Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪
▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре осень 985 года]

Лучшее фэнтези написано на языке мечты. Оно такое же живое, как мечта, реальнее, чем сама реальность... по крайней мере, на миг, долгий волшебный миг перед тем, как мы проснёмся.
"Ярмарка тщеславия"
▪ завершен ▪

"Двигаться дальше"
▪ Game Master ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Edwena Hawke ▪
▪ Game Master ▪



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Something in the Water


Something in the Water

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Something in the Water

— На рыбалке должно быть тихо.
— На рыбалке должна быть рыба.


Мерольт, Чатур • Лод, конец декабря 985 года, вечер

Плавания в сторону Дальмаса складывались у Тысячи Светил нечасто, но всегда сулили особенной выгодой: новыми связями, товарами, знакомствами. Кто же знал, что в этот раз из дальмасских вод близ Лода Чатур выловит нового члена команды - точно не Мерольт, который после неудавшегося покушения оказался без имени, памяти или родни.
Немного иронии, так свойственной Богу Отражений.

Отредактировано Chatur the Daring (2017-10-25 22:23:56)

+4

2

Приезжать в Дальмас было ошибкой.
Он не хотел, но был вынужден это признать. Его родина пролегала далеко на севере, суровая и прекрасная, как клинок. Скитаясь от деревни к деревне и вдоль берега моря, он этого не замечал, как не замечаешь слаженности своих движений во время ходьбы, но оказавшись на другом материке, бродяга постепенно и с долей разочарования понял, что его стихия - это Скайхай. А он-то надеялся, что его затруднение с местными диалектами и говорами указывает, что этот язык не родной. В дальмасском порту в уши путника водопадом полилась смесь из двух языков, но, когда первое отупение прошло, он понял...
Понял...
Почти все, что услышал.
Это было удобно, удачно, и все же обескураживающе. Но время и бродяжничество на новой земле показали: его корни не здесь. Он чуял это нутром, как знал, смутно и безошибочно, к кому можно обратиться за помощью, а кого лучше обходить стороной. Как ноги сами понесли его к священнослужителям в серых цветах его бога-покровителя.
Он уже пожалел, что избавился от одежды, в которой его выудили из реки - но первым порывом у беспамятного, как у загнанного зверя, было избавиться почти ото всех признаков богатства и знатности, которые он обнаружил. Из соображений безопасности даже в большей степени, чем из нужды в деньгах, хотя она была несомненной, а продажа тряпья помогла бродяге прокормиться. Даже рубаху купил льняную, дешевую, зато обзавелся шерстяным плащом, который помог спрятать ладно скроенные штаны и отличный меч. Сапоги и так поободрались, да и грязь помогла.
В таком виде он по крайней мере мог не опасаться разбойников, путешествуя в одиночку.
Он был один во всем мире, и мир казался полной ловушек доской для игры, где на кон ставится твоя жизнь. Он не планировал проиграть.
Он неплохо справлялся с выживанием и сбором информации, спору нет; не раз и не два ему повезло - скажем прямо, благодаря тем крестьянам он родился заново.
Он думал, память вернется через день-два, после хорошего сна; потом уповал на неделю, на город покрупнее, на знакомые дела.
Мастер опознал дальмасскую золотую розу на медальоне и предложил за него хорошие деньги, но бродяга отказался. Ну конечно, вот в чем объяснение! Он просто в чужой стране...
Глупость.
...Думал, что, как в старой пьесе, найдет себя по безделушке и родимому пятну. Разве в жизни так бывает?
Пока самым верным указателем был меч - он ложился по руке, его вес давал чувство надежности, легкость маха - уверенность. Вот уж с чем бродяга не расстался бы ни за какие деньги - это было его небо, его коготь и зуб, или даже хребет. Меч говорит о воине красноречивее слов - это он точно знал.
Он несомненно был воином.
На корабле управлялся худо-бедно - свой путь отрабатывал добросовестно, но меч от греха подальше каждую ночь прятал в новом месте, замотав в тряпицу.
У него не было ни одного конкретного ответа. Дальмасский медальон оказался не более чем традиционным символом процветания. Искусно исполненным, дорогим, и все же - не намекающим ни на город, ни на дом. Национальным.
Ему сталось лишь молить бога-хранителя о знаке свыше - даровать ему озарение или хотя бы догадку, в какую сторону двигаться.
Поскитавшись какое-то время, бродяга пришел к выводу, что для поисков лучше будет вернуться на север. Однако зимы там суровые, у него нет крова и дела, чтобы пережить снежные времена. Он очень смутно чувствовал, что они бывают тяжелы. Так не лучше ли остаться в Дальмасе? Здесь климат мягче, а женщины улыбчивее и наряднее скайхайских.
Собственно, из-за женской улыбчивости он и попал впросак...
Разносчица в портовой таверне, румяная девица, стреляла глазами с наигранной застенчивостью, но бродяга задержался на ней взглядом, улыбнулся в ответ - и, да, задним умом понял, что сделал это очень и очень зря. В портах робкие женщины не задерживаются, и многие из них расточают внимание... Щедро. Кто знает, сколько дюжих матросов находили причины для ревности до того здоровяка, который решил выяснить, из каких краев принесло конкурента и откуда в нем столько дерзости.
Бродяга напрягся сразу, медленно потянувшись к мечу. Обнажать сталь - привлекать к себе лишнее внимание, а без нее дело грозило стать шумным. Он думал слишком долго. От первого взмаха кулака увернулся, опрокинул стол, метнулся к выходу - и тут его перехватил кто-то из соседей...
Потасовка в дальмасской портовой таверне. Поножовщина, брань и шум. Бродяга не мог поручиться за свою память, но был уверен, что такое случилось с ним впервые.
А в довершение прочих бед его с размаху зашвырнули в воду... Да так, что он приложился головой о дерево и от боли сделал судорожный вдох.
Если бы не захлестнувшая его паника, бродяга бы понадеялся, что от удара хотя бы память встанет на место. Но ему было не до того.

+4

3

Сколько бы Чатур ни плавал на север, все никак не мог привыкнуть к тому, какие шутки в их сторону справляло своенравное небо. Казалось бы, над островами тянулось оно же, такое же. Казалось бы, вопреки распространенному мнению, не все ирадийцы боялись низких температур, изнеженные собственным жарким и жадным до внимания солнцем и привыкшие к иссушающему теплу и удушливой влажности. Нет, холода Чатур сносил - особенно хорошо сносил после того, как Джабал - храни гладь Отражений его гигантское сердце - приволок ему внушительных размеров плащ из шкур, который теперь частенько выручал ночами в дальних плаваниях не только самого Чатура. К тому же, им редко доводилось забираться дальше берегов Дальмаса, а этот край еще был мягок довольно к островным своим гостям.

И все равно раз за разом случалось что-нибудь эдакое. То уже стало традицией, не хорошей и не плохой - как и море, наверно, о котором даже дурно каждый из них говорил с любовью.

Но в пустыню эти проклятые тучи последних двух недель! Чатур не просто любил звезды, ему было необходимо иметь перед глазами в пути главную, ведущую к дому. И если ясное небо для того было не всегда обязательным (а штиль - та еще зараза), - чем плотнее тучи сгущались над их головами, чем сильнее они норовили подцепить Светила за мачту, тем скорее портился его настрой. Рави шутил, что для нормального функционирования Чатуру нужны вода, внимание и звездный свет, а иначе сгинет словно с голоду узник. Может, оно и было правдой.

Только в этот раз зарядили еще и дожди. И, если каким-то чудом подхваченную на третий день простуду еще удалось своевременно обезвредить, то к порту Лода, куда держали путь Светила, Чатура уже мутило от одного вида “превентивных и восстановительных мер”, коими поила его Куреха. Которая, если задуматься, могла уже просто травить его ради собственной потехи.
Она бы сделала это. Черт.

В общем и целом, ничего удивительного в том, что первый день стоянки в порту Чатур решил провести в собственной каюте, не было. Капитан распустила команду на долгожданную вольную в город, оставив на палубе дежурных в этот раз Джабала с Чайимом, сам же Дерзновенный проявил всего себя в том, чтобы выспаться по силам почти до самого вечера. Как раз к тому моменту он и выбрался из полутьмы трюма на угасающий свет под ясное - впервые за последние его недели - вечернее дальмасское небо.

Выбрался и едва успел, потянувшись кошачьи, вдохнуть портовый воздух, как услышал крики и последовавший за ними громкий всплеск. Взглянуть было первым рефлексом.
- Человек за бортом!
- Он нам нужен? - выглянул из-за его плеча рассудительный, как всегда, Джабал. Чатур пригляделся получше.
- Доставай.

Он и сам бы не смог до конца объяснить, что сподвигло его на столь спешную помощь ближнему, но до этого утопающего - судя по его подельникам, отвернувшимся уже от берега, - не было дела больше никому. Не давать же ему помереть. Да и чуйке своей Чатур привык верить - нет-нет, да выловят что-то хорошее.

- Принеси одеяла из свободной каюты, - велел он подоспевшему тут же Чайиму. Тот глянул за борт и кивнул.
А Чатур, опершись задумчиво о борт корабля, приготовился ждать. Может, тут его настроение и выправится? Не мог же Бог Отражений встречать их в Дальмасе одними зельями да дождями.

Отредактировано Chatur the Daring (2017-10-25 23:02:30)

+3

4

Он закашлялся соленой водой. Попытался уцепиться за ближайшую опору, но она была вертикальной и гладкой. Судорожные попытки молотить по поверхности воды ничего не дали - опомнился бы, сообразил бы, выплыл бы, наверное, нормально (в своей способности двигаться в воде он уже убедился). Но несчастный северянин чувствовал себя примерно как котенок, прочухавшийся в полном чане воды, и, может, бесславно захлебнулся бы, если бы пальцы не сжались на веревке.

Крепком, надежном корабельном канате.

Он почувствовал, как его силой потянули вверх. Один стремительный и плавный рывок - и вода разомкнулась, отпуская тело, и скоро бродяга с радостью растянулся на восхитительно твердых досках чужой палубы, отплевываясь и шумно глубоко дыша. Даже дал себе несколько секунд на то, чтобы глаз не открывать, а уж после проморгался, жмурясь от разъедающей глаза соли, стирая воду со слипшихся ресниц.

Первое, что он увидел - борт корабля, за ним кусок воды, чуть дальше пирс, берег и ту самую таверну, в которой пытался поесть.

Неудивительно, что он не мог нашарить опору, бултыхаясь, как дерьмо в проруби - пролетел неслабое расстояние, от души швырнули, ублюдки.

Кстати, об ублюдках...

Несостоявшийся утопленник наконец поднял взгляд на своих спасителей, замедленно моргнув. На фоне набиравшего синеву сумеречного неба над ним возвышался здоровяк, который мог бы вырвать с корнем среднего размера дуб, и исключительно усатый, чрезмерно пестрый и слишком сиятельный мужчина в самом расцвете сил. Оба черноглазые и загорелые, будто всю жизнь по летней зоне рассекают.

Ирадийцы, подсказал здравый смысл и наблюдения в порту. Интересно, эти хоть каким-то языком, помимо своего, владеют, или все толмачи ушли в город? Оставалось только помолиться.

Он выдохнул и (своими силами, хвала богам) поднялся на ноги. Неприятнее всего было ощущать, как вода стекает по всему телу в новом направлении. А холодная одежда липнет. И как с нее слышно льется и капает в лужу на палубе...

- Благода... Спасибо, - решил изъясняться проще: уж простейшие дальмасские слова путешественники должны знать. Спасенный перевел взгляд с одного ирадийца на другого, за ними примаячил юноша с одеялами в обнимку, да так и замер рядом в явном ожидании. Бродяга, поняв, что это ему, смешался - это было ярким проявлением доброты, и, хотя до него долетали слухи об ирадийском гостеприимстве и щедрости, все же не ожидал столкнуться с ними напрямую. Открыл рот, затрудняясь в формулировке, машинально потянулся к поясу, надеясь, что у него осталось хоть что-то, чтобы отблагодарить - не напрямую деньгами, наверное, просто купив в знак признательности какой-нибудь подарок, еду, может, да так и замер, хватанув пальцами воздух. В отчаянном нежелании поверить до конца похлопал себя по бедру - у него не было ни меча, ни ножен. Кто-то подсуетился в общей заварушке...

Забыв о всяком этикете и даже не начатом диалоге, скайхаец громко, отрывисто, пространно выругался на родном языке, срываясь на рык. Обернулся в сторону таверны с долей испуга - если они успели уйти, в толпе хрен найдешь...

- Мой меч, - выдохнул он на дальмасском, вновь посмотрев на своих спасителей. - Какой сучий потрох...

Если у него нет меча - у него нет ничего.

- Простите, но я должен бежать, - с вновь обретенной любезностью, но решительно сообщил он, слегка поклонившись ирадийским господам и посмотрев на каждого (включая живенько сыгравшего бровями парня с одеялом), широким шагом направился в сторону трапа и пирса.

Отредактировано Merolt Goldwine (2017-10-26 01:07:24)

+3

5

Чатур представления не имел, что именно всплывет стараниями Джабала, но вглядывался в ухватившую за канат руку с любопытством естествонаблюдателя. Сил выбраться из воды самостоятельно нужно было немало, но тут старпом подсобил: стоило утопающему сжать веревку, дернул на поверку и осторожно начал поднимать, через борт же просто и без особенных церемоний перетащил за ворот, словно мокрого щенка. Таким их новоспасенный и казался - по крайней мере, пока, отершись, не начал озираться в недоумении.

Чатур заложил руки за спину, терпеливо наблюдая за тем, как незнакомец сфокусирует взгляд на каждом из них, рядом невозмутимой горой возвышался Джабал - только он и заметил вскинувшиеся брови владельца Светил, стоило найденышу поднять голову и раскрыть глаза. Ну очень дивные глаза на заросшем густо лице.

Незнакомец неуверенно, но самостоятельно поднялся на ноги.

Очень очень неплохие ноги под всем этим неопрятным, но из-за воды, едва не ручьями живописно спадавшей по телу, не так уж скрывающим что-то тряпьем. Что ж, у Чатура всегда была слабость к воде. Он улыбнулся. Сказать, правда, ничего не успел - юноша замешкался на полуслове, но выдавил спасибо. Смущается?

Чатур решил повременить с речами. Тем более наблюдать за тем, как незнакомец пытается безуспешно подобрать слова, оказалось даже забавно. Джабал, знавший нрав нанимателя слишком хорошо и явно уловивший его намерения, закатил только глаза. Ничего страшного. И умирать прекрасный юноша перестал.

Забеспокоился, правда, тут же - засуетился в панике и с душой и какой-то бессильной почти злостью выругался. Скайхайский? Интересно.
Мой меч. Какой сучий потрох… Простите, но я должен бежать. - И был таков.

Чатур переглянулся с Джабалом.
- Он уходит, - проконстатировал старпом негромко на родном языке. Дерзновенный улыбнулся.
- Я вижу.
- Я отнесу одеяла в твою каюту, - вздохнул в ответ Чайим. Но Чатур уже вышагивал следом в сторону трапа - не торопясь и не отнимая сцепленных за спиной рук и все-таки стараясь не упустить юношу из виду.

+4

6

Он спустился на пирс и направился в сторону таверны. Сердце еще не успокоилось после испуга от барахтания в воде, да и не собиралось - с его-то гневом. Шаги все еще отмерялись лужами, но бродяга игнорировал это: он только что из Скайхая и отчалил от берега в качестве матроса, так что эта легкая прохлада не способна подорвать его здоровье. К чертям собачьим беспокойство по мелочам, у него была серьезная проблема.

Что он, кстати, вообще собирается с ней делать?

Хотелось бы верить, что на одном только гневе он сумеет раскидать всю честную компанию, но это было бы наивно. Некоторые из них уступали бродяге в росте, но крепости в них хватало. Как и грубости. И слаженности. Они чуяли в нем чужака - не по крови, так по происхождению, он был другим - люди этого не любят.

Таверна исторгла его, как желудок исторгает ядовитые грибы. Не было оснований думать, что ситуация не повторится.

Попросить вежливо? Ха, так ему и уступят. Вызвать на поединок один на один? Что-то подсказывало, что эта шваль не особо представляет себе, что такое дуэль.
...“Шваль”. Еще бы они не объединялись, чтобы расправиться с ним - наверняка его отношение было очевидно с самого начала.

Защитник, даруй мне силы...

Какие еще у него были варианты? В конце концов, он оди-

...Так.

Бродяга резко остановился, не дойдя до кабака какие-то несколько шагов. И крутанулся на каблуках, твердо намеренный срочно вернуться на корабль - да замер, уставившись на усатого ирадийца в пестром халате. Тот тоже остановился с этим своим прогулочным видом, руки за спиной, всего в нескольких шагах от спасенного. Приглядывал, что ли? Это у них традиция, что, мол, ты спас кому-то жизнь - значит, теперь ты за нее отвечаешь, нет?..

Бродяга стушевался снова, замерев. Да вот же, наоборот, самое то, чего он хотел - тот, кто больше всех похож на хозяина судна, богато одетый, к нему и обращаться по таким вопросам, верно?

- Прошу прощения…

Да он же ни слова не проронил за всю эту встречу, может, и вовсе иначе как на родном наречии не изъясняется. И все же несостоявшийся утопленник направился к мужчине.

- Вы говорите по-дальмасски? - стараясь не слишком светить надеждой в голосе, спросил северянин. - Боюсь, мне сейчас нужна помощь. У одного из людей там, внутри, - он указал себе через плечо, молясь, что не ошибся, что скоты еще не успели уйти из таверны, - мой меч. Может быть, я не сумею отбить его в одиночку. Если бы кто-то из ваших людей мог… посодействовать мне, я бы вернул его и был… пригоден для службы. Я хорошо сражаюсь. Я верну вам долг, даю слово, - расправив плечи, поклялся он.

О, как он надеялся, что не прогадал, что этот ирадиец его понял. Не разберешь - прищур и насмешливая искорка в глазах, смеется то ли над тобой, то ли ухмыляется своим мыслям, а может, он находит забавным весь мир. Для него голубоглазый спасенный может оказаться не более чем диковинной находкой, как для скайхайца - радужная рыба.

А бродяга стоит тут мокрый до нитки и распинается, как идиот. Красота!

Отредактировано Merolt Goldwine (2017-10-26 02:37:04)

+4

7

все описания действий соигрока согласованы с ним
(и написаны им самим).

Лавировать сквозь толпу вслед за сбежавшим с их корабля незнакомцем было не так сложно: Чатур без труда отирал плечом попадавшихся людей, но даже и без этого не терял из виду светлую макушку или редевшие мокрые пятна, тянувшиеся за ним. Так они добрались почти до самой таверны, портового кабака, где наверняка можно было найти крепкое пойло, сытую драку и, бесспорно, часть его, Чатура, собственной команды. Он даже начал уже прикидывать, к кому стоит примоститься для дальнейших свои бесцельных наблюдений, как незнакомец обернулся и замер, вперившись в него взглядом. Неловко как.

Вы говорите по-дальмасски? — начал он как-то без особенной, кажется, надежды. Чатур склонил с интересом голову. Незнакомец тем временем указал на дверь и попытался объяснить, чего хочет, мокрый и встрепанный как падением, так и настолько сильно взволновавшей его, судя по всему, потерей. Дерзновенный проникся, пожалуй, к спасенному сочувствием: он говорил, как человек, которому это действительно важно - настолько, чтобы не замечать в промокшей насквозь одежде декабрьский вечер в порту.

Все решилось в момент, когда прозвучали магические слова о долге. Чатур просиял. До ужаса интересно все складывается.

- Я принимаю ваше слово, - ответил он на островном своем дальмасском - на лице бродяги тут же проступило облегчение, плечи слегка расслабились. Прямой взгляд в глаза зафиксировал эту сделку, сделав ее более чем словами - с его Чатура стороны, - и незнакомец перед ним и сам выпрямился сразу, подняв подбородок, отвечая на взгляд. Чатур не преминул отметить это в голове - сам же указал на дверь, все также не разнимая из-за спины рук.
Юноша кивнул - замешкался было, будто хотел спросить еще что-то, но видимо передумал и все-таки ступил в таверну.

Основной зал встретил их приглушенным светом и уже явно набравшим обороты за последние часы припортовым гулом. Одна из разносчиц, судя по всему, узнала бродягу, потому почла за лучшее скрыться за стойкой - Чатур только и успел заметить мелькнувшие рядом юбки. Зато глаза тут же упали на столик в углу, где, склонившись над чем-то в разнокалиберных бокалах, шушукались Фара с Курехой. Чатур поймал капитанский взгляд и поднятую в его сторону бровь, подмигнул в ответ. Сам же незнакомец сходу распознал враждебную компанию - человек пять, не больше. Взгляд его выхватил рукоять меча, глаза нехорошо сузились. Разговор за столиком сошел на нет, когда скайхаец приблизился. У зачинщика на лице заиграла усмешка.

- Что, явился за добавкой? - у Чатура, осторожно подобравшегося следом, тут же скисло лицо.
- Нет, - сухо ответил бродяга. - За кое-чем своим.
- Твоего тут ничего нет, северянин. Проваливай, пока мы тебя еще разок не искупали, - столик взорвался хохотом, на что бродяга не дрогнул даже и от стола не отошел. Похвальная смелость или столь же похвальная глупость. Выпившая компания, впрочем, ленивая от поздних возлияний, не воспринимала юношу в качестве какой-либо угрозы. Чатур, надумавший было переждать и посмотреть, что скажет сам незнакомец, от шоу успел устать. Эти ребятки ему решительно не понравились.

- Господа, - протянул он подчеркнуто миролюбиво, поравнявшись с юношей возле стола. - Не будем усложнять друг другу жизнь. Все, что нужно моему другу, это его меч, который, как я вижу, вы так заботливо уберегли от затопления. - Он растянул рот в улыбке. - Меч и извинения.

Отредактировано Chatur the Daring (2017-10-28 10:32:34)

+3

8

А Элберет действия персонажа силеврен
пенна мириэль с разрешения соигрока.

Бродяге не следовало бы по умолчанию полагаться на то, что помощь ирадийца все решит. Он слышал шаги усатого за спиной, но рассудил, что раз тот поощряет действия без промедлений, мяться и колебаться незачем.
Голос у купца был звучным, раскатистым даже, интонации - дружелюбными. Акцент приятно скруглял дальмасский язык. Следивший за матросами бродяга не услышал, как неторопливо и с тихим шорохом темнокожая женщина сместилась на стуле, молча оценивая обстановку.

Собеседников это, впрочем, не вразумило.

- А он чо, с ирадийцами, что ли? - изрек один из мужчин со смесью недовольства и насмешки. - Гребаные ирадийцы. Ненавижу, блядь, ирадийцев...

Мулатка поднялась из-за стола, вместе с ней вышел из тени небольшой высокотехнологичный арбалет. Ее собутыльница с высокими скулами безмятежно сделала еще глоток выпивки, предаваясь созерцанию. А усатый разве что слегка скривился - что не повлияло на его подчеркнуто вежливый тон:

- Не будем такими чувствительными, господа. Нас, ирадийцев, слишком много, чтобы ненавидеть нас вот так в лицо было бы полезно для благополучия - вашего и ваших спутников.

Купец, будто намекнув, бросил небрежный взгляд в сторону женщины, и бродяга последовал его примеру, угадывая в арбалетчице члена команды нанимателя. Она, конечно, могла бы быть солидарной землячкой, но в этом порту швартовалось крайне мало южных кораблей. Предположить, что они заодно, было проще.

Надо сказать, бродяга был под впечатлением от ирадийской уверенности: две дамы и двое безоружных мужчин, плюс к тому чужаки, против вот этой компании. Острый глаз и быстрая реакция смуглой женщины могли стоить жизни как минимум одному из матросов - и никто из них не хотел оказаться этим счастливчиком. Наверное, это и сыграло роль.
Повисла пауза, куда более долгая, чем бродяга ожидал. Он буквально загривком ощутил исходящую от незнакомки спокойную угрозу - явно как и матросы, и как все, кто присутствовал в таверне в этот час. Слишком ранний, чтобы быть невменяемыми и беспечными, чтобы пропустить то, что инстинктивно улавливаешь кожей.

Непоколебимость мертвого штиля.

Бродяга не решился ее нарушить, и это было верным решением. Уже мгновение спустя, тихо и резко выругавшись, дальмасец отстегнул ножны и швырнул ему меч. Северянин схватил свое сокровище на лету, сразу сжал пальцы на рукояти и выдвинул лезвие на пядь, будто проверяя. Не то чтобы возникли сомнения в подлинности или сохранности клинка, но это был стремительный ритуал возвращения, а заодно демонстрация - что чужакам, что будущим товарищам по палубе (а бродяга был уверен, что служба ирадийцу повлечет за собой путешествие на его корабле). Кроме того, тем самым он добавил еще довесок к угрозе, которую озвучил его наниматель.

Собственно, ему и предназначался следующий взгляд скайхайского скитальца.

- У меня все, - он с эффектной четкостью отправил меч в ножны, действительно потеряв интерес к морякам. В этом, правда, скорее проявлялась его надменность, нежели снисхождение.

Потому что с того момента, как к нему вернулось оружие, бродяга получил возможность наказать собственноручно любого, кто позволит себе лишнее. И это тоже было понятно каждому в полутемном зале.

+2

9

Чатур не сказал бы, сможет ли одолеть пятерку моряков в полутемном кабаке - пьяных или нет, даже и с поддержкой любимого капитанского арбалета или кинжалов, наверняка припрятанных под юбками Курехи (и столь же наверняка ядовитых). Слишком много было рисков и переменных, особенно во всем, что касается портовых драк - расчет был не на то. Он мог быть сколь угодно искусным воином, но не дожил бы до собственных лет или статуса, если бы не умел в первую очередь пользоваться умом, языком и расположением Бога Отражений. Или помощью друзей.

Потому, стоило мерзкому хорку мужицкого хохота стихнуть в паузу, задумчивую, ни дать ни взять, дуэль собственного рода, Чатур понял, что поставил верно. В том числе на нового своего незнакомца, когда тот не потерял лица и не стал лезть в драку за собственную попранную честь, а спокойно выждал тот самый момент, когда все переломилось в нужную им сторону. Внутри него явно кипело не меньше, но Чатур сумел оценить как способность вернуться за своим, так и умение превратить праведный гнев в трезвый расчет. Юноша был умен. И, судя по тому, как показательно блеснул перед матросами клинком, в нужной, дивной степени опасен.

Купец задержал взгляд на его лице, оценивая результат переговоров. Отсчитал нужную долю мгновений и, не дождавшись продолжения, кивнул удовлетворенный. То, что бродяга не стал настаивать на извинениях, стало еще одной говорящей деталью.

- Приятно иметь с вами дело, - Чатур склонил голову перед столом в поклоне на грани между шутовским и приличным, окинув мужчин последним коротким взглядом, призванным убедиться, что с исходом они смирились. Возражений, кажется, не нашлось.

Ждать их он и не стал, тут же потеряв к морякам интерес и двинувшись в сторону Фары. Следовать за ним и за собственным словом - следующий и решающий выбор юноши. Чатур же ослепительно улыбнулся выглянувшей из-за стойки разносчице и, картинно откинув подол накидки, уселся за стол.

- Я нашел нам пополнение в команду, - поделился заговорщицки он.

Отредактировано Chatur the Daring (2017-11-05 01:40:36)

+3

10

Бродяга не удостоил матросов политесом - хватило взгляда, после чего он отвернулся вместе с нанимателем и прошел к его столу. Арбалетчица заняла свое прежнее место, купец сказал что-то по-ирадийски, и другая женщина, та, что с белой кожей, промурлыкала что-то в кружку. Поколебавшись, подоспела разносчица (впрочем, не та, из-за которой начался весь сыр-бор) с посудой для новоприбывших и еще одной бутылкой.

Сам бродяга, приладив ножны как положено, садиться не спешил:
- Если не возражаете, я бы воспользовался тем одеялом, которое ваш матрос приносил раньше... Мне уже немного зябко.
Ирадийца это не обескуражило - он подвинул северянину выпивку и кивнул на табурет.
- Выпейте пока, чтобы согреться. И давайте сначала поговорим - знаю, что наше знакомство случилось несколько наоборот, но я предпочитаю начинать именно с этого.
Бродяга не стал перечить.
- Меня зовут Чатур Дерзновенный. Это, - кивок в сторону женщин. - Капитан моего корабля, Фара, и наш лекарь Куреха. Она поможет поставить вас на ноги, если этому не посодействует это изумительное пойло, - он наградил содержимое своего бокала задумчивым взглядом.

Дерзновенный, стало быть?
Островная привычка присовокуплять к имени прозвище вертелась где-то в голове и теперь понемногу прояснялась. Оставалось загадкой, чем Чатур мог заслужить такую кличку, но, быть может, узнать это - лишь вопрос времени. Бродяга сделал пару глотков и кивнул дамам:

- Я Нингуно. Рад знакомству.

Имя явно не северное, более того, Чатур с его свободным владением дальмасским должен знать перевод этого слова. Для слуха прочих ирадийцев оно будет звучать достаточно мелодично, нанимателю же станет честным признанием.
Никто. Человек без прошлого - это человек без имени. Кот в мешке, который может обернуться выигрышем или проблемами, но во всяком случае достаточно уважающий работодателя, чтобы предупредить об этом. Чатур, судя по взгляду, его понял.

- Взаимно, - ответила Фара. Врач не сказала ничего. - Что вы будете делать? - вопрос был адресован обоим.
- Мы заключили сделку, - пояснил Чатур на дальмасском. - Мы спасли его жизнь. Мы помогли вернуть его меч. Он, - указав наклоном головы и взглядом в сторону Нингуно, - согласен отработать долг на корабле.
Северянин кивнул.
- Могу сражаться, могу охранять. Из Скайхая добирался матросом, работа и качка меня не пугают.
- Лишние руки нам не помешают, - Фара наградила Чатура взглядом, в котором Нино мог бы угадать скепсис, и кивнула. Помолчала. - Имя. Тебя кто-то ищет?
Он помедлил.
- Может быть. В этом случае я могу надеяться, что они не будут искать на островах.
- Или на нашем корабле.
- Именно.
Фара бросила Чатуру какую-то фразу с опадающей интонацией, и тот ответил с довольной улыбкой.
- Если у нас будут проблемы с твоим прошлым, у тебя будут проблемы с нами, - она протянула северянину руку, и Нингуно пожал ее - не по-женски крепкую, даже огрубевшую. - Добро пожаловать на тысячу светил.
Куреха снова негромко мурлыкнула по-ирадийски, северянин сделал еще несколько глотков.

- Я бы хотел помимо еды получать небольшое жалование. На личные расходы, - типа недырявой рубахи, но об этом он умолчал. - И по срокам... Договоримся на зиму, а дальше посмотрим?

Чатур рассмеялся - добродушным таким, теплым смехом. Смехом, оставляющим после себя ощущение щедрости, располагающим к себе, душевным и беззаботным. Но коротким. Поневоле задумаешься, а как он смеется до слез - это, наверное, как после Дальмаса будет светить ирадийское солнце, да?
Интересно, а зимы у них тоже солнечные?

- Мне нравится твой подход, - переходя на ты, заключил Чатур. - Зима на корабле со стартовым жалованием матроса. Да, думаю, этого времени должно хватить на уплату долга. Если выслужишься, будем говорить о прибавке. Если провинишься - о продлении срока службы. Устроит?

- Устроит, - Нино кивнул.

Фара махнула рукой:
- А теперь дуйте на корабль и оденьте уже беднягу.
В качестве напутствия она бросила Чатуру еще пару слов на ирадийском, но Нингуно не вслушивался. Придерживая меч, он вслед за купцом ушел в сторону пристани.

+3

11

Нингуно. Чатур примерился к бродяге задумчивым взглядом, пока тот договаривался с капитаном. Он впервые слышал это имя, но слово знал - и, судя по всему, Фара тоже угадала звучание южного “никто”. Безымянный.

- Тебя кто-то ищет? - спросила она прямо. Бродяга ответил не сразу.
Может быть. В этом случае я могу надеяться, что они не будут искать на островах.
Или на нашем корабле.
Именно.
Капитан метнула в него взгляд.
- Ты ведь уже все решил, да? - на родном языке Фара говорила куда более гладко, даже и с львиной этой долей привычной обреченности в голосе - направленной, конечно, в его, чатурову, сторону.
- Так точно, капитан, - улыбнулся довольно он.
- Добро пожаловать на Тысячу Светил.

Чатур хмыкнул тихой колкости со стороны Курехи, но значения лекарскому яду не придал: хотела бы ужалить по-настоящему, за словом в карман не полезла бы. И гордое знание лишь родного ей языка не мешало ливейке ни на единую досадную каплю. Впрочем, Фара не была дурой, и, во что бы с годами ни выросли соглашения между капитаном и владельцем Светил, не взяла бы кого попало на корабль из одной только чатуровой прихоти. Значит увидела в юноше что-то - что-то, что зацепило и самого купца. Помимо приятного глазу вида, конечно, нет-нет да проглядывавшего из-под грязной нечесанной шкурой бродяги.

Нино. Ниньо.

Они обсудили вкратце основные условия, это не заняло много времени и терпело того, чтобы отложить на потом - как только новый их член команды убедился в том, что его не заберут за кровный долг в рабство. Долго трепать его Фара и не стала: махнула в итоге рукой и на ирадийском уже, явно - снова - Чатуру, бросила:

- Дуйте на корабль и оденьте уже беднягу. Знаю, как ты любишь их мокрыми, но у нас тут собственный вечер.

Удостаивать языкастого капитана реакцией Чатур не стал.

~

- И часто твои вечера заканчиваются купаниями? - легкомысленно спросил он чуть погодя. Свой вечерний моцион Чатур считал заслуженно завершенным (и закончившимся неплохим и буквальным уловом), а потому неспешно, но целенаправленно вышагивал в сторону корабля, лавируя меж людей с привычно сцепленными за спиной ладонями. - Не пойми меня неверно, вода тебе удивительно идет. Но сезоны здесь не кажутся… ммм, подходящими для этого.
- Я довольно закаленный, - прозвучало серьезно в ответ. - В Скайхае еще холоднее. Купание в реке бодрит.
- Не сомневаюсь, - фыркнул Чатур. И все-таки дрожи не сдержал: о тех холодах он знал по большей части понаслышке и столкнуться с чужими зимами не спешил.
- Так значит север, - протянул он на скайхайском. - Скайхай.
Нингуно бросил заинтересованный взгляд.
- Да, - ответил он на родном наречии, - вы хорошо образованы.
На это Чатур рассмеялся.
- Это удивление?
- В некотором роде.
Он пожал плечами, но вернулся к дальмасскому, в котором чувствовал себя куда увереннее:
- Для простого моряка, вплавь добравшегося из Скайхая, твой дальмасский тоже очень и очень хорош. Что насчет ирадийского?
- По нулям, - признался Нино - не то растерянно, не то настороженно. Чатур задумался, что может быть тому причиной. Юноша явно что-то скрывал, это было понятно с двух с горстью пристальных слов, но непрошеными вопросами он его пугать не собирался. Не здесь и не сейчас. Море Отражений хранит все их секреты. - Это создаст трудности при работе с командой?

Трудности, а?
В голове отчего-то всплыло недавняя драконья авантюра - чужие земли и чужие люди. Чужие опасности.

- Трудности не будут зависеть от языка, - ответил неопределенно он, глядя прямо. Перед глазами промелькнуло лицо Лира, но вечерние огни Лода быстро разогнали наваждение, рассеяв портовую дымку из толпы прямо перед носом Светил. Чатур встряхнул головой. - Мы часто нанимаем моряков во встречных портах, и знать свое дело - единственное требование на борту.

Он приблизился к трапу и кивнул в сторону корабля.
- К тому же у тебя будет масса времени поднатореть во многих ирадийских премудростях, - Чатур выпрямился и расправил плечи. Улыбнулся широко. - Добро пожаловать на борт Тысячи Светил, Нингуно.

- Я буду усерден, - придержав меч, Нино слегка поклонился, прежде чем вступить на трап, - благодарю. - И взошел на корабль.

Звучало, как хорошее начало.
И Мойша, взбежавший за ним следом, определенно думал так же.

+2

12

Нино запрокинул голову, глядя на мачты и паруса Тысячи Светил, озаренные закатным солнцем. Он не присматривался к кораблю до этого, слишком захваченный пропажей меча, слишком опешивший. Зато сейчас, видя в судне свою судьбу и заново знакомясь с ним, бродяга окинул силуэт на фоне темнеющего неба совсем иными глазами.

Команда по-прежнему гуляла в городе почти полным составом - Нино познакомили с Джабалом, здоровяком, что его вытащил, и Чайимом - юношей с одеялом, который, как оказалось, бойко говорит по-дальмасски. Улыбка у него была самая что ни на есть сияющая.
Следуя приглашению Чатура, Нингуно спустился в трюм. По сравнению со скайхайским торговым судном, на котором он сюда прибыл, Тысяча Светил произвело куда более приятное впечатление. Корабль оказался буквально жилым, едва ли не уютным - в ходе краткой экскурсии они заглянули на камбуз и в каюту доктора, пропахшую благовониями и ощетинившуюся пучками трав, развешанных под потолком, прошли через жилой отсек. Нино предпочел бы проделать этот путь быстрее и не мерзнуть в мокрых штанах, но смиренно и стойко держал жалобы при себе, за что и был вознагражден конечным пунктом их пути.

Отпихнув крупного и невозмутимого кота ногой, Чатур пропустил Нингуно в каюту, владельца которой можно было определить с первого же взгляда. По площади она немногим превосходила врачебную, но заполнена была куда более богато - не только в смысле убранства, но и в плане количества разнообразных предметов, назначение которых варьировалось от очевидного до декоративного и неопределенного. Что-то Нингуно опознавал как сувениры: раковину величиной с ладонь из чистого перламутра, диковинную статуэтку танцующей женщины с шестью руками, восемью грудями и тремя лицами, искусно выреузанную из дерева подставку под свитки. Взгляд притягивали склянки из цветного стекла, баночки из полудрагоценного камня, несколько сундуков, лежанка, укрытая шкурами, но самое большое пространство занимал письменный стол, заваленный бумагой. Нино все же уточнил:

- Ваша комната? - и, недолго думая, отстегнул ножны, поставил их, приложив к одному из сундуков, и начал стягивать с плеч порванную в трех местах куртку.
- Моя, - Чатур кивнул и откинул крышку сундука с какой-то одеждой. Северянин не без труда избавлялся от прилипшей к телу льняной рубахи, открывая белую спину. Шрамов у него на теле было мало, татуировок и вовсе нет. Нино стянул сапоги, держась за стену каюты.
- Мы стоим в порту Лода еще несколько дней - это будет зависеть от того, как быстро закончится моя текущая сделка, - бродяга принял из рук Дерзновенного нечто ирадийского покроя, что распознал не то как платье, не то как плотную рубашку длиной до колен, но привередничать не стал. В комплект к этому одеянию шли и штаны, которые иначе как кальсоны Нингуно бы не опознал. С другой стороны, они отправлялись в южные моря, и там его городские скайхайские вещи из дубленой кожи будут только мешать. Одеваясь, он поймал на себе взгляд Чатура - пристальный, но спокойный, даже вежливый.
- Если хочешь привести себя в порядок, лучше поискать купальни в городе.
Об этом Нингуно еще не думал, но идея была дельная. Он довольно давно был на бегу, как лошадь.
- В остальном, можешь оставаться на корабле. Фара проинструктирует тебя подробнее о твоих обязанностях сама, - улыбка. - Это уже не в моей компетенции.
Худо-бедно подпоясавшись и чувствуя себя крайне странно, Нино кивнул:
- Благодарю за одежду и за совет. Только мне придется для этого взять в долг - у капитана, у вас?..
- Аванс, конечно, - по-деловому согласился торговец, отвязал от пояса небольшой кошель и положил его на более-менее свободный кусок стола. Приглядевшись, Нино обратил внимание на опрятность чернильницы и прочих писчих принадлежностей, чего не заметил с первого взгляда - бумаг было много, но это не был бардак.
Он совсем не заметил, что, пока он изучал рабочее место купца, сам купец рассматривал его.
- Тебе не идет моя одежда, Нингуно, - ирадиец улыбнулся мальчишеской улыбкой: - Одежда - да, но не размер.
В голосе Чатура слышен отзвук его смеха - только уже не раскатистый, бархатный. Он тянет имя бродяги, будто пробуя, примеряя на спасенного вместе с новыми цветами и одеждой. Нино догадывается, что это может просто казаться ему - оттого, что буквально все вокруг непривычно.
Он неуверенно оглядывает себя: рукава кончаются выше запястья, зато на груди явно свободно. Ворот тоже просторный, открывает шею, и северянин поводит плечами, поправляя его.
- Вы шире в плечах, - сдержанно констатирует он. - И почему-то кажетесь довольным. На островах вы признаны эталоном красоты, надо полагать?
- Только на островах? - Чатур улыбается хитро - явно знает, как выглядит.
Нино чувствует себя крайне неповоротливым грузовым судном, мимо которого разрезает волны легкий одномачтовый бриг.
- Смотря где еще вы успели побывать.
Ирадиец склоняет голову, принимая комплимент.
- Потрясающе велик и потрясающе прекрасен мир вокруг нас, не правда ли? - он говорит спокойно, вышагивает в сторону крохотного иллюминатора, за которым едва видно потемневшее небо. Но за словами слышен пыл. - Слишком многие из нас, к сожалению, живут и умирают в том же уголке, где появились на свет. Не видят ничего. - Он добавляет тише: - Я не хочу быть "многим", Нингуно.
Оборачивается с мягкой улыбкой:
- Поэтому да, я успел побывать много где. И не намерен останавливаться на достигнутом.
Северянин не отводит взгляда, очарованный этой речью.
Бойся людей, чьи желания имеют дерзость исполняться...
- "Многие" не могут позволить себе таких мечтаний, - заметил Нино. - Вы родились под счастливой звездой или же завоевали эти средства - так или иначе, боги были к вам благосклонны.
Он немного опустил взгляд, надеясь скрыть, что тоже взволнован и этой мечтой, и энергией, и жадностью, и внутренним огнем. Мало чьи чаяния бывают так заразительны - и подобных людей тоже стоило бы остерегаться.

Отредактировано Merolt Goldwine (2017-11-16 13:31:20)

+2

13

Чатур спускался к собственной каюте без крамольных мыслей, по правде: он не гнушался водить сюда гостей, о нет, но знал, как только Фара с Курехой услышат, куда именно направил стопы торговец, стоило ему и новому их члену команды взойти на борт, света ему не видать от их шуточек. Тем не менее, почти вся команда была в вольной, и это было единственным логичным местом, где можно \быстро и без проблем раздобыть сухую одежду. К тому же, одеяла Чайим сложил сюда.

То, что по пути он слегка отвлекся и устроил Нино небольшую экскурсию по Тысяче Светил, роли не играло. Чатур любил большие корабли, как соврать?

В каюте Нингуно не стал терять времени даром. И, правда, замерз, наверно. Тут же скинул с себя мокрый плащ и начал деловито раздеваться. Чатур не стал отворачиваться. Он не стеснялся смотреть, пусть и делал это с вежливым интересом, не пялясь жадно на каждый лоскут оголившейся кожи, но изучая детали, складывая для себя более полную картину. Он все думал, отчего в голове так и продолжал называть Нингуно юношей. Выуженный из воды он выглядел обросшим бродягой, едва не стариком, и неопрятная борода действительно прибавляла ему лет, но то лишь на первый взгляд. Чатур давно привык приглядываться к возрасту по более мелким деталям: здоровым мышцам и юной, нетронутой сталью и солнцем коже или отсутствию россыпи морщинок возле глаз. Сам торговец, правда, знал, что выглядит старше возраста - успел за годы в море засолонеть и обветриться. Интересно, насколько моложе был Нино?

И все-таки Чатуру нравилось, что он не мялся. Что говорил прямо все, что думает, и спрашивал, не боясь. Он только сейчас заметил, что юноша до сих обращается к нему на “вы”, но не придал этому большого значения - может, так ему было удобнее, самого же торговца, привыкшего как к пиетету в собственную честь, так и к отсутствию такового, это нисколько не трогало. Не когда разговор принимал все более и более интересные повороты.

Ему еще ни разу не говорили о красоте в такой грубой искренности. Изумительно.

Он глянул в узкое окошко - единственный трюмный иллюминатор его каюты, в котором еле виднелось звездное уже небо. Конечно, Чатур не удержался от того, чтобы снова вернуться к извечной своей зазнобе - морю, его звездам, разговорам о нем. Не удержался настолько, что, мальчишка словно, едва не начал распаляться жаркими речами, что посещали его в минуты особого вдохновения или опьянения. Впрочем, встречный взгляд, что ждал его в ответ, явно стоил того. Взволнованный и жадный, юный совсем.

Вы родились под счастливой звездой или же завоевали эти средства — так или иначе, боги были к вам благосклонны.
- Я владею звездами, потому что никто до меня не догадался ими завладеть, - процитировал он и качнул головой, не теряя тихой улыбки. - Привилегии и счастье не всегда есть одно, хотя не буду врать - я имел и то, и другое. А Боги, что ж... Возможно, здесь мне действительно повезло.

Отражения не были так просты, как боги-хранители севера - хорошие и плохие. Но они любили Чатура - удачей, попутным ветром и тумаками - любили пока, и кто он был такой, чтобы жаловаться? Нино посмотрел на него пристальнее.

- А чего Дерзновенному не хватает? - негромко спросил он.
- Равского кофе, - протянул Чатур мечтательно в ответ. - И возможности размяться после плавания. - Не стал, правда, уточнять как именно - уж больно способов хороших было много, не перечесть, но рассмеялся. - Я человек простых желаний. Что насчет тебя, Нингуно? Чего не хватает человеку без имени?

Человек без имени улыбнулся хорошей шутке.

- Нетрудно догадаться - имени и дома, - почесал бороду. - И хорошей бани. Правда ли, что на островах в купальнях ступени из горячего мрамора и горячие же фонтаны? Я слышал прекрасные байки, но верится в них с трудом
- Странно, - отозвался Чатур, глядя на чужую усмешку, - Люди, которым не хватает дома, обычно ищут его - не нанимаются на корабли в противоположном направлении. Какими бы фантастическими ни были ирадийские бани. А они именно такие и лучше.

Нино качнул только головой.

- Кто сказал, что дом обязательно там, откуда я родом? Может, это место, куда только направляюсь. Может быть, дом всегда там, где ты прежде не был, - он говорил, будто сам до конца не понимал, но явно и жадно, всем сердцем хотел поверить. Чатур не мог оторвать взгляда. - Эта мысль посетила меня в скайхайском трюме, пропахшем сельдью, когда я плыл на юг. Я не чувствовал себя несчастным. Я подумал, может быть, некоторым не дано быть оседлыми. Для кого-то дом - путеводная звезда и завтрашний день. Когда такой человек стремится куда бы ты ни было, он дома больше, чем в доме праотцов…

Он умолк на секунду и пожал плечом.
- Но я пока не понял, кто из них я.

Пауза, повисшая между ними, была осознанной. Чатуру не хотелось говорить ничего хотя бы недолго - дабы осмыслить услышанное и вставить новый кусочек в свою мысленную мозаику, что звалась человеком без имени. Чтобы придать сказанному больше веса. Он протянул руку к столу, взял с него бутылку темного стекла - пузатое дно, узкое горло, туго обмотанное бечевкой и сшибающий с ног аромат дома.

- Чертовски хорошо сказано, - ответил негромко он.
Отсалютовал и, отпив, передал бутылку Нино.

+2

14

Нингуно кивком поблагодарил за комплимент, принял бутылку и попробовал аромат, пытаясь определить напиток. Пахло необычно. Первый глоток расцвел во рту, заискрился, Нино изменился в лице, моргнул, оторвал горлышко от губ, чтобы с удивлением заметить:
- Как сладко. Похоже на... - он смутно думал: дальмасское вино, даже регион как будто вертелся на языке, но Нингуно не задержался на этой мысли и скакнул дальше: - Но это не виноград, - и сделал еще пару глотков.
- Попробуй угадать, - подначил его Чатур.
- Ирадийские фрукты, наверное, - предположил Нино и задумался. Вспомнил, что женщина в таверне носила неожиданный для морячки шелк глубокого лилового оттенка. - Слива?
Купец склонился ближе - за бутылкой и драматичностью и поделился секретом:
- Тигриная кость.
Нино приподнял брови, но не успел удивиться на словах, как по каюте разлетелся густой смех Дерзновенного.
- Но слива была близка: ливейская ее сестра, личи.
- Ли-джи? - попробовав подражать ирадийскому говору, переспросил северянин. Горло приятно жгло.
- Удивительные вина творит наш корабельный лекарь. Говорят, тигриная кость, вымоченная в вине, придает ему целебные свойства. Не знаю, насколько это правда, но его, - покачал бутылкой, - мы так и зовем: Тигриная кость.
- Полезные навыки у вашего лекаря.
Он вспомнил ароматную комнату, ворох пестрых тканей на гамаке. Женщина в шелках?
- Да и название что надо. Не приторговываете?
- Нет, - отмахнулся легкомысленно Чатур. - У нас достаточно товара и без таинственных штучек Курехи, благо она и сама справляется с вольными заработками. Эти вина для нее скорее увлечение на стороне.
- Необычное увлечение для врача, - заметил Нингуно. - Или на островах это норма?
- Норма, - тянет Чатур, крутя слово на языке. - Не то слово, которым можно было бы описать любого из членов нашей команды. Происхождение здесь лишь искра дополнительной экзотики в чужих глазах, удобная для объяснения многих причуд, но не более, - поморщился немного. - Куреха - яркий тому пример.
- Мне стоит быть готовым к каким-либо еще неожиданностям? - полюбопытствовал Нино.
- Но ведь тогда они перестанут быть неожиданностями.
- И правда. Стоило догадаться, что вы их любите - взяли же кота в мешке.
Чатур помедлил, неуловимо изменившись в лице, в интонации и взгляд закралась серьезность.
- Ни я, ни Фара не взяли бы на борт кого-то, кто навредил бы кораблю. Я бы не назвал это признанием, на это нужно время. Но и не стал бы отрицать предупреждения.
- Справедливо, - отозвался Нино. Доверять ему причин у Светил не было, да и аванс на бани уже был порядочной щедростью. - С вопросами я могу обращаться к Чайиму?
- К любому в команде, по правде. Но с Чайимом, пожалуй, будет проще всего. Он и Митра, наш кок, хорошо говорят на дальмасском.
- Буду иметь в виду, - он кивнул, - с вашего позволения, я воспользуюсь советом и схожу в город. Хорошо бы при знакомстве сокомандники могли разглядеть мое лицо.
Он счел кивок Чатура знаком прощания и согласия, но уже в дверях ему в спину прилетело спокойное:
- Нингуно. Ты должен знать, что взять эти деньги и не вернуться на корабль утром - плохая идея.
Северянин обернулся. Его не уязвляло подозрение, честные люди встречаются реже, чем хотелось бы; и все же он слегка улыбнулся:
- Это было бы бесчестно.

Отредактировано Merolt Goldwine (2017-11-23 10:05:12)

+1


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » На перепутье времен » Something in the Water


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC