Virizan: Realm of Legends

Объявление

▪ фэнтези ▪
▪ приключения ▪
▪ средневековье ▪
▪ эпизоды ▪ nc-17 ▪
▪ мастеринг смешанный ▪
AlmonNaveenaLysanderLevana
17/11 Внимание, внимание! Вот-вот стартует первая на Виризане мафия, спешите записаться!
13/11 Дамы и господа, обратите свой взор на Королевские семьи и персонажей, которые ждут тех, кто вдохнет в них жизнь!
28/10 Подошло время для открытия хеллоуинского флешмоба - на неделю мы меняем лица и сами становимся на место персонажей страшных историй.
25/10 Дан старт третьему сюжетному эпизоду - авантюрное соревнование между ирадийскими пиратами и торговцами-мореплавателями.
14/10 Этот день настал: стартовало сразу два сюжетных квеста для севера и юга, обсудить которые можно здесь. Творите историю, товарищи!
02/10 Дорогие наши друзья! Напоминаем, что сегодня последний день брони внешностей и ролей с теста. Собираемся с силами и дописываем анкеты.
23/09 Свершилось! Виризан открывает свои двери для всех приключенцев, желающих оставить след в истории мира и стать настоящей легендой. Выбирайте свой путь, друзья и... добро пожаловать!
[в игре осень 985 года]

Лучшее фэнтези написано на языке мечты. Оно такое же живое, как мечта, реальнее, чем сама реальность... по крайней мере, на миг, долгий волшебный миг перед тем, как мы проснёмся.
"Ярмарка тщеславия"
▪ завершен ▪

"Двигаться дальше"
▪ Game Master ▪

"Вода и ветер сегодня злы"
▪ Edwena Hawke ▪
▪ Game Master ▪



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » is it love at the first sight?


is it love at the first sight?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Is It Love At The First Sight?
http://78.media.tumblr.com/eb68bc866ec06762eddb1d8d14dc8b66/tumblr_nk5rsh33lg1t0bpqgo2_r1_250.gif http://78.media.tumblr.com/c6592abf8846732b5a1461265ef486dd/tumblr_nk5rsh33lg1t0bpqgo7_250.gif
http://78.media.tumblr.com/2bc4d687e64ff6f6cc0646334689fe39/tumblr_nk5rsh33lg1t0bpqgo4_r1_250.gif http://s0.uploads.ru/azxN2.gif
Aldis Goldwine, Arthur Erland • Перегрин, эрлинг Фарвайн, Скайхай, 6 ноября 985, полдень

Знакомство молодого танна и обворожительной вдовы могло бы никогда и не состоятся, если бы не судьба,  что свела их вмести в этот день, в этот час, в этом странном месте, где он торговал "свободой".

Отредактировано Arthur Erland (2017-10-14 13:26:55)

+6

2

Перегрин ни в коей мере не напоминал Рейвенвуд - это Алдис уяснила для себя с того первого дня, как она оказалась в столице.
Прокопченные, серые извилистые улочки портового города, больше походившие на лабиринт из низких надстроек, едва касавшихся голов прохожих, тяжелые деревянные ставни, призванных защитить жильцов покосившихся строений от проникающего во все щели пронзительно-холодного зимнего ветра с моря, промасленные и просоленные снасти и сети, служившие своеобразным украшением двориков, бочки и канаты, таверны и неприменный шум прибоя  - все это составляло суровую, сдержанную и практичную картину города, где Алдис Голдвин провела большую часть своей жизни и к которой она успела привыкнуть за это время и даже крепко полюбить.
Но Перегрин, с его шумными площадями и широкими улицами, будто бы написанные широкими мазками, пестрота в одежде и обилие мехов, лошадей и всякого рода городской сутолоки, создавали картину яркую, пеструю, необычайно живую и неожиданно ошеломляющую. Не от обилия людей или света (все-таки столица располагалась в лесистом сердце Раймстола, а не на жарком юге), не от обилия звуков, которые окружали со всех сторон, достаточно было ступить на улицу из помещения, терялась вдова Мерры Голдвина, а скорее от ощущения того, что здесь не было ни одного уголка, где она ощущала себя хотя бы мало-мальски уединенно. Семья кина пока только присматривалась к новоявленной родственнице и ее детям, а потому дочь корабельщика находилась в постоянном напряжении от направленных на нее и детей пытливых взглядов; вне дворца Алдис терялась среди незнакомой ошеломительной толпы и не имея ни одного знакомого или дружественно настроенного человека, которому она могла бы излить душу и при этом не подвергнуть себя опасности быть подслушанной, преданной или осмеянной, женщина вскоре ощутила себя в Перегрине запертой в клетке дикой птицей. Конечно же, по старой памяти она могла бы попросить помощи или поискать компанию у Нито Голдвина, но дистанция между ними увеличивалась с каждой милей, что сокращала расстояние до столицы, и когда кинесвит представил новоиспеченную невестку родне, и пропасть и вовсе стала невообразимой когда они прибыли - и вдова осознавала, что теперь начиналась та глава ее истории, где следовало показать себя и произвести впечатление, которое смогло бы подтвердить или опровергнуть убежденность брата Мерры в разумности переезда семейства в Перегрин.
И Алдис скрепя сердцем все-таки принялась за исполнение этого обязательства, взяв за правило говорить кога спрашивали, учтиво кланяться и много улыбаться, создавая образ жены послушной, покорной и при этом достойной называться вдовой кинесвита. Но чем дальше в лес, тем бльше вольная дочь моря ощущала, как все это начинало тяготить ее. Вилла и Вигго справлять с с переменой обстановки куда лучше матери и не мудрено - ведь теперь они становились частью общества, жадно впитывая в сея все новое, лучшее и такое манящее своими перспективами, которые с точки зрения их матери были еще такими призрачными и неопределёнными. А потому докучать им Алдис тоже не собиралась.
Но что-то нужно было делать с этой тоской по вольным строгим просторам Рейвенвуда и в конце концов мистрис Голдвин не выдержала. Обдумывая эту эскападу, Алдис немного сомневалась, но видя как легко и просто покидала прислуга пределы дворца кина, возвращаясь через неприметные ворота на заднем дворе, женщина все же набралась смелости и в день, когда дети покинули свои комнаты для посещения дома дяди Нито,их мать решила на сумасбродную вылазку в самое сердце Перегрина.
"Посмотрим же, из какого теста ты сделан", - подбадривая себя и кутаясь в тяжелый шерстяной плащ, Алдис действительно удалось незамеченной  выскользнуть из хитросплетения коридоров, залов и комнат, что душили ее, и наконец оказаться вне стен дворца.

..Не было иного такого места, где можно было бы прочувствовать чем живет любой город или деревня, как не рынок. В Перегрине он раскинулся на огромной площади, перетекая от лавок булочников к мясным рядам, где под ногами кровь смешивалась с сеном и грязью, а затем сбегала к аккуратным лавкам торговцев тканями к развалам торговцев мехом, нахваливавшими свой товар. Пестрый, шумный, многообразный, он шумел и волновался как настоящее море и вскоре вдова Голдвин наконец смогла немного расслабиться, крепко придерживая полы своего плаща и держа ладонь, затянутую в перчатку, на том месте где были припрятан кошель с монетами, взятый на всякий случай. Всякого рода драгоценные безделушки мало привлекали ее внимание, но вот то, что в конце концов Алдис решила найти, так это травы. Восполнить запас было не критично, но следовало занять чем-то время в ее комнате между венценосными посетителями и их посланниками, а ничто иное так не приводило мысли в порядок, как рутинное занятие.
Ее пальцы задержались на веточке розмарина, когда громкое ржание привлекло внимание женщины. Торговка целебными травами что-то прошелестела в ответ и звонко цокнула языком, одобрительно кивая - как раз в ту сторону, откуда показались несколько мужчин верхом. У самого входа на площадь, где торговали лошадьми, они спешились и начали что-то обсуждать - но не лошади (в которых, по правде говоря, Алдис мало что смыслила) привлекли ее внимание, а мелькнувшая копна ярко-рыжих волос рядом с крупом.

Отредактировано Aldis Goldwine (2017-10-10 11:30:57)

+2

3

[indent] внешний вид

[indent]Артур и его люди приехали в столицу Скайхая ещё вчера; большая часть лошадей и основные силы – помощники Эрланда из его имения – остались в конюшнях замка, где чистили и пере подковывали лошадей после долгой дороги с севера и для продажи знати в столице. Несколько же не особенно хороших, но по-прежнему достойных добрых хозяев лошадок были привезены сюда лишь ради того, чтобы продать их на местном рынке чуть дороже, чем где бы то ни было за пределами столицы.
[indent]Артур сидел верхом на своем жеребце по кличке Ворон, названного так от его масти – вороной, двое же конюхов из его имения сидели на лошадях для продажи и вели ещё двух кобылок под уздцы. Трое мужчин тихо разговаривали о необходимой сумме, которую им нужно выручить за всю эту поездку, чтобы обеспечить имение и лошадей на зиму всем необходимым.
[indent]– Хорошо будет, если удастся выручить немногим больше. – У въезда на главную торговую площадь, Эрланд спешился и, перебросив поводья через голову Ворона вперед, чуть успокоил начавшего волноваться от толпы народу да разного зверья коня, поглаживая его по мощной шее и левому плечу. – Тише, парень… – Но предвещая беду, молодой танн таки решает, что лучше будет отослать Ворона в конюшни, – Гарри, – Артур обернулся ко второму наезднику, – уведи-ка ты его обратно в конюшни замка. – Рыжий парень передал поводья своему помощнику, одному из немногих людей в имении, которому Ворон доверяет так же, как и своему хозяину.
[indent]Оставшийся же мужчина – Дункан и сам Артур, держа по две лошади, двинулись вглубь шумной торговой площади; рыжие лошади, почти такие же рыжие, как их хозяин, приковывали к себе взгляды. Толпа мальчишек уже на небольшом расстоянии топала позади лошадей, отчего Артур напрягся, стараясь почувствовать настроение лошадей: те, на его счастье, были меланхоличного склада характера и от того лишнее движение позади них, в то время, как рядом был он сам, оставалось кобылками и жеребцами незамеченным.
[indent]– Давай туда, – и, пройдя еще несколько метров по главной улице рынка, мужчины, наконец, нашли приемлемое стойло для своих подопечных. Дункан привязал лошадей, Артур же без промедления, действуя, как и многие торговцы чем-либо, громко огласил своим баритоном, как делал когда-то его отец, что прибыли лошадки из Фрейгерда.
[indent]Александр Эрланд пусть и был всего лишь танном, но владел клочком возделываемой земли и разводил, все это знали, самых лучших и породистых скакунов во всем Фарвайне, а может и во всём Скайхае; сын Александра, перенявший все его знания и навыки, был достойной сменой поколений, а лошадки, которых сегодня Артур выставлял для продажи были ничем не хуже отцовских, быть может в объездке даже превосходили.
[indent]Не потребовалось много времени, чтобы  появился интерес у местных и приезжих в столицу. Одного крепкого жеребца купил земледелец с юга; Артур, видя как старец пересчитывает монеты дважды, в надежде, что ошибся и ему хватает денег на приобретение такой необходимой лошади, сбил цену и отдал мужчине жеребца на четверть дешевле, взяв обещание, что коня будут хорошо кормить и чистить, ведь только в этом случае он сослужит хорошую службу. Пожилой мужчину, а затем и присоединившаяся к нему дочь, возможно, чуть младше самого Эрланда, с улыбкой пообещала танну, что так и будет.
[indent]Да, безусловно, Артур хотел выиграть от продажи кое-что для себя, но не на рынок он ставил, а на толстосумов из Белокаменного замка, что могли дать больше за породистых и добротных лошадей.
[indent]За смотром, проверкой – было видно, что некоторые наездники ищут определенный товар – Артур и не заметил, как к кобылке, которую так никто пока и не смотрел, приблизилась черноволосая женщина; оценить её статус по одежде Артуру не удалось, а потому он обратился к ней просто:
[indent]– Леди заинтересовалась лошадкой? – Голос его был спокойным, на губах заиграла улыбка, когда он приблизился к лошади справа и погладил ту сначала по шее, а затем по хребту. Было видно, что женщина не смыслит в них ровным счетом ничего и вряд ли собирается покупать, праздное любопытство, но его очаровали её добрые глаза и сам факт этого самого любопытства. – Меня зовут Артур, – и рыжий парень чуть склонил голову вперед; кобылка сделала то же следом, отчего Эрланд лишь весело рассмеялся, – вы ей понравились. Не бойтесь, – парень протянул к женской руке свою руку, взял её грязными пальцами за запястье и положил женскую ладонь на морду лошади. – Сейчас дам вам яблоко, – Эрланд испарился в мгновение ока и так же внезапно явился с целым яблоком в руке. Он аккуратно разрезал его на четыре части, одну из которых передал брюнетке. – Вытяните ладонь, – он показал с одной из долек на собственном примере. – Вот так. – Лошадь втянула ноздрями холодный октябрьский воздух вместе с запахом одних из последних в этом году свежих яблок, после чего кусок яблока скрылся под губами лошади. В следующее мгновение придерживая женскую руку, уже его новая знакомая испытывала новые ощущения, когда губы лошади касаются и щекочут кожу раскрытой ладони. – Вот, возьмите ещё. Она любит угощение.

+2

4

-Никогда не .. не видела такого смирного жеребца, - Алдис невольно улыбнулась как девчонка и когда яблоко окончательно исчезло в зубах животного, даже рискнула коснуться пальцами его морды, чтобы тут же одернуть ее когда лошадь лениво мотнула головой - к странному почти детскому восторгу, которое заставило вдову Голдвин хохотнуть.
Черт возьми, не то чтобы она пребывала в таком восторге от любого мало-мальски симпатичного животного - и его владельца - но то, как этот незнакомый ей парень с характерным северным говором обратился к ней, заставили женщину почувствовать себя свободнее в тени огромного Белого замка, в котором теперь скрывалось ее будущее и настоящее. Там все склоняли перед ней голову, продолжая шептаться за спиной, не понимая до конца кто такая эта женщина, пропахшая солью моря и с ужасными манерами, и самое главное-что с нею делать. Порой ей казалось, что все, что дочь Эйрика Серого делала с момента, как она переступила порог резиденции кинна, все было не так и Алдис была не такой, как нужно: говорила не так, не к месту или слишком вольно, не одевалась как должно или слишком много молчала, не улыбалась напропалую и не вела пустой болтовни, которая так очаровывала еще не знавшую жизни Виллу. И даже Нито, который до этого был с нею хоть и вежлив, но прост и сердечен, теперь был порой так далек, находясь на расстоянии вытянутой руки, что его подопечная чувствовала себя еще более неуютно в присутствии кинесвита, чем если бы ее окружала вся прорва Голдвинов разом.
А тут.. Она как будто перенеслась обратно в родной Рейвенвуд и волнения отступили. И дело тут было вовсе не в общительном рыжеволосом гиганте, который явно был владельцем этого табуна, а в том, что жена Мерры Голдвина вполне еще сходила за обычного человека, что не могло ее несказанно радовать. С грязными от травяного сока и земли пальцами, в скоромной, но удобной одежде, которая выполняла свои основные функции - защищать от холода и грязи, с собранными в простой пучок непослушными кудрявыми волосами, Алдис Голдвин как будто вдохнула полной грудью соленого морского воздуха и сбросила с себя все эти глупые условности и  тревоги. Тем более, что пользоваться каким-то статусом...Ради всех богов, да какой там статус?! Он существовал только в глазах мнительной прислуги и той шумной клики, что окружало ее новоиспеченных родственников, так надменно смотревших на Алдис и ее детей. Не самое приятное ощущение, впрочем, заставлявшее отвечать им с удвоенной силой, но эти силы имели тенденцию истощаться и вот именно подобная прогулка и призвана была вернуть женщине их. И ничто так не способствовало как новь ощутить себя обычным человеком.
- Спасибо.. Артур, - с некоторой заминкой произнесла Алдис и бросила на парня оценивающий взгляд. Слишком у молод, мелькнуло у нее в мыслях, и улыбка сверкнула в уголках ее губ.
- Нет, я ничего не смыслю в лошадях, могу только сказать что это красивые животные, достойные, но не больше, - продолжила она и отступила от жеребца, все еще рассматривая крепкое здоровое создание с лоснившимися боками, - иначе Вы поднимите меня на смех.
- Но наверное моему сыну он пришелся бы по вкусу, - пожав плечами, вдова произнесла это намерено  невзначай. Копна рыжих волос вспыхнула в ярком осеннем солнце медным огнем и Алдис невольно засмотрелась на него, ощущая что улыбка этого Артура была весьма симпатичной. Впрочем, судить ей было не особо привычно: видимо, дело было просто в том, что торговец лошадьми был едва ли не первым человеком, с кем гостья с моря говорила в Перегрине свободно. Хотя что уж сказать, впечатление он производил..
- Или это кобыла? Там, откуда я родом, по большей части путешествуют либо пешком, либо по морю и лошади у нас не в диковинку, конечно, но не часто встречаются в хозяйстве, только если вы не ездите вглубь. Да, красавчик? - и улыбнувшись еще шире, Алдис смелее протянула ладонь к лошадиной морде, явно искавшей угощение у новой знакомой и настойчиво ткнувшейся носом в грудь женщины вновь, заставляя ее потрепать животное по загривку.
- Прости, милый, но кажется яблоки у меня закончились, - дружелюбно произнесла она и снова улыбнулась.

+1

5

[indent]Артура забавляла особа и то, с каким интересом она смотрела на лошадь, не понимая, в сущности, в них совсем ничего. От этого мнение о том, что перед женщиной жеребец, в чем она была полностью уверенна, заставило молодого мужчину обойти лошадь с морды, а вместе с тем и женщину, что говорила о том, что её сыну бы конь пришелся по вкусу – в глубине сознания торговец даже подумал о том, что эту лошадку можно было бы продать леди чуть дороже первоначальной цены, чтобы упереть ладонь кобыле в бок и чуть наклонится, шутливо ища у неё «причиндалы».
[indent]– Постойте, красавица. – Артур пошарил грязной рукой по брюху кобылы, та недовольно выпустила пар из ноздрей и переступила в сторону от хозяина, который занимался какими-то абсурдными вещами, – пожалуй, я всё-таки продаю кобылу. – И Эрланд усмехнулся, оборачиваясь к женщине и упирая руки в бока, – одного жеребца уже забрали, второго сейчас осматривают и думаю, что точно купят, а это, – парень похлопал кобылу по ребрам, – определенно кобылка, добротная такая ездовая кобылка. – И молодой танн приблизился к женщине, – и думаю, что ваш сын вряд ли будет рад кобыле, мальчики, знаете ли, предпочитают жеребцов. – И Эрланд растянул губы в широкой улыбке, наблюдая к своему неудовольствию на лице леди смущение, – ай, – он неопределенно махнул рукой, – не берите в голову.
[indent]Парень хотел было отправится за новой порцией яблок, кажется эта особа решила съесть все их сегодняшние запасы, когда Дункан притормозил своего хозяина и кивнул в сторону покупателя.
[indent]– Старый знакомый пытается сбить цену, Артур.
[indent]– Присмотри за леди.
[indent]И одного кивка обоим мужчинам было вполне достаточно, чтобы понять друг друга без слов. Дункан молча пристроился поближе к кобыле и женщине, что гладила ту по морде, причесывая ей гриву костяной чесалкой. Артур же в это время говорил с покупателем, который еще два года назад приобретал лошадей у отца Эрланда.
[indent]Разговор получался грубым, танн с юга Фарвайна, с которым отец дружил долгие годы, после его кончины, считал лошадей Эрланда младшего недостаточно хорошими, далекими от идеала, и от того старался как мог сбить цену, но Артур был непреклонен, зная, что человек этот мог заплатить нужную сумму, но не хотел. Не имея возможности договорится о цене, Эрланд вовсе отказал покупателю в сделке, вернувшись к прелестнице и кобыле нервозным и встревоженным, лошади моментально передалось это его состояние, поэтому она начала рыть землю копытом и фырчать. Было дело времени, когда это состояние передастся остальным лошадям.
[indent]– Могу я пригласить Вас пройтись,.. – И Артур замялся, ведь девушка так и не представилась ему, от того в душе его закралось подозрение, что она не хочет быть хоть кем-то узнанной, поэтому как следствие иногда не блещущий тактом Эрланд задал вопрос в лоб. – Вы ведь из Белого замка? – И когда правда, которую хотела дать ему девушка, вскрылась, Артур предложил даме взять его под руку, оборачиваясь к своему доброму другу, чтобы попросить его проследить за покупками и не позволять сбивать цены.
[indent]– Если вернешься, меня не будет…
[indent]– Значит всё уже свершилось. – И рыжий салютовал Дункану рукой, обращая всё свое внимание на свою спутницу. – Прощу прощения, что пообщаться с лошадками более нет возможности, я влияю на них как-то по-особенному, а нервная лошадь ни к чему доброму не приведет, поэтому приношу вам свои самые искренние извинения. – Артур медленно шествовал с женщиной под руку мимо лавочек и прилавков с товарами, казалось бы, со всей страны. – Обещаю, что если нам доведется встретиться ещё, вы накормите эту или любую другую кобылку из моего стойла яблоками вдоволь. – Эрланд заглянул женщине в лицо, смотря на неё чуть сверху – оказываясь выше неё на целую голову, – вы давно при дворе? – Этот молодой танн отличался раскованностью и простым отношением ко всему в силу своего воспитания и круга общения в родном имении; парень никогда не чувствовал себя на ступени повыше, чем простой люд, от того был добр и, возможно, не в меру разговорчив.

+1

6

Алдис как не старалась, но смеха сдержать не смогла при виде того, как ее новый знакомый деловито обшаривал лошадь под животом и удовлетворенно осведомился в том, что продавал он все-таки кобылу. Собственно, кажется вдова кинесвита смеялась едва ли не впервые с начала этого сумасшедшего года, что привело женщину в легкое замешательство и она поспешила взять себя в руки. Мало того, что они стали привлекать к себе внимание, так и сама Голдвин пожурила себя за то, что начинала вести себя как-то уж слишком вольготно в компании малознакомого торговца лошадьми. Свобода свободой, но не следовало забывать, что здесь она пребывала на правах гостьи - и гостьи не слишком приятной, так что нечего было привыкать к этом месту - и заводить друзей. Рано или поздно, как обещал ей Нито, они вернуться обратно в Рейвенвуд  к своей прежней жизни едва только Голдвины уверуют, что ни жена, ни дети Мерры не собирались вступать в гонку за корону или привилегии. "Коронуются и все сразу поуляжется" - увещевал ее брат супруга и Алдис была склонна ему верить, а значит нужно было не совсем забываться.
Благо, кто-то окликнул Артура и тот исчез в людской толпе, оставляя женщину из замка на попечение своего товарища. Рынок бурлил вокруг них, обтекая стойла и загородки для животных и эта суматоха отдаленно напомнила брюнетке ее родные места, жизненную рутину, обычность ее дней - как будто не было этого путешествия на запад, в Перегрин и не было новостей от Нито Голдвина и всех этих новых лиц вокруг с их шепотками. Ладонь в перчатке легка на морду кобылы и Алдис мягко поглаживала ее, любуясь умными глазами животного, следившего за всем происходящим вокруг.
Но владелец табуна неожиданно вернулся обратно, рыжие локоны сверкнули в серой массе осеннего рынка и вдова Голдвин вновь оказалась лицом к лицу со смешливыми глазами и настойчивым мужским напором. Ох, знал бы он что она не была так проста, что бы потерять от этого голову!
- А почему Вы решили что я при дворе? - легко удерживая мужчину под руку, женщина подобрала юбки и они направились обратно в сторону замка, возвышавшегося над ними.
- Я всего лишь служу там и то недавно, и, то ненадолго, - сверкнув на мужчину взглядом, Алдис хитро усмехнулась.
- Вот, решила наконец увидеть столицу, хотя бы со стороны рынка, ведь совсем скоро меня могут отослать обратно. А так будет что рассказать дома, посплетничать, помечтать. Такая себе известность на пару недель пока всем не надоест слушать про то какой Белый замок большой, какие наряды носят дочери и невестки кинна и что есть кинна. Всего-то делов-то, а Вы как высоко меня вознесли. Так что расстрою Вас, - и Голдвин сама подивилась как легко описала то, чего желало ее сердце. Жаль только что "отсылать" ее и детей намеривались не так скоро, как какую-то вымышленную служанку ии что порассказать ей будет много чего, но она ни за какие богатства не захочет этого делать.

+1

7

[indent]— Не знаю, — выпалил Артур в ответ, практически не задумываясь. — Может, ваша осанка или манера говорить, — Эрланд смутился, отвел взгляд в сторону и сдвинул брови к переносице, всем своим видом показывая задумчивость, поиск ответа на вопрос, ответа для которого в действительности у молодого танна нет.
[indent]Женщина же с какой-то небывалой легкостью расписывала ему свое возвращение на родину, чисто женское, надо заметить, что Артур невольно и задумчиво повторил свое:
[indent]— Не знаю, — после чего накрыл своей грязной ладонью кисть леди, что шла с ним рядом. — Но надеюсь, — и он быстро сводит разговор в иное русло, — что это случится, не так скоро и мы с вами ещё сможем свидеться в столице до вашего отъезда. — Эрланд смущенно улыбается, — к слову, откуда вы? — Он взглядом, не позволяя себе касаться женщины, обводит её черты лица, обращая внимание на цвет лица, волос, даже глаз. — В здешних местах не встретишь красавиц, лица которых так… обласканы ветром, — и получился вовсе не комплимент, а неуместное «оскорбление» красавицы, но Эрланд лишь по-доброму улыбается, — юг? Ведь верно? — Он ведет одной бровью, а затем переводит взгляд на прилавки, которые они проходят мимо. — Хм… А я всегда мечтал побывать на юге. Солнце, море, соль, корабли, но мой удел проклятый север. — Говорит это парень как-то грустно, чуть грубо, — расскажите же мне о ваших родных землях, может хоть они, несмотря на близкое расположение, отличаются от моих? Об их прелестях, помимо… — Он оборачивается к своей спутнице, держа в руках бусы ярко алого цвета, — таких прекрасных жительниц. — Он вновь обращается к торговке, — вот эти, сестрица будет в восторге.
[indent]Когда Артур расплачивается за диковинный товар, не иначе как из Дальмаса, он вновь обращает всё свое внимание на женщину, что сопровождает обратно в замок.
[indent]Миледи оказывается сговорчива и ведает несчастному конюху с севера прекрасную историю о землях, где она провела всю свою жизнь. Эрланд, обладая буйным воображением и фантазией, чуть менее буйной, чем у его младшей сестры, выписывает в своей голове дивный и как будто бы иной, отличный от его, мир; он совсем по-детски улыбается.
[indent]— Отец часто бывал в Раймстолле, знаете ли, друзья, торги, обмен опытом. С его кончиной многое оборвалось, но, по крайней мере, не дорога в столицу. — Артур постарался избежать грустной для него темы, а потому обвел рукой их общее окружение. — Со дня на день я буду представлять высокому свету своих скакунов. — Эрланд сбавил тон голоса, и радостные нотки в нём свел к минимуму, чуть ли не перейдя на шепот. — После смотра, думаю, я пробуду в столице ещё пару дней, и… — Парень смутился, замялся, — я был бы рад, — новая заминка, — показать вам оставшихся лошадей, быть может даже устроить недолгую прогулку по окрестностям. — Парень чуть улыбнулся, — что скажете?

+1

8

Алдис невольно улыбнулась, слушая догадки молодого человека, внимая его немного сбивчивым речам. После высокопарных или же, наоборот, держанных речей мужчин и дам, что окружали женщину в последнее время внимание и общество этого рыжеволосого юноши было для нее несколько .. освежающим. Легкость, с которой он обращался с нею и при этом какая-то естественная учтивость располагали к себе госпожу Голдвин что она, неспешно шествуя с ним шаг-в-шаг, неуловимо ощущала себя почти как на улочка родного Рейвенвуда. Впрочем, Перегрин был куда более ярким, более обширным и куда боле приветливым, чем аскетичный приморский город. Но некоторые вещи здесь женщине начинали капельку нравиться - лишь самую малость, чтобы не пасть духом.
- Юг? -  глаза женщины округлились от удивления и  она разразилась веселым смехом. - Если Рейвенвуд можно считать горячим югом, милорд, то наверное да. Но мы, уроженцы тех земель, считаем себя детьми севера и обширного моря. И все то, что Вы называете удивительным, не покажутся Вам таковыми когда Вы там окажитесь. У нас всегда дует ветер: холодный, пробирающий до костей даже у самого большого очага, и мягкий бодрящий бриз летом, когда он уносит туманы на материк. Нас всегда окружает шум прибоя, крики чаек и брань матросов и купцов, - усмехнувшись, добавила она, наблюдая как Артур внимательно внимал ее речам.
- На много миль тянутся песчаные пляжи с частыми скалами, обломки которых вдается порой так глубок в море, что становятся рифами и корабли разбиваются о них в шторм. С другой стороны лес подступает к стенам моего родного города и там порой бывает не менее опасно, что в открытом море в бурю. Малоприветливое место, но я зову его домом и , милорд, я обязательно передам первой встреченной там красавице, что  молодые господа севера находят их очень симпатичными.
Слова о родном доме окончательно смягчили обычно острожную вдову Голдвин и та, которая между делом все-таки назвалась Тирой для приличия, теперь болтала с Артуром  весьма непринужденно и свободно. Видя неподдельный интерес талантливого торговца лошадьми, она говорила и говорила, порой обращая внимания на его замечания относительно различий и схожести их родных краев, так что когда молодой человек неожиданно обронил новость о том, что совсем скоро его ждут при киннском дворе, темноволосая госпожа неожиданно запнулась и не нашлась что ответить. Вся легкость, с которой они до этого общались всего мгновение назад, моментально исчезла и улыбка сползла с уст Алдис.
-О, - только и смогла она произнести, осознавая нежданно всю нелепость и опасность ситуации. Стоило ей поблагодарить богов за такой чудесный день и человека, с которым она могла быть просто собой хотя бы короткое время, как они тут же отнимали у дочери корабела эту благодать!
- Я...я..полагаю, что это вряд ли случиться, - стараясь скрыть свою взволнованность, пробормотала госпожа Голдвин. Какова была вероятность того что ее новый знакомец мог встретить ее при дворе и они могли быть представлены?И стоило ли это объяснений больше, чем простое "нет"?!
- У меня не так много свободного времени, да и выйти не всегда удается, ведь меня ждет моя..госпожа. Так что, нет, простите, я совершенно не смогу! Знаете, - и карие глаза сверкнули на молодого человека, - наверное мне уже пора. Я совсем потеряла счет времени и меня могли уже искать. Все-таки я вышла лишь за парой пучков трав  и новыми впечатлениями, а принесу лишь наше..знакомство. Мне и правда уже пора идти.

+1

9

[indent] — Звучит впечатляюще, особенно для того, кто никогда не был в тех краях. — И Эрланд невольно сравнил в своём сознании родные края Тиры и свои; её прибрежные скалы со своими горами; бушующее море с непогодой, что спускается по клонам гор и перевалов; гибнущих моряков с пропадающими в перевалах путниками. Его широкая ухмылка сменилась серьезностью, а меж бровей пролегла несвойственная ему глубокая морщина. — Мы с вами живем в суровых краях, миледи. Это закаляет наш нрав, позволяет нам с вами как-то иначе ощущать себя в местах, подобных столице… — Он коротко задумался, — как-то проще относится к окружающему, спокойнее, не ожидая удара стихии…
[indent] Они шли медленно по торговой улице, шум и гам которой довольно скоро стих, оставшись за их спинами. Разговор их переходил с одной темы на другую, с вод морей, кораблей и дальних плаваний, до путешествий через перевалы, выпас скота и забавных горных коз, которыми Артур порой восхищался не меньше, чем некоторыми представителя своего поголовья лошадей. Когда же он и вовсе осмелел, чтобы предложить женщине конную прогулку, настроение её резко переменилось, оставив молодого танна в замешательстве, но лишь на миг.
[indent] Артур был из тех молодых людей, которые умели говорить прямо и редко сожалели о своих словах и поступках в дальнейшем, поскольку так или иначе от слов и действий зависела их судьба. Поэтому он часто перечил отцу, нередко оказываясь правым, но в равной степени порой заслуживая плетей; поэтому он теперь, с его кончиной, держал почти в ежовых рукавицах своих младших братьев и сестер, надеясь воспитать — вот именно так — достойных носить фамилию их отца; поэтому, когда с готовностью ускорила шаг, Артур сделал свой. Он ухватил женщину за ладонь, сжав её пальчики в своей горячей крупной ладони, непозволительно приблизившись к лицу женщины:
[indent] — Вы мне понравились, миледи, — зашептал танн, смотря Тире прямо в глаза. В словах его не было страсти и похоти, лишь человеческое понимание и ощущение родственной души в женщине. — Позвольте мне ещё хоть несколько минут провести в вашем обществе. — И осознавая, что прикосновение слишком лично и нарушает чуть ли не все нормы приличия, Артур отступил на полшага назад и вытянулся по стойке смирно, когда продолжил, — позвольте купить вам необходимых трав и сопроводить ко дворцу. О большем, будь то конная прогулка или же новая с вами встреча, я не посмею более мечтать. — И Эрланд учтиво склонил голову, надеясь на благосклонность своей спутницы.

+1

10

Сердце у вдовы кинесвита внезапно бешено застучала в груди. От подобных взглядов тело охватывало пламя и смятение, но Алдис казалось, что такие штуки больше не могли на нее подействовать - но сейчас, стоя перед взявшим в себя руки Артуром, взгляд которого продолжал гореть огнем, она ощутила как ноги стали ватными, а во рту пересохло от волнения.
- Я..- начало было женщина, но тут же запнулась, приказывая себе перестать думать о подобных глупостях. Нравится? Ему? В лице Алдис перед этим рыжеволосым северянином ведь стояла простая служанка, не больше, существо, которое обычно не обладало в  глазах любого из мужчин чувствами или достоинством, а значит пара-тройка пылких слов, сжатая ладонь и доверительный шепот должны были сотворить с их добродетелью чудеса и склонить к чему-то большему, чем просто прогулка. Наверняка этот приёмчик молодой человек проворачивал не раз, втолковывала себе новоявленная киннская родственница, но стоило ей встретиться взглядом с Артуром, как что-то заставляло ее сомневаться и снова приводило в смятие. О мужчинах она давно привыкла думать скверно, хорошо изучив их повадки в свое время, но наверное что-то произошло по дороге в Перегрин, что ослабило ее привычную хватку и вдовая дочь корабела Эйрика не могла судить строго сегодня. А может все дело было в озорной улыбке и рыжих кудрях, спадавших на глаза, которые так внимательно смотрели на Алдис.
- Спасибо, - наконец произнесла женщина и отвела взгляд, - но я не хочу Вас задерживать, Вы и так слишком отвлеклись на меня, а Ваше время ценнее.И не стоит, прошу, - вытянув вперед ладонь, Алдис почти коснулась пальцев молодого человека, потянувшихся к кошельку, висевшему на поясе, давая тем самым понять, что в его не нуждалась. Каким образом потом их возвращать госпоже Голдвин думать не хотелось, как и вообще думать скверно об этом рыжеволосом Артуре.
- Со мной все будет хорошо, милорд, доброго Вам дня и славно торговли.
Подхваченная толпой, женщина влилась в шумную многоголосую толпу, которая моментально понесла ее в сторону стен Белого замка.Не оглядываясь назад, чтобы не дать новому знакомому улучить момент и не перехватить "Тиру" или же не обещать того, что она никогда бы не смогла выполнить, Алдис Голдвин постаралась выбросить из головы сегодняшнее происшествие. Мимолетное знакомство развеяло на короткий миг ее тоску по дому и тревоги относительно знакомства с кланом Голвидвнов, но теперь грозилось обернуться чередой новых не нужных волнений, которые в каком-ниубдь ином месте на земле, еще могли бы иметь шанс на продолжение, но не здесь и, увы, не сейчас.
Борясь с желанием обернуться, брюнетка улизнула в один из переулков, где размещались лавки аптекарей, и стараясь больше не возвращаться мыслями к торговцу лошадьми и его теплой улыбке, зашла в первую же из них, силясь оставить за порогом все сомнения и возвращаясь мыслями к тому, что было важно, а именно к тому, что ждало вдову Мерры Голдвина и ее детей в Перегрине.

+1


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » is it love at the first sight?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC