Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪

▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
09/12 Зима официально захватила Виризан, оставив своё послание на доске объявлений - не пропустите его и открытие новой сюжетной главы!
01/12 Встречаем зиму новым дизайном. Но не спешите расслабляться, это ещё не все: в преддверии Новогодних праздников мы решили растянуть приятности на весь месяц, так что объявляем декабрь месяцем дополнений, обновлений и маленьких милых сюрпризов. Не переключайтесь.
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре зима 985-986 года]

"Ты пепел, я пепел"
▪ Floriana Rompier ▪
▪ Dario ▪

"Не ходи через лес"
▪ Lind Goldwine ▪
▪ Beatrice Goldwine ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Leila the Thunder ▪
▪ Lir ▪



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Вода и ветер сегодня злы


Вода и ветер сегодня злы

Сообщений 1 страница 30 из 45

1


Вода и ветер сегодня злы
EVERY BREAKING WAVE ON THE SHORE TELLS THE NEXT ONE THERE'LL BE ONE MORE
https://i.imgur.com/LHPgGfq.gif https://i.imgur.com/mPFDWPy.gif
6 ОКТЯБРЯ 985 ГОД. УТРО ● БЕЗЫМЯННЫЙ ОСТРОВ К ЮГУ ОТ СКАЙХАЯ
Rong the Slayer, Edwena Hawke, Leila the Thunder & Chatur the Daring, Lir, Jabal, Ravi, Kureha

◈ ◈ ◈
[indent] Загадочный остров в водах сразу двух морей - двенадцати вод и сакриэльском - бывало, достаточно часто привлекал внимание путешественников и становился местом кораблекрушений, но редко кому удавалось покинуть его, чтобы рассказать об увиденном. Матерым морякам известны его очертания, давно зарисованные картографами, но что-то словно останавливает их от того, чтобы ступить на эти земли - незримое присутствие бога или внутреннее предчувствие? Впрочем, в конце сентября в городе Дандане появился человек, словно одержимый рассказывающий о времени своего прибывания там: говорил, что вся команда его корабля погибла ещё на подступах к острову, а он один проснулся на берегу и, ведомый некой силой, направился вглубь неизведанных землей, где и нашел... кости дракона. Его сочли безумным и это было вполне справедливо, но мнение завсегдатаев той таверны, где моряк вел свой рассказ, изменилось, когда он вытянул свою добычу из наплечной сумки - это действительно были останки древнего чудовища, невероятно ценящиеся мастерами во всех уголках Виризана. Всем было известно, что драконы давно вымерли, но их чешуя и кости по-прежнему оставались ходовым товаром - впрочем, к текущему году их отыскать стало практически невозможно, а потому любые сведения были на вес золота. Мужчина, уходя в снятую им комнату, говорил, что один из богов перенес его сюда, на остров, чтобы спасенный им поделился своим знанием, но на утро... его нашли мертвым, а кости пропали. В последствии половина его скарба попала к Чатуру Дерзновенному, а половина - к Ронгу Душегубу, взывая уже к их жажде наживы.

ОБЯЗАТЕЛЬНО К ПРОЧТЕНИЮ!

[indent] Квест проводится на двух уровнях, идущих параллельно друг другу: группы, условно названные пиратами и торговцами, стартуют в разных частях острова. Участникам квеста высылается карта, часть которой покрыта "туманом войны", который будет рассеиваться в ходе продвижения команд. При каждом открытии новой территории будут отмечены две точки - голосованием внутри группы решается, куда именно она направится: там может оказаться как пустое место, так и опасный монстр/местность или сокровища. В ходе игры торговцы и пираты могут пересечься.
[indent] Наиболее активным участникам данного эпизода, которые будут проявлять игровую активность (скорость отписи; действия и тому подобное) полагается награда. Наименее активные персонажи могут пострадать, так что всё зависит от вас. Следите за обновлением очередности в таблице, в эпизод будет вмешиваться Мастер Игры.

[indent]• пираты: Rong the Slayer, Edwena Hawke, Leila the Thunder & команда.
[indent]• торговцы: Chatur the Daring, Lir, Jabal (NPC), Ravi (NPC), Kureha.

◈ ◈ ◈
[indent] На отпись дается четыре дня — максимальный срок.
[indent] Ранняя отпись дополнительно вознаграждается.

+10

2

На драконьи кости они вышли случайно - так, как это часто и бывает в торговом мире: один шепнул другому, тот передал третьему, и на столь ценный дефицитный товар к четвертому цена уже выросла впятеро. Тем не менее, только услышав о древнего зверя мощах, Чатур не поскупился на деньги, чтобы выкупить все, что смог найти; причем сделал это как можно быстрее - с достаточным количеством звеньев-участников в цепи перекупок, чтобы нужный слух о товаре все же пошел, но не настолько большим, чтобы это стало опасным, в том числе для его собственного кошелька. Теперь стоило немного выждать - дать мельнице слухов сделать свое: повариться чтобы после навариться, как говаривал один его старинный знакомый. Потому что того, что оказалось на руках, к сожалению, было не так уж и много.
Впрочем, бонусом к сумме, на которую он согласился разориться, шло нечто куда ценнее - информация. И какой бы сказкой это ни казалось Фаре, Чатур привык доверять своему чутью, а оно настаивало - они могут достать еще.

Так они и оказались на пути к загадочному и, судя по слухам, смертельно опасному острову на пересечении двух морей. Тогда главной загвоздкой их предприятия казалось время: если о том, что на острове можно было найти драконьи останки, знал кто-то ещё, они должны были оказаться там первыми. Это сыграло с ними свою злую шутку: если обычно Светила могли позволить себе потратить какое-то время на подбор редевшей время от времени команды, то здесь и сейчас, когда время было также важно, как и надежность каждого из моряков, попотеть пришлось всем. В первую очередь, капитану (и снова - снова - его, чатурову, карману).
Чатур, тем не менее, все также полагал, что, доведи они кампанию до победного конца, оно будет того стоить.

Удивительно, но команду они донабрали быстро. В одном из портов даже повстречали северянина, который резко отличался отчего-то от прочей своей братии наемных моряков. Высокий и статный, с чарующим на редкость голосом и блаженным временами, по словам капитана, взглядом, он даже двигался иначе, хотя искал работу именно здесь - в одном из морских портов. Лир, представился он. Чатур, движимый по большей части любопытством (и - немного - глазами), уговорил Фару взять мужчину на борт, и с тех пор старался не сводить с него глаз. Было в нем что-то иное - оно вертелось в голове неосязаемой никак мыслью и мучительно не шло на язык, но продолжало дразнить чатуров интерес. В общем и целом, море скучать не дало.

Чем ближе они подплывали к искомому острову, тем сильнее жег Чатура азарт. Ирадийца и без того порою было слишком много, но последнюю неделю плавания от купца устали, кажется, решительно все - начиная с привыкшего уже к его выходкам личного состава и заканчивая котом, который предпочитал теперь самые темные углы трюма. Пыл его смог умерить лишь остров, показавшийся, наконец, в зрительной трубе навигатора далеким и обманчиво прекрасным оазисом. Тут решительность и деловой настрой взяли свое.

В первичную экспедицию было решено отправить небольшую группу. Им хватило одной шлюпки, чтобы высадиться на берег: вместе с Чатуром и Фарой отправились Куреха, уж больно заинтересовавшаяся местной флорой, Джабал, Рави и двое матросов, среди которых оказался и загадочный Лир. Вся эта честная пестрая компания и собралась, вытащив шлюпку на берег и спрятав ее среди камней, вокруг Чатура. Он же, уперев руки в боки, изучал широким взглядом берег, стоя по колено в воде.

- Каков план, Дерзновенный? - хмыкнула оказавшаяся рядом капитан. У нее всегда был собственный план, и план хороший - на то Фара и была капитаном Светил, но она слишком хорошо знала Чатура, а годы сотрудничества научили обоих, что окончательный вариант действий так или иначе будет компромиссом между капитаном корабля и его своенравным владельцем. Впрочем, купец был благодарен ей за то, что скепсис свой Фара ограничила лишь сарказмом в голосе.
- Нам нужно вглубь острова, так что смысла тратить время на обследование берега я не вижу. Вперед?
- Здесь недалеко есть небольшая речка, - подал голос Джабал. - Мы можем двинуться вдоль воды.
- Вот и решено, - кивнул Чатур.
- Ты, - ткнула Фара в сторону Лира, второй матрос оглянулся на него. - Ты ведь с севера. Знаком с местной природой? Если увидишь что-то, о чем стоит сказать, не молчи.

Чатур перехватил поудобнее древко верного копья и поправил заплечный мешок. Пора.
[AVA]http://virizandreams.rusff.ru/img/avatars/0019/1d/c8/74-1508506071.jpg[/AVA]

Отредактировано Chatur the Daring (2017-11-01 13:43:05)

+11

3

Пират должен быть легок на подъем, особенно, если речь идет о крупной добыче. Но то, с какой скоростью "Бездушный" был приготовлен к плаванью после памятных событий в трактире, поражало воображение. Стоит ли объяснять, почему Душегуб торопился первым отплыть на тот самый остров? Впрочем, еще до отплытия произошло несколько немаловажных событий. Бедняга, взволновавший весь остров своими россказнями о чудесном острове с несметными богатствами в виде останков древних драконов получил свое, а его "доказательства" похитили, и даже наместник Ливея понятия не имел, кто за этим стоит. Впрочем, через несколько дней часть имущества незнакомца все же всплыла в местной лавке, куда ее пытались продать. Лавочник оказался на редкость болтливым и растрепал, что, мол, пришел какой-то хмырь и продает кости до кожу драконьи. Меньше чем через час эта весть через осведомителей, коих в Дандане было не мало, дошла до Душегуба, а забрать товар у торговца не составило ни малейшего труда. Особенно после того, как тот увидел обнаженные клинки матросов Ронга. Но на этом сюрпризы не кончились: на следующий день после экспроприации товаров лавочника к Душегубу заявилась Эдвена Хоук. Эдвена командовала "Морским драконом" уже не первый год и успела прослыть отчаянным и жадным морским волком, но почему она предпочла сотрудничать с Душегубом, вместо того, чтобы ввязаться в гонку за сокровище? Предположений у Ронга было несколько, но наверняка сказать он не мог. Так или иначе, Эдвене было известно и про остров, и про драконьи останки, что достались наместнику Ливея, и ей удалось навязаться в путешествие к острову, ссылаясь на опасности в пути и помощь, которую она сможет оказать. Сказать по правде, Ронг опасался, что в случае его отказа Хоук может решиться отправиться за сокровищами в одиночку, а конкуренты ему были совсем ни к чему. Убивать женщину Ронг не хотел, и потому пришлось согласиться на ее помощь. Решено было, что "Бездушный" Душегуба и "Морской дракон" Эдвены вместе возьмут курс на безымянный остров, а после капитаны вместе высадятся на него.
Прошел месяц. Осень только вступала в свои права, а потому пиратам удалось избежать сильнейших штормов, характерных для ноября-декабря. Плаванье прошло на удивление спокойно, и лишь когда ранним утром на горизонте возникли очертания скал неизведанного никем доселе острова, среди матросов Ронга возникло едва заметное напряжение. Им предстояло высадиться в неизвестность, но что лежало в глубине этой Terra Incognita? Обменявшись условными сигналами, корабли встали на якорь: не желая рисковать своими судами, оба капитана уговорились проделать последний отрезок пути на лодках, взяв с собой лишь несколько человек для безопасности. С Ронгом отправились трое, стоившие по мнению самого Душегуба, целой армии: силач Салах, Аюш Копье и Назир, один из немногих, кому удавалось выстоять в бою против Ронга больше двух минут. Все они ходили в дальние походы за горизонт к южным морям, и каждому из них Ронг доверял настолько, насколько вообще можно доверять пиратам.
Они прибыли на остров первыми. Солнце уже встало, береговая линия просматривалась вполне сносно, но ничего подозрительного пока не было видно. Оттащив лодку подальше от воды, четверо пиратов молча ждали "компаньонов". И те вскоре появились.
- Утро доброе, Хоук. Ты просилась плыть со мной на этот остров, и вот мы здесь. Но мы не знаем куда идти, не знаем, есть ли здесь кто-то или что-то живое, нам придется идти вслепую. Поэтому пусть твои девочки, - Ронг насмешливо кивнул на сопровождавших Эдвену матросов, - Пусть твои девочки будут готовы драться, с чем бы мы тут не встретились.
Правильнее всего было бы осмотреться с какой-нибудь возвышенности, не потеряв при этом ориентиры. Ожидая прибытия Эдвены, Душегуб успел приметить то ли большой ручей, то ли маленькую речку, впадавшую в море и вытекавшую откуда-то из глубин острова.
- Нам надо осмотреться. Наверняка здесь есть горы, холмы или хоть что-то, похожее на возвышенность. Я предлагаю идти вглубь острова по этой речке, - пират ткул пальцем себе через плечо, - Если ни у кого нет возражений - выдвигаемся, надо успеть до темноты продвинуться как можно дальше.
Договорив, Ронг повернулся спиной к морю и зашагал в указанном направлении. Было еще кое-что, что он не озвучил, но о чем не переставал думать:
- Надеюсь, Хоук, ты не попытаешься взять больше, чем я буду готов тебе отдать. Слишком уж это поганое место для драки с тобой...

+10

4

Хоук обратилась к Ронгу за помощью по одной простой причине - она не понаслышке знала, какие напасти таят за собой поиски сокровищ. В прошлый раз у неё было больше, чем рассказ выжившего из ума старика и рисунок карты на куске парусины, но она едва не отправилась на морское дно вместе с кораблем и командой. Сотрудничество с самым властным и жадным пиратом островов было делом не менее рисковым, чем вслепую плыть через рифы и острые подводные скалы, но Эдвена по крайней мере знала, что от Душегуба можно ожидать. В том, что кости дойдут до наместника Ливея в кратчайшие сроки капитан не сомневалась, поэтому не теряя времени отправилась к тому с визитом и предложением о взаимовыгодном сотрудничестве, перехвати она древние останки раньше Душегуба и отправься в плаванье сама, кто знает, что было бы страшнее - живой дракон или оставленный с носом Ронг. В конце концов наживать себе новый врагов Хоук не хотелось, особенно таких злопамятных и влиятельных, достаточно было и старых.
- Не выпускать “Бездушного” из виду. - Гаркнула капитан впередсмотрящему, после чего развернулась к команде и кратко подозвала к себе Киару и еще пару матросов Масира и Равида. Маг-провидец с навыками врачевателя явно не будет лишним в опасном путешествии по неизведанному острову, что ощетинился скалами на незваных гостей, ровно как пригодятся и несколько пар сильных рук. Рида Хоук оставила за главного, наказав следить в оба и за морем и за сушей, кто знает, что на уме у пиратов “Бездушного”, в их мире не всегда можно довериться собственной матери, о чем старпом ”Морского дракона” прекрасно знал и сам, поэтому указания были чистой формальностью. Быть готовыми к отплытию в любой момент, ждать условного сигнала, если нужно будет отплывать без капитана и отправить поисковый отряд через условленное время, если они не вернутся.
Едва "Морской дракон" оказался на достаточном расстоянии для спуска шлюпки на воду, Эдвена быстро перепроверила свое снаряжение, особенно - насколько легко из ножен выходит сабля, и только после этого покинула корабль со своим скромным сопровождением.
- Неужели там тухнет цельный дракон, капитан? Не удивительно, что сюда никто не плавает, представьте, как он воняет? Такая туша-то огроменная. - Трескотня Киары успокаивала, девушка крайне бурно жестикулировала, едва не раскачивая узкую лодку и вызывая неодобрительные взгляды матросов, но Хоук находила это забавным. -  А это правда, что драконы всю жись золото собирают и сидят потом на нем? Уууу, а если он прям на золоте своем издох? Мы туда все равно полезем? Оно же все небось провоняло.
- Сначала надо до этого золота добраться, если что самое вонючее отдадим Ронгу. - Эдвена не выдержала и усмехнулась.
Оказавшись на берегу лицом в лицу с временным партнером по мероприятию Хоук коротко кивнула в знак приветствия, а памятуя о решении отдать ему все самое “вонючее” золото даже не стала огрызаться в ответ на колкость, кинув предупредительный взгляд на подобравшихся матросов и нахмурившуюся Киару, которая, кажется, принюхивалась.
- Мои девочки готовы драться, прикроем если что твою дрожащую задницу, не переживай. - Сделав выразительный финт бровями и выдав еще одну усмешку, Эдвена принялась осматриваться. Река это хорошо, пресная вода лишней не будет, кто знает, сколько им придется плутать, провизии может не хватить, и если еды добыть будет не сложно, то в водой могут возникнуть проблемы. - Хорошая мысль, пошли.
Двинувшись следом за Ронгом, Хоук подала знак своим не отставать, а едва они дошли до узкого ручейка, послала одного из них проверить насколько вода пригодна в пищу.

Отредактировано Edwena Hawke (2017-10-30 12:24:23)

+11

5

Мужчина касается отполированной поверхности фальшборта, гладит дерево, как гладил бы коня по гриве или дружелюбного пса по загривку, мягко и ласково. Славный корабль, славный. Лир все никак не переставал удивляться собственному счастью и везению. Месяц назад он и вообразить себе не мог, что взойдет на борт морского судна, а уж подобного «Тысяча светил» — мечтать и не смел. Не иначе как кто-то свыше все еще наблюдает за ним и благоволит, подбрасывая подобные дары судьбы. Путеводная звезда над головой проклятого жреца еще не скрылась за непроглядной пеленой грозовых облаков. Пускай саднит прорезающаяся сквозь кожу чешуя, а пребывать вне водной стихии становится все тяжелее, но ничего пока не потеряно. Все ещё можно исправить. И Лир сделает все возможное и невозможное, чтобы все исправить.

С момента принятия жреца в команду едва ли прошла седмица. Он знал — будет трудно, временами даже очень и в душу станет запускать корни затаенная мысль о том, что нужно сыскать иной способ, иную дорогу для исцеления. Но это все пустое, секундное помрачнение и человеческая слабость. Лир никогда не чурался тяжелой работы. На корабле он принялся трудиться наравне с другими матросами, не пытаясь отлынивать или делать что-то вполсилы. Он с невиданным рвением стал вбирать-впитывать в себя новые знания да навыки. Бездельников нигде не любят. Лир не желал, чтобы госпожа капитан и ирадийский купец разочаровались в принятом ими решении. Они могли нанять кого-то более опытного, кого-то более привычного к жизни на корабле, но они отчего-то остановили свой выбор именно на нем. Мужчина благодарен за предоставленный шанс, и он его не упустит, постарается распорядиться им с умом.

Ладони очень скоро стали покрываться новыми мозолями. Прибавилось сноровки и даже выносливости. Сам же Лир стал постепенно привыкать к новому распорядку, к новым людям, к кубрику, в котором отдыхал бок-о-бок с другими матросами. Северянин вскользь слышал и о первостепенной цели, с которой плыл корабль и его команда. Драконьи кости значит, да? Он склоняется над своей работой и размышляет о том — скрывается ли в чащах этого безымянного острова нечто большее. Что-то внутри подсказывало — да. И вряд ли бы бывалые моряки да торговцы снарядились в путь, если бы их чутье не вело к этой неизведанной земле, отколотому куску Севера.

Мужчина отвлекается от работы и чуть удивленно вскидывает брови, когда слышит свое имя среди тех, кто сходит на берег вместе с капитаном и Чатуром.

Чатур.

Вот к чему он все еще не до конца привык, так это к звучанию имен островитян. Одни перекатывались на языке медовой сладостью, некоторые же обжигали рот пряностью, остротой неизвестных дурман-трав. Для Лира многое, если не все, стало в новинку на палубе «Тысяча светил». Он покинул привычные ему рамки, оставил жизнь в храме с её укладом. Команда подобралась разношерстная-разномастная. Нужно было привыкнуть к ней, понять её. Жрец слушал чужой язык, примеривался к нему и думал о том, что ему не помешает выучить хотя бы самое основное, потому что иногда понимать некоторых моряков приходилось исключительно по мимике и жестам.

Разведывательная экспедиция высаживается на берег, когда небо только-только начинает рассветать, а по краям ещё тлеет ночная мгла. Лир терпеливо ждет, когда капитан и купец согласуют их дальнейший путь.

— Ты ведь с севера. Знаком с местной природой? Если увидишь что-то, о чем стоит сказать, не молчи.

Он ловит на себе нечитаемый взгляд Фары и утвердительно кивает.

Слушаюсь, госпожа капитан.

Проклятый бегло осматривает пейзаж острова, который в тот же миг колет разум воспоминанием о родном береге Силкхорна столь же похожем, сколь и далеком. Лир отгоняет прочь бередящие душу образы. Касается верного кортика на поясе, проверяет прикрепленный ремнем боевой топорик и твердым шагом направляется следом за их небольшим отрядом.

Отредактировано Lir (2017-10-29 15:38:15)

+11

6

Лейла грезила о приключениях с десяти лет. Настырное дитя. Удивительно, что она до сих пор отмеряла шагами сушу, но не в этот раз. Нарезая круги в порту, краем глаза она приметила, что "Бездушный" в темпе задорного танца снаряжают в плавание. Подслушивая, подглядывая, девица прознала про загадочный остров и ворох драконьих останков. Тут даже магические способности не требовалось использовать, язык без костей до края земли доведет. Находчивая Лейла сперла шкатулку с цветастыми цацками косившими под драгоценные украшения у одной из девок мамкиного заведения. Сунула их молоденькому матросу из команды Ронга, попросив тайно провести на корабль. Предварительно обаятельно улыбнувшись и заверив его рассказами, что от Душегуба ему ничего не прилетит и он обрадуется завидев её на острове. Расцветет как лотос по лету! Поверил, нет? Змий его знает, но девицу с наступлением сумерек перед ранним отплытием умудрился провести без посторонних свидетелей. Авось надеялся, что обломится чего, мать её Бахиру не знал только безногий, глухой и не мужчина вовсе, а этот удалец имел при себе все атрибуты мужественности. Отвел Лейлу в самый дальний угол трюма, заставленный пустыми деревянными ящиками и бочонками, которые потребуются на острове, чтобы распихать добычу.
Матрос устроил девице ложе, организовал ночной горшок и украдкой таскал еду во время плавания, чтобы она не в чем ни нуждалась. Гром притихла в своем укрытие, в основном весь путь проспав, накапливая силы и радуясь, что фортуна на её стороне. Лейла убедила себя, что на этом загадочном, туманном острове её ждет что-то особенное. Остров зовет, она словно ощущает его зов. Остров скрывает секреты, таясь за магической поволокой и не желая открываться каждому встречному. Дед в своих записях описывал похожие места. Такие места затягивают людей словно в бездонную яму. Лейла даже подумывала, что отец мог попасть в подобную местность.
Пару раз девчонке перед сном удалось настроиться, чтобы выйти из своего тела незримым человеческому глазу духом на палубу судна. Она нагло подслушивала разговоры Ронга с его людьми и дальнейшие планы по прибытию на остров. Как только "Бездушный" достиг очертаний искомого пункта назначения, встав на якорь, появился матрос, помогавший Лейле всю дорогу, шкрябая по деревянному ящику ножичком и заставляя спящую красавицу открыть свои ясные очи.
- Приплыли, прошу за борт, моя принцесса! - усмехнулся молодчик.
- Уже иду, - кивнула Лейла, вдевая кожаную суму на пояс и закрепляя на талии. Она предусмотрительно надела простую тунику поверх льняных штанов и сапоги. Захватила с собой накидку. Все это она раздобыла перед плаванием у мальчишке торговца. Поднявшись на ноги, Лейла резко схватилась за ящик, подумав, что корабль падает, но ничего подобного. Это её собственные ноги подвели, девицу штормило, но она мужественно решила не сдаваться, пытаясь выпрямиться. Матрос рассмеялся, - отойди!
Она со всей силы как только могла пихнула своего помощничка и отправилась преодолевать остальные препятствия. Выбравшись на палубу она чуть не ослепла от дневного света и теперь оказалась обнаруженной всей остальной командой пиратов. Никто не ожидал такого поворота. Смятение на лицах, на некоторых особенно было написано, что сейчас челюсть потеряют. Пока они замешкались сей факт сыграл на руку девчонке, она не долго думая в приказном тоне выкрикнула.
- Спустить шлюпку на воду! Живо!
О, нет, конечно, никто не стал этого делать. Все еще больше напряглись и растеряли свои челюсти окончательно, но девица уже пересекла палубу оказавшись у борта корабля. Нашелся видать кто-то здравомыслящий, извергнув глубокую мысль "Это дочь Бахиры! Ловите её, закроем в каюте до возвращения Ронга!". Только поздно они спохватились, Гром рисково плюхнулась в воду, поплыв к берегу. Достигнув суши, она сбросила сапоги, подхватила их в руки и по следам побежала искать Ронга с остальными.

Отредактировано Leila the Thunder (2017-10-29 17:36:11)

+11

7

http://s7.uploads.ru/dSTfM.png

Герои, сделавшие первые шаги вглубь неизведанных земель, уже спустя полчаса после начала пути будто бы ощутили на себе чей-то незримый тяжелый взор, который одних довел до прореженной рощи у подножья гор, а других - погнал вверх по реке, струящейся вдоль густого леса. "Домой, домой", - стучали их сердца, но мятежный дух заставлял идти вперед и не смотреть назад, где всё казалось таким родным и знакомым.

http://sg.uploads.ru/KPDjh.png

Пираты были теми, кого позвали горы, их серые хребты, покрытые редкой растительностью, устремляющиеся в небо, будто бы вростая в сталь небес. Даже у самого подножья виднелось несколько входов в пещеры, вполне подходящих для того, чтобы туда прошел человек или кто-то крупнее, но выше их - гораздо, гораздо выше - зоркий глаз мог заметить нечто вроде гнезд. В тот самый момент, когда с высоты послышался пронзительный крик, походящий на птичий, в воздух взмыло существо.

0

8

Чем дальше от берега они уходили, тем больше хлюпало у Чатура в сапогах. То не было такой уж новинкой в копилке опыта ирадийца, да и решение направиться вдоль воды было без сомнения умным, вот только приятнее чертова сырость - в качественных кстати сапогах - оттого не становилась. Впрочем, обычно взбалмошный и так часто капризный в мельчайших деталях купец продолжал упрямо продвигаться во главе их маленького отряда, не проронив с момента высадки ни единой жалобы, и это, пожалуй, было самым ярким показателем того, насколько Чатур был настроен на результат. Он умел при необходимости терпеть неудобства - не любил, но умел, и ни вымокшие сапоги, ни цеплявшиеся за походный костюм проклятые, проклятые колючки не были способны поколебить его решимости.

Молчать долго он, правда, все равно не умел. Как только глаза попалась светлая макушка их нового моряка, Чатур дождался, пока они поравняются, и кивнул Лиру:
- Я слышал, Чайим помог тебе с изучением языка? - спросил он на родном наречии. Северянин действительно стал заметно увереннее в речах - своих и чужих.  На корабле это было бесспорно важно, но Чатур тешил и собственные надежды на обратный путь, обремененный радостью победы, а не предвкушением и подготовкой к походу, и общение с загадочным светлоголовым наемником, на языке которого неродной ирадийский перекатывался столь новыми звуками. - Рад, что у вас получилось. Может, мне надо подбросить капитану идею о том, чтобы сделать юношу толмачом. - он рассмеялся, глядя вперед. Мальчишка и без того частенько выполнял эту роль.

Через некоторое время Чатур снова заговорил - уже со всеми.

- Умиральный остров - так я зову его теперь в голове, - поделился он. - Есть у звериной породы, почуявшей скорую смерть, привычка уходить умирать в одиночестве. - И не только у звериной, подумалось Чатуру. - Такое случается не так часто, думаю: умирать от старости - роскошь и наказание людей. Но ведь речь о драконе.

Он отцепил от рукава новую колючку.

- Так вот, я очень надеюсь, что наш дракон пришел умирать сюда от старости., - продолжил Чатур с мрачной веселостью. - Потому что я не очень хотел бы столкнуться здесь с той тварью, что могла убить его здорового и в расцвете сил.

Мысль эта крутилась в его голове давно и, зная команду, возникла не у него одного. Они понимали риски, на которые идут, отправляясь в это путешествие: кто-то за деньги, кто-то из любопытства, жажды наживы или приключений. И всё равно прозвучавшее, наконец, вслух опасение как будто стало реальнее. Чатур почувствовал холодок, взбежавший по спине.

- Умиральный остров, точно вам говорю.

Отредактировано Chatur the Daring (2017-11-05 01:40:02)

+9

9

Лир все же не был до конца привычен к жизни в море, на корабле, а потому был искренне рад оказаться на суше, ощутить твердую почву. Но радость была недолгой. Их дорога вилась лентой вдоль полноводной реки, и очень скоро влажная земля начала расползаться под ногами исследователей, засасывать не хуже болотной трясины. Мужчина надеялся, что его проклятие еще не достигло той стадии, когда обращение начинается от малейшего соприкосновения с водой. Иначе все пропало. Стараясь ничем не выдавать своего волнения, он молча двигается бок о бок с плечистым Джабалом, по-лисьи вертким Рави и грациозной Курехой, от взгляда на которую отчего-то вдоль позвоночника неизменно пробегают мурашки.

Голос темноглазого купца вырывает жреца из пучины мрачных дум, срывает с сознания шлейф отрешенности.

Я слышал, Чайим помог тебе с изучением языка?

В устах Чатура родной язык Лира приобрел какую-то особую мягкость, плавность, тягучесть. Он лился патокой и первые слова на мгновение даже почудились северянину незнакомыми.

Чайим очень терпеливый и талантливый учитель. Думается мне, он сможет научить говорить любого даже на самом мудреном языке.

На искристый смех мужчины Лир позволяет себе подобие улыбки краешком губ. Он пытается быть вежливым по отношению к новому члену команды? Это необычно, даже для мест откуда родом певчий. Его Богиня говорила о терпимости друг к другу, о проявлении внимания и сочувствия даже к незнакомым-малознакомым людям. Но немногие следовали её заветам — предпочитая свои одиночные раковины и коконы, через которые порой невозможно пробиться никому и ничему.

Они пробираются все дальше вглубь острова и что-то незримо нависает над ними, обступает со всех сторон. Лир прислушивается к звукам вокруг — ветру, шелестящему в кронах, снующим меж корней грызунам, негромким птичьим голосам. Все привычное, но что-то упрямо не дает покоя. Жрец думает о том пригодятся ли в нынешнем походе его способности и помогут ли хоть сколько-нибудь им.

Под ногами пузырится топь.

Лир вслушивается в голос Чатура, ловит незначительные перемены в его звучании. До него неожиданно доходит мысль, что люди рядом с ним, несмотря на всю свою матерость и закаленность — боятся смерти, как и все. Неизвестно что их поджидает дальше, что таится в тенях этого острова. Риск попросту не вернуться обратно на корабль есть у каждого.

Как корабль назовешь, так он и поплывет. Как остров назовешь, такую судьбу ему и напишешь. Сказал Умиральный? Он впитает в себя силу этого слова, порастет ей, как гнилью, которая распространится всюду, заполонит собой каждую борозду, отравит почву и воду.

Отредактировано Lir (2017-11-01 22:36:38)

+9

10

[NIC]Jabal[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/vqXyT.gif[/AVA][SGN]http://sa.uploads.ru/P25VG.gif http://sa.uploads.ru/RzyN0.gif[/SGN]
Когда Джабал впервые услышал про драконьи кости, полубезумного скитальца и какие-то еще сказки, он рассмеялся и продолжил обгладывать куриную ножку, потому что обед был вот оно, перед его глазами и пах он вкусно приправами, а всякими байками только свет полнился. Он даже не особо обращал внимание на то, как заинтересовался этим Чатур, как скептически к этом отнеслась Фара, потому что честно думал, что они это вот сейчас обсудят, подумают, обсудят еще раз и займутся какими-то другими делами, более важными и простыми. Именно поэтому он, наверное, и растерялся, когда капитан, мрачно глядя на него, отчеканила, что они собираются и отплывают на север в поисках костей, жил и всего того, что могло остаться от дракона. Лучше бы, тяжело вздыхая и собирая вещи, говорил коту Джабал, еще не успевший загореться идеей и разбудить в себе внутреннего авантюриста, они присоединились к Ронгу и стали пиратствовать: так тебе и приключения, и идти далеко не пришлось бы. А север что? Некрасивый, холодный, еда там не вкусная и бабы некрасивые, куда им до здешних чаровниц, эх!..

Впрочем, на корабле свыкнувшийся с неизбежным, Джабал втянулся и с нетерпением ждал, когда же они окажутся на берегу, потому что ему отдельно надоело долго находиться на корабле, особенно тогда, когда впереди должно было быть невероятное приключение, а отдельно из-за нетерпеливости Чатура, который, казалось, готов был к концу путешествия выпрыгнуть за борт и отправиться к острову вплавь. Глядя на Дерзновенного было сложно не загореться также, как и он, но пыл уже самого Джабала несколько остужала Фара, едва ли не единственная на корабле, кто все еще не видел ничего хорошего или полезного во всей этой затее. Ее он попытался переубедить, но одного взгляда хватило для того, чтобы он вместе с котором пошел действовать на нервы Курехе, подтрунивая над ней на тему сочетаемости шелков, ее трубки и северных островов.

Не закончились его прибаутки и тогда, когда они оказались на суше и начали свой путь вглубь острова, двигаясь, как и предложил Джабал, вдоль реки. Небольшой разномастной командой, в которую вошла и скептичная Фара теперь, кажется, настроенная откопать дракона и найти его любым способом, раз уж они проделали сюда такой путь, они зашагали прочь от берега вперед, к неизведанному. Несмотря на то, что вокруг хватало тех, с кем можно было почесать языками, начиная с обычно говорливого Рави и заканчивая взятым на борт северянином Лиром, пристать мужчина решил к Курехе.

-Слушай, слушай, Куреха, а что ты будешь делать, если нам придется плыть или идти по грязи? То есть не по вот этой вот слякоти, - махнул он ручищей себе под ноги на влажную землю, в которой, чем дальше они шли, сильнее начинали вязнуть ноги, - А по самой настоящей грязи? Или мне тебя придется как ценный груз нести на руках?.. А, придется-таки? Чего ты на меня так смотришь? - Несмотря на болтовню и пререкания с Курехой, он не забывал посматривать по сторонам и вслушиваться в происходящее вокруг. Остров был незнакомый и неприветливый, ему совершенно не нравился, но жаловаться было глупо. Он только мог украдкой думать о том, что дома все теплее и лучше, и напоминать себе о том, что если они вернутся не с пустыми руками, его ждет несколько дней веселья, ради которых можно и попотеть.

Когда заговорил Чатур, неожиданно мрачно и пугающей, Джабал поймал взгляд Курехи и кивнул на Дерзновенного, мол, дай ему свою трубку, что ли, курнуть, пусть приободрится. Поначалу он даже не знал, что сказать, но, когда Чатур закончил, кашлянул, решив хоть как-то развеять обстановку.

-Да ладно тебе, этот остров куда дружелюбнее чем... ну не знаю, Фарей, где раньше жила одна из твоих сестриц. Уж лучше иметь дело со зверьем, чем старыми счетоводами, которые так и хотят снять с тебя последний штаны и пустить по свету, - он потянулся и хрустнул шеей, глянув на верх, на небо, которой здесь было какого-то непонятного серо-голубого цвета. - Да и вообще, дракон мог сюда и не с жизнью прощаться прилететь. А так, передохнуть, только кто ж знал, что его подружка-драконица вроде нашей Курехи даст ему слишком много веселого порошочка?.. И я вот что думаю, если уж говорить о веселье: не нравится мне тут земля, вязнем. Может на восток сдвинемся? Не совсем отойдем,
но все же.

Пугаться несмотря на ситуацию Джабал не желал. Ему хотелось вернуться - вначале на корабль к Мойше, а потом и на остров. Хотя бы потому, что его скелет вряд ли был вписывался сюда. Он, конечно, был мужчиной крупным, но уж куда ему до дракона-то.

+9

11

[NIC]Ravi[/NIC][AVA]http://s4.uploads.ru/Rs1Zw.gif[/AVA]«Дракон? Та самая огромная зеленая штука, с непробиваемой чешуей, гигантскими крыльями и плохим запахом изо рта? Мать вашу, вы сейчас не шутите, да?» Рави пытался прикинуть на какой стадии сумасшествия находились члены его команды, которые пытались убедить остальных, в том что на столе лежат подлинные кости мифического чудовища. Их облапошили как наивных детей. Честное слово. У него есть еще шанс их спасти? Ну нет, кажется нет. Болезнь уже добралась до центрального нерва организма и паразитировала мозг. Какое еще объяснение подойдет тому, что он променял палубу своего «прекрасного, быстрого и самого лучшего» друга на жесткую жердь в этом смешном пародии на бороздящие волны посудины. Дерьмовая затея. Но разве его кто послушал?

Успешная высадка на берег еще не обещала успешной кампании. Рави с остальными оттащил шлюпку к камням и любовно занялся ее обустройством там. Все-таки как не проигрывала своим большим собратьям эта крошка, ей еще предстояло доставить их назад.

— Я все проверю и нагоню вас, — является ли причиной его излишней дотошности желание как можно дальше отсрочить встречу с тем, что их ждет в середине острова?

Рави проверил крепления и напоследок оценил надежность данного укрытия. Последний член команды уже скрылся за деревьями и мужчина поспешил за ними следом. Черта с два он останется на этом забытом клоке суши один. Нагнать своих искателей было не сложно. Они то уж точно не заботились о местной флоре и фауне, что каждый раз страда при появлении человека. Да и растительность в этой части оставляла желать лучше. А вот и голос Джабала, который травил свои нескончаемые шуточки.

Рави предпочел остаться в конце группы. Он наступил несколько раз ногой в грязь, от чего пытался отряхнуться, но через пару сотен метров понял, как провальна это затея. Выбранной ими путь обещал скоро привести их какое-нибудь дохлое болото. Ох, не удивится он, если там и нашла свою кончину эта громадина. Если она вообще существует. Чего ведь только он не видел в своей жизни, подумаешь е этой прибавится еще и дракон.

— Не знаю как все, но я поддерживать славу смертника этому острову сегодня не планировал, — подал голос Рави, закончив осматривать оставшуюся позади их, — могу предложить эту роль Джабалу, его кости точно украсят коллекцию больших и тупоголовых особей этого места, — инженер усмехнулся и подмигнул Джабалу.

— Хотя нет, беру свои слова назад. Здоровяк дело говорит, вдруг еще для чего пригодится, — нарываться лучшее, что он умел. Да и нужно было разрядить всю эту тяготеющую обстановку. — Я предпочту стоять на прочной земле, если на нас что-то решить напасть. Так что поддерживаю идею сдвинуться, — приходилось говорить громче, чтобы услышали те, кто оторвался вперед.

Неожиданный звук заставил Рави дернуться за рукоятку меча и резко обернуться в сторону источника шума. Ан нет, всего лишь птица, что устала наблюдать за их жалкими попытками найти здесь какие-то сокровища. Рави был согласен с ней. Кучка идиотов. Не к добру эта тишина, не к добру.
[SGN]http://s3.uploads.ru/NFe6g.gif

[/SGN]

Отредактировано Rhys Brand (2017-11-02 18:24:12)

+10

12

Куреха убрала от лица волосы и прищурилась. Она не слукавила, вызываясь на берег: ингредиенты для снадобий лекарь по возможности собирала своими руками, но северные травы обычно приходилось покупать - Светила редко забирались так далеко.
Вместе с тем Куреха метила куда выше в своих амбициях - она была представительницей ливейской медицинской традиции, немноголюдной, но крепкой и хитрой. На побережье Черного пролива селились знахари, снимавшие первые сливки с добычи в Минже. Не пиратской, нет - охотничьей.[ava]http://s6.uploads.ru/41mzP.gif[/ava][NIC]Kureha[/NIC]

На ее шее вот уже много лет висел кожаный шнур с изогнутым когтем с палец величиной - иссиня-черным у острия, огненно-рыжим у корня. Подарок охотника, который лишил ее невинности на чердаке аптеки, где Куреха ходила в ученицах первые пять лет своей жизни вне семьи. Сейчас она позабыла того мужчину (молодого, как поняла позже, хотя его старили шрамы) - помнила только зеленовато-голубые глаза и что дождь барабанил по крыше в тот штормовой день. Охотник скоро умер, говорили, половину его живота тварь выжрала на месте. А наставник прогнал Куреху за распутство - правда, парой лет позже…
Она не понаслышке знала, что редких тварей сложно переоценить.
У лучшего знахаря в Ксу была крошечная склянка со снадобьем, в которое, по его словам, входила толченая чешуя дракона. Он хранил ее в шкатулке завернутой в бархат, и порошка там было с ноготь. Лекарь брал этой целебной пыли на кончике спицы и разводил в родниковой воде, продавая полученный состав за баснословные деньги. Черт знает, может, он выдумывал. Но Куреха была склонна считать, что нет.
Старый хрыщ был порядочной скотиной, задирал цены, без стеснения оскорблял учеников и водил в дом дешевых женщин, но никогда не мошенничал, когда речь шла о его искусстве. Похвалялся, что сам Ронг Душегуб обязан жизнью его лекарствам. И лично Куреха вполне допускала, что это так.
Все равно старикашку она терпеть не могла.

Но драконьи кости... Восемь тысяч Отражений, она должна была хотя бы рядом постоять, если на острове найдется что-то вполовину столь же ценное. Так что да, Куреха сошла на берег с небольшой сумкой-коробом, серповидным ножом для сбора растений и обычным “предусмотрительным” числом метательных кинжалов, припрятанных под одеждой. Наряд, правда, для местности был не самый подходящий - шелка, да, столь любимые ею и столь удобные в плаваниях меж островов, сейчас были насквозь пронизаны холодным ветром. Колючки к ним приставали изредка, зато пару штук пришлось выпутывать из волос. Мокрая топь под ногами не добавляла восторга, и лекарь повела бровью - обувь ее тоже была рассчитана на что-то более щадящее, может быть, даже на прогулку в островных джунглях, но не на это.
Ничего, купит новую. Однако фи.

Куреха бросила на Джабала взгляд, выражавший что-то вроде “стопы богини грязи не касаются”, и с чмоканьем извлекла ножку из вязкой прибрежной земли. Вот уж чего не хватало на их судне, так это рабов с паланкином... Не то чтобы вылазки в такие богомерзкие условия были частыми, но сейчас, например, четверка молодцев с носилками пригодилась бы.
Количество молодцев рядом было достаточным, но вот носилок, увы и ах, не наблюдалось...

Впрочем, Джабал управится и в одиночку.
- После костей дракона я - ваш самый ценный груз. Ну и Чатур еще, за него родня выкуп даст, - подыграла Куреха. Она держалась ближе к середине группы, прислушиваясь и присматриваясь к непривычному месту. Нагнетающая атмосфера не брала ливанского врача, но именно будучи врачом, она никогда не позволяла себе принимать удар первой. Метала тонкие ножи из-за чужих спин, латала чужие раны после, была на подхвате.

Слова купца, впрочем, заставили ее отозваться:

- Дерзновенный, это не трупное окоченение, а северный ветер - прибереги предсмертные речи.

И переглянулась с Джабалом, пожав плечами - мол, а почему бы и нет?

- У меня как раз с собой порошочек, который может развеселить. Рави, хочешь? - ее нога увязла в прибрежной земле по щиколотку, и врач раздосадованно охнула. - А то кладбище остроумных пессимистов еще дальше, вдруг не дотянешь?

Впрочем, когда речь зашла о том, чтобы отойти подальше от берега, Куреха поддакнула:

- Тут я со здоровяком и коротышкой, мы же не потеряем реку из виду, м?

Вслед за плотником она оглянулась, но, увидев птицу, опустила руку, потянувшуюся было за ножом. И сдула от лица длинную челку, мотнув головой.

Отредактировано Merolt Goldwine (2017-11-02 18:39:37)

+10

13

Что это за странная магия?http://s3.uploads.ru/BSMKd.png
По дороге или скорее незримой пунктирной линии мореплаватели двигались вглубь леса, замечая дикость окружающей их флоры, редкие звериные тропы и неестественную, напряженную тишину, которая прерывалась лишь одним звуком - шелестом листьев на ветру, которого и не было вовсе. Казалось бы, даже такие незначительные детали наводили на мысль о том, что следует найти другой путь, но души каждого из гостей острова, словно насаженные на рыболовный крючок, стремились к одному месту, так вскоре Чатур Дерзновенный и его команда вышли на странную поляну. Деревья в этом месте были совсем другие, не в пример остальной части леса - лишенные листьев, узловатые, с корой, напоминающей застывших змей, а вместо травы - странная поросль на голой земле, шапки голубоватых грибов виднеются тут и там. Только вот другое могло смутить неискушенного путника: повсюду в воздухе парили пузыри, походящие на мыльные - они переливались самыми разными оттенками, и в краткий миг один из устремился прямо к группе путешественников, взорвавшись над их головами, осыпая перламутровыми хлопьями непонятной субстанции. Тогда-то всё и изменилось: сердца людей наполнились темной страстью, с каждым мгновением распаляющейся только сильнее. Есть ли лекарство против любви?

на группу наложен временный эффект: рави влюбляется в джабала, джабал - в лира, лир - в чатура, чатур - в куреху, которая воспылала страстью к рави. каждый, находясь не в непосредственной близости от объекта обожания, испытывает физическую боль и желание избавиться от конкурента, в которого влюблен уже сам объект. каждый герой понимает, что с его спутниками что-то не так и это нужно как-то исправить, но себя и свои чувства считает нормальными, естественными, отказываясь признавать, что и он околдован.

+8

14

Привыкший к морской глади и песку берега, Ронг немного неуютно чувствовал себя по мере продвижения их отряда к горам, которые с каждым шагом казались все выше и выше, нависая над пиратами и молчаливо хмурясь. Уже стали виднеться трещины в казавшихся до этого монолитных и цельных каменных стенах, а у самой земли чернели местами проходы разных форм и размеров.

- Чертовы скалы могут скрывать внутри что угодно, но нам надо наверх, а не внутрь... - Мысль о том, что нигде поблизости не видно ни одной даже самой узенькой тропки, ведущей к вершинам гор, едва проскользнула в голове у Душегуба, когда сверху раздался пронзительный клекот. Что-то, одновременно напоминающее птицу и... Нет, Ронг не смог понять, на кого еще походит нечто, парящее в воздухе. Все, что он смог рассмотреть - огромные когти и клюв существа, явно не сулившие ничего хорошего незваным гостям. А еще Ронг увидел что-то вроде гнезд там, откуда существо взлетело. Вот только гнезда эти были по размерам своим явно не птичьи.

- Всем стоять, - вскинув руку вверх, крикнул пират. - Что это за...? Хоук, ты у нас с севера, не встречала подобных тварей?
Ткнув пальцем туда, где на высоте висели гнезда, Ронг продолжил:
- Как бы там ни было, она наверняка охраняет свои гнезда и не даст нам к ним приблизится. Тот парень из таверны, он не упоминал никакую местную живность, так что, сдается мне, надо разворачиваться, пока птичка не скормила нас своим птенцам, чтоб им сдохнуть.

Признаться честно, Ронгу совсем не хотелось отказываться от первоначального плана осмотреться с высоты и возвращаться обратно к реке, но перспектива положить половину отряда в драке с летающей тварью едва начав продвижение вглубь острова была куда хуже. С другой стороны, только что пираты получили намек, который не понял бы только идиот: остров отнюдь не мертвый. Кто еще может здесь жить? Впрочем, вряд ли они наткнутся на что-то более удивительное, чем дракон, пусть даже и мертвый.

- Если к горам нас не пускают, надо решить, куда возьмем новый курс, - Душегуб почесал кончил носа, не отводя глаз от нарезающего круги в воздухе животного. Все же Ронг решил про себя, что туловищем тварь больше походила на льва, животное, которое ему доводилось видеть раньше, чем на птицу. Правда, те львы были без крыльев, да и голова была не орлиная. - Я не доверяю лесу, там из под каждой коряги может вылезти такое, что окажется пострашнее, чем эта крылатая мразь, поэтому идти надо по открытой местности вдоль реки. Посмотрим, куда она нас заведет. Что скажешь, Эдвена?
- Гнезд несколько, а значит, в горах есть и другие. И всем надо кого-то есть. На кого еще нам предстоит нарваться на этом острове?

+9

15

Они забирались все глубже, и Чатуру все меньше нравился этот проклятый остров - умиральный или нет, Отражения с ним. Он все равно был слишком упрям, чтобы признать это вслух (и слишком настроен на то, чтобы добраться, наконец, до заветных мощей), но от окружающей тишины затаившейся вокруг природы по коже бежал холодок. Ситуации никак не помогало то, что пейзаж так мало менялся с продвижением вдоль воды.

Наверно потому Чатур так обрадовался, когда они выбрались, наконец, на поляну - пускай обстановку кругом и предпочел бы сменить не на голые и скрюченные деревья, а на какой-нибудь более прекрасный глазу мираж - вроде грота, например, с русалками или поляны с искомыми сокровищами. Да, сокровища тут были бы в самый раз. К сожалению, довольствоваться пришлось той картиной, что раскинулась пред их глазами: изломанные черные ветви, едва не тянущиеся к ним, голая земля в проплешинах странного вида грибов и… пузыри. Прозрачные, радужные, переливающиеся в отражениях. Чатур завороженно наблюдал, как они парят над ними, над землей и в голове все возвращался к собственному детству, когда они маленькими воровали мыло у рабынь, убегали к реке, чтобы вдоволь наиграться с разноцветными пузырями.

- Ничего не трогайте, - настороженно проговорила Фара, отступившая в отличие от всех остальных назад. - Эй, осторожнее!

Но кружащие над ними пузыри имела едва ли не гипнотический для Чатура эффект - настолько, что предупреждение капитана он и не услышал сразу. А, когда разобрал, как раз обернулся переспросить, что может быть опасного в этих детских забавах, и один из пузырей лопнул прямо над ними.

Звук ли, воспоминания или резкий эффект окативших их брызг - Чатур вздрогнул и тут же распахнул, ахнув, глаза. Такое бывает в самые нежданные и обыденные моменты: просветление, осознание, ясность - словно что-то подталкивает последнюю деталь головоломки, чтобы та сама упала на место, и все сходится, и разум прозревает. И ты осознаешь нечто новое - то, что всегда было с тобой.

Вот же она, перед ним.

До прозрачного белая кожа, тончайший из пергаментов, и обрамляющие ее волосы, драгоценный оникс, черный жемчуг. Дорогие шелка в грязи, вымокшие ножки. Глаза, горящие вызовом, силой ума, опасностью - каким наслаждением станет овладеть ими, сломить непокорство - пленить их так, чтобы уже никогда не смотрели на кого-то еще. Чатур оттолкнул стоявшего перед ним Рави, чтобы приблизиться, чтобы дотронуться. Он протянул руку к лицу Курехи и огладил ее щеку, не отрывая жадного взгляда. Улыбнулся хищно.

- Моя.

+11

16

http://s5.uploads.ru/t/CWbTr.gif
you will never love me again
i can still hear you saying
you would never break the chain.

Лир ведет себя отрешенно и замкнуто. Он кажется безучастным, но точно охотничий пес настораживается едва в воздухе начинает потрескивать что-то незнакомое, что-то чужеродное. Светловолосый мужчина цепляется за все странные мелочи, подмечает изменения. Он видит, как начинает искажаться поведение спутников. Они будто бы становятся отражениями самих себя в кривых обманчивых зеркалах. Причина ли в этих пузырях, что осела на них мокрой пылью? Или в самом острове, к чьему сердцу они так неукоснительно продвигаются? Рука жреца скользит к кортику и тревожно сжимает его рукоятку. Этим лезвием, отточенным до бритвенной остроты, так легко полоснуть белую лебяжью шею целительницы, не правда ли? Ты уже ведь так делал, да? Ничего не стоит повторить. Лир мотает головой, отгоняя прочь пугающие мысли, но руки от кортика не отнимает, исподлобья следит за Чатуром и Курехой, которая несмотря на все неудобства продолжает быть поразительно грациозной и прекрасной.

Он бы ускорил шаг, нагнал бы Фару, поделился бы с ней своими опасениями, но заранее счел что подобное поведение по отношению к капитану чрезмерно фамильярно да к тому же подкрепляется лишь его необоснованной подозрительностью. Они все знали на что шли. Они должны были быть готовы. Остров, ставший колыбелью для дракона, априори не мог быть обычным и ничем не примечательным. Тут все — от искривленных ветвей-костей деревьев до воздуха — пропитано чем-то древним, колдовским, недоступным человеческому разуму.

— Моя.

Жрец замирает оглушенный и онемевший, придушенно и сипло втягивает носом воздух. Смотрит долго, не в силах отвести взгляд. Он сбит с толку собственной нерешимостью, несвойственной ему. Он сбит с толку поведением купца. В ушах точно вторя его эмоциям зашумело море. Море, которое смывает прибрежные деревни и разбивает корабли, точно детские игрушки, об остроконечные скалы.

Чатур — бронза и сердолик, смуглый языческий бог, родовитый мореплаватель-островитянин, утонченный и опасный, но при этом искрометный, полный жизни, обаяния и бесстрашия. Лир осознает, что поддалась на его харизму сразу же, чувствуя, как огнем вспыхивает сердце на любую фразу, обращенную к нему. Мужчина жмурится, словно его слепит солнце, сглатывает предательский ком в горле и облизывает пересохшие губы. В сторону ирадийского купца и дышать-то не стоит, не то что смотреть и сметь претендовать хоть на малейшую ответную симпатию. Но ревность, злая и горькая, отравой разливается в душе, затопляет все мутной болотной водой. Сейчас у нас есть цель, все остальное — потом. Он открывает сизые глаза, а где-то внутри его груди сворачивается огненным змеем чувство, которое постепенно, с томительной неспешностью, выжигает его. Выжигает все, без остатка.

Лир как-то почти растерянно смотрит на Рави, которого оттолкнул Чатур, а затем через плечо оборачивается и произносит:

Джабал, — он приручает слова чужого языка, словно диких зверей. — Они ведут себя странно. Ты так не думаешь?

Это все остров.

Он уже не сомневался в этом. Раз есть силы способные обратить человека, наслать на него проклятие — найдутся и те, что способны одурманить сознание, посеять морок, а с ним и хаос. Остров, словно живое существо, противился их вторжению, защищался, не желал пускать дальше. Лир знает, что может зачаровать человека и зверя, заставить их слушаться, подчинить собственной воле. Но как быть с островом, который способен погубить их раньше, чем они это осознают? Как быть с первородной мощью, что хранит в себе эта земля?

Лир держится за кортик и его руки мелко дрожат.

Отредактировано Lir (2017-11-05 23:43:41)

+10

17

- Ронг, - Эдвена старалась говорить спокойно, но с каждым новым словом в её голосе прорезались гневные нотки. - Я на севере жила всего восемь лет и в предместьях моего дома диковиные чудища не водились. Еще раз спросишь меня о чем-то подобном, я попытаюсь укоротить твой язык.
Не то чтобы Хоук считала, что пираты не должны быть невеждами, и лучше бы они думали головой, сопоставляя и анализируя факты, но подобное качество явно было бы не лишним для наместника Ливея, о чем она ему и сообщила в столь завуалированной форме.
Скрипнув зубами, женщина дернула своих матросов за ближайший куст, что на зло всему рос около нескольких массивных валунов,таким образом пираты стали скрыты или по крайней мере труднодоступны для летающей твари. Эдвена таких живьем никогда раньше не видела, только на картинках. Интересно, сколько дадут за шкуру такой зверушки? Или даже за яйцо…
- Капитан, мы же туда не полезем? - Проницательность Киары пугала Хоук только первое время, до того, как она узнала о её способностях. Ничего-то от неё не скроешь даже с помощью амулетов. Эдвена посмотрела на девушку долгим тяжелеющим с каждой секундой взглядом, но после смягчилась и улыбнулась.
- Полезем, только не туда. Попробуем найти дорогу к вершине в обход. - Капитан повернулась к Ронгу. - Я не буду отступать. Если мы будем двигаться аккуратно и держаться подальше от гнезд, сможем осмотреть остров. Не хочу плутать в слепую. Я знала, на что шла и разворачиваться при первой же опасности не собираюсь. Если ты боишься, я пойму, можешь, подождать меня здесь.
Эдвена даже не пыталась скрыть насмешку в своем голосе, хотя продвигаться по территории врага небольшим отрядом было бы удобнее и шансов на успех такой операции было больше.
- С другой стороны. Вы можете пока отвлечь внимание тварей. - Эта мысль пришла в светлую капитанскую голову не сразу, но она посчитала её достаточно здравой чтобы озвучить.  - Так или иначе, решай быстрее.
Были у Хоук противники и посерьезней кошки с птичьими мозгами, куда коварнее и подлее, смертоноснее не силой, а своим коварством. А то, что можно проткнуть саблей не пугает, если это, конечно, не дракон, ради чьих останков они сюда и прибыли.
Капитан не стала дожидаться ответа своего напарника, так как всегда отличалась изрядным упорством и самоуправством, она крадучись двинулась вдоль подножья, пристально наблюдая за движением наверху. Своим людям она также раздала краткие указания в случае нападения бежать врассыпную и держаться ближе к земле. Кошка ведь не может поймать сразу много мышек.
Также Хоук проверила на поясе несколько склянок, выданных Вьери и Грэйс - едкие составы, которые в критических ситуациях могут спасти жизнь и обеспечить отход, а то и переломить ход схватки. Полезные штуки. На губах капитана заиграла предвкушающая улыбка.

+11

18

Плюх. Босоногая нога девчонки соскользнула в ручей.
- Ух! Ледянющая! - воскликнула Лейла, - в ней только яйца отморозить, хорошо, что у меня их нет! Море по сравнению с этой водицей, горячие как кипяток!
Белобрысая уже всунула ноги обратно в сапоги. Окружающая растительность не казалась приветливой и Гром в восторге от всех этих колючек, веток, сучков и ветвистых кусов не была. Однако ей нравилось все разглядывать, рассматривать, все щупать, да касаться каждого мохнатого пня руками. Она уже нагоняла своих, но река показала смутные образы чужаков, которые двигались к сердцу острова вдоль её берегов. Жители или тоже искатели сокровищ? Лейла ускорила темп, ловко пробираясь через ветки и перепрыгивая через лежащие поленья. Чавк-чавк, болтали с ней сапоги, но она перестала обращать внимание. Тряпки прилипли к телу, а от сильного желания белокурой согреться, стали потихоньку высыхать. Магия помогает своему носителю, особенно, если у него имеется огромный потенциал.
Гром свернула ровно там, где завернул Ронг с остальными пиратами, заметив возвышающиеся хребты скал. Она знала, куда нужно идти за своими и непременно предупредить, что на острове есть другие. Только сначала, пиратам откроется новость, что их отряду достался довесок, никто даже не подозревает, насколько сильно им повезло. Девчонка услышала пронзительный крик где-то впереди, над головой и тяжелые взмахи крыльев. Она уже почти вышла на открытую местность, заглядываясь в небо.
- Живые грифоны! Вот это зверюги! - прошептала она себе под нос, вспоминая про записи деда. Из их когтей делают ценные амулеты и чудодейственные порошки. Живность крайне неоднозначная. Одни считают, что крайне опасны, другие твердят, что очень миролюбивы и способны прийти на помощь. В любом случае, Лейла знала, что нормальный зверь первым нападать не будет, если не бешеный и не голоден. Засмотревшись на летающих львов, девчонка чуть было не вписалась в спину одного огромного амбала из свиты Ронга, но вовремя тормознула. Она стала свидетельницей как Эдвена со своими людьми, направилась вдоль подножья. Разумеется об этой морской разбойнице Гром наслышана, но лично судьба не сталкивала. Не было причины с ней терки тереть и путаться под ногами. Щуплая девица, пихнула силача острым локтем.
- Салах двинься, свет застилаешь! - нагленько отмочила дочка Бахиры, будто она имеет тут полное право находиться и является неотъемлемой частью всего похода за сокровищами. Протиснулась к Ронгу, чтобы наместник лучше её разглядел и с уверенностью корабля идущего на таран заявила - вы здесь все собрались, чтобы отыскать кости дракона, это я поняла. Как насчет поискать их в пещерах? Обычно зверь идет подыхать в пещеры.
Или живет там, а незванным посетителям поджаривает зад, чтобы бежали сверкая пятками! Но ведь такой исход невозможен, драконы мертвы и все об этом знают. Вихрем пронеслась мысль в белокурой голове. Она смотрела на пиратов с таким деловым видом, словно раскрыла все секреты мироздания. И ей очень не хотелось, чтобы её начали отчитывать, Ронг ведь ей не папочка и смысла нет выяснять как она тут оказалась, лучше принять, а потом когда-нибудь в другой жизни разобраться со всем этим. В любом случае, Гром уже на острове, поздно что-либо изменить.

Отредактировано Leila the Thunder (2017-11-07 16:39:24)

+10

19

Джабал любил всех членов своей команды, но кого-то, например Фару и Куреху, больша, а кого-то вроде Рави, меньше, потому что Рави очень часто хотелось открутить голову и прикрутить ее куда-нибудь еще, где она смотрелась бы лучше и, главное, молчала. Но, все равно, всех членов своей команды Джабал любил - он никогда не был злобливым и на многое реагировал громким, раскатистым смехом. Вот и сейчас он откинул голову назад и расхохотался, услышав ответ Курехи и комментарий Рави. Нет, он, пожалуй, И Курехе б иногда был не против что-то открутить за ее длинный, острый язык.

-Из тебя выйдет куда более подходящее украшение для этого острова, коротышка, - передразнил он Рави, и зашагал вместе со всеми в сторону, продолжая переговариваться и пререкаться. Эта болтовня позволяла всем отвлечься от тяжкий дум, но, увы, заодно и привела к тому, что сам Джабал не заметил, как они вышли на полянку. Опомнился он только тогда, когда остальные замерли и начали озираться, разглядывая местность и красивые летающие в воздухе пузыри. Осматривался и сам мужчина, дивясь этому странному острову, ровно до тех пор, пока не услышал окрик Фары и не задрал голову вверх - как раз вовремя, чтобы на него посыпались перламутровые хлопья из взорвавшегося пузыря над ними. Не спасло даже то, что Джабал попытался отступить, привыкнув слушаться резкий, командный тон своего капитана. Просто не успел и теперь протирал глаза кулаками, пару раз чихнув.

-Что за чертовщина?! - выдал, наконец, он, подняв голову и уставившись на, наверное, самую занимательную сцену, которую ему доводилось только видеть: Дерзновенный называл Куреху своей ("Что я пропустил?!") и оглаживал ее лицо ладонью, улыбаясь как шальной. Джабалу на мгновение сделалось дурно, потому что Куреха была той еще штучкой и за любой фамильярное поведение могла сделать в наглеце несколько новых отверстий одними из своих кинжалов. Или просто взглядом. Да, взгляда, порой, было достаточно.

-Странно?! Они ведут себя не странно, а.. - повернулся он к Лиру, начав отвечать на его вопрос и вдруг осекся, рассматривая северянина с ног до головы. Раньше он не замечал, что тот, в общем-то, красивый - светлые волосы, грустные голубые глаза, опущенные вниз уголки губ, которые хотелось приподнять, заставив улыбаться... Красивый, правда красивый, мальчик, потому что в глазах Джабала он был еще юнцом.

"Так бы и съел", - подумал непонятно к чему мужчина и по-собачьи помотал головой, заставил себя вновь посмотреть на Чатура, а затем положил широкую ладонь на руку Лира, сжимавшую кортик.

-Со всем разберемся, и с ними, и с этим... - он неопределенно махнул рукой в сторону, с неожиданной обеспокоенностью глядя на спутника. - Тебе нехорошо?

То, что могло быть нехорошо кому-то еще, Джабалу, почему-то, было все равно, хотя обычно он был куда внимательнее, особенно к той же Курехе, потому что она было их лекарем и женщиной. С Фарой было проще - должность капитана ставила ее над любыми условностями, но и на нее Джабал имел привычку оглядываться, чтобы понять, все ли с ней в порядке. А сейчас же...
[NIC]Jabal[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/vqXyT.gif[/AVA][SGN]http://sa.uploads.ru/P25VG.gif http://sa.uploads.ru/RzyN0.gif[/SGN]

+13

20

[NIC]Ravi[/NIC][AVA]http://s4.uploads.ru/Rs1Zw.gif[/AVA]Неприятно хлюпащая под ногами смесь грязи и воды, сочившейся в земле, оказалось отличным противоходным орудием против нежных и тонких женских ног. Не то, что мужские лапища. Несколько шагов и Рави нагнал Куреху, как раз для того, чтобы выслушать заманчивое предложение.

— Предпочитаю живые встречи, они знаешь ли, — Рави помедлил, стараясь подобрать подходящее слово для описания попойки до состояния предсмертного хрипа и оголтелой драки под это горячительное дело, — душевнее. А с мертвецами и поговорить то особо не о чем, разные круги общения, — вскинутые плечи и разочарованное выражение лица. — У них черви, у меня представители благороднейших кровей.

Мужчина оказался впереди Курехи и подал ей руку, чтобы помочь выбраться из вязкой западни. Оставлять в этом недоболоте главного хранителя жизней Тысячесветильной команды, что подлатает и с того света достанет в случае чего, было опрометчиво. Рави же хоть и старался порой всеми силами казаться обделенными мозгами, таким не являлся. Тем более женщинам всегда нужно помогать. (Кто же его там это научил? Не важно) Спасай и помогай, даже если они против. Тем более если задирают нос выше горных вершин и не скупятся на низкосортные эпитеты для всех окружающих представителей мужского достоинства между ног.

— Но свою чудодейственную пыльцу все равно далеко не убирай, — он снова обратился к Курехе, — как разберемся здесь, обязательно зайду, попробую что ты там намешала, — игривый блеск мелькнул в его глазах. Грань шуток механика всегда было нащупать тяжело. По первой так особенно. Но Курехе же не в первой. Да и должен он был оправдывать негласное звание главного клиента этой медицинской лавки на парусах.

Пропустив от Джабала и Курехи эпитеты, уменьшающие достоинства его роста, Рави все-таки сдвинулся в бок. Он достаточно уже насладился противной жидкостью между пальцами ног. Продолжая перекидываться остроумными импровизациями и обсуждением чудного места, в которое их привела чертовка судьба, команда двигалась вперед. Растения вокруг становились все более сложными и дико сплетенными, превращаясь в настоящие диковины мира. Рави остановился рядом с одним из таких, чтобы рассмотреть повнимательнее.

— Что это за деревья такие? Кто-нибудь видел вообще подобное? — возможно, ему стало бы легче, услышь он от своих сподвижников, что это особый скайхайский сорт. Но даже их новый специалист по северным землям молчал. Может и вовсе не хотел с ним говорить и как либо это комментировать. Это Чатур и Чайим всячески возились с ним, пытаясь приспособить к жизни на корабле. Рави же пока не прочувствовал в новом матросе напарника, на которого можно положиться. А его своеобразный юмор казалось и вовсе отдалял этот момент.

Приходило понимание, что они попали в какое-то колдовское место. И статься драконы, если эти твари и правда существовали, окажутся не самой главной опасностью острова. Холодок пробежал по спине и Рави постарался избавиться от дурных мыслей, которые как черные тучи собирались перед грозой. Отраженный с ним. Надо поскорее убираться отсюда. С этими мыслями инженер двинулся дальше, стараясь как можно меньше обращать на окружающую их обстановку и атмосферу, что витала между ними.

На поляну Рави вышел последним. Не услышав предупреждение Фары, он обогнал капитана и поравнялся с остальными членами команды.

— Эй, чего вы встали? — ответ был не нужен. Мужчина нахмурился и неохотно снял руку с рукояти меча. Пузыри? Растерянность сменилось с интересом. Мерцающие разными цветами, летающие пузыри парили вокруг них и завораживали своим блеском. Рави уже потянулся к одному из них рукой, как пролетавший над ними, большего размера взорвался с характерным звуком. Их моментально осыпало каким-то блестящим порошком, что мужчина тут же растер на пальцах и понюхал. Странно все это, ничем не пахнет. В следующий момент резкий толчок пришелся ему в плечо.

— Эй, эй, поосторожней, Дерзновенный, — Рави пошатнулся. Недоуменное лицо выражало озабоченность резко проявленным неуважением к его святейшей персоне. Он уже открыл рот, чтобы как можно богаче высказать все, что он об этом думает, но неожиданное поведение купца заставило его замереть. Никто не позволял себе подобное обращение с Курехой. С этой опасной женщиной. Ну, если только не хотел отправиться кратчайшим путем на тот свет. Чатур к этой группе точно не относился. Либо он чего-то не знал о хозяине судна.

Его внимание со сладкой парочки быстро переключилось на новую мизансцену этого островного спектакля. К их матросу, что выглядел нервным. Рави даже уловил мелкую дрожь в кисти руки, что сжимала рукоять оружия парня. Чего это он?

Он увидел как чья-то рука легла на его кисть и тут мужчины поразила невидимая молния. Рави узнал чья она. Эта загорелая кожа, выпуклые вены, массивные мускулы. Сильные руки великого героя. Он зачарованно двинулся вперед, отстегивая свой шотел.

— Кс-кс, киса-киса,Что? Откуда это? Большая Киса ведь хочет кушать? — Рави тянуло к нему и чем ближе они становились, тем больше мутнел его рассудок. Большой и грозный Джабал стал ему казаться в своей львиной шкуре милым котенком. Мягким, добрым и ласковым. И этого котенка нужно было обязательно накормить. А еще погладить. Ведь такой путь к сердцу этого мужчины?

— Джабал, котенок, отойди от него, — Рави прокрутил несколько раз своим мечом и продолжил к ним приближаться. Нездоровый блеск в глазах механика походил на взгляд сумасшедшего. Взгляд не предвещавший ничего хорошего. И сейчас он был направлен на того, кто осмелился трогать самое сокровенное — на Лира.

[SGN]http://s3.uploads.ru/NFe6g.gif
[/SGN]

Отредактировано Rhys Brand (2017-11-09 10:27:13)

+13

21

Обмен остротами шел своим чередом под мерные звуки шагов. Помощь механика Куреха приняла привычно и не убирая словесное жало - у них в команде все подставляли друг другу плечо, и шутить, порой обидно с точки зрения стороннего наблюдателя, тоже было нормой. “Светила” прошли вместе не одну передрягу, съели не один пуд соли, и не было лучшей компании для приключения, каким бы опасным оно ни было.

Пока оно казалось скорее странным. Врач присматривалась к деревьям, вслед за спутниками выходя на поляну по мягкой, но уже не топкой земле.

- Нет, - отозвалась она на вопрос Рави, - даже в книгах не…

Ее внимательный взгляд ощупывал все: манящие грибы, бархатистую кору деревьев, специфическую траву. Точных свойств всей этой флоры она не могла назвать с налета, но сразу возникало желание унести хотя бы небольшой образчик, чтобы потом собрать больше информации. Если повезет, выяснится, что это редкость, и можно будет толкнуть ливейским знахарям. Пуще того, если эта растительность им пока неизвестна...

Но из соображений безопасности, конечно, лучше ни к чему не прикасаться и не нюхать. И, настороженная голосом Фары, Куреха даже отступила на полшага от переливчатого мыльного пузыря, отшатнувшись по-змеиному - успела лишь закрыться рукавами, когда в воздухе разлетелось облако перламутровых лепестков. Слишком поздно, впрочем - они осели на одежде, на плечах и волосах, и врач постаралась не вдыхать, осторожно опуская руки и следя за Рави, который беспечно растирал загадочную пыль на пальцах и принюхивался.

Похоже, ничего не произошло. Более того, непонятное нечто таяло на глазах, а Джабал чихнул, но Куреха уже не заметила настораживающего симптома, делая глубокий вдох, забывая о правилах безопасности, забывая моргать, поглощенная жадностью совсем иного рода.

Их механик всегда был ей по нраву: он как нельзя лучше подходил для обмена колкостями, потому что каждый из них стремился перещеголять другого и не делал послаблений; он знал свое дело, но достаточно часто прокалывался в чем-то еще, чтобы в его адрес можно было сцеживать излишек яда; и, в конце концов, он очень любил женщин как явление, а Куреха была несомненной, абсолютной женщиной. В годы бурной юности она обожала именно таких моряков - соленых и обветренных, с мозолями на руках и нахальной улыбкой. Дерзких и зачастую хвастливых, но столь красноречиво, что поневоле заслушаешься. Она думала, что оставила эту наивность далеко позади, что кто-то из этой породы не сумеет ее очаровать. Она ошибалась.[ava]http://s6.uploads.ru/41mzP.gif[/ava][NIC]Kureha[/NIC]

Просто где-то, когда-то, в любых объятиях она искала его. По кусочкам собирала: смешинку в голосе, встрепанные пряди, складку между бровей, когда он особенно сосредоточен на работе, морщинки, которые собираются в уголках глаз при улыбке, трогательную мягкость, которая проскальзывает во время разговора один на один, когда обычный кураж спадает, изгиб спины, форму задницы, в конце-то концов - все это можно было найти в других, встреченных за годы бродяжьей любви, но то были лишь осколки, тени, отражения.
Долго же она шла к нему через всех этих людей.

Куреха сделала вдох и уже почти потянулась к ненаглядному, когда его оттолкнул ходячий вихрь звука и красок, каким всегда был Дерзновенный. Она выдохнула, нахмурясь, и замерла, пронзенная странной, тянущей болью где-то под солнечным сплетением, смутно по врачебной привычке пытаясь идентифицировать ее характер и возможные причины, чувствуя горячую ладонь на щеке, поймав на себе оцепеневший и настораживающий взгляд голубых глаз.

- Моя.

Куреха туповато моргнула, осознавая услышанное, еще не поняв, что речь о ней. Лир зажмурился и сглотнул, побелевшей рукой сжимая рукоять кинжала, и это тоже показалось признаком боли. Нужно было спросить. Осмотреть. Двигаться осторожнее.

...Коснуться Рави, запустить пальцы в жестковатые волосы, пройтись ладонью по оливковой коже, может быть, укусить пониже уха, чтобы его дыхание сбилось...

Непринужденным жестом, каким отодвигают ветку, Куреха отвела руку Дерзновенного от своего лица, минуя его - только черные пряди прошелестели по плечу, обдавая ароматом благовоний: мускат, корица и сандал. Лир отмечал странности в их повадках, Джабал поинтересовался его самочувствием. Врач навострила ухо, чуть обернувшись в их сторону, но не остановилась, пока не смогла положить руку на плечо механика, крадучись ведя пальцами к воротнику и совершенно не обращая внимания ни на его походку, ни на меч в руке, пока...

- “Котенок”, серьезно? - будто очнувшись от дурмана, Куреха фыркнула. Переглянулась с Лиром, качнула головой в сторону Рави - мол, ты как, слышал то же, что и я?

Это было всего лишь слово, быть может, не лучшая из шуток механика, но Куреха сжала губы, испытывая отчетливое недовольство. Она была собственницей, территориальной, целеустремленной, она всегда знала, чего хочет, чем готова делиться, чем нет.
Делиться этим конкретным мужчиной она не хотела совершенно, но усмирила гнев, предполагая, что Джабал сейчас отмахнется и механик опомнится. Обернется к ней.

- Рави, ты ничего странного не чувствуешь? Головокружение, холод в руках, боль на вдохе, м? - это звучало почти как заигрывание, но возможный недуг драгоценного, разумеется, врача интересовал. Через плечо Рави она взглянула на Джабала, глаза которого подозрительно нежно блестели. Из всей команды его чувства, пожалуй, были самыми читаемыми. Что-то в выражении его лица показалось Курехе странным, и она пригляделась внимательнее - ни на шаг не отходя от механика, само собой.

Отредактировано Merolt Goldwine (2017-11-09 02:37:22)

+13

22

[indent] Нахмурившись, Ронг сплюнул. Упертая, как осел, Эдвена решила во что бы то ни стало лезть в горы, подставляя летающей кошке спину. Хоук явно не хватало умения быть более гибкой в своих решениях, и как знать, возможно это ее бы и погубило... В любой другой ситуации Душегуб предоставил бы женщине разбираться с грифоном самостоятельно и развернул бы отряд прочь от гряды, да еще бы и пожелал про себя упрямой ослице навернуться со скалы повыше, но только не сейчас. Кто знает, вдруг пиратка и впрямь найдет среди камней что-то стоящее? Отпустить ее сейчас значило рискнуть добычей, а делать этого Ронг отнюдь не собирался.

[indent] Едва Хоук закончила свою пламенную речь, сзади послышался какой-то шорох, словно кто-то (или что-то) быстро приближалось к пиратам. Пытаясь не упускать из виду грифона, Душегуб положил руку на эфес сабли, готовясь к возможной встречи с новым врагом, но то, что выскочило из-за кустов и чуть не впечаталось в спину Салаха, Ронг явно не ожидал здесь увидеть. Отдуваясь, перед пиратами стояла дочь старого знакомого Ронга, сгинувшего в море. Мать ее, кажется, держала один из борделей на Ливее, но вспоминать всех женщин с острова сейчас было некогда. Вдруг глаза пирата полыхнули черным огнем: поговаривали, девчонка владеет магией, а ведь сейчас маги были на стороне Эдвены...

[indent] - Заткнись, малявка. Будешь шуметь - скормлю тебя вот этому, как ты его назвала, грифону. Эта... - Ронг неразборчиво выругался на языке южных племен, - Она может нас опередить. Видите гнезда наверху? Держитесь от них подальше, может, тварь и не нападет. Или нападет, и Хоук получит свое, - последнюю мысль пират озвучивать не стал. - Идем за Эдвеной, и не толпитесь, как бараны, иначе все кончите в когтях у этой птички.

[indent] Чуть согнувшись, Ронг поторопился вслед за группой Эдвены. Он ничего не ответил на предложение Лейлы заглянуть в пещеры, ибо идея эта ему слишком не нравилась. Во-первых, пещер тут уйма, на их исследование уйдет слишком много времени, а задерживаться на острове Душегуб не планировал. Во-вторых, залезая в пещеру, никогда не знаешь, что тебя там ждет: кости дракона или дракон вполне живой и очень голодный? Нет, если и рисковать, то на просторе, где врага заметишь до того, как он попытается тебя сожрать. Впрочем, если с высоты они не заметят на острове ничего стоящего внимания, возможно, придется-таки лезть в пещеры...

[indent] Жестом подозвав к себе Лейлу, Ронг бросил ей, не сбавляя скорости: - Ты ведьма, насколько я знаю, поэтому постарайся оказаться мне полезной. И тогда, возможно, я не заставлю тебя рассказать, кто помог тебе пробраться ко мне на корабль, и не оставлю на острове подыхать. Мы постараемся залезть как можно выше и осмотреться, если ты что-то заметишь или хотя-бы почувствуешь - говори. Душегуб всегда относился к магам и ведьмам настороженно - никогда не знаешь их истинных целей и возможностей, но девчушка лет пятнадцати на вид не вызывала подозрений, в конце концов, в свое время Ронг помог ее семье встать на ноги. Куда больше пирата волновала его спутница Хоук, которая своим пламенным монологом несколько минут назад поставила под сомнение его, Ронга, лидерство. - Ну нет, я не позволю этой бабе первой добраться до сокровищ, пусть знает свое место.

[indent] Они нагнали Эдвену у самого подножья гор. Слева еще виднелось полоса моря, а впереди и справа возвышались скалы, казавшиеся вблизи совсем огромными. Грифон все еще кружил над пиратами, но пока не снижался, предпочитая наворачивать круги над гнездами, которые теперь были чуть дальше. - Ищи тропу наверх, Хоук, пойдем все вместе. Если грифон нападет, так будет больше шансов его прикончить. Поравнявшись с Эдвеной, Ронг аккуратно выглянул из-за небольшого отрога, высматривая дорогу наверх. Тут и там чернели провалы и пещеры, поэтому разглядеть среди них хоть что-то было трудно. И все же Душегубу показалось, что недалеко есть подходящее для восхождения место. - Смотри, - он махнул рукой Эдвене, - там.

+9

23

Они бы могли раздеться до священного гола и танцевать вокруг него изысканные танцы, восхваляя его самого, Отражения и переливающиеся радугой пузыри кругом - Чатур бы и глазом не моргнул. Все его внимание было приковано к Курехе и не рвануть ее на себя, пятерней ухватив за чернявую гриву, позволяли разве что остатки здравого смысла (львиную часть которого составлял инстинкт самосохранения, за годы работы с корабельным лекарем отточенный до машинального инстинкта). Что и говорить, слова остальных членов команды летели веселенькими и очень малозначимыми фейерверками над его головой.

Рави чему-то опять негодовал и, кажется, пытался найти Мойшу (бедный механик разве что не мяукал), Джабал над кем-то причитал, Лира меленько трясло и он все смотрел и смотрел на него, на Чатура, а Фара привычно прилагала спасительную ладонь к лицу, возмущенному в небо, - обычное, в общем-то, дело. Чатур втянул носом воздух, взметнувшийся рядом от волос Курехи, да качнулся растерянно, пытаясь сморгнуть наваждение. На глаза снова попалась капитан - она наблюдала за ними отчего-то со стороны и только сейчас подошла к команде.

- Вы как себя чувствуете?

Чувствуют?

Чатур чувствовал, что кто-то вытащил из него грудину - с сердцем вместе, - и, вымолов и прокалив на углях, вложил ее обратно не той стороной. У него бывали увлечения, бесспорно: ирадиец вообще был известен упрямым своим жаром, за что бы ни брался. Но то, что разгоралось в нем при каждом взгляде на Куреху, сложно было сравнить хоть с чем-то знакомым. Даже темная злость, что дрожью прошла вдоль хребта, стоило лекарю оказаться рядом с Рави и начать в свойственной ей хищной манере заворковать, было Чатуру куда более понятно.

- Я хочу убить Рави, - сквозь зубы выговорил он капитану. Фара уже почти закатила глаза. - Куда сильнее обычного.

Ответом ему стал бурдюк с водой, едва не выбивший воздух из легких. Чатур даже взгляд оторвал от Курехи, обернувшись на капитана.

- Выпей и умойся, - коротко отчеканила она. От былого “как я устала от ваших шуток, стадо идиотов” взгляда не осталось и следа: Фара была как в тумане, но смотрела на него пристально, явно пытаясь оценить масштаб катастрофы. - Джабал. Куреха. Рави. Лир? Что вы чувствуете? - Последний вопрос она произнесла, четко выделяя каждое слово.

Чатура выручила вызревшая за годы привычка: когда речь Фары принимала столь серьезный тон, перечить ей не стоило. И обычно следование ее инструкциям в такие моменты было куда выгоднее для жизни и здоровья самого себя - вовсе не из-за капитанского гнева в случае неповиновения. Он сделал несколько глотков и, набрав воду в горсть, умыл лицо. Проморгался.

Что-то должно было измениться?

Фара уже шагала к следующему. Настолько решительно, что вместо бурдюка могла оказаться местная речка.

- И где, черт возьми, еще один матрос?

Отредактировано Chatur the Daring (2017-11-13 22:57:14)

+11

24

Ронг не тянул на моралиста ни под каким углом, поэтому обошлось без нотаций и нравоучений. Фух, можно выдохнуть. Лейла сдула прилипшие волосы с лица, которые напоминали водоросли со дна морского и загораживали обзор. Она двинулась за пиратами, показав язык и скорчив рожицу спинам мужчин, так, чтобы они ничего не заметили, а мысленно передразнила - малявка! Малявка, скормлю тебя вон тому, как его...ну ты поняла! Грифону! Губы её искривились в насмешке - ага, давай скорми! Я охотно погляжу на это! Только не забудь, что ты большой и вкусный кусок мяса, а я маленькая и костлявая! Угадай, кого грифон предпочтет на обед? Подобное девчонка не рискнула сказать вслух.
По мере продвижения за Эдвеной, Ронг жестом подозвал к себе Лейлу. Она чуть язык себе не прикусила, пытаясь принять самый невинный вид, какой только возможно. Он спиной чувствует, что я ему тут мысленные сигналы посылаю? Нет, пират ничего не почувствовал, а просто предложил быть полезной, чтобы не остаться на острове подыхать. Между делом, он ведь мог исполнить свое обещание, никто не знает, что Гром умудрилась пробраться на его корабль. Лучше лишний раз не злить и быть почти паинькой. Идеальной, увы, светловолосая быть не смогла бы при всем своем желание, ей итак нелегко давалось оставаться бесшумной. Не зря её прозвали Громкой. Тишина и гром вещи не совместимые. Дерзкий голосок в голове Лейлы заявил - сначала определился бы он, скормит грифону или оставит на острове подыхать! Потом еще говорят, что женщины неопределенные! Комментарии к словам Ронга, девчушка вновь оставила при себе, глотая неозвученные фразы и хмурясь. Она может быть полезной, вот прямо сейчас и будет! Что-то же она хотела сказать, но что? Девичья память подводила! И вдруг, о эврика! Вспомнила, что когда шла по следу ей виделись образы чужестранцев. Она же собиралась озвучить, что на остров не только они пришли за сокровищами!
- Я буду очень полезной, обещаю! - клятвенно заверила девчушка, а затем добавила, - я уже почувствовала, что за богатствами этого острова мы пришли не одни! У нас есть конкуренты, которые двинулись дальше по реке!
Может не совсем конкуренты и не за сокровищами вовсе приперлись, но Гром сделала именно такие выводы по образам, которые ей довелось увидеть. Она всегда была молниеносна на выводы как и многие другие ребята её возраста. Пусть пираты двигаются шустрее, а не раскрывают рты глазея на зверушек в небе. Честно признаться, Лейла не особо верила, что с высоты можно разглядеть драконьи кости. Для этого нужны орлиные глаза и везение как у слона. Идея полазить по пещерам ей больше импонировала, если Ронг не найдет своих драгоценных косточек на вершине горы, значит, им все-таки придется сунуть нос в каменные туннели. Гром потерла ладошки от своих мыслишек, они между тем уже нагнали Эдвену с её бригадой захватчиков островных сокровищ. Душегуб указал на место возможного восхождения, действительно казалось весьма удобным. Даже есть коряги, торчащие из камней за которое можно уцепиться при падение, только скорее всего в лучшем случае они удержат легенькую Лейлу, нежели остальных. Светловолосая отважно сделала пару шагов вперед к восхождению, тем самым говоря - ну, пошли! Чего стоим, булки жмем! Она словно и забыла про громадных птичек в поднебесье, по правде говоря и птичкам кажется было на всех наплевать, их не трогали и гнезда не разоряли. По крайней мере, у девчонке было стойкое чувство, что грифоны на людей не охотятся и трогают только плохих пиратов.

Отредактировано Leila the Thunder (2017-11-16 20:21:25)

+10

25

Лир чувствует себя чужаком в кругу друзей, где все друг друга хорошо и давно знают, позволяют беззлобные остроты и всяческие вольности. Они притерлись друг к другу за долгие годы совместной службы на Светилах, привыкли и вполне вероятно будут чувствовать себя некомфортно, точно лишились чего-то важного и нужного, если вдруг кто-то из них уйдет своей дорогой. Северянин же будто вторгся в чью-то семью и не знает, как в ней себя вести. Оставаться в стороне равнодушным наблюдателем или продолжать пытаться быть хоть сколько-нибудь приятным и располагающим? Проклятый отгоняет бессмысленные и ненужные в данный час рассуждения и напоминает себе о том, что присоединился к команде под началом Фары не для того, чтобы обзаводиться новыми дружескими связями. Просто нужно делать свою работу, хорошо и тщательно, без сучка и без задоринки. Больше от него и не требуется.

Кроме Чайима и Чатура он едва ли с кем-то на корабле говорил дольше необходимого, — несколько минут в промежутке между смены вахт, обмен незначительными фразами во время дневной работы, — а потому чуть озадаченно склоняет голову на небывалое проявление дружелюбия и участия со стороны великана Джабала. Внимание и готовность помочь не только ближнему своему, но тому, кто в этом нуждается, любому путнику и незнакомцу — в порядке вещей в храмах, возведенных в честь Богини-Дарительницы и Богини-Утешительницы. Со стороны матерых путешественников и мореплавателей — это в диковинку.

Я в порядке. Просто это место не самое радушное и нам не стоит здесь задерживаться.

Свет отражается от стали, играет солнечным зайчиком на пустынной, словно выжженной, земле и исчезает так же внезапно, как и появился. Но Лир успевает его заметить и обратить внимание на приближающегося механика. Ему не нравится поселившийся в глазах мужчины блеск. Ему не нравятся его речи, как бы забавно они не звучали со стороны. Проклятый следит за движением чужих рук и вспоминает одно из происшествий в храме, где жил. Юные послушники надышались чадом особых благовоний и потом несколько часов вели себя так, словно выпили не одну бутылку крепкого пойла. Они несли несуразицу, бросались сначала едва ли не с кулаками на всех, желая проявить лихачество и дерзость свойственные их возрасту, а потом сморенные и обессиленные безвольно повисли в руках служителей, невнятно бурча признания в любви. 

Рави, о чем бы ты ни думал, брось. У нас есть цель, помнишь?

Его тон — сама невозмутимость.

У Лира был знакомец — последователь Бога-Воителя. Басистый, скорый на расправу, рубящий с плеча. Он сплевывал, когда светловолосый жрец тянул нити из людей и смягчал острые грани их норовов хотя бы на время бесед, гневно сводил кустистые брови и негромко говорил про отравленный мед, что течет с уст, про колдовское вранье, которым заговаривают зубы и морочат простым людям головы. Лир не спорил с ним. Он прибегал к дарам своей Богини не так часто — лишь когда без них действительно было никак не обойтись.

Мужчина переводит взгляд на выросшую рядом Фару, но продолжает стараться не упускать ничего из виду и быть бдительным по отношению к окружающим, Рави в том числе. Певчий сбрызгивает свое лицо водой, делает глоток и произносит на грани слышимости: «Спасибо». Его тянет к морю, в его темную и пленительную бездну, а потому даже немного живительной влаги для него становится благом.

На Севере такое мало где можно сыскать, — отзывается жрец, обращаясь к капитану и взмахом руки обводя странную поляну, — А если уж сыщешь, то лучше постараться уйти от этих мест как можно дальше, дабы не навлечь беду.

Такие места пленяют неосторожных путников, затягивают не хуже болотных трясин.

Лир хочет сказать о том, что нужно продолжить путь и покинуть поляну быстрее, но прикусывает язык. Он простой матрос. Решения принимает Фара, ему остается надеяться на её рассудительность и весьма красноречивое состояние отряда. Мужчина ведет плечами, разминает затекшие мышцы и обшаривает взглядом подлесок, пытаясь понять в какой момент времени упустил исчезновение одного из сошедших на берег моряков.

Отредактировано Lir (2017-11-16 22:46:31)

+7

26

Сумеете ли вы успеть...
http://se.uploads.ru/KyALW.png

Вьется дорога к вершине - сколько десятилетий по ней никто не ступал? Пытливый взор мог заметить следы цивилизации на отдельных участках, камни, разрушенные временем и непогодой. Мир кажется замершим, но вот совершен очередной поворот - слышен птичий крик, стальные когти проскальзывают в сантиметрах от лица Эдвены, вынуждая её оступиться, приблизиться к краю, и... падение. Грифон, оставивший свою жертву, исчезает в небе.

http://s9.uploads.ru/eWoGq.png
...остановить падение?

+2

27

В мире было много странностей, одной из них было то, что происходило с Джабалом. Вот он смотрел на Лира, подмечая то, какие у него красивые глаза, светлые волосы, гладкую кожу, и при этом смотрел на остальных и не понимал изменений в них: в глазах Чатура был странный и страшный огонь, Куреха смотрела на него самого остров и недовольно, а Рави ластился и называл...

-Погоди, "котенок"? - Джабал аж отвлекся от созерцания Лира и сравнивая его с лучшей в мире рыбой под соусом, на Рави, который льнул к нему как кошка. Его так могла назвать разве что Куреха, когда была в особенно хорошем расположении духа, но было бывало крайне редко. Вот хоть как - а кота Джабал не был похож абсолютно и совершенно. На медведя - да, но вот кот, а тем более котенок. - Ты ничего не попутал, болезный? И убери меч, пока ты ни по кому им не попал, как тогда.

Касательно "попутал" с ним была солидарна и Куреха, правда вместо недоумения в ее глазах было кое-что похуже, и Джабал невольно передернул плечами. Несмотря на то, что их лекарь была маленькой и хрупкой, иногда даже он ее побаивался. Слишком уж она была жуткая и прекрасно умела заполнять собой пространство, от чего казалась больше и внушительнее.

-Не смотри на меня так, - попросил женщину Джабал, приподняв брови, а затем поглядел на Фару, которая дав воды Лиру, перешла к ним. Он окинул еще одним взглядом северянина, прежде чем с усилием воли переключил свое внимание вновь на Фару. Что он чувствовал? Ему было странно хорошо, в голове была какая-то тягучая дымка, но ее Джабал списывал на влажный и непривычный воздух на этом проклятом острова, на который их потащил Чатур из-за каких-то дурацкий костей. Заметив, что Лир смотрит на Чатура, Джабал невольно подобрался. - У меня нос чешется. А Чатуру бы уже прекратить бычить, как будто он тут самый крупный. Дерзновенный, заканчивай оправдывать свое прозвище, мы и так все поняли.

Рави хотелось убить частенько, но сейчас куда больше раздражал Чатур. И поляна, про которую начал говорить своим глубоким, чарующим голосом Лир. Джабал огляделся, пытаясь понять, что же в ней такого, но не мог. Вздохнув, он умылся, как и велела Фара, после чего скрестил ручищи на груди, неодобрительно глянув на Чатура, а затем и на Рави.

[NIC]Jabal[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/vqXyT.gif[/AVA][SGN]http://sa.uploads.ru/P25VG.gif http://sa.uploads.ru/RzyN0.gif[/SGN]

+8

28

[indent] - Какие, твою мать, конкуренты? Где ты их ви... - Душегуб не успел договорить. В мгновение ока случилось сразу множество вещей: что-то пронеслось над головой Ронга, а потом Эдвена, коротко вскрикнув, оступилась на краю тропинки и исчезла из виду.

[indent] Самой уместной здесь была бы фраза: "Ну, что я говорил? В горы идти слишком опасно". Жаль только, что времени произнести ее совсем не оставалось: пираты ступили на едва угадывающуюся среди камней тропинку, уходившую змеей все выше и выше, и если с одной стороны ее была гладкая скала, уходившая вверх под самое небо, то с другой стороны зияла пропасть. Двигаться по этой дорожке можно было лишь друг за другом по одному, поэтому, когда грифон, оставшийся за спинами пиратов, вдруг спикировал на них и щелкнул когтями прямо перед лицом Эдвены, никто не успел поймать устремившуюся в сторону пропасти Хоук. По правде сказать, никто и не попытался - так велика была скорость летающей твари, толкнувшей пиратку к обрыву.

[indent] Все-таки не зря Душегуб всю свою жизнь провел на море, пройдя через несчитанное количество бурь и штормов, когда люди пачками сыпались за борт, утягиваевые  вниз водоворотами или волнами. Наученный многолетним опытом, он оттолкнул Лейлу, да так, что она спиной впечаталась в каменную стену, и схватил веревку, висевшую на поясе у кого-то из его людей (кажется, это был Аюш), что замер прямо позади Ронга. Спустя пару секунд конец веревки уже летел вслед за Эдвеной, а сам Ронг уперся ногами в землю покрепче, чтобы удержать равновесие, если Хоук все же удастся схватиться за веревку.

  [indent] - Ты хотела быть полезной? Тогда не стой и поди-ка посмотри, что там с нашей дорогой пираткой, - не оглядываясь, прошипел Душегуб. Возможно, успей он подумать хоть немного, он и не стал бы спасать человека, который зарился за сокровища, но тело его, к сожалению, двигалось быстрее, чем мысли. - Я говорил, что лезть сюда нельзя, но ваш капитан слишком упряма и глупа, чтобы научиться менять планы по ходу дела, - съязвил он, обращаясь к команде "Морского дракона". - Она могла погубить в этой пропасти своим упрямством любого из нас, но птичка, к счастью, выбрала жертву полегче

[indent] Ронг понимал, что ситуация начинала пахнуть все хуже и хуже. Поймай Хоук веревку, они оказались бы в крайне неловком положении, будучи идеальной мишенью для грифона, вздумай он атаковать еще раз. С другой стороны, умри сейчас Эдвена - и как знать, согласится ли ее команда подчиниться Ронгу? Или они решат попытать счастья и найти то, что осталось от местного дракона, самостоятельно?

Отредактировано Rong the Slayer (2017-11-26 14:47:19)

+7

29

Мужчина ощутил руку у себя на плече. Пришлось остановиться и окинуть взглядом ее хозяина. Куреха. Конечно, чьи же еще костлявые длинные пальчики могли чувствовать на его теле себя столь по хозяйски. Похоже после стольких встреч на самодельном операционном столе, эта женщина считает его собственным творением.

— А что? По-моему вылитый котенок, — Рави хмыкнул и кивнул в сторону Джабала, — посмотри какие лохматые ушки, какие здоровые усища и как лоснится шерсть на солнце, — на слове солнце инженер снова почувствовал внутреннее влечение к этому диковинному зверю. Шкура, которую тот носил и правда сейчас имела особенный цвет, играла магическими переливами. Как те надувные шары, что недавно летали между ними.

Джабалу тоже не пришлось по нраву новое обращение, но помутневший рассудок инженера воспринял это как одобрение. Даже туповато-вопросительное лицо старпома казалось безупречным. О, Отраженный, где я раньше был?

— Уж, я хотя бы попадаю в цель, не то, что некоторые, — даже под чарами юмор и дерзость инженера никуда не исчезли. Похоже, пациента еще можно спасти. Хотя под этим таинственным «некоторые», конечно же, обычно прятался Джабал. Но в силу новых чарующих обстоятельств можно выдвигать конкурс на новую кандидатуру. Благо в их команде не самые боевые ребята собрались, кто-нибудь да отыщется.

Воркующий голос Курехи над ухом снова отвлек механика от объекта вожделения, чем вызвало некоторое раздражение. Все-таки иногда она становилась похожа на безумную курецу наседку. Светильная мать, что носиться со своими припарками и настойками над детьми. Подумаешь, палец кому-то отрезало. То был маленький кусок от всего тела, а сколько ору было, инфекция, инфекция!

— Брось, Кури, не чувствовал себя никогда лучше, даже после твоих настоек. Здесь отличный воздух, — глубокий вздох, — прямо заряжает энергией, — отмахиваясь словесно от заботы лекаря, Рави неглядя снял руку с ее плеча и сделал несколько шагов вперед, почти уже поравнявшись с их семейным великаном. Первая задача выполнена, осталось расправиться со второй.

Меч дрогнул перед тем как зафиксироваться в крепкой руке инженера. Темные мысли соблазняли его голову, меняли в воображении ожесточенные картины. Кровь. Остекленевшие глаза. Отрубленные части тела. Сколько раз он уже это видел в своей жизни, но такого желания как сейчас притворить это в реальном мире не испытывал.

Новый матрос отлично бы смотрелся без головы. Она такая неприятная с этими белыми как мочалка волосами. А кишки, печень, желудок? Рыбе перед готовкой выбивают потроха. Митра говорит, с ними она не вкусная. Джабалу, наверняка, не понравится. Хотя… Безумными глазами влюбленного мужика он осматривал старпома, отвлекшись на рельеф его мышц. Эти бугры и холмы создавали живописный ландшафт загорелого тела и …

Голос. Чей это голос? В очередной раз приходилось отрывать свое внимание, но теперь уже им двигало любопытство. Такой приятный. Да нет, не может быть это новая морская крыса. Или? Речь северянина лилась шуршащим потоком, как река бежала сквозь полуденный лес.

Резкий толчок в грудь. Фаре пришлось ударить его, чтобы привлечь к своей персоне внимание. Ведь нужно, чтобы собеседник хотя бы смотрел на тебя, чтобы видеть как тот испепеляет его взглядом.

— Я не буду спрашивать какой дряни ты на этот раз объелся,  Рави, но живо убери свой меч, — капитан умела проявлять строгость и держать всех членов команды в напряжении, когда этого хотела. — Иначе я запрещу тебе вылазки в порт на много месяцев, — бьет по больному! Лишить после длительного плавания своей компании прекрасных женщин на суше — механик считал преступлением.

Но если бы на него это сейчас работало. Но не действовали эти слова, зато подействовали другие. Рави кинул последний взгляд на Лира. Общая цель, верно. Столь явную опасность тот уже не выражал, но где-то в грудине механика продолжало тлеть напряжение. Он нехотя убрал свой меч и протянул свою руку к своему бурдюку. В носу и горле очень сушило и, кажется, от той мерзкой пыли.

[NIC]Ravi[/NIC][AVA]http://s4.uploads.ru/Rs1Zw.gif[/AVA]
[SGN]http://s3.uploads.ru/NFe6g.gif
[/SGN]

Отредактировано Rhys Brand (2017-11-23 00:06:19)

+8

30

Все действия согласованы с Чатуром.
Фара распределяет между страждущими пару бурдюков с водой, и команда, привыкшая повиноваться, неохотно пьет и умывается. Капитан меж тем продолжает чеканить слова так, будто их нужно вбивать в головы увлекшимся морякам, как гвозди.

- В каком смысле? Лично я чувствую растущее раздражение и запах этого леса. Сладковато и похоже на плесень.
[ava]http://s6.uploads.ru/41mzP.gif[/ava][NIC]Kureha[/NIC]
Лир пытается успокоить Рави, тот и дальше несет околесицу про кошек, Куреха закатывает было глаза, сдув с лица прядь волос, как механик снимает ее руку со своего плеча. Это снова отзывается чувством потери: он же практически оттолкнул ее. Как он вообще мог? Пошел дальше, даже не заметив… Вот его ткнула Фара, вновь применяя свой командный тон. Врач усмехнулась: этого лиса мало в трюме приковать, чтобы перестал шляться везде, где ни попадя. Неплохая, кстати, идея, а он на привязи истоскуется достаточно, чтобы быть благодарным даже тому, кто с ним просто словом перекинется. Удобно, когда человек от тебя зависит. Привыкает связывать тебя со своим счастьем. Это куда легче открывает перед тобой двери, которые прежде могли быть заперты…

- Эй, Куреха, - раздается негромко откуда-то сбоку.
- А?

Она неохотно отводит взгляд от профиля Рави, оборачивается, а потом происходит странное. Дерзновенный куда ближе, чем ей казалось, и врач, не привыкшая быть в его руках, на секунду удивляется силе, с которой он притягивает ее к себе - за талию, вплотную. От него тоже как будто пахнет сандалом - самую малость, древесно и пряно, но не это самое удивительное. Куреха рефлекторно упирается ладонями в широкую грудь, под пальцами - пестрая вышивка, куда-то в ноги брошен бурдюк, из которого, как из колотой раны, беззвучно льется вода. Чатур ловит ее лицо, и припечатывает недвусмысленным, жгучим поцелуем.

Куреха распахивает глаза, долю секунды шокированная. С глухим рыком порывается освободиться, но у нее даже нет надежной опоры - купец так притянул, что она стоит на мысках, голова запрокинута, а на попытки оттолкнуть Чатур не реагирует вовсе. После чего ливейскую лекаршу накрывает.

Она знает, что на нее всегда могут напасть. Знает, что никакой силой победить противника не может - только хитростью. Ее хитрость скрывается в складках легких халатов, под летящими полами рукавов, за расшитым поясом, даже в волосах. Ведь нож - это ведь прежде всего лезвие, надежный и острый металл.

Она немало ран зашила за время медицинской практики среди пиратов. Из личных убеждений Куреха испытывала что-то отвращение к рваным и грубым ранам. Поэтому ее оружие всегда тонкое, с прямым, как луч, лезвием, ровным краем, острое, как бритва.

Взмах - горизонтальная полоса под ключицами рассекла дорогую ткань. Другой взмах - то же на рукаве, и еще раз. Порезы мгновенно расцветают насыщенной кровью - Куреха прицельно рвет верхний слой мягкой ткани, наконец освобождает лицо от поцелуя, приставив нож прямо к горлу Дерзновенного прямым и ясным сигналом: предупреждения уже попортили ему костюм, атака всерьез может стоить ему жизни. Уж врачи-то знают, куда бить.

- Руки убрал, - шипом приказывает она. Где-то на периферии слышит голос Фары, но совершенно не разбирает слов за стуком крови в ушах. И отвести взгляд от Чатура не рискует, будто это он приставил нож к ее горлу, не наоборот.

+10


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Вода и ветер сегодня злы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC