - и она кивнула высокому парню, что стучал в двери и распахнула двери шире.
Лорды не путешествует таким образом, а потому Алдис сильно сомневалась в их честности, но деньги были важнее. Как и тот факт, что незнакомец мог испустить дух на пороге дома вдовы Голдвин. Еще не хватало подобной дурной репутации с учетом того,  что травничество и лекарство действительно составляло большую часть дохода дочери корабела. Риск же можно было считать оправданным, если они действительно хотели заплатить - хотя тут тоже были сомнения, но раз уж Алдис открыла им двери этим вечером, то отступать было некуда.Плетущиеся от дома Эйрика Серого лошади с раненым всадником быстро станут предметом для сплетен соседей и так быстро долететь до ушей стражников, которые неприменут нагрянуть "поговорить". А что было бы большей бедой для нее еще нужно было хорошенько подумать.
- Сажайте его на лавку и рассказывайте как Ваша светлость дошла до такого, - запирая дверь, Алдис не сводила с мужчин внимательного взгляда и подошла к очагу, чтобы подвинуть похлебку и повесить на крюк котелок с водой. На столе среди стеблей полыни лежал ее короткий садовый нож, которым женщина пользовалась при заготовке, и вдова на всякий случай прикидывала как быстро она сможет до него добраться в случае чего.
- Чем его ранили и как давно? Вы все это время ехали верхом?

+2

6

[indent]Судя по тому, насколько замедлилась дверь (вернее, рука, неумолимо её запирающая), Джек поспешил с ходу озвучивать столь приятную для любого уха сумму. Пожалуй, он мог бы уболтать незнакомку и на вдвое меньшие деньги… если бы оставался в форме и не валился с ног от усталости, слабости и боли. А посему, чёрт с ними, с деньгами! Неужто лидер «Скоморохов» не придумает, где достать ещё? Тем более, что Нико и Сэм уже наверняка добрались до лагеря с выкупом за невесту, а тех денег более, чем достаточно, чтобы залечь на дно и выждать время, пока буря не утихнет, а пыль, поднятая ею, не уляжется. Дело за малым – не сдохнуть здесь и сейчас. А заодно не позволить своим подручным наломать дров и угодить на виселицу. Ну а сим скромным целям жилище местной знахарки (Джек не отказался бы от уверенности, что незнакомка именно что знахарка, а не надеется разжиться золотом, «случайно» уморив гостей и прикопав их на заднем дворе, однако покамест у него были лишь предположения… и неоспоримое знание о том, что Свирепого Уилла так просто не прикопаешь!) вполне себе соответствует, с каким бы скрипом не отпиралась злосчастная дверь.
[indent]Что касается скрипа, тут Джек немного погорячился (очевидно, что дверные петли регулярно смазывали маслом чьи-то заботливые и определённо знающие в этом толк руки), однако до абсолютной тишины женщине и её гостям было примерно как до столицы пешком.
[indent]«Это не аргумент, милорд…»
[indent]Физиономии разбойников озадаченно вытянулись. Нет, это определённо какая-то неправильная знахарка! Другая, завидев рану стоимостью в десять, чтоб его, золотых, уже давно затащила бы прибыльного пациента в свой дом едва ли не на руках! Украдкой коснувшись лба, Джек с досадой обнаружил у себя ещё и жар, в который все эти бредовые видения вписывались, как нельзя лучше. На руках – ну надо же… А вид у женщины до того строгий, что будь она хоть раза в полтора побольше, с лёгкостью сошла бы за дражайшую мачеху Улыбчивого Джека. Прескверная, надо сказать, была дама, и рука у ней тяжёлая. Хорошо хоть неповоротливая. И рука, и целиком.
[indent]Мысли путались, настоящее мешалось с прошлым, словно ячмень с горохом из распоротых чьей-то пакостной дланью мешков. Пожалуй, если бы знахарка продержала разбойников на своём пороге хоть на несколько мгновений дольше, одно из её опасений (то, что подразумевало труп, ограбленный и добитый) с лёгкостью могло бы и сбыться, потому как далеко своего лидера «Скоморохи» вряд ли бы увезли. Живым. Во всяком случае, всем троим именно так и казалось: раненная рука Джека полыхала огнём, и всполохи этой боли отражались на его мертвенно-бледной физиономии, без труда считываясь даже Уиллом.
[indent]«Заноси».
[indent]Несмотря на крайне паршивое состояние, Джек попробовал возмутиться. Это кого тут предложено «заносить», учитывая, что все трое твёрдо (ну, ладно, с разной степенью твёрдости) стоят на ногах? Однако едва лидер «Скоморохов» попытался сам шагнуть в дверной проём (лишь слегка штормивший перед его глазами), как земля задралась вертикально вверх, норовя съездить многострадальному разбойнику ещё и по физиономии… вернее, попыталась, потому как Чарли был начеку и вовремя подхватил Джека, ловко перекинув здоровую руку себе через плечо. Главарь разбойников протестующее замычал, но силы оставили его вскоре после того вдохновенного вранья, которое он монологом выдал хозяйке дома несколько мгновений (а, быть может, часов или даже дней?) тому назад. А посему заветный (но такой негостеприимный) порог Улыбчивый переступил, наполовину вися на Чарли. Уилл остался во дворе: присмотреть за лошадьми и, будто бы невзначай, за дорогой, по которой они прибыли на побережье. Предосторожностей, как известно, много не бывает.
[indent]А вот крови – очень даже. И боли. И ещё тумана, обволакивающего сознание.
[indent]- Его Светлость не дошла, а доехала, – между тем начал косить под дурачка Чарли, изображая старательного, но не шибко умного слугу и столь достоверно заискивая пред знахаркой, что Джек мысленно поаплодировал подельнику. Со временем из Чарли может получиться даже «младший братец», обеспечив «Скоморохам» дополнительное место в первых рядах пьесы, что лорды и леди с лёгкой скукой на породистых рожах именуют «просто своей жизнью». Главное, подучить его манерам и правильной речи… но покамест и так сойдёт. - Правда, лишь до тех самых пор, пока мы не углубились в лес. А я ведь говорил ему, что не стоит! Наверняка там разбойники! Но нет! – Войдя в роль, Чарли принялся жестикулировать. - «Не мели ерунды, Мик,» - вот что он сказал мне, госпожа, представляете? Я, значится, ерунду мелю, а стрелой его продырявили! – Разбойник столь обличительно ткнул пальцем в своего главаря, что Джек едва не отшатнулся. Благо, слабость, взявшая лидера «Скоморохов» в оборот, стоило тому только пристроить свой зад на лавку, не позволила ни то, что этого, но даже отреагировать на выступление… как там его? Мика?.. хоть сколько-нибудь осмысленным взглядом.
[indent]Зато благодарным зрителем оказалась сама знахарка, поспешившая вклиниться в монолог с уточняющими вопросами.
[indent]- Утром, госпожа. Его ранили утром, – покорно отчитался разбойник, накинув золотоносной ране несколько часов. - Мы едва успели проехать пару миль по лесу. И, между прочим, я говорил, что надо бы повернуть назад, но… мой господин, – судя по паузе, «слуге» явно хотелось заменить «господина» чем-то покрепче, - сказал, что это пустяк, выдрал стрелу и велел ехать дальше…
[indent]- На нас напали, – чуть слышно вклинился Джек, корректируя легенду и будто бы призывая слугу к порядку, - как бы мы повернули назад, когда…
[indent]- …мы и так едва унесли ноги! – Сообразительно закончил Чарли-Мик. В отличие от «господина» «слуге» можно было не изображать из себя бесстрашного гезита, для которого и дюжина врагов – не проблема, лишь бы не пострадали честь и дублет. - Нет, а что такого-то? Их было больше, а ещё у них были лучники, – разбойник обличающее ткнул пальцем в окрашенную кровью куртку Джека. - И всё равно, нам следовало повернуть обратно. Подождала бы Ваша… кхм… важное дело. У моего господина в Ваших краях, между прочим, важное дело, которое… которая…
[indent]- Мик.
[indent]- Чего?
[indent]- Заткнись, – прислонившись к стене, Джек прикрыл глаза. А что, неплохая легенда вышла…

+2

7

Странного вида компания не закрывала рты, делясь подробности своего незадавшегося предприятия с такой откровенностью и словоохотливостью, что Алдис сначала даже немного опешила, но то, как часто ровный ряд повествования прерывали странные междометия и уточнения, вдова в конце концов убедилась, что история эта "чистой " ну никак не была. Не то чтобы вдова кинесвита повидала за свою жизнь много достопочтенных аристократов, которых подтреливали в лесу как цесарку по возвращнию от очередной симпатичной девицы ( что-то там было про "Вашу" между дело), но обычно люди, которые стали свидетелями или жертвами подобных обстоятельств, предпочитали быть или лаконичными, либо трепались без умолку, выкладывая первому встречному, который отваживался им помочь, все как на духу.
И потому Мик, который то и дело поправлял свою историю, вызывал у вдовы подозрения - вот только в чем женщина еще не решила.
Впрочем, дело тут действительно шло на минуты, потому что если "благородный" господин тащился в седле по наивному неразумению тяжести такой проблемы как стрела в боку, а его слугам не хватило ума поискать помощи пораньше, то дела их обстояли плохо. Даже если этого лорда и подстрелили ревнивые родственники его зазнобы (которые могли идти по его следу и сейчас), то ничто не исключало вероятности яда, например. В конце концов, попортил девку - получай нашей семейно честью себе по печенкам. И тут шансы, что к началу утра Алдис придется объяснять храпевшему на сеновале отцу появления трупа и пары-тройки незнакомцев над бренным телом возрастала с невероятной скоростью.
Но так как вдова Голдвин была человеком слова и не собиралась выпихивать незваных гостей через ворота обратно в ночь дела ей было нечего.
- Ложите его, - тоном не терпящим пререканий повторила Алдис, заметив что раненый остался сидеть на лавке.
- Довольно ему трястись, наездились уже, - процедила она, пропуская мимо ушей уточнения некоторых деталей это скользкой истории и когда заветный котелок с водой оказался над огнем, сняла свой старый передник, в котором вдова разбирала травы. Ловко подхватив старую парусину, на которой лежал ее сегодняшний "улов", Алдис отложила куль в сторону и закатала рукава платья выше локтей.
- Наконечник стрелы? - и тонкая темная бровь вопросительно приподнялась при взгляде на спутников раненного.
- Вы вынимали стрелу вместе с ним или он все еще внутри?
Опустившись  на колени, Алдис до этого осторожно отогнула края пропитанной кровью сорочки и едва заметно поморщилась, осматривая рану. Входное отверстие было ровным, но воспаленным, запекшаяся и сочившуюся тут же кровь не позволяла понять всего масштаба увечья окончательно и тонкие пальцы, еще не до конца потерявшие чувствительность от тяжёлой работы, все равно никак не могли нащупать ничего сквозь эту корку. Нужно было омыть сначала рана, подумалось ей, но если наконечник оставался внутри, то действовать нужно было осторожнее - задача теперь усложнялась не простой штопкой, а еще и кропотливой и деликатной процедурой извлекания метала из больного.
- Ну? Он тут не молодеет и не становиться здоровее, господа. Наконечник внутри, я вас спрашиваю или вы его вытащили? В любом случае я сомневаюсь, что вашего господина хотели отравить, иначе бы он в любом случае уже скочевряжился от яда, но у него только лихорадка. Я смогу его подлатать и остановить кровотечение, но мне нужна будет Ваша помощь, чей-то клинок и крепкий кляп. Итак?
На словах о клинке и кляпе молодчики переглянулись и заметно занервничали, заставляя дочь корабела, продолжавшую зорко следить на всей честной компанией, мимолетно усмехнуться. Кажется, нежные мужские души как-то не готовы были к таким жертвам, а особенно сам пострадавший. Если все было хорошо, то Алдис нужно ыбло омыть рану, обеззаразить ее и влив в "благородного лорда" крепкого эля, прижечь его рану, а затем заштопать. Если дела обстояли хуже, то тут уже потребуется все ее умение и не проткнуть молодчику внутренности выуживая из его бока наконечник - и смотреть пункт первый.
Врядли это отвадит компанию от рейдов по благородным и не очень девицам, но еще больше госпожа Голдвин волновалась за то, чтобы в случае малейшей неудачи разобиженные подельники не пришли бы по ее и ее семьи души.

+2

8

[indent]Незнакомка и впрямь оказалась знахаркой, что Джек несомненно счёл бы за удачу, найдись сей капризной даме место в его нынешней авантюре. И впрямь, если выкроить время и начать раскладывать камни-события по двум чашам весов, картина вырисовывалась ещё та. Даже для воображения, воспалённого болью.
[indent]«Скоморохам» удалось уйти от преследователей – это, безусловно, плюс. Уйти относительно целыми… ну, разве что первый плюс обвести чуть поярче. С деньгами – полновесное достижение на чашу с плюсами! А дальше начинались сплошные минусы. Стрела, погоня, неизвестность относительно судьбы оставшихся членов банды (и, собственно, тех самых денег, которые Джек не иначе как по вине неисправимого оптимизма, в его случае приравнивавшегося к слабоумию, упрямо запихивал в удачу), откровенно недоверчивая незнакомка, не спешащая позволять заморочить себе голову, а в довершение ко всему ещё и боль, методично глодающая раненную руку. Проклятие, пусть она прекратится! Ну, хоть на мгновение, чтобы вдохнуть…
[indent]Наверное, к богам следовало обращаться поуважительнее, потому как боль не только не утихла, но и усилилась (вероятно, Джек как-то неудачно прислонился раненным плечом). Поделом ему? Сам Улыбчивый так, конечно же, не считал, но мирозданию виднее. В будущем надо будет разжиться кольчугой. Всё ж таки разбой, пусть бы и такой специфический, каким промышляли «Скоморохи», - не самая безопасная работа на свете.
[indent]Между тем незнакомка (к слову, Джеку уже порядком наскучило обращаться к ней так, пусть бы и в мыслях. Любопытно, она из тех, кто опасается называть своё имя, боясь, что его заколдуют? А с виду на дикарку не похожа…) велела лидеру «Скоморохов» ложиться. Вернее, она велела Чарли-Мику уложить его. Уголок губ разбойника досадливо дёрнулся. «Только попробуй,» – взглядом предостерёг он, аккуратно вытягиваясь на лавке (на самом деле, скособочившись и рухнув… но не суть!). Для чего, если стрела угодила в руку? Ну, знахарке должно быть виднее. Да и вытянуться во весь рост оказалось неожиданно приятно. Тем более, что лавка оказалась достаточно широкой, чтобы раненную руку не приходилось удерживать на весу.
[indent]«Наконечник стрелы? Вы вынимали стрелу вместе с ним или он все еще внутри?»
[indent]Вопрос – на первый взгляд вполне себе безобидно-логичный – застал разбойников врасплох. Причём настолько «врасплох», что они озадаченно переглянулись. Строго говоря, вынуть стрелу, насквозь пробившую плечо, и «забыть» в ране наконечник – это надо было ещё постараться! Благой Пантеон, неужто они выглядят такими идиотами?!
[indent]- Н-нет, мы его отломали, чтобы лишний раз не тревожить рану, – медленно проговорил Чарли. И, судя по его тону, разбойник уже начал сомневаться в том, что женщина и впрямь та, за кого себя выдаёт. Это ж кем надо быть, чтобы не заметить пробитое плечо и начать рассматривать несуществующую ра…
[indent]…Глаза разбойника полезли на лоб, стоило женщине подвернуть сорочку, и лишь по этому «незначительному намёку» Джек с запозданием понял, что проблемы всё ж таки не у знахарки (да вот хотя бы со зрением), а у него самого.
[indent]Стрелы оказалось две.
[indent]Но если одна пронзила плечо, мигом обратив на себя всё внимание, другая «всего лишь» вспорола бок, пройдя по касательной. Левый, что одновременно свидетельствовало и о мастерстве стрелка, и о том, что данная сторона у Джека определённо какая-то невезучая. Одна боль померкла на фоне другой, лишь теперь застенчиво закопошившись в ране, и на пол упала первая капля крови. Странно, что у Джека ещё оставалось, чему падать.
[indent]- Вместе с ним, с нак-к-конечником, – ответил Джек. От сего неприятного открытия его замутило, однако голова неожиданно прояснилась, а голос окреп пред неизбежной болью, что ни в какое сравнение не идёт с нынешней. - Строго говоря, эту стрелу никто и не вынимал, она лишь задела…
[indent]Продолжать было излишним. Судя по тому, что знахарка выбрала рану, которую умудрился не заметить он сам (кровь? А что кровь? Можно подумать, ей неоткуда было взяться на куртке, да ещё и в таком количестве, чтобы пропитать собою рубаху.), она определённо была серьёзнее той, сквозной. А ещё этот жар… Да, Джека и до того лихорадило, но теперь весь жар будто бы сконцентрировался в злополучном боку, агрессивно скаля зубы на восхитительно прохладные знахаркины пальцы. Что это? Яд?
[indent]Впрочем, женщина так не считала. Наверное, в пору радоваться, но Джек лишь покрепче стиснул зубы. Клинок и кляп значит?
[indent]- Возьмите мой, – пальцы правой руки потянулись к кинжалу у пояса. Превосходная сталь стоимостью в половину загородного поместья лорда средней руки была своего рода талисманом для лидера «Скоморохов», ни в одну авантюру он не ввязывался без него (даром, что применить по назначению так и не пришлось… к счастью?). Пожалуй, окропить клинок своей кровью – это даже символично, учитывая миролюбивую философию «Скоморохов»! К чёрту. И философию. И миролюбие. И символизм. А ещё – кляп. Не то, чтобы Джек как-то по-особенному относился к боли, подпитываясь ею, словно берсерк в разгар боя. Строго говоря, она успела вымотать его ещё в первую милю пути. Вымотать, но не позволить сверзиться с лошади, а после – добраться-таки туда, где можно выменять помощь на десять золотых. Неужели, он не сумеет вытерпеть ещё немного? В конце концов, Джек не изнеженная леди, рыдающая второй час к ряду из-за «страшной раны», оставленной на пальце иглой для вышивания. - Не нужно кляпа, я… справлюсь. А Мик Вам поможет. – В глазах Чарли читалась лёгкая паника (самое гадостное в том, что Джек не обольщался относительно выражения собственных глаз), однако разбойник едва заметно кивнул, подтверждая свою готовность помогать… правда, лучше бы издалека и морально.
[indent]Да уж, пожалуй, это предприятие «Скоморохи» забудут ещё не скоро. Во всяком случае, пока не озаботятся защитой. Джек и раньше об этом думал, но, оказывается, боль подстёгивает мыслительные процессы, словно не в меру старательный возница, спешащий выслужиться перед вечно спешащими пассажирами.

+

В бок - значит в бок. мне для Вас ничего не жалко!
Извините за слабый пост.

+2

9

Видимо, "между нами, девочками" существовал легкий конфликт интересов, потому как когда Алдис после беглого осмотра предъявила рану в боку, ее гости восприняли это почти как чудо. Удивленно переглянувшись между собой и явно не веря своим глазам, что они пропустили вторую стрелу после очевидного первого ранения, ввело их в легкое замешательство. Жизнь их "лорда" находилась в еще большей опасности, чем они предполагали и как верные слуги, они явно ощутили всю тяжесть ответственности за свой промах.
Впрочем, пациент, расположившийся на лавке, тоже не ожидал такого поворота событий.
- Если Вы решили, что я не заметила сквозной раны в Вашем плече, то Вы обо мне прескверного мнения, - буднично произнесла Алдис продолжая осматривать бок незнакомца, осторожно скользя пальцами по тем участкам
- Она слишком очевидна и по-хорошему ее нужно хорошенько омыть, прежде осмотрев, и заштопать. Дальше тело все сделает самом и если Вы не станете вмешиваться в этот деликатный процесс, то даже сможете пользоваться ею. Так что не держите меня за дуру и тем более - за новичка в этом деле. Море сурово, это Вам не барышня на соколиной охоте: юбки подоткнула и понеслась до первой ямы. У нас тут бывает вещи и простые и сложные, так что не геройствуйте, не советую. А кляп мне нужен чтобы Вы себе язык не откусили или зубы не сломали. Тем более что Ваши чувственные стоны посреди глубокой ночи сохранению тайны не способствуют.
Встав наконец с колен, женщина поправила передник и взяла в руки кинжал, который ей протянул ее полуночный гость. Клинок был хорошей работы, гладкий, крепкий - такой занятной вещицей и правда мог владеть только благородный господин. Или талантливый вор или удачливый разбойник, которому повезло облегчить бремя богатства какого-нибудь толстосума или аристократа, отняв корме всего прочего и кинжал. Повертев его в руках, госпожа Голдвин, впрочем, решила не углубляться в размышления о том как это оружие оказалась в руках ее гостей - сейчас следовало задумать о том, чтобы один из них вышел отсюда живым и если и богам хочется заполучить его душу, то пускай делают  это в каком-то ином месте, а не в доме Эйрика Серого.
- Хорошо, - проведя подушечками пальцев по самом кончику кинжала, женщина протянула его слуге и кивнула на пылавший очаг.
- Нам нужно будет прижечь обе раны и для этого мне нужно раскалённое железо. Мы можем взять кочергу, если хотите, но с такой тонкой кромкой это будет быстрее, - и она кивнула мужчинам.
- А вы садитесь у дверей и не маячьте перед светом. Штопка требует крепкой руки и хорошего освещения, иначе останутся прорехи, а я не желаю слушать о своей скверной работе.
Наконец, она еще раз покосилась в сторону почивавшего на лавке "милорда": не давал ей покоя этот след по касательной, но раз они утверждали, что ничего в ней не торчало и наконечник не застрял в теле, но причиной такой обильной кровопотери могла быть как неудачное стечения обстоятельств, либо внутреннее повреждение. Но следить с этим Алдис на самом деле могла очень мало и прижечь раны железом было единственно быстрым способом. Копаться же в его боку у брюнетки желания было мало, особенно если наконечник все-таки был отравлен и время шло на часы. А если нет, то по ее опыту жар должен был бы спасть к утру, если боги этой ночью благоволили к ней.
Но из раздумий ее вывел звук булькавшей в котелке воды, поставленный над огнем и Алдис вернулась из сфер предположений. Спустя какое-то время раны на плече и боку были ею осторожно вымыты от кроме, грязи и бог весь еще чего, о чем ей знать не нужно было, а тот, что нес своего пострадавшего на плече и называвшегося Миком с боязнью покосился на засунутый к пульсирующие светом угли клинок.
- Ну-с, Ваша светлость, сейчас я постараюсь еще раз посмотреть на Ваш бок и мы приступим. И кляп это не любезность, это мое требование, держите - и Алдис с безаппеляционным видом протянула мужчине сложенный в четверо кусок чистого полотна.

...

это Вы извините за мою невнимательность.

+2

10

[indent]«Если Вы решили, что я не заметила сквозной раны в Вашем плече, то Вы обо мне прескверного мнения».
[indent]Невзирая на бесстрастный тон, каким женщина произнесла эти слова, Джеку показалось, будто они с Чарли задели её самолюбие. Но так ли это было на самом деле или затуманенному разуму попросту привиделось, лидер «Скоморохов» не поручился бы, а посему изобразил на губах виноватую улыбку. Слегка кривую, но самую что ни на есть виноватую. Какой женщине не польстит почувствовать себя правой?
[indent]Пожалуй, той, которой ты категорически не нравишься… С чего Джек это взял, коль скоро недоразумение с дверью охотно осталось в прошлом, уступив будущему с десятью золотыми? Так уж вышло, что по роду своей деятельности Улыбчивый наловчился угадывать приязнь. По дрожанию ресниц, по нарочито равнодушному взгляду, что то и дело задерживается на объекте своего «равнодушия» на пару ударов сердца дольше положенного, по румянцу или, напротив, по его отсутствию. Да мало ли факторов может выдать женщину, испытывающую интерес к мужчине? На самом деле – достаточно.
[indent]Соблазнить знахарку разбойник, разумеется, не пытался. Не в той он был форме, чтобы разыграть эту карту даже с первой красавицей Скайхая. Но внушить хозяйке дома доверие он вполне себе мог… и определённо пытался это сделать ещё там, во дворе. Десять полновесных золотых шли дополнением… а по итогу сыграли решающую роль. Но так не должно было случиться. Она уже должна была проникнуться к нему симпатией.
[indent]Должна была?! Благой Пантеон, если бы всё было так просто! Ну или же Джек чувствовал себя хоть немного более сносно, чтобы подобрать ключ к настороженной знахарке… Хотя, быть может, она просто принадлежала к тому типу людей, которым в принципе никто никогда не нравится. Бывают же такие – вечно всем недовольные. И хоть ты в лепёшку перед ними расшибись, ничего, кроме кислой мины, в ответ не получишь.
[indent]Зато когда речь зашла о ранениях, знахарка определённо почувствовала себя куда более… счастливой? Довольной?.. Ну, или, по крайней мере, в своей тарелке. Другое дело, что сарказм хозяйки дома не располагал к ответному веселью её гостей. Чарли даже украдкой покосился на дверь, наверняка жалея о том, что не может отмотать время вспять и поменяться местами с Уиллом, который остался с лошадьми. Выходит, эти животные ему ближе друга и, можно даже сказать, наставника?! Или же это всё знахарка с её весьма специфическим настроем?
[indent]- Как Ваше имя, госпожа? – Неожиданно спросил разбойник, и намёком не выдавая, что пренебрежение в голосе женщины хоть сколько-нибудь задело его. Уже давно стоило узнать его и перестать величать её «знахаркой». Наверное, это всё треклятая боль отвлекала, пульсируя в ране… вернее, теперь уже «в ранах» в такт сердцебиению. А имя… имя сближает, разрушая стены между людьми. Во всяком случае, пока они ещё не успели укрепить их враждой.
[indent]Между тем, женщина не теряла времени даром, кивком головы отправив Чарли с клинком к очагу. Джека тот час же замутила, едва он представил, как раскалённая сталь коснётся кожи. Несмотря на то, что разбойнику уже доводилось испытывать боль от ран, с подобной процедурой он прежде не сталкивался. На своей шкуре, в смысле, не сталкивался. А посему мог лишь воображать, что именно его ожидает. И чёрт бы пробрал богатое воображение Улыбчивого Джека! Заодно со стрелком, которому он обязан этими новыми, мать его, впечатлениями! Видят боги, лидер «Скоморохов» никогда не страдал кровожадностью (ни особой, ни хоть какой-нибудь), но окажись лучник в его руках здесь и сейчас… пожалуй, раскалённая сталь была бы только началом.
[indent]Пытки и Джек в одном предложении? Смешно… Тут самому бы выжить. И, по возможности, не рехнуться.
[indent]Кажется, разбойник впал в забытьё, потому как очнулся он лишь от аккуратных прикосновений тонких, но вместе с тем сильных пальцев знахарки, промывающей его раны. Проклятие, до чего же он устал от боли… а заодно и свыкся с нею, обречённо прикрыв глаза, дабы мечущиеся из стороны в сторону зрачки не выдавали его с потрохами. Наверное, страх показаться слабым в глазах женщины заложен в сознание мужчин богами. Всем Благим Пантеоном… Интересно, а силы их наказа хватит, чтобы не заверещать, как свинья, когда боли коснётся раскалённая сталь? Сердце Джека забилось сильнее, словно бы выговаривая своему обладателю за то, что втянул его в неприятности. Можно подумать, тут только у сердца проблемы! А рука и бок в это время наслаждаются жизнью!.. И всей прилагаемой к ней гаммой ощущений.
[indent]- Приступим, – эхом откликнулся Джек, открывая глаза, лихорадочно блестевшие на побелевшем лице, и с трудом фокусируясь на вьющихся волосах знахарки. Женщина протягивала кляп и разбойник готов был послушно разжать зубы, как-то сразу позабыв о своей недавней теории, но прежде… - Я Вам не нравлюсь, верно? Почему? Что я сделал?.. Ну, кроме того, что слегка залил Ваш пол своей кровью, – усмешка вышла преотвратнейшей – благо, разбойник не мог видеть себя со стороны. И слышать, пожалуй, тоже. Иначе, как объяснить столь неуместное любопытство?
[indent]Впрочем, у него же жар, он бредит. А значит, имеет право на любую нелепицу. Лишь бы не на последнее желание.

+3

11

Как ее зовут? А это еще зачем?
Женщина подняла на него вопросительный взгляд, хмуря брови, мол, неужели это было то самое время и место чтобы обмениваться любезностями, когда он грозился заляпать свой кровью, блевотиной или чем похуже ее пол и лавку? Или искренне надеялся, что если все пойдет не так как задумано, то его дружки смогут по имени отыскать Алдис Голдвин среди местного сброда и пустить кровь " в память " о своем господине, отомстив за него? Еще чего, подумала в конечно итоге дочь Эйрика Серого, и продолжала заниматься приготовлениями к малоприятной процедуре не проронив ни единого слова.
В очаге весело потрескивал огонь, парочка товарищей ее полночного пациента обливались холодным потом стоя как можно дальше как от злополучной лавки, служившей ей сегодня койкой, и при этом в достаточном отдалении от углей, где раскалялся клинок -  с учетом того, что семейство их не роскошествовало, то стояли они примерно одинаково в паре шагов от каждого из источников опасности, боли и .. и приказаний вдовы Голдвин.
На какое-то время мужчина затих и его приглушенное частое дыхание , свидетельствовавшее о начинавшейся лихорадке, нарушало эту тишину. Наконец, когда кожа и раны были достаточно промыты, чтобы удовлетворить взыскательный вкус хозяйки дома, Алдис поднялась с колен, медленно разминая засекшие ноги, и подошла к очагу чтобы посмотреть на кинжал. Ей не нужна была полоска огненной стали - достаточно было только самого кончика - и да снизойдут боги в своей милости чтобы этого было достаточно, а подопечный не визжал как свинья от боли, когда она приложит этот кончик к его ране. С сомнением посмотрев на двух дюжих хлопцев, жавшихся к друг другу и подальше от источника потенциальной боли для своего господина и самой знахарки, которую они уже судя по взглядам и видеть были не рады, госпожа Голдвин перевела взгляд на досточтимого лорда и устало вздохнула. Как бы тот не храбрился, но когда человек в лихорадке, то по опыту ее дела он орал так, как не орала ни одна роженица. А значит всунуть кляп и придержать бренное тело придется. Иначе чего доброго, мужчина всадит ей этот нож в бедро и поминай тогда как звали добрую жену капитана Голдвина.
Стянув в веревки, где обычно сушилось в ненастье разное белье чистую тряпицу, которой женщина намеревалась завтра накрывать свежий сыр, она свернула ее в несколько слое и потянула тому, что назывался Миком.
- Держите, - кратко проинструктировала она, - это и своего милорда. Суните тряпицу ему между челюстей, но так, чтобы там не было языка, иначе он может откусить кончик и  тогда сами будите ему объяснить почему он станет картавить. А потом придержите своего господина когда я стану прижигать чтобы он не дернулся и я не поранила его. Но прежде, -  и она перехватила руку мужчины, сделавшего было шаг к раненому, - я дам ему один отвар, ничего особенного, но это немного поубавит его прыть и лихорадку.Ни к чему чтобы кто-то слышал что у нас тут происходит.
Наградив двух полуночных гостей понимающий взглядом, Алдис со вздохом направилась к полке, где громоздился ее лечебный арсенал из маленьких кувшинчиков и склянок, и медленно проведя по стройному ряду пальцами наконец обнаружила нужный, снимая его с полки.
Пальцы ее заметно подрагивали, а сердце в груди начинало колотиться когда взгляд падал на охваченного лихорадкой раненого, но Алдис мысленно заставила себя не отворачиваться и взять себя в руки. Каждый раз спасая кого-то или хотя бы делая попытку, она ощущала страх потерять человеческую жизнь и почему-то это обязательно напоминало ей о Мерре. Возможно ли что муж в свои последние минуты надеялся, что его молодая жена могла бы его спасти, взывал к ней мысленно или явно, или просто умирал, погружаясь на дно морское с ее именем на устах? Все может быть, все может и невольно северянка в каждом больном или ущербном видела своего кинесвита, спасти которого ей не удалось. Частичка его оживала с каждым выздоровевшим, но и частичка ускользала когда кто-то умирал и сегодня Алдис невероятно хотелось спасти этого человека. Может быть просто потому, что именно о покойном муже были ее мысли когда в дверь постучали, а моет быть по какой-то иной причине, но это было так - дочь старого корабела не потеряет сегодня ищущего у нее исцеления. И с этой мыслью, охватившей ее сердце, к ней пришел покой и дрожь в пальцах прекратилась. Ради Мерры Голдвина его жена должна была спасти этого человека и не потерять его, закапывая истерзанное тело на пустыре у леса. И с его именем в сердце вдова капитана двинулась к больному..
- Заткнитесь,а? - брюнетка с легким пренебрежением откупорила склянку и горький запах настойки из полыни поплыл в воздухе. Основным составляющим была белладонна, но она порой смешивала ее с полынью для более сильного и надежного эффекта, а судя по тому, что в месте с жаром клиент становился разговорчивей, требовалась доза посильнее.
- Держите его, и по моей команде суйте тряпицу в рот, - скомандовала она, не обращая внимания на все еще ожидавшего ответа мужчину и его блестящий взгляд, - а Вы держите его за предплечья, да крепче, чтобы он не дернулся. Ну-с, приступим, - и пока "его светлость" непонимающе воззарилась на обступивших его людей, вдова развела настойку в кружке теплой воды.
- Скажите "а".
- А?.. - и щедра порция питья тут же была влита в горло ничего не подозревавшего мужчины и прежде чем он успел выплюнуть горькую настойку, хозяйка дома крепко зажала ему нос тряпицей, заставляя его глотнуть.
- Вот и славненько, - пожалуй впервые за все время проведенное в обществе этой троицы, она наконец улыбнулась. Улыбка стала еще шире, когда взгляд больного затуманился и парень начал обмякать на лавке, быстро погружаясь в забытье. Нельзя было терять ни минуты и вслед за знаком пристроить в зубах больного тряпку, которая еще минуту назад послужила инструментом экзекуции с белладонной, вдова Голдвин подхватила ручку кинжала и вытащила пламенеющий кинжал из огня.
И все-таки хорошо, что мужчина не знал ее имени, подумалось Алдис. Интересно, какие именно ругательства из его арсенала  рифмовались бы с ее именем и явно не как знак страстной ночи..
Перехватив рукоять обернутой в фартук ладонью, женщина сделала глубокий вдох и быстрым точным движением опустила кончик на рану...

+4

12

[indent]Имени знахарка не назвала, настороженно зыркнув на Джека колючим взглядом, да так и оставшись для него Незнакомкой. Что ж, примерно чего-то в этом духе он и ожидал – можно похвалить себя за догадливость. На кой тогда спрашивал? Ну, что бы там ни думали об Улыбчивом Джеке его друзья «Скоморохи» или вот эта вот Незнакомка, всему виной было его воспитание. Безусловно, не то, что успела дать ему матушка (и заключалось оно в нехитром «не лезь на рожон и не раскрывай рта без спросу»), а подхваченное в отцовском доме. Нет, в основных постулатах эта наука один в один повторяла матушкину, однако гости, что останавливались под его крышей, порой требовали не только мяса, эля и чистую постель, но и беседу. Причём такую, чтобы смышленый мальчишка «взятый в порядочный дом из милосердия и человеколюбия» не просто кивал и со всем соглашался, но и отвечал осмысленными репликами, непременно величая гостя по имени. На память Джек никогда не жаловался и, хоть «отцовские» лорды внушали ему не слишком-то много доверия и приязни, люди, прячущие свой взгляд и имя, вызывали их и того меньше.
[indent]Особенно, когда держат в руках оружие, что с лёгкостью перережет его, Джека, глотку, не встретив ни малейшего сопротивления. Лидер «Скоморохов» не был трусом, однако взгляд его против воли метнулся к Чарли… и Уиллу, что по-кошачьи бесшумно прокрался внутрь, вероятно закончив с лошадьми. Что ж, теперь их опять трое… против одной недружелюбно настроенной женщины, которой «лорд и его слуги» не приглянулись с первого взгляда. Боги с ним, с именем, но может хоть это она прояснит?
[indent]Ага. Даже два раза. Из груди разбойника вырвался смех пополам с кашлем. Должно быть, со стороны это выглядит тем ещё безумием. Ну а на деле?.. Пожалуй, Джек с лёгкостью отдал бы всё, что у него было (а прямо сейчас было у него без малого вдвое больше того, что он уже пообещал Незнакомке за её услуги), чтобы узнать ответ на этот вопрос. На кой? Наверное, это важно. И лишь досадная помеха в виде озноба, смешанного с жаром в соотношении один к одному, не позволяет понять почему…
[indent]…потолочная балка, оконный проём, верёвка, протянутая через комнату, силуэты друзей и отблески огня в очаге – лидер «Скоморохов» рассеянно переводил взгляд с одного на другое, категорически не поспевая за мыслями. Отцова жена не раз говорила, что Джек – дурак дураком. Мальчишка не верил, упрямо сжимая кулаки и не позволяя себе останавливаться на достигнутом (новые цели появлялись сразу же, едва прежние оказывались покорены), и правильно делал: окажись он и впрямь дураком, сейчас голова вряд ли пухла бы от мыслей.
[indent]«Дурак или нет, но в ловушку ты всё ж таки попался,» – ехидно ввернул внутренний голос, чем-то напомнивший одну из сводных сестриц, во всём копирующих матушку. И в пренебрежении к Джеку – в первую очередь.
[indent]«Впервые, – разбойник даже себе не собирался уступать. Тем более, что сей спор на грани безумия хоть немного отвлекал его от боли, пульсирующей в раненных руке и боку, - я попался впервые за всё время существования «Скоморохов»! И сумел увести своих людей.»
[indent]«Всех?»
[indent]«Да, всех, чёрт бы тебя побрал!»
[indent]Чтобы подавить стон и заодно не заговорить с Незнакомкой, принимая её за тот самый внутренний голос, что уже и без того в курсе всех секретов и треволнений Улыбчивого Джека, пришлось сцепить зубы. Больно. Проклятие, до чего же больно!.. Кажется, в злосчастном седле и то было лучше.
[indent]- Он… в порядке? – С сомнением в голосе спросил Чарли-Мик, когда Уилл пихнул его локтем в бок, взглядом указывая на Джекову физиономию. Ответ напрашивался сам собою, но отчего-то разбойники не хотели быть теми, кто произнесёт его вслух и тем самым словно бы обозначит свою причастность к злосчастным лучнику и засаде. - Это всё – по плану?
[indent]С губ раненного сорвался ещё один лающий смешок, когда Незнакомка не ответила и Чарли, вероятно, не сочтя необходимым реагировать на всякую глупость. Зато женщина наконец заговорила сама, принявшись раздавать указания. Будь Улыбчивому Джеку хоть на йоту не так паршиво, он несомненно позавидовал бы тому, как скоро его люди принялись их исполнять. Так недолго и банды лишиться! И будут славные разбойники колоть знахарке дрова, развешивать бельё на просушку да таскать ей воду…
[indent]К слову, о воде. Наверное, Джек отвлёкся на собственный бред или отключился на какое-то время, но к тому, что вода полилась в его приоткрытый рот, разбойник оказался не готов чуть менее, чем полностью. Однако, чья-то рука (и лидер «Скоморохов» готов был поставить оставшиеся монеты на то, что верно угадает, кому она принадлежит) бесцеремонно зажала нос, и воду пришлось проглотить. Или не воду, учитывая гадостное травяное послевкусие, оставшееся во рту после.
[indent]- Что за… – попытался было поинтересоваться Джек, но не успел. Сон душным покрывалом укутал его с головой, и лидер «Скоморохов» плавно соскользнул в забытьё. Навстречу всем внутренним голосам, которые когда-либо слышал, и всем кошмарам, виденным им во сне.
[indent]А ещё – навстречу боли, что сковала его почище цепей и кандалов, не отпуская от себя и не позволяя шевельнуть даже пальцем.

+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

13

Она отвела взгляд от скорчившегося на полу незнакомца и подумала о том, что наверное она живет как-то неправильно. Видят благие боги, Алдис Голдвин старалась быть женщиной благочестивой и не глумиться над дарами, которые ей ниспослали высшие силы, но в последнее время это выходило невероятно криво. Да и почему в последнее время? Заполучить хорошего мужчину в мужья - и потерять его не прожив и пяти лет? Узнать,что он из киннской семьи и жить впроголодь, снося издевки тех, кто слышал ее фамилию. Отвечать за проступки тех, кого она старалась защитить от произвола местного танна лишь потому, что в последнее время именно ее сын оказывался в числе тех, кто его неимоверно злил. Быть благочестивой вдовой моряка и слушать за своей спиной обвинения в том, что, мол, "не дает" и "несговорчива". Так вот теперь к ней на "огонек" стали заходить всякие проходимцы в поисках помощи стоило только вдове начать помогать местным с их недугами..
Вытирая мокрые руки о край нового чистого передника, который пришел на смену заляпанному кровью того незадачливого "лорда", что растянулся в забытье на лавке, вдова Мерры Голдвина устало провела ладонью по лицу, ощущая желанную прохладу. Один из товарищей этого "благородного господина" дрых у очага, второй исчез где-то в ночи , обещая присматривать за ними и женщина, выглянув в окно, подумал о том, что вероятно он просто отправился спать куда-нибудь поближе к их лошадям, которых могли бы увести со двора или где они их там пристроили. С рассветом, едва небо посереет, они наверняка решат убрать из деревни, не желая привлекать внимания, но пока, по-видимому, все только к этому шло. За окном же еще стояла непроглядная долгая северная ночь и дочь корабела устало опустилась на грубо сколоченный табурет у этого самого окна. Ноги налились свинцом от постоянного вставания и приседания возле больного, в плечах ныла каждая мышца, а пальцы подрагивали от неудобного положения , в котором пришлось штопать пострадавшего. Глаза слипались от желания провалиться в сон прямо сидя, но памятуя о долге и правиле первой ночи, во время которой с больным могло всякое стрястись, Алдис уговаривала себя не поддаваться. В конце концов, у нее завтра будет целый день и ели честно, то кому какая разница чем она там занималась ночью, что спит днем? Эйрик мог бы и проглотить свое неудовольствие после того в каком виде он заявился домой, а что касается сестер, которые порой упрекали Алдис Голдвин  в излишней строгости к родителю, то не сегодня, как говорят, не сегодня.
Подперев ладонью голову, женщина принялась размышлять о Вилле и Вигго, стараясь отогнать усталость прочь, но не прошло и четверти часа, как ее голов тяжело опустилась на согнутые локоть и травница забылась тяжелым снов без сновидений. Тихо потрескивали догоравшие поленья в очаге и мягки свет озарял комнату, наполняя ее тяжелым ароматом трав с тонкой ноткой дыма. Ничто не нарушило бы их отдыха, если бы не одно значительное "но"..

На небе еще плыл месяц, криво усмехаясь своей безупречной улыбкой с синего небосвода, когда в тяжелые двери сначала едва слышно постучали, но не получив ответа и не услышав никакого шума из дома, в щель между косяком и дверью не скользнуло тонкое лезвие кинжала, поддевавшего щеколду. Несколько неуклюжих попыток - и вот уже удача улыбнулась неизвестным, вошедшим в дом. Двое не слишком крепкого вида мужчин проскользнули в дом, затворяя за собой двери и в первое мгновение остановившиеся в нерешительности. Явно не ожидав встретить сопротивления в столь поздний час, они, впрочем, были озадачены, обнаружив хозяйку дома прикорнувшей у окна, а не в постели. Поразмыслив пару минут и повернув головы в стороны третьего, стоявшего за их спинами, они наконец получили от него нетерпеливый кивок и направились в сторону ничего не слышавшей Алдис. Клинок, которым они пользовались , чтобы справиться с немудреной щеколдой, сверкнул в руке одного их тех ребят, что шли первыми, и оказалось достаточно одного ловкого движения, чтобы он оказался у горла хозяйки дома...
Из сна ее выдернули грубо и совершенно бесцеремонно. Еще мгновение назад тяжелая темная пелена лежала поверх всех чувств и мыслей вдовы Голдвин, а в другую чья-то крепкая рука сдернула ее с табурета и прижала слабо брыкавшуюся женщину к пыльному полу. Не различая ничего из-за темноты, Алдис попыталась закричать, но моментально ощутила холод железа у горла - ощущение, которое мало с чем можно было спутать и осторожно сглотнула, стараясь сбросить с себя обрывки сна и слабости. Впрочем, мужчина (а судя по запаху пота и лука, исходившего от него это был именно представитель сильного пола), крепко ухватившего женщину за волосы и теперь прижимавшего ее крепко к половицам, не особо и соседствовал бы тому, что вдова могла хотя бы немного отбиваться. Застигнутая врасплох, она только смогла тихо застонать от боли, пульсировавшей теперь в голове и отдававшейся в виске, где волосы особенно сильно оттянули, и постаралась сфокусироваться на происходящем.
- Ну что, девонька, не ждала гостей так поздно? - раздалось над самым ее ухом и женщина поморщилась от исходившей от незнакомца вони. Тот явно расценил это как положительный ответ на свой вопрос и довольно хохотнул.
- А мы пришли-то, - отозвался второй, носки сапог которого оказались в непосредственной близости от лица Алдис, но хотя она и попыталась отвернуться, его подельник слишком крепко удерживал ее и попытка обернулась резким рывком волос в сторону.
- Заткнитесь, - чей-то третий голос раздался откуда-то из-за спины прижимавшего госпожу Голдвин к полу человека и те послушно заткнулись.
- Я говорил твоему сыну, оборванка, что бы он не совался в моей лес, а? - продолжили третий, - говорил, а? Выпороли даже, побили, но твой гаденыш все равно продолжил туда ходить, дураком меня решил выставить, умный больно, да? Нарожали тут всякого отребья, а потом ходят воруют, страху не знают, - голос явно принадлежал мужчине, заметно молодому, но очень раздраженному и нетерпеливому. Алдис попыталась было рассмотреть его, но что-то знакомое, связанное с охотой конечно же всплыло в памяти. Вигго и тот танн! Соседский благородный мальчишка, который решил проучить ее сына за охоту в ту голодную зиму два года назад. Сам-то он конечно, руки марать не стал, да только мать тогда только чудом смогла выходить Вигго, собрав его чахлое тельце ослабевшее от недоедания и холодов, и не дав единственному сыну Мерры умереть. Но какого дьявола эта троица тут делала?! Неужто ее сын продолжил свои набеги на его угодья и снова попался? И что нужно было этим молодчикам от нее?
- А я ему говорил, говорил!Только разве он послушал? Ну так пуска теперь не обижается, - бледное лицо, перекошенное от злости, мелькнуло в лунном свете, лившемся из окна,но знакомым они, конечно, не было. Дочь старого корабела никогда не интересовалась личностью танна или его детьми, чтобы смотреть и запоминать их лица. Но это, видимо, ей по какой-то неведомой причине все таки придется запомнить.
- Да чего с ней возиться, господин? - прошипел недоумеваючи тот, что прижимал Алдис к полу. - Делов-то..
- Не рассыпайтесь тут жемчугом, эта голодранка все равно не поймет.
- Но бить не стоит, баба все-таки, - отозвался тот, что стоял рядом.
- Да, не марайте руки, господин, - поддакнул его подельник, но то, с какой ухмылочкой тот посмотрел на нее уверенности в хорошем исходе женщине не придало. Холодный узел завязался где-то в районе живота при этой гримасе и жена Мерры Голдвин уже догадалась чем оно все могло обернуться. У женщины вроде нее вариантов было не много и самый простой был самый унизительный.
Ткань треснула с жалобным звуком мужчина, сидевший на ней грубо разорвал корсаж платья, обнажая ее грудь, а таннский наследник с гадкой усмешкой потянулся к ремню поверх своих штанов. Был ли у нее выбор? Выбор был всегда, но Алдис покрепче сжала зубы и одарила ублюдка самым уничижительным взглядом на который была способна. Ее руки, грубо заведенные за голову, держал один из подельников, а второй явно караулили двери.
- Раз твой сынок-ублюдок не понимает по-хорошему, так я ему объясню по-плохому, - процедил мальчишка, возясь с завязками, - а не поймет или чего удумает, то я знаю, что у него есть сестренка. Хорошенькая, пухленькая и явно еще девственница. Ты-то ей и расскажешь как это чтобы сынок подумал дважды прежде чем идти против меня. Эй, держи ее, да крепче, да смотри чтобы не орала, - неловко стягивая вниз свои штаны, наследник местного танна стал опускаться на пол.
Хорошенькое личико Виллы стояло сейчас перед ее глазами и ее дерзки взгляд, которым она одаривала парней. Была ли она еще девственницей или нет, но ни одна мать не хотела подобного для своей дочери, особенно такого первого раза. Злилась она сейчас на Вигго? Нет, потому что мать хорошо знала ради чего  ее сын шел на подобное преступление. Но вот у местного танна сейчас рождался самый большой враг на этой земле, если чудо не помогло бы ей..
А ведь в ее доме, в этой самой комнате спало двое мужчин, которые бы могли ей и отблагодарить, мелькнуло в мыслях северянки, да вот только они-то спали ой как крепко..

+2

14

[indent]У подавляющего (если не у абсолютного) большинства из нас обычно имеется выбор, где и как преклонить голову на ночь. Кто-то предпочитает мягкие перины и подушку в половину человеческого роста, кому-то довольно осознания собственной постели и собственной же крыши над головой (даже если первая будет тоща, а вторая – в дырах), ну а кто-то непременно пожелает смежить веки на чужой груди, то ли считая удары сердца, то ли просто вспоминая особенно яркие моменты, немногим ранее приключившиеся в этой самой постели. Кому-то и вовсе приходится засыпать под открытым небом («и звёздами», как любят добавлять менестрели, «по забывчивости» опуская стужу и дождь, которым, как правило, наплевать, при каких обстоятельствах пробирать до костей и забираться за воротник тяжёлыми и тягучими каплями), ведь даже такая свобода лучше самых тёплых застенков с самой свежей соломой. У большинства из нас обычно имеется выбор, который мы делаем, даже не замечая, сообразно своим предпочтениям и обстоятельствам, что так или иначе вынуждают с собою считаться… но вряд ли кто-то по доброй воле предпочёл бы сон на лавке, когда лавка эта находится в доме знахарки, что незадолго до этого с упоением ковырялась в твоих ранах. И не потому, что Его Самозваная Милость настолько привык к комфорту, что изволил отлежать себе задницу на твёрдых досках, а просто подобных обстоятельств, приводящих к подобному же «выбору» лучше избегать. Пожалуй, с неменьшим усердием, что и виселицы.
[indent]Хотя бы потому, что к лавке в обязательном порядке прилагаются кошмары. Так много кошмаров, что в какой-то момент Джеку даже стало казаться, будто он смотрит уже не собственные, но забытые здесь же предыдущими жерт… подопечными госпожи Незнакомки. И самое мерзкое заключалось в том, что лидер «Скоморохов» отчётливо понимал – всё это сон, игры воображения, да только поделать с этим ничего не мог. Ни проснуться, ни отогнать. Лишь смотреть, добросовестно подмечая особо тошнотворные детали, и молиться всем известным богам о том, чтобы пытка эта скорее закончилась.
[indent]Но то ли слова молитв, не иначе как чудом вырванные из детских воспоминаний, не подходили ситуации, то ли богам было откровенно плевать на Джека (пожалуй, последнее даже сам разбойник счёл бы справедливым, если бы не навязчивость одного из кошмаров, где в том, что осталось от руки, копошились черви) – сновидения продолжались, педантично сменяя друг друга и уже отдавая безумием. Не временным, не призрачным, но самым что ни на есть реальным. Не лучшее «приобретение» для разбойника, который живёт изворотливым умом и неиссякаемым красноречием? Ну, это ещё мягко сказано.
[indent]Сказано. Мягко. Импульсивно. Вкрадчиво. Грубо. С сарказмом. Даже из лабиринта есть выход, так почему бы не отыскать его и во сне? Пусть не сразу, раз за разом ошибаясь на поворотах, но как-то вдруг обнаружить впереди просвет, сулящий выход из этой ловушки, сотканной из стальных нитей боли, серебряных – одиночества и морозного узора тишины за окном. Тишина… пожалуй, её было куда больше, чем остального, и эта неправильность отчего-то вышла на первый план, потеснив пытку кошмарами. Улыбчивый Джек – то ещё трепло! Будучи ребёнком он даже во сне болтал, торопясь поделиться с ночными духами насыщенными событиями оставшегося за порогом дня, так какого, мать его, чёрта он молчит теперь?!! Тишина потворствует кошмарам, кошмары способствуют боли, а значит нужно дать отпор клятой тишине! Что? Стон – недостойно мужчины?.. Терять рассудок и ничего не делать – вот что и в самом деле недостойно! А стон… в конце концов, он тут раненый или кто? Ничего, пускай побегают, посуетятся вокруг Его Милости, чай не развалятся! Особенно госпожа Незнакомка, должная отработать каждую из десяти обещанных ей монет. Не потому, что Джек заразился жадностью, но затем, что так справедливо. Наверное. А если нет, то и леший с ним. Переживёт. Главное, чтобы и он – тоже…
[indent]…Джек не сразу понял, что отблески пламени перед глазами – не продолжение сна, но самая что ни на есть реальность, в которой он таки разлепил глаза и худо-бедно поводил ими из стороны в сторону. Для лучшего обзора следовало бы повернуть голову, но только голова эта никак не желала поворачиваться, недвусмысленно давая понять, что в таком случае жестоко расквитается с ним болью, после которой Джек рад будет вернуться к своим кошмарам. Ну нет, не для того он искал из них выход!
[indent]А для чего? Чтобы издать душераздирающий стон и поставить на ноги это до отвращения мирное сонное царство, в которое превратилось жилище знахарки. Ну конечно, как он мог забыть…
[indent]…и как могло не получиться?! Совесть, которая вдруг пробудилась в разбойнике и помешала привлечь к себе внимание из чувства благодарности за собственное же спасение, определённо точно была не причём. Совесть вообще не часто захаживала в гости к Джеку, полагая его безнадёжным. Тогда что? Ничего. Голос отказывался повиноваться, беря пример с головы. И с тела, что ощущалось разбойником, как нечто чужеродное, приковавшее его к лавке. Нет, так дело не пойдёт! Утром они должны будут убраться отсюда, а значит, тело ему ещё понадобится. И голова. Хотя бы для комплекта, раз уж думать она, судя по всему, разучилась.
[indent]Наверное, Джек прикрыл глаза, потому как отблески пламени вдруг растворились во тьме… и в звуке, столь чуждом, что не привлечь внимания попросту не мог. Скрип осторожно отпираемой двери – хозяева, пусть бы даже помешавшиеся на любви к «нажитому непосильным трудом», так в дом не входят. Да и, как помнилось разбойнику, знахарка не ждала никого, запирая за ними двери. На засов, наверняка на засов, а значит, ночные визитёры уж точно не принадлежат к добрым людям… Проклятие, а вот сейчас богам, проведению, счастливому случаю – без разницы! – самое время вернуть ему голос. Крикнуть, предупредить, разбудить… или же самому притаиться спящим, целиком обратившись в слух. Странное дело, но боль, так досаждавшая Джеку с того самого мгновения, как преследователи нашпиговали его стрелами, на сей раз выступила союзником, неведомым образом обостряя чувства и подстёгивая внимание. Молчи. Слушай. Выжидай. Ну а после… Привкус отчаяния всё ещё ощущался на губах, когда пальцы кольнула слабая судорога.   
[indent]Наверное, Джек всё же тронулся умом, столь искренне радуясь боли, что раскалённым добела металлом медленно потекла по его жилам, дюйм за дюймом возвращая телу чувствительность. Конечно, он всё ещё слишком слаб, чтобы одолеть троих (строго говоря, даже одного будет многовато, но отрицание тем и хорошо, что позволяет расширить границы почти до безобразия) а там… посмотрим, как оно там повернётся. Тем более, что пришельцы не обратили на разбойника никакого внимания, словно тот был пустым местом (а то и вовсе трупом – мало ли, чем там эти знахарки занимаются?..), направившись прямиком к хозяйке дома. Так, погодите-ка… ладно, Джека – тело, распростёртое на лавке с очевидным всякому следами лечения – и впрямь можно не считать помехой, но Чарли и Уилл – эти-то куда подевались? Сбежали, бросив его одного? Нет, они, конечно, разбойники, но не предатели. Быть может, кому-то это покажется смешным: мол, бандиты с представлениями о чести!.. Ну и преисподняя с ними, с этим кем-то, а парни – они наверняка где-то поблизости.
[indent]Как, впрочем, и пришельцы. Довольно бесцеремонные, кстати, что весьма нелестно отзывалось об их профессионализме. Сам Джек, если бы ему, конечно, взбрело в голову угрожать женщине и её детям, сперва обыскал бы дом и убедился, что тело на лавке и впрямь просто тело, а из посторонних –лишь он сам и его…
[indent]…ублюдки. Не нужно было открывать глаз или задавать уточняющих вопросов, чтобы понять, что именно они собирались сделать. Проучить. Наказать. Потешить своё самолюбие. Не потому, что знахарка или её сын и впрямь это заслужили, но просто затем, что они могут. Он может. Самодовольный мальчишка, полагающий, будто мир принадлежит ему по праву рождения, а все люди в этом самом мире созданы лишь для того, чтобы потакать его удовольствиям и слушаться приказов. Сводные сёстры Джека были той же породы, но ненависти к ним он не питал…
[indent]Но лишь потому, что знал – серьёзного вреда эти дуры не причинят. В отличие от этого самоуверенного типа, который мнит, что всё сойдёт ему с рук! А ведь и впрямь сойдёт. Судя по тому, как обращались к нему подельники, мерзавец вряд ли пас гусей и жил через два дома от знахарки. Сынок здешнего лорда? Очень похоже. А ещё похоже на то, что…
[indent]- …по-хорошему тебе не дают, да? – В голосе Джека, прозвучавшего неожиданно громко и чётко, даже послышалось сочувствие. Наигранное и оттого вдвойне издевательское, чего разбойник, собственно, и добивался. Привлечь внимание. Сбить с толку. Выгадать пару мгновений, а после – едва ли не одним усилием воли заставить тело скатиться с лавки.
[indent]Раненое плечо обожгло болью, бок… кажется, в него воткнулся стальной прут. Или кочерга. Не суть, главное – в глазах потемнело. Но своего разбойник добился: всем весом врезался в троицу, собравшуюся предаться изнасилованию аккурат рядом с его, Джека, лавкой, лишая мальчишку равновесия и вынуждая его сообщника ослабить хватку, которой тот наверняка держал госпожу Незнакомку, дабы не слишком отвлекала в процессе. От боли перехватило дыхание, однако не раньше, чем Джек сумел проорать имя Чарли, подкрепив пробуждение парой-тройкой крепких фраз. К счастью, проснулся тот быстро и оценил обстановку верно… ну, как оценил? Бросился в гущу потасовки, спросонья весьма чувствительно зарядив Джеку в живот и выбив искры у него из глаз, после чего, кажется, без особого труда вырубил одного из пришельцев. Такие выводы Джек сделал, жадно хватая ртом воздух, словно рыба, выброшенная из воды аккурат на раскалённую сковороду, и вместе с тем краем глаза наблюдая за мальчишкой (и впрямь угадал – сопляку на вид было лет семнадцать, если не меньше), что на заднице отползал в противоположный от «своей дамы» угол, не озаботившись даже тем, чтобы надеть штаны. Оставалось надеяться, что здешний пол не так хорошо вытерт подошвами, чтобы не расщедриться на пару-тройку заноз. Ну, или на пару-тройку дюжин. Тройку?..
[indent]Трое… их было трое! Так почему же третий не вмешался в потасовку, переломив «ход сражения» в свою пользу? Так испугался раненого, его приятеля и женщины в драном платье, что сделал ноги?! Слишком славно звучит, чтобы быть правдой, а посему…
[indent]- Весело тут у них, да, парни? – Хмыкнул Уилл, любовно поглаживая полено (наверняка спёртое в знахаркином же дворе) и с видом рыцаря, одолевшего дракона в рукопашной, ставя ногу на спину поверженного им врага. Со своего места Джек не мог видеть крови, собиравшейся на волосах бедолаги, но если бы и увидел – какая к демонам разница? - А Нашей-то Милости, кажись, получше, чем вечером, верно, Чарли?..
[indent]«К чему это он?» – Отстранённо подумал Джек, задумчиво разглядывая вполне себе ладную женскую грудь, которую знахарка так и не успела прикрыть тем, что осталось от её платья.

для Алдис

Не придумал ничего лучше, чем «уронить» Вас на пол между столом и моей лавкой. Но если это нарушает композицию (я слегка не в форме, поэтому мог допустить невнимательность) – буду править, только раскладку укажите.
А за весь этот горячечный бред моё Вам традиционное "извините". И не ругайтесь.

Отредактировано Jack (2018-01-14 20:08:56)

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Первое впечатление.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC