Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪
▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре осень 985 года]

Лучшее фэнтези написано на языке мечты. Оно такое же живое, как мечта, реальнее, чем сама реальность... по крайней мере, на миг, долгий волшебный миг перед тем, как мы проснёмся.
"Ярмарка тщеславия"
▪ завершен ▪

"Двигаться дальше"
▪ Game Master ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Edwena Hawke ▪
▪ Game Master ▪



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » моя кровь говорит, что скоро весна


моя кровь говорит, что скоро весна

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

МОЯ КРОВЬ ГОВОРИТ, ЧТО СКОРО ВЕСНА
http://78.media.tumblr.com/a5c301d81b7b79ab4f15f5706995bd40/tumblr_o78dzqztMd1tcb1hzo3_400.gif http://78.media.tumblr.com/46efef5e58543852aadfe2fdead446c6/tumblr_o78dzqztMd1tcb1hzo2_400.gif
эстер & лисандр • винмур, скайхай, 20.10.985, полдень

Говорят, что дождь - это вестник печали, пролитые богами слезы. Говорю тебе: дождь - это жизнь, даже мертвую землю обращает к благу. Что следует за ним, знаешь? Радуга. Покуда я ехал к тебе, небо орошало мой путь, но вот показался впереди замок - и сквозь сизые облака проступил знак надежды. Веришь, что это о нас?

+2

2

Раньше, давным-давно, словно это было в прошлой жизни, Эстер очень любила осень. Она любила каждое время года. И короткое лето, дающее возможность расцвести миру, радующее дурманящим запахом луговых трав. И яркую, словно вспышка фонаря в ночи, весну, яркую и задорную. Разноцветную осень, которая дарила душе последние яркие цвета. И белоснежную зиму, с ее колючими ветрами, короткими днями и круглоликой загадочной луной на темном небе.
И сейчас Эстер видела все то же самое, что и четыре года назад, но в груди не поднимался восторг, не возникало захватывающее чувство причастности к прекрасному и краткому мигу. Радость исчезла и больше не ласкала ее душу. Эмоции будто угасли и от яркого костра остались одни только угли – тлеют, чуть греют, но и только. Нет того ветра, который вновь раздует яркое пламя, который пробьется через все преграды, которые сама же девушке себе и выстроила.
И дни были во многом похожи один на другой: полные забот и хлопот, обязательств перед семьей и слугами. Держать большой замок в порядке сегодня и рассчитывать на будущее – непростая задача, требующая много сил и большой отдачи. Но, впрочем, недавно эти заботы у нее «отобрала» мачеха и вряд ли Эстер могла винить ее в этом. Теперь этот дом принадлежит Идан Раннемунд, отныне она здесь хозяйка и вольна распоряжаться так, как считает нужным. Эстер только и оставалось, что помогать то тут, то там да заниматься вещами, что приличествовали леди. Отсюда родилась скука и тоска. Хотелось приложить усилия к нужному делу, быть полезной семье и дому. Но даже братья и сестры, о которых можно было побеспокоиться, уже выросли!
Некое развлечение привносили в жизнь гости, приезжающие с каплей суматохи и множеством занятных историй. Вот и сейчас Эстер ждала гостя, но, еще даже не увидев его, была порядком растеряна: для нее не было секретом для чего Лисандр Голдвин прибыл в Файстолл.
Раньше визиты Лисандра проходили легко и просто. Принимая его не приходилось сильно задумываться или беспокоиться о мелочах. Они с Тристаном могли появиться внезапно и так же внезапно исчезнуть. Друзья, которые иногда казались единым целым. И одного и другого Эстер любила, как только можно любить брата и друга.
Но сегодня Лисандр Голдвин приехал не к Тристану, а к ней. И Эстер ждала встречи в Зале Предков – разве может быть место более подходящее для разговора?
Зал – прямоугольная комната, был проходной: по две двери находились в ее разных концах. По центру располагался камин, украшенный изразцами. Над камином, расходясь ветвями во все стороны, красовалось генеалогическое древо семьи Раннемунд. Роспись эта была сделана на заказ очень давно. С тех пор ее лишь иногда подновляли, восполняя тускнеющие места, и добавляли новые веточки – сыновей и дочерей.
Эстер сидела на диване, держа в руках шаль, которую хотела вышить по краю шерстяной ниткой – скоро зима и следовало залатать прорехи. Но иголка и нитка были отложены в сторону, пальцы лишь задумчиво перебирали мягкую ткань. Девушка с трудом оторвала взгляд от семейного древа и посмотрела на портреты, висевшие тут же по стенам: представители рода Раннемунд. Известные и незаметные личности, такие разные, но каждый со своей историей, со своим счастьем и трагедией.
Эстер вздохнула, беря иглу в руки и делая первые стежки. Но взгляд ее все же продолжал блуждать по комнате, касаясь мебели, ковра под ногами и массивной люстры с оплывшими свечами, что висела под потолком.
Надо бы дать приказ сменить свечи. Огарки всегда можно использовать в комнатах вечерами, а на люстре пусть будут стоят целые.  Девушка нахмурилась и потерла лоб ладонью. Она думает о чем угодно, но только не о том, о чем нужно!
Чуть скрипнуло приоткрытое окно. С улицы, со двора, доносились голоса, но Эстер даже не пыталась вслушиваться в разговоры: себя бы услышать!
За последние годы к ней сватались уже не раз и каждый раз получали отказ. Отец не заставлял ее, не принуждал, не стремился «сбыть» с рук. Наверняка он примет ее любое решение. Конечно, у нее есть свобода выбора – и эта мысль неожиданно принесла успокоение. Даже работа над шалью пошла веселее.

+3

3

Как мантру про себя повторяет: «Только дыши, только дыши, только дыши», сколько раз Лисандр уже произнес эти два слова? Кажется, шла далеко не первая бесконечность в ритм биения сердца, которое стучало о грудную клетку с неистовством одержимого благословением бога-мастера. Кинесвит не посвятил в свои намерения даже Тристана, подобно дикому зверю скрываясь от того в потаенных коридорах белого замка, сам не понимая почему в действительности это делает. Разве так сложно подойти к давнему товарищу и сообщить тому, что ты попросил руки его младшей сестры у их отца? Разве так трудно сказать, что Эдвард Раннемунд благословил этот союз и вскоре уже ожидает, что вы с его дочерью сообщите ему выбранную дату свадьбы. Ведь не может же лучший друг считать, что Лисандр не подходит милой Эстер? Другой причины для беспокойства нет, правда? Только это. Только десятилетие дружбы и намерение стать друг другу семьей.
Сколько себя помнил, Лис считал старшую дочь Раннемундов исключительно красивой – глядя на неё, хотелось смущенно шептать комплименты, стараясь не выдать волнения, и сыграть что-нибудь сложное на флейте, дабы прекрасная леди одарила своей благосклонностью. Она – чудо с темными косами и теплыми карими глазами – была чужой невестой, но это не лишало его возможности восхищаться столь исключительной леди и желать ей только добра, настоящего счастья в предстоящем брачном союзе. По мнению младшего скайхайского кинесвита Эстер Раннемунд была достойна всех сокровищ этого мира, но судьба решила иначе и лишила её того единственного, чего леди Файстолла действительно желала. Лисандр и сейчас помнил то опустошенное выражение на её враз осунувшемся лице, судорожные всхлипывания, которые душили её, пока Эстер пыталась обрести равновесие в объятьях старшего брата. С тех пор они с ней почти не виделись и лишь на свадьбе Ландуина обменялись несколькими репликами. Скорбь для него была неприкосновенна, и по своему примеру он был уверен, что никакие уверения в том, что рассвет ещё наступит и мрачные тучи разойдутся, явив светлый день, не уменьшат боли, а потому кинесвит предпочитал молчать.
Только вот смерть отца перевернула весь мир с ног на голову, смешала все карты, враз переменила все планы – нужно было менять курс, позаботиться о безопасности матери, упрочнить своё положение в киннерите, обзаведясь влиятельными союзниками. Когда хоронили монарха, и Эдвард Раннемунд прибыл в столицу, дабы поддержать младшую сестру и своих племянников, кинесвит, заметив его в похоронной процессии, в этом царстве смерти, почему-то подумал, что попросит у него руки старшей дочери и выберет жизнь. Так и случилось полтора месяца спустя, когда юноша, отчаянно храбрившись, позаботился об исполнении своего плана. Десять дней прошло с той встречи – и вот Лисандр уже ступает на землю властителей Файстолла, территорию их родового замка, чтобы уже лично просить руки Эстер у неё самой. С собой он вез резные сундуки с дарами, среди которых были лучшие аюльские украшения и разнообразные женские платья, пошитые по последней моде из дальмасских тканей, а слуги его также вели с собой соловую кобылу – изящный образец своей породы, которую по его просьбе приобрели у Артура Эрленда в первый день торгов.
– Да прибудет с вами благословение Дарительницы, Ваше Высочество, – выказал своё напутствие придворный из свиты кинны, которого отправила вместе со своим сыном Шарлин, дабы тот, в виду своего опыта и мудрости, помог юноше собраться с мыслями и найти подходящие слова для грядущего предложения. – Её Величество ожидает, что вы вернетесь в столицу со своей невестой не позднее середины ноября.
– Да будет так, Эрих, – тихо отозвался Лисандр, спускаясь с лошади и поручая поводья местному конюху. Внутренний двор пах влажными листьями, а близость гор ощущалась как никогда явно. – Да будет так, – впервые он входил в этот дом не как друг среднего сына эрла, а как потенциальный жених его дочери.
Путь кинесвита лежал в Зал Предков, в котором Раннемунды чаще всего встречали гостей и где, по заверению сенешаля, его прибытия ожидала леди Эстер. Пока слуги вносили в замок сундуки с подарками, Лис отдал одному из них свой плащ, оставшись в парадном красно-золотом кафтане, и уверенным шагом направился в зал – он был там далеко не один раз, и знал куда идти. Новая госпожа этого замка пообещала ему, что они с её приемной дочерью останутся наедине, покуда не будет дан ответ. Сгорая от внутренних страхов, которые внушали ему неизбежность поражения, юноша прошел сквозь массивные двери, которые тут же закрылись.
– Миледи, – он незамедлительно обозначил своё присутствие и, не сбавляя шаг, решительно приблизился к девушке, которая замерла за прерванным занятием, остановившись на расстоянии вытянутой руки. – Леди Эстер, прошу просить меня за возможную грубость и сумбурность моей речи, но, боюсь, я сгорю, если помедлю, – он в самом деле ощущал, как жар струится по его венам, стук сердца заглушал мысли. – Знаю, что я – далеко не первый лорд, пришедший сюда с этой целью, которая нам обоим прекрасно известна, но я – кинесвит, сын моего отца, чья гордость никогда бы не позволила ему подобного – опускаюсь перед вами на колени, – в подтверждение своим словам, Лисандр тут же едва ли не рухнул на каменный пол, ощутив всю прелесть контролируемого падения, – и прошу дать мне, надеюсь, положительный ответ, – извлекая из потайного кармана обручальное кольцо, творение южных мастеров, доставшееся ему от бабушки, кинесвит протянул его леди. – Эстер Раннемунд, примите ли вы меня как своего жениха? – постаравшись улыбнуться, он застыл, припав на одно колено, ожидая её ответа.

+5

4

Эстер знала, что у нее есть одна не слишком приятная, но исключительно для нее, черта характера: размышляя над какой-то задачей или проблемой, она способна извести сама себя, представляя как лучше поступить, какое решение принять, чтобы оно в итоге и оказалось единственно верным. К сожалению, не существует универсальных решений в жизни – и девушка это понимала. Но все равно каждый раз продолжала мучительные поиски лучшего варианта.
И каждый раз все решалось само, как только для этого приходило время.
Вот и сейчас: пока Эстер привычно и ловко работала иглой, сердце бешено отбивало свой ритм. Но стоило распахнуться двери, как сердце замерло на миг и дальше билось уже будто через раз: замирая, а затем вновь отбивая положенное.
Леди Файстолла вскинула голову, с легкой тревогой взглянув на вошедшего. Но затем черты лица ее разгладились и на губах появилась легкая улыбка. Все-таки это был Лисандр Голдвин. Она знала его не достаточно хорошо, чтобы уметь взглянуть в самую душу, но и совсем чужим он не был. Лисандр был другом Тристана, а Тристан не выбрал бы себе в друзья плохого человека, каким бы знатным он ни был.
Волнение осталось: Эстер даже забылась и не сразу отложила шитье в сторону. В горле внезапно возник комок, мешающий дышать. Но не было больше сумятицы в голове, мысли там возникали одна за другой, четкие, логичные; не было одухотворенного, глупо-девичьего восторга – эти цветы давно были безжалостно сорваны и растоптаны жестокой судьбой. Девушка вздохнула глубоко, сбрасывая остатки сомнений.
- Кинесвит, – голос звучал удивительно ровно, как только может звучать голос того, кому предстоит дать ответ.
Как хорошо, что кинесвит сразу перешел к делу, а не начал, как бывало поступали другие женихи, разводить пространственные рассуждения о погоде, о урожае, о новостях из разных стран или о собственной доблести и богатстве. Иные долго говорили о том, что влюблены, что очарованы ее красотой и разного рода талантами. Глупости!
Эстер смотрела на Лисандра сейчас совсем другим взглядом. Раньше он был лишь другом ее брата, а сейчас – мог стать мужем. Леди Файстолла знала, что кинесвит был желанной партией для многих девушек Скайхая. Молодой, красивый, умный, активный. Ни одна девушка была влюблена в него, но до сих пор Лисандр не изъявлял желания связать себя узами брака с кем-либо. И вдруг он делает ей, печальной серой невесте, так долго носящей траур, предложение!
Каков на самом деле Лисандр Голдвин? Что скрывается за его внешностью, за манерами?
Эстер медлила с ответом, будто не могла принять решение, но на самом деле, вглядываясь в лицо мужчины, пыталась заглянуть куда как глубже, чем можно было увидеть простым взглядом. Зачем он делает ей предложение? Неужели ему не хочется любви? Настоящей, чистой, всепоглощающей? Разве ему не хочется без крыльев летать в небесах и, просыпаясь по утрам, видеть рядом любимого человека?
Или все, что ему нужно, это поддержка Раннемундов, которую он и обеспечит себе этим браком?
Неужели он не хочет любви?!
Не хочет..
И вновь, в который раз, как озарение: Лисандр Голдвин не ищет любви. Но это и замечательно! Эстер не может полюбить его так же, как любила своего первого жениха – пылко, безумно, но от нее это и не требуется. Она сможет дать кинесвиту иное: дружбу, верность, преданность, свою поддержку и веру. Она родит ему детей и воспитает их. Будет хозяйкой в доме. Разве это не то, что требуется от хорошей жены?
Он ее не любит, конечно, но это совсем не беда. Беря ее жены, он дает ей новый дом, новую жизнь, защиту, безопасность и уверенность в будущем, которой у нее до этого момента не было.
Эстер не боялась обидеть кинесвита отказом, потому что решение было принято раньше, но боялась навредить ему своим согласием. Но сейчас на душе вдруг стало совсем легко. Такие простые, очевидные вещи – и почему она раньше не поняла?
Этот прекрасный момент – предложение руки и сердца, должен быть лишен холодного расчета, который сопровождается сухими казенными ответами и крохотными льдинками в глазах. Так и случилось: Эстер широко улыбнулась и эта же улыбка сверкнула в уголках ее глаз. Радость, появившаяся столь внезапно даже для нее самой, была заметна и со стороны.
- Для меня это будет честью. Я с радостью принимаю ваше предложение, - она дала свой ответ совершенно искренне, от всего сердца, потому что надеялась и, пожалуй что, ужасно хотела верить, что это правильное решение, которое пойдет всем только на пользу.
Девушка протянула руку, позволяя одеть кольцо, на которое она только сейчас обратила более пристальное внимание, себе на палец. Чудесное кольцо, явно не простое. Что ж, об этом она еще спросит, но потом. А сейчас, когда кольцо было уже у нее, Эстер чуть сжала пальцы, задерживая ладонь Лисандра в своей.
- И я понимаю и ценю то, что вы сделали, - уголки губ вновь чуть приподнялись, делая улыбку на миг чуть ярче.

+2

5

– Моя леди, – когда Эстер дала ответ, с души Лисандра словно бы камень свалился, спали цепи, сковывающие сердце, и на лице его расцвела подлинная улыбка, не вымученная. – Вы не представляете, насколько я счастлив… за нас! – прежде, чем подняться на ноги и выпрямиться, кинесвит оставил поцелуй на нежных пальцах теперь уже не просто младшей сестры друга, но своей невесты. – Я позволил себе быть немного самонадеянным, – слегка лихачески провел рукой по золотым кудрям, ощущая, как облегчение волнами расходится по его телу, – и привез с собой дары вам к нашей помолвке – каждый из них был отобран лично мной. Позвольте, – поклонившись, Лис стремительно обернулся вокруг своей оси и в несколько шагов достиг двери, сразу же широко распахнув её и подав знак слугам, которые начали вносить сундуки в комнату. – Во внутреннем дворе вас ожидает ещё один подарок. Надеюсь, и он… она вам понравится, – доверительно прошептал юноша, возвратившись к леди Раннемунд и вместе с ней наблюдая за тем, как прислуга снимала замки с искусных ларцов, а затем и открыла крышки, являя подношения даме.
Конечно, то была лишь первая часть даров: всё ещё было необходимо подобрать подарки к свадьбе и умаслить родичей невесты, выбрав нечто для её отца и братьев – не каждый день женится киннский сын, но каждому кинесвиту пристало показать влияние и богатство своего рода таким путем. Конечно, леди тоже полагалось привезти с собой приданое, но иной раз казалось, что это Голдвина выдают замуж, а не женят – отсюда такое количество разнообразных вещиц. В первом сундуке из темного дерева находилась шуба из рыжего соболиного меха и платья различного покроя – три зимних варианта из красного бархата, расшитые золотой нитью в цветах киннского дома, и ещё два воздушных летних наряда из ирадийского шелка в синих оттенках. В сундуке поменьше находились украшения: несколько ниток крупного и мелкого силкхорнского жемчуга, золотые серьги с гранатами и такое же массивное колье с крупными камнями им под стать – тонкая работа ювелирных мастеров аюльского рода медведя, было там ещё и жемчужное ожерелье со вставками из опала под цвет островным платьям – из тех краев его и привезли. Каждый образец демонстрировался Эстер и комментировался Лисандром прежде, чем вернуться в сундук, который в последствии отнесут в покои леди.
– Всё это, за исключением ожерелья и ирадийских платьев, я привез из земель моей семьи. Вероятно, вы не знали, но родная сестра моей матери, Её Величества Шарлин, много лет замужем за аюльским рошем, а в силкхорнском эрлинге ловят великолепный жемчуг. Кольцо на вашем пальце принадлежало женщинам, входящим в род Кейльхартов путем замужества, но у моего деда нет сыновей, так что оно досталось мне, а теперь – вам, как моей невесте, – Лисандр тепло улыбался, протянув свою ладонь леди. – Не пора ли нам объявить вашей семье о счастливом исходе нашей встречи? – они, вероятно, и так догадались по шуму, учиненному слугами во время переноса и разбора ларцов с дарами, но следовало сделать официальное заявление, засвидетельствовать заключение помолвки.
После смерти отца и пропажи сестры Лис решительно не знал, что делать с собой дальше, а отчуждение матери лишь усугубляло странное чувство, поселившееся у него в груди – словно он был насекомым, застывшем в камне смолы, ожидающим превращения в драгоценность. Будущее ещё никогда не казалось таким неясным, туманным; впереди не виднелось ни одного просвета, но, глядя на эту прекрасную леди по правую руку, кинесвиту начинало казаться, что надежда ещё есть. Тоска пройдет, тучи рассеются и новый день озарит мир своим светом – в это хотелось верить и верилось. Всё же в Раннемундах была некая незыблемость гор, у подножья которых они рождались, впитывая силу земных недр с молоком матери и наставлениями отца. Почему бы не перенять часть этой мощи от своей будущей супруги? В конце концов, проводя с человеком много времени, ты сам становишься похож на него: так Тристан поднял своего друга с земли на ноги, и тот никогда уже не позволял себе быть недостойным громкого имени рода. Слабость – то, что можно проявить за закрытыми дверьми или в уединении морского прибоя, но покуда на тебя смотрят люди – будь сильным, будь львом. Вспоминай уроки Адимира Кейльхарта и любой страх делай движущей силой.

+2

6

Кажется и Лисандр Голдвин был порядком смущен или неуверен в этой помолвке – Эстер осознала сей простой факт когда заметила как быстро после ее ответа, почти неуловимо изменилось выражение лица мужчины. Как разгладились крохотные морщинки, появляющиеся на лице во время напряжения, как изменился взгляд, ставший более открытым. И сколь интересным был незаданный леди Файстолл вопрос: переживал ли кинесвит только за ее ответ или его тоже терзали сомнения в разумности всей этой затеи?
Она не пожалеет потом, ибо получила больше, чем могла рассчитывать после своей трагедии. Но не пожалеет ли Лисандр? Именно в этот момент, Эстер пообещала себе, что не станет слишком ревностной и ревнивой женой. Она будет уважать решения, которые примет ее будущий муж. Во всяком случае она очень постарается соблюдать эти границы.
На душе было легко и просто. Так, как не было очень давно.
Эстер поднялась, по очереди, следом за женихом.. ах, как странно звучит!.. подходя к каждому сундуку и рассматривая богатые подарки. Но все же взгляд ее, нет-нет, но возвращался к Лисандру.
Девушка улыбнулась, чуть приподняв уголки губ.
Милый. Яркий, живой, подвижный, быстрый. Кажется сейчас таким искренним. Сложно было не заразиться этими эмоциями.
- Какие чудесные платья! – заметила Эстер искренне.
За эти годы она привыкла придерживаться определенной скромности в своих нарядах. Раньше, во времена беззаботности, она любила наряжаться. Отец не возражал, когда его девочки выпрашивали себе новой материи на платье или просили купить кружева и ленты, и выполнял их прихоти. Он дарил им сережки, кулоны и колечки, так что у женщин семьи Раннемунд всегда было в чем выйти в свет или принять гостей дома.
Потом все это в один миг стало неинтересным. В один миг все яркие цвета стали серыми, одинаковыми. И Эстер тогда даже удивлялась: как могли простые тряпки приносить ей раньше столько радости и восторга? Конечно, леди Файстолл все эти годы помнила о приличиях, но никогда больше не участвовала в молчаливых негласных женских дуэлях, где победительница получает одно – всеобщее восхищение мужчин и зависть женщин.
Но сейчас.. сейчас ей нравилось. Красный цвет бросался в глаза и будоражил кровь, заставляя предвкушать изменения, которые придут ее жизнь. Сине-голубой своей мягкостью ласкал взор.
Интересно, как она будет в этих платьях выглядеть?..
Эстер протянула ладонь, касаясь мягкого бархата, и вместе с этим почувствовала, что ее собственное платье не достаточно красиво, даже слишком аскетично по сравнению с  нарядами, которые доставали из сундуков. Наверное и вправду пришло время вернуться к ярким, насыщенным и красивым цветам и украшениям.
- Покажете мне потом ее, что осталась снаружи? – девушка слегка прищурилась, бросив короткий взгляд на жениха, и обращая свое внимание уже на драгоценности. – Восхитительно!..
Но еще более интересным, чем все это, был короткий рассказ о кольце, которое теперь украшало ее палец. Эстер склонила голову, пробежала указательным пальцем по золотому ободку и коснулась жемчужинки, как будто это могло связать ее со всеми предыдущими поколениями. Сделало ли это кольцо счастливыми своих владелиц? 
- Теперь это кольцо стало для меня еще более ценным, - заметила Эстер, протягивая руку жениху. – Я постараюсь быть достойной его.
Но вместо того, чтобы сразу направиться к выходу, девушка придержала Лисандра, обернулась прямо к нему, пытаясь взглянуть в глаза. Драгоценные и роскошные подарки – э то замечательно, но леди Фейстолла хотела получить иное. Обещание.
- Я хотела сказать... попросить вас. Мне бы хотелось до свадьбы лучше узнать вас. По настоящему.
Эстер не хотела быть только формальной супругой для выхода в свет и для наслаждений ночью. Если им предстоит прожить жизнь рядом, то она хотела увидеть настоящего кинесвита. Пусть не сразу, но хотя бы заглянуть за плотную занавесу, которой отгораживают свою душу от других, чужих людей.
А как еще узнать друг друга, если не проводить время вместе?
Девушка внимательно смотрела в глаза Лисандра, хотя уже и слышала как за дверьми раздался короткий нетерпеливый смех – верно двоюродные сестры.

+1

7

Лисандр смотрел на свою нареченную, и до чего же странным ему казалось, что в самом начале их встречи она сидела в этом зале, погрузившись в своё монотонное занятие, кажущаяся такой потерянной и одинокой. Должно быть, Эстер действительно любила своего прежнего - следовало привыкать, что теперь эта роль принадлежит другому человеку, ему самому - жениха, да так, что скорбь по нему растянулась на долгие годы и грозила перерасти в нечто… посмертное? Он даже не мог представить себя таким, полностью отдавшимся этой боли, сделавшим её центром своего существования: кончина отца, кажется, совсем не повлияла на его младшего сына, а потеря сестры, хотя и ставшая чем-то значительным, всё же возвращалась к нему волнами, словно подчиняясь невольной гармонии моря, ради которого Эмберлин и покинула всех их. Впрочем, кинесвит не раз видел людей, которых смерть разлучила с их возлюбленными - даже годы спустя, даже в новых отношениях, они всегда были будто бы опустошенными этой утратой. Если бы он… нет, Лис не станет об этом думать, ни к чему омрачать такой радостный день, знаменующий начало новой жизни. Вот и Эстер уже не выглядела скорбной тенью, но глаза её словно бы лучились изнутри таким нежным, лучистым светом - и это были именно те чувства, которые кинесвит надеялся в ней вызвать. Украдкой глядя на её прекрасное лицо, он и сам невольно улыбался. Самые крепкие союзы ведь не о страсти, но об умении дополнять друг друга.
– Конечно, я с радостью представлю вас друг другу. Возможно, уже сегодня вам удастся познакомиться поближе и, думаю, этим мы можем заняться вместе, – теперь, когда волнение сошло на нет и страх растворился в подлинном спокойствии, голос Лисандра звучал медово, почти ласково. – Как вы считаете, ваш отец не будет против, если мы совершим небольшую прогулку? Только вы и я. Уйдем недалеко, дабы Его Светлость не переживал за сохранность жемчужины Файстолла. Окрестности замка мне знакомы, так что я точно не заведу вас в какую-нибудь чащу, так что хотя бы на этот счет ему точно не придется беспокоиться, – заметив прядь, выбившуюся из прически леди, он неосознанно поправил её, невольно коснувшись оголенной кожи шеи, моментально ощутив внутреннюю дрожь в своем теле. – Если с нами не вышлют сопровождающих, то мы сможем остаться одни, и я… постараюсь рассказать вам о себе, ответить на вопросы, если они возникнут, и, надеюсь, вы ответите мне взаимностью. Хоть скайхайские законы и допускают развод, я всё же верю, что нам не придется возвращаться в храм, чтобы избавиться от брачных уз, но вот чтобы поддержать их… мне кажется, лучшим инструментом для этого служит не страх, как некоторые мужи считают - мне это хорошо известно, а доверие по отношению друг к другу, верно? - ни одна женщина по своей воле не пришла бы в священное место, чтобы отказаться от отца кинесвита, как от мужа, но Лисандру было прекрасно известно, что в этом не было ни малейшей заслуги Линда Десятого. Когда ты замужем за кинном или его сыном, то для многих удержаться на своем месте становится главной целью, делом принципа.
Впрочем, поговорить об этом они ещё смогут, сейчас же следовало утолить любопытство обитателей замка и предстать перед ними в новом статусе. Вновь поклонившись, юноша протянул Эстер свою ладонь, дабы они могли выйти в коридор рука об руку, демонстрируя принятое решение. После обмена любезностями с её родственниками, можно было бы выйти во двор и позволить леди объездить свой подарок, соловую кобылку, отправившись на конную прогулку к подножью гор. До леса и плодородных полей пришлось бы скакать достаточно долго, но вот пуститься рысью вдоль горной гряды, насладиться по-настоящему свежим воздухом после дождя, взглянуть на вершины в свете полуденного солнца - о, всё это совершенно точно удалось бы сделать, и в подобном времяпровождении прелести не меньше, чем в прогулках по лесистой рощи или же морскому побережью. Впрочем, расположение вотчины Раннемундов, если подумать, отлично подходило для неспешных путешествий как раз в дождливую погоду или после неё - камни высыхают быстро, поблескивая на солнце, и небо кажется особенно прекрасным, и никакой тебе неэстетичной грязи на дорожной одежде.

+1

8

Как все легко и просто прошло. Быстро, безболезненно – и стоило столько дней изводить себя, мучиться и сомневаться? Придумывать доводы «за» и «против». Урывками спать ночами и мучительно размышлять какое решение самое верное. Впрочем, верно, именно благодаря этому беспокойству ей и было так легко сейчас ответить «да». Эстер украдкой глянула на кольцо, украшающее ее палец. Подняла взгляд, глядя на кинесвита.
Они стояли близко. Так близко! Но сейчас эта близость казалась особенно значимой, как и случайное прикосновение, когда Лисандр убирал непокорную прячь, выбившуюся из прически. Давно никто не касался ее, даже если и жаждал этого, вот так - значимо.
Леди Фейстолла подавила вздох и улыбнулась:
- Он точно не будет против. Он доверяет вам. А еще, скажу по секрету, мне эти окрестности тоже отлично знакомы. Я люблю совершать долгие прогулки..
Эстер на миг замолчала, потому что к ней вернулись призраки прошлого. Нет, прочь! Сейчас не время.
- Причем в любую погоду, - добавила девушка негромко, словно сообщала некий секрет.
Все-таки странно было во время помолвки говорить о разводе. Но это была своего рода откровенность, доступная не всем и не всякому. Это была истина, действительность, отворачиваться от которой было бессмысленно. А если так, то отчего бы не произнести эти слова?
Лисандр говорил про доверие и, по сути, тут же показывал это своим примером. Эстер задумалась на миг: попросила бы она развод, если бы была несчастна, как сестра. Да, обязательно, если только могла бы при этом послужить своей семье в ином месте, могла бы принести им – главным образом отцу, пользу.
- Доверие и уважение, - весомо заметила Эстер. Пожалуй что слова кинесвита совпадали с тем, о чем думала она все это время. Но думать – одно, испытать на практике – совсем иное. Ведь потому она и попросила о возможности узнать друг друга: в надежде понять, что за человек стоит перед ней и насколько им будет просто или тяжело жить вместе.
В этот миг к леди Фейстолла с особенной четкостью пришло осознание, что вся ее жизнь, совершенно вся, изменится безвозвратно. В ней не будет привычных ей вещей и она будет куда как реже видеть столь привычных ей людей: и свою семью и слуг, каждый из которых был ей по своему дорог. Придется покинуть эти стены, что видели ее счастье... и горе.
Как же хорошо! Нельзя вновь взлететь в небо, откуда ты пал однажды, если добровольно продолжаешь сидеть в клетке.
Девушка протянула свою руку Лисандру и, уже перед самой дверью, шепнула негромко:
- Благодарю вас.
Разумеется их сразу же осыпали поздравлениями: шумными и эмоциональными от женщин и более сдержанными от мужчин. Кольцо вызвало всеобщее одобрение, а глаза кузин и вовсе загорелись от восторга и немного от зависти. Они были еще юны душой и, кажется, верили в вечную и чистую любовь. Девушки беспокойно переступали с ноги на ноги и поглядывали лукаво. И лишь получив разрешение в одиночку посмотреть что за дары в сундуках, которые привез кинесвит, чуть успокоились, хотя и продолжали переглядываться с нетерпением.
Отец выглядел очень довольным, мачеха улыбалась, но почему-то ее улыбка казалась словно рябь на воде – с двойным смыслом. Ах, если бы мама была жива, то она была бы сейчас рада за дочь вовсе не потому что выпроваживает ее из дома! Эстер старалась не сравнивать эту помолвку со своей первой, никак не могла выкинуть из головы воспоминания. Хотя меньше всего она сейчас хотела оскорбить или обидеть Лисандра.
Разрешение на прогулку было, разумеется, получено, даже тени сомнений в том, что эрл может отказать, не возникло. Эстер нужно было лишь накинуть теплый плащ, чтобы не озябнуть.

+1

9

– Я в самом деле рад это слышать, – в его словах нельзя было заметить и тени притворства, ведь заполучить благословение файстоллского эрла для кинесвита было так же важно, как и добиться согласия будущей супруги на этот брак. Вспоминая почившего кинна, по воле судьбы приходившегося юноше отцом, и его стойкое нежелание выдавать собственных дочерей замуж, и те невероятные доводы, которые он использовал для того, чтобы отказ в заключении помолвки не прозвучал оскорблением, было легко представить, что и ему самому откажут. Здесь не играл роли и тот факт, что несколькими годами ранее Ландуин Голдвин взял в жены младшую дочь Эдварда Раннемунда - ему ведь явно было проще, будучи родным племянником своего тестя, знающего лорда с самого детства. Лис ведь ему, в сущности, кто? Никто. Эрл находился в столь тесных отношениях с короной, что не испытывал необходимости ещё как-то упрочнять эти узы, но, по всей видимости, дружба с его средним сыном являлась столь же весомым поводом для того, чтобы принять кинесвита в качестве жениха дочери, сколь и кровное родство с детьми младшей сестры.
– Ваш отец - достойнейший из мужей, стать частью его семьи - честь для меня, – и даже здесь никакой лжи или стремления угодить леди, ведь мужчина, подаривший жизнь Лисандру, отличился не только своим негативным восприятием брачных союзов, но и поведением, недостойным не то что кинна, но и мелкопоместного лорда. Как не пытался Нито Голдвин и его соглядатаи скрыть пристрастия скайхайского монарха, у них ничего не выходило, да и не вышло бы, принимая во внимание взрывной характер Линда-старшего и страсть того к непотребному образу жизни. Лис всегда считал, что трое братьев и столько же сестер - единокровные родичи, которых он знает, но явно есть и бастарды, чье существование сокрыто.
То, какими поздравлениями встретили пару, сразу же показало отношение хозяев дома к этому союзу - Лисандру здесь действительно были рады как в роли гостя, так и в качестве будущего члена семьи. Часто ли случается так, что друзья юных лордов в последствии женятся на их сестрах? Насколько кинесвит мог судить, это не было чем-то необычным - вполне естественно, что молодого человека охотнее воспримут в качестве ещё одного сына благородного дома, если будут знать его с детства. Наблюдая за тем, как лорды и леди взрослеют, их метаморфозами, как положительными, так и отрицательными, всегда можно было составить верное мнение. Лис был доволен собой и тем, как всё прошло, искренне надеясь, что его невеста разделяет эти чувства. В конце концов, это на её хрупкие плечи ещё годы назад опустился груз сорванной свадьбы, но на этот раз - в это в самом деле хотелось верить - судьба будет благосклонна к своим детям и не одарит их путь препятствиями, которые невозможно преодолеть. Проведя некоторое время в замке, принимая пожелания Раннемундов и обсудив с хозяином этих земель потенциальную прогулку на лошадях, Лисандр, вновь взяв свою невесту за руку, провел её во двор, где всё это время находился слуга, следящий за последним подарком кинесвита - соловой* кобылкой, прекрасным образцом породы, взрощенной самим Артуром Эрлендом.
– Вам нравится? – участливо спросил юноша, слегка нервничая, в привычной манере вообразив себе, что животное не придется по вкусу знатной леди. Он знал, что многие благородные леди предпочитают видеть в качестве даров одеяния и украшения, ткани и кружева, а лошади обычно становятся пополнением конюшен их братьев и отцов, но надеялся, что Эстер ещё не растеряла того детского азарта, который так хорошо ему запомнился. Лисандру всегда казалось, что девушкам можно позволить больше, чем ткать гобелены, сидя у камина, или планировать балы - почему бы им не строить маршруты путешествий и соревноваться в познаниях о природе? Кинесвит, пожалуй, ещё не скоро забудет ту легкость, с которой его бабушка вскочила на лошадь, выражение превосходства на её лице. Такими он хотел видеть женщин, его окружающих - свободными и смелыми. - Вы могли бы опробовать её в деле уже сейчас. Должно же быть место, куда бы вы хотели отправиться? - к подножью гор или к лесу, прочь от всей этой шумной суеты.

+1

10

[indent] Атмосфера в семье была пропитана возбуждением и предвкушением перед празднеством. Пожалуй, она отвыкла от столь пристального внимания. По меньшей мере, ощущения были весьма неуютными. Девушка вздохнула с облегчением, выйдя за ворота замка. 

[indent] Первой ее реакцией на подарок было отрицание. Кобыла была великолепной – не мог он ей подарить такое чудо. На ватных ногах она подошла ближе и замерла, не в силах произнести ни слова. Эстер с детства восхищалась грацией и изяществом лошадей, их удивительной ловкостью, глазами, которые, как казалось, заглядывают прямо в душу.

[indent] - Потрясающе, - выдохнула девушка, - это лучший подарок, что вы могли преподнести, милорд.

[indent] Она неверяще подошла вплотную к кобыле, протягивая дрожащую руку к уздечке. Девушка была обескуражена подарком Лисандра. Он подарил ей непросто лошадь, а надежду и веру в то, что будущее еще не предопределено, что есть шанс еще стать счастливой.

[indent] - Я хотела бы с вами съездить на одно место.. – Эстер хмурилась, не зная как сообщить о своем желании и как его объяснить. – где-то в часе езды, в горах, находится одно важное для меня озеро. Я бы хотела его посетить вместе с Вами.

[indent] Слуга помогает ей расположиться в седле. Вскоре они отправились в дорогу.

[indent] Их пусть пролегает через густой лес, поднимаясь в горы. Ехать на лошадях туда недолго, но дорога протоптана плохо, поэтому следовало быть аккуратными, не торопиться. Буквально через час они выехали к озеру, озаренным яркими солнечными лучами, проникающими через пролесок.

[indent] Это озеро – это было Их местом, своеобразным символом их любви. Нашли они его с любимым случайно по року судьбы, пережидая ненастье.

[indent] Подъехав к кромке воды, она спешилась, позволив скакуну свободно пастись.

[indent] - Давайте прогуляемся.

[indent] Девушка грустно улыбнулась, беря за руку Лисандра и направляя того вдоль берега.

[indent] Эстер с улыбкой на лице вспоминала, как когда-то, гуляя по берегу, они с любимым придумывали легенду образования этого озера. Тогда в их глазах было лишь безграничное счастье и беззаботность. А как забавно было строить иллюзии будущей жизни и со скрытой детской радостью и немым восхищением, наблюдать за человеком, что был для нее всем миром. Увы, его нет, но есть это озеро, запомнившее их счастливые лица.

[indent] Они воображали, как когда-то далеко-далеко в горах стоял красивый город. Люди, проживающими в нем, были мастеровыми. Но правитель был человеком алчным, считавший себя выше Богов. В один день, разгневанные Боги, на город обрушили наказание за человеческое тщеславие. Тяжелое бремя навалилось на жителей и их правителя, вскоре бежавшего из своих земель, оставив проблемы на простых жителей. Боги потребовали цену страшную - искупление грехов человеческих. Но люди не дрогнули, не побежали, стали обсуждать, что делать надобно. И лишь двое влюбленных не участвовали в споре старших. В ту же ночь, юноша отвел девушку в горы и спросил: «ты же помнишь, как мы клялись всем Богам разделять пополам радости и печали?». Девушка в ответ молвила: «Помню». На утро дети взмолились Богам, отдавая свои жизни, души, их любовь. Отдавали все, что только могли отдать ради будущего их города, ради жизни всех близких им людей. И Боги ответили, восхитившись детьми, которые положили на алтарь правосудия свои судьбы. Вскоре, в горах, на месте, где возлюбленные встретили смерть, появилось озеро, впитавшее в себя их любовь, силу духа, верность и преданность.

[indent] Это была придуманная ими история. Тогда казалось, что это имело огромный смысл. И вот сейчас, Эстер, вновь шла по берегам этого озера, желая проститься с прошлым. Она вспоминала все казусные ситуации, случившиеся в этих местах с ней и ее погибшим женихом, вспоминала веселые и печальные моменты, вспоминала истории и легенды, которые они вместе придумывали. Вспомнила и самое последнее свое посещение этого озера накануне трагедии. Как жаль ей было иногда, что время вспять не обернуть.

[indent] Девушка крепко стискивала в руках локоть кинесвита, как будто бы боявшись пропасть, упасть, без его поддержки.

[indent] - Признаться, я не была здесь четыре года. - наконец, сказала она, разрушив тишину. - это место много для меня значит. Оно олицетворяет мою память о возлюбленном. - остановившись, Эстер подняла взгляд на Лисандра - а у Вас есть значимое место, которые вы цените?

Отредактировано Easter Rannemund (Вчера 17:22:48)

0


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » моя кровь говорит, что скоро весна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC