Virizan: Realm of Legends

Объявление

EgbertJulianLevanaPhilomena
31/12 Встречаем желтую земляную свинку соответствующим нарядом. Новый дизайн к праздникам! Всех виризанцев С Новым Годом и Рождеством!
25/12 Кто-то уже празднует Рождество, а мы готовимся к Новому году. Спешите поучаствовать в праздничном флешмобе, потянуть фант в новогодней лотерее от Богов и, конечно же, принять участие в ежегодной премии Virizan Awards. Также напоминаем, что все квесты запущены, очередность стартует завтра!
01/12 Winter is here! Доставайте свои шубы, меховые шапки и валенки - у нас холодно. Очень холодно. И, как всегда, начинаем новый сезон с леденящего душу дизайна. Впереди зимние квесты, готовьтесь!
29/10 Виризан объявляет неделю празднования Хеллоуина, в связи с чем открывает флешмоб со сказочной тематикой - не пропустите наш маскарад!
12/10 Подведены итоги празднования первой годовщины проекта - поздравляем победителей и вручаем им и всем участникам заслуженные призы!
01/10 Завершен первый этап Anniversery Contest, но праздник не заканчивается - впереди второй и последний этап юбилейной серии конкурсов!
23/09 Happy Birthday to you! Happy Birthday, Mr. Virizan! Форуму исполняется год! Тягаем за уши именинника, несем подарки и шумно-весело-задорно празднуем день рождения. Ах да, куда же без новых одежд для родного проекта: надеемся, вам придутся по вкусу кофейно-осенние тона. Не ходите по другим форумам, ведь наш праздник только начинается!
16/09 Осенняя сюжетная глава официально запущена!
12/09 Итоги летней сюжетной главы подведены и открыты к ознакомлению. Осенние квесты не за горами!
02/09 В качестве подготовки к празднику объявляем старт флешмоба со сменой пола, который начнется завтра. Дорогие гости, просим вас не удивляться - многие на две недели представят себя в новом облике!
01/09 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает осень! Что же нас будет ждать в месяц перед первой годовщиной проекта?
09/07 Готовьте кошельки, ведь для покупки наконец доступны артефакты и зачарованные вещи! Подробнее прямо по ссылке.
17/06 Летняя сюжетная глава официально открыта!
03/06 Не пропустите объявление - весь Виризан официально встречает лето! Что же оно нам принесет?
01/06 Первый день лета: море, солнце и... новый дизайн!
▪ магия ▪ фэнтези ▪ приключения ▪ средневековье ▪
▪ nc-17 ▪ эпизоды ▪ мастеринг смешанный ▪

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Зерно правды в почве лжи


Зерно правды в почве лжи

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Зерно правды в почве лжи
THE WIND IS TEARING ON MY WINGS I CARRY WOUNDS OF A THOUSAND FLAMES AND YOU AND I LIE WORLDS APART
https://i.imgur.com/VUl09vk.gif https://i.imgur.com/Q7xzLHq.gif
1 ДЕКАБРЯ. ПОЛДЕНЬ ● ГОРОД ИННХОЛЬТ, ЭРЛИНГ РАСТИЛЬД, СКАЙХАЙ
Runfrid Herewart, Olmer Herewart, Ragnolf Stromberg, Marileif Oddgeirr, Edelnoth Tagaward

◈ ◈ ◈
[indent] Не везде удается мирно справиться с последствиями разрушения кольца йольских гор, которое местные окрестили "Падением Йоля" - вместе с горными вершинами в разверзнувшуюся пропасть устремились и чьи-то жизни. Так в городе Иннхольт на границе эрлингов Стилланда и Растильда многие в один день пробудились от ночного кошмара и поняли, что наяву он он продолжал длиться. Здесь недавно свергнули городничного, да не просто сместили с должности, а выволокли его на городскую площадь, где жестоко с ним расправились... аюльцы-волки, нанятые человеком богатым и бесчестным, который хотел править этим городом, превратив его в свой маленький киннерит, где закон один и тот в его руках. Пользуясь протекцией городничего чудовища с человеческими лицами принялись бесчинствовать в Иннхольте, сея ужас. Не думали они о том, что на обратном пути в свою столицу в приграничный город заедет витан Фиренса.
◈ ◈ ◈
[indent] На отпись дается четыре дня — максимальный срок.

+5

2

. . . << . . . You either win or you die, that’s the price of the game. . . >> . . .
a n d w e o n l y  p r a y t o d e a t h b y s a y i n g "n o t t o d a y"
http://s9.uploads.ru/LZrWF.gif http://sh.uploads.ru/1NlFY.gif
<< SEE THE THRONE THAT I SIT, SEE MY FAMILY TREE>>
...Because they say the winter’s coming...
Adam WarRock — When the Winter Comes

Когда-то, предпраздничный объезд земель был чем-то самим собой разумеющимся, что витан Фиренса делал если не каждый год, то через один так точно. Своими глазами хозяин витанира должен был убедиться в том, что его советники не врут, что дела в землях идут так, как описано во всех письмах и сказано всеми отчитывающимися. Но покойный Деормод Хереварт был стар, и уже давно не устраивал таких осмотров - то ли верил, что его люди если и наполняют свои карманы золотом, то зная меру и не запуская хозяйство, то ли был уже безразличен ко всему, кроме удовлетворения своих потребностей. Вдовствующая витана Селинт и вовсе не была подобным заинтересована, прекрасно проводя время в столице или в летнем поместье на юге Растильда, куда семейство порой выезжало отдохнуть от привычной суеты. Сама Рунфрид напрочь забыла об этой традиции, и потому удивилась, когда Олмер объявил о своем желании проехаться хотя бы по близлежащим городам. Ее с собой он не звал, прекрасно понимая, что у жена мало того, что на руках полутора месячная дочь, так вот-вот надо будет начинать подготовку к праздникам по случаю конца года. Дел в самом деле было слишком много: праздники, свадьбы, и это все на фоне того, что в киннерите было так неспокойно. Слушая ворчание мужа, она только и могла делать, что вздыхать, соглашаясь с ним и прикидывая, как все успеть. Рунфрид невесело думала, что ей нужно будет еще несколько дней в месяце, чтобы все успеть, но даже несмотря на это решила сопровождать Олмера в его поездке. Она помнила, что ее покойная свекровь всегда ездила со своим мужем, и посчитала правильным, поступить также, тем более, что это был их первый год брака.

На протяжении всей поездки, которая уже подходила к концу, Рунфрид не чувствовала никакой тревоги за дочь. Осхиль была в надежных руках умелой и знающей леди Дуннсвит, так чего ей было беспокоиться? Куда больше ее тревожило и тревожит то, что происходило вокруг, о чем она вечерами беседует если не с Олмером, то с Рагнольвом, с которым давно привыкла делить все беды на двоих. Хоть витанский указ и запретил привечать на землях Фиренса беженцев, их становится больше, и отнюдь не все готовы отказаться от привычных им устоев. Примером тому является Рейвенберг, резко прекративший быть гостеприимным после того, как старшая дочь Родбарта отбыла ко двору. Рунфрид знает, что старший брат и невестка не забудут ей этого, но племянницу держит при себе. Ей так спокойнее.

-Мне будет печально расставаться, - говорит Рунфрид леди Марилей, пока они поднимаются вверх по деревянным ступеням помоста. В Иннхольте, ставшим одним из последних городов, в которые решено было заехать, они задержались буквально на несколько дней. Все это время городничий из кожи вон лез, показывая, насколько он хорош и умел, развлекая гостей - щедрый пир по случаю приезда витана, певцы и долгие беседы не были чем-то необычным. Мужчина был ничем непримечательным, и вряд ли вызвал бы интерес Рунфрид, если бы не брошенное Рагнольвом вскользь замечание о том, что еще их покойный отец отзывался о нем крайне нелестным образом. Сама витана не помнит этого, но словам брата верит также, как и его памяти. - Надеюсь, что наша следующая встреча пройдет спокойнее. Эта поездка вышла крайне утомительной, вы не находите?

Олмер подает ей руку, подводя к деревянному креслу, и Рунфрид садится, расправляя юбку так, чтобы она не слишком мялась. Сегодняшний день - любимый в Иннхольте веселый праздник первого зимнего дня, открывающий начало всех сезонных развлечений в этой местности. В Орлимаре он не прижился, но здесь его исправно отмечают, украшая городские улицы и сооружая сцены и помосты, на которых выступали актеры в смешных цветастых костюмах. Толпа радостно кричит, когда на сцене появляются ряженые с песнями и плясками, а витана искоса смотрит на супруга. Сама она от чего-то никак не может устроиться и найти себе место, но Олмер совершенно спокоен и следит за действием с интересом, время от времени отмахиваясь от назойливой болтовни городничего. Мужчина время от времени утирает лоб, одергивает то свои рукава,то ворот, и посматривает на сцену так, будто там вот-вот должно что-то произойти. Рунфрид вздыхает и смотрит на сидящую от нее правую руку Марилей.

-От чего-то мне кажется, что нам будет не очень весело, - говорит она и кидает на брата, стоящего за ее спиной, быстрый взгляд. - Любая ярмарка и деревенское представление выглядят лучше, чем это, - легким кивком головы указывает Рунфрид на происходящее внизу. Один из ряженых как раз начинает кривляться, то и дело обращаясь к собравшейся толпе, весело откликающейся на его вопросы. Прыжки по сцене и ужимки этого затейника витане кажутся неумелыми и от того не нравятся. - Рагнольв, как думаешь... - слова Рунфрид тонут в неожиданном людском реве, заставляя витану отвлечься от своих спутников и обратить внимание на происходящее внизу.

+7

3

Еще один городок из тех, которым редко находится место на карте. Посещая такой очередной, Олмер может пройти его с завязанными глазами. Чищенная к приезду господ дорога, ряды нахохлившихся домишек, заполоненная честным людом площадь и величавый дом совета. Заснеженные ступени, подернутые тонкой коркой льда. Тяжелые двери с резными створами. Расчерченные лучами по-зимнему яркого солнца долгие переходы. Занавешенные пыльными шторами душные палаты. Лорд готов биться об заклад, что ставни заколочены намертво еще с зачина осенней поры. От камина пышет жаром, городничий степенно вещает, а Хереварт косится в сторону и думает, как бы хорошо было приказать Брего отодрать заклепки и отворить окно навстречу морозной свежести. Только капитан верных гезитов, словно предчувствуя беду, упорно отводит от фиренского витана взгляд и преданно внимает речам властного старца. Ему, кухаркиному сыну и некогда другу детства Олмера, вовсе не идет деланное умное лицо. Об этом лорд и хочет сказать щитнику, гадость вертится у него на языке, пока они вновь не проходят уже знакомым путем, покидая обитель печатей и грамот. Юркий ветерок так и норовит залезть под воротник, и Хереварт взбудоражено поводит плечами, чуть припуская с них шубу.

- Я весь взмокрел, - он с досадой стягивает с головы шапку. – И у меня болят уши от удивительно согласных бесед городских голов. Которого вижу, а слышу все одно.
- Ты каждый раз будешь мне говорить, что взмокрел? – со скукой отзывается Утред Берегунд, за время поездки изрядно подуставший от суетливого племянника. Танн Алдвина вверил свои земли сыну, чтобы сопроводить сестриного отпрыска в первом его, не времени междоусобицы, осмотре владений. – Избавь меня от сего удовольствия, я тебе ни мать, ни жена. А уши у тебя болят от подобнейших безрассудств - надень шапку, застудишься.
- Кажется, ты мне ни мать, ни жена, - Олмер кривится, отирая со лба испарину. – Надену, коли сочту нужным.
- В таком случае не вздумай к вечере изводить меня жалобами на болезнь.
- Будто это не будет сродни гальке об стену. Склонять голову на колени Руни в разы приятнее. 

С Рунфрид, впрочем, станется прогнать его, обвинив в собственной дурости. Его милая супруга временами бывает чересчур жестокосердна. А ведь зачастую по ней и не скажешь, что взгляды она дарит порой далекие от дружелюбных. Сказывается привычка, приобретенная за годы пребывания при витанском дворе. Вот и нынче с ее губ не сходит вежливая улыбка, когда она вместе с леди Оддгейр присоединяется к мужчинам после осмотра мастерового ряда.
- Надеюсь, у вас все прошло более занятно, нежели у нас, - тянет лорд, жестом предлагая жене опереться на его локоть. – В следующий раз предлагаю поменяться – мне мнится, что веретена и станки вызовут у меня большее воодушевление, нежели заученная история о том, как моим крестьянам хорошо живется под чужим началом.
И впрямь, чем дальше они продвигаются в Фиренс, тем сварливее становится Хереварт, и без подсказки видящий, что деется не по закону и где надо вмешаться, вручив пряник, наподдав кнутом и поручив навести порядки. Только люди осмеливались или требовать, стуча кулаком об стол и напрочь забывая, с кем говорят, или умалчивать о бедах, прибирая жалованные на насущное монеты в широкие карманы. Оттого Олмера все чаще посещала мысль об отряжении дельных рукоприкладчиков, наделенных властью вершить разбирательства волею витана.

- Ты слишком придирчива, Руни, - стоит веселой возне начаться, как голосистая толпа скоморохов завлекает лорда, заставляя того посмеиваться над простецкими забавами. – Надеюсь, леди Марилей будет снисходительней нашей золотой витаны? Право, иначе у местных и вовсе не подвернется случая проявить себя. Конечно, в наш Орлимар не каждого певуна или потешника пускают, так на то он и столичный град! Было бы странно ждать схожего от околицы.
На пятачке, который заняли ряженый, как раз затевается что-то. Под громкоголосый призыв созвать всех виднейших уродов, перед заводилой выстраивается недружный рядок калечных и убогих. Каждый из них кривляется что есть силы, заставляя собравшихся зевак вновь и вновь заходиться в довольном хохоте.
- Да, дорогой шурин, как ты думаешь? Хоть ты не скажи мне, что тоже предпочел бы куртуазные игры и дамские пьесы, - Хереварт сдавленно кашляет, поймав недовольный взгляд Рунфрид и потому поперхнувшись смешком, но не утратив улыбки.

+6

4

Праздник первого зимнего дня Рагнольв собирался разделить со своей семьей: женой, сестрой, зятем и племянницей, старшей дочерью Родбарта и Одилии. На сердце лежала легкая тревога из-за последней размолвки с Родбартом. Если после рождения Осхиль Рагнольву удалось на время примириться со старшим братом, то после недавней поездки в Перегрин трещина меду ними окончательно разрослась, превратившись в бездну. Родбарт кричал, ругался, призывал Рагнольва «быть добрее к несчастным людям, лишившимся дома», а младший в ответ на это лишь с горечью проговорил «А к Рунфрид ты был добрее, когда буквально собирался продать  ее старому витану? Или забыл, как Одилия рассуждала о будущей свадьбе Руни, а ты лишь кивал и поддакивал?». Лицо Родбарта после этих слов превратилось в каменную глыбу. Возможно, он сам в глубине души винил себя за то, что так поступил со своей младшей сестрой, но признавать ошибок Штромберг-старший никогда не умел. Сразу же после этого разговора он вернулся в Рейвенберг. Впрочем, этого и следовало ожидать. Рагнольв не стал сильно расстраиваться, просто в очередной раз разочаровался в брате. И, естественно, поделился этим разочарованием с сестрой и женой. Исгерд тогда даже сказала, что Рагнольв был бы куда лучшим танном, чем его брат, и точно не стал бы привечать у себя дома насильников и убийц.

Пришло время отвлечься от тяжелых дум и насладиться праздником. Рагнольв помогает Исгерд взойти на деревянный помост, и они занимают два места справа от Рунфрид.  Рагнольв улыбается жене и негромко о чем-то переговаривается с сестрой, когда начинается представление. Рунфрид права ― к примеру, самому Рагнольву куда больше по вкусу столичные представления. Певчие фальшивят, музыканты играют вразнобой, а некоторые актеры, кажется, забыли свои слова.
― Те представления, которые мы с тобой устраивали в детстве для родителей и… Родбарта, мне нравились куда больше, ― ответил он на реплику Рунфрид. ― Руни любила устраивать театральные представления. Я, не стану скрывать, больше любил смотреть, чем участвовать, но отказать не мог.
― Мои младшие братья представления для родителей. Было весело, но очень шумно, ― Исгерд нежно улыбнулась, дотронувшись до руки супруга. От этого простого жеста Рагнольва тут же накрыла волна тепла и нежности.
― Могу себе представить, ― он на миг сжал пальцы любимой в своих.
А потом обратился к Олмеру, отвечая на его вопрос.
― Не имею ничего против представлений разного рода, но чтоб трое из пяти певчих совершенно не умели петь ― это уже слишком, ― уста лорда Рейвенберга тронула легкая улыбка. И тут же погасла, потому что в толпе он заметил нескольких высоких мужчин, одетых в звериные шкуры. ― С каких пор артисты-потешники стали изображать аюльцев?
Тревога росла.

+4

5

http://sh.uploads.ru/t/3pj9F.gif


Дивное время — зима. Морозное, жестокое, но – волшебное.

► Winter Lilies ― Winter And Start


Скольких нервов стоила эта поездка с кузиной Эдельнота, которая оказалась на удивление милой и интересной леди. Марилей помнит как ругалась с Эдельнотом, который отказался ехать сам. "Ну и оставайтесь, я и без вас замечательно проведу время! Подумаешь! Я не привязана, как собака к вашей ноге!"— Марилей бросила что—то в этом духе, когда собирала украшения. Она толком не понимала отчего так завелась, узнав, что Тагавард хочет пропустить празднование первого зимнего дня в Растильде. Не могла понять, что бесит её больше всего: понимание того, что ей придется раз за разом отвечать где же сейчас её жених или само его отсутствие.
Честно говоря, Марилей было о чем беспокоится. Она смотрела на Бертрама, своего пса и видела, как он старел буквально по часам, не по дням. Он то и дело ложился у её ног, каждый раз когда ей стоило остановиться где—нибудь. Она не хотела верить в то, что он скоро может её покинуть. не хотела верить и всячески отмахивалась от дурных мыслей, обнимая огромную старую морду пса. Он был её единственным верным другом и защитником, который всегда находился рядом. Был еще один, но он не мог быть постоянно рядом. Его долгом было следить за старым отцом, таннорном и когда придет время, стать танном. Марилей безумно скучала по Линтвару, а письма не могли передать ей всю полноту эмоций, она так хотела видеть его снисходительную улыбку, которая была похожа на отцовскую. Она хотела выговориться, выслушать его недовольство по поводу предстоящего брака с Тагавардом, принять его советы.
Марилей вздохнула, понимая, что задумалась, поднимаясь по лестницам. Её внимание привлекла Рунфрид и Лея доброжелательно улыбнулась.
— Мне бы тоже не хотелось расставаться так скоро. Ваша компания меня очень радует, миледи,— Марилей была удивлена тому, как дружелюбна и мила с ней кузина у Эдельнота. Они познакомились несколькими днями ранее, но эти дни Марилей провела с улыбкой. Ей совсем не хотелось скалить зубы, даже колкие фразы Эдельнота она порой просто игнорировала. — Вы правы, эта поездка выдалась весьма переполненной эмоциям. Их было много и они были слишком навязчивыми,— Марилей хохотнула. — Мы наверняка встретимся на моей свадьбе с вашим кузеном, так что мы не на долго расстанемся,— Оддгейр вздохнула от того, с какой легкостью она говорит об Эдельноте и предстоящей свадьбе.
Когда Марилей и Рунфрид присоединились к мужчинам, Оддгейр все же почувствовала неприятное ощущение от того, что была здесь совсем одна. Но долго тревожить саму себя она не стала, Марилей посмеялась на слова витана о скуке и покачала головой, не унимая улыбки.
— Милорд, прошу вас, оставьте веретена и станки по женскую душу. Уверена, вам мужчинам есть, что обсудить за вашей скукой, так же, как и нам за нашей. Правда ведь, леди Рунфрид?
Заслышав слова лорда Рейвенберга, леди Марилей всмотрелась в толпу и хмыкнула.
— Может это попытка высмеять то, к чему люди привыкли обращаться со страхом?

+5

6

[indent] Праздник в честь первого дня зимы был нередким в Скайхае - кто-то отмечал его просто и по-семейному, кто-то устраивал пышные гуляния всем двором, некоторые городничие или эрлы и вовсе затевали массовые гуляния. Гулять и праздновать Эдельнот любил, это дело было ему по нраву, вот только вести о том, что что-о не ладится на границе с его родными землями, заставили отложить приятные планы и отправить в Иннхольт вместо себя невесту. Леди марилей была еще не в том статусе, чтобы представлять семью Тагавардов, до свадьбы было еще два добрых десятка дней, но бросить любимых кузенов и витана без своего внимания эрл совсем не хотел, а потому велел отправляться леди Оддгейр. Ох и повздорили же они, когда случился разговор! Но противится велению будущего супруга девушка не смела, а потому осталась в гордом одиночестве. Признаться, эрл Стилланда и сам был не прочь оказаться на празднестве, а потому когда выяснилось, что нужно его личное участие в недалеком от границы поселении, был крайне разочарован.
[indent] К счастью дело оказалось смехотворным, а потому гонец, донесший весть о важности визита эрла, был нещадно отчитан, а Эдельнот поторопился обратно… коня он гнал не щадя сил, но все равно припозднился. Хотя, если верить части разговора, что он застал, торопливо взбегая на помост с не парадной стороны, то было совершенно не страшно.
[indent] - Так значит, я пропустил все самое скучное, но успел к самому интересному? - усмехнулся Тагавард, показываясь перед господами и отвешивая вежливый кивок витану и его супруге,  - Олмер, Рунфрид, я не мог пропустить праздник с вашим участием. Витанская чета у нас такая такая занятая, что я уже забыл, когда мы последний раз виделись, - он усмехнулся, подмигивая кузену - Верно, Рагнольв? Так глядишь и до свадьбы моей не доедете. Но, надеюсь, вы не будете так огорчать мою дорогую невесту. - взгляд эрла наконец-то обратился к леди Марилей, и он показательно взял ее ладонь, лежащую на подлокотнике кресла, чтобы поцеловать ее жестом учтивым и почти ласковым.
[indent] Эта игра, что они вели на публике, придерживаясь образа идеальной пары, была негласной - так повелось с их первой встречи, словно было прописано в том самом соглашении, что подписал с Оддгейрами отец Эдельнота. Всем эти двое виделись и показывались как очарованные друг другом, всегда улыбаясь друг другу и непременно говоря ласковые словечки. Толкьо во взглядах их сверкали искры, ведомые лишь этим двоим.

Отредактировано Edelnoth Tagaward (2019-01-04 15:04:45)

+4

7

. . . << . . . я здешний принц и мне ль не знать, чем здесь живут плебей и знать . . . >> . . .
т у т т о л ь к о с в и д у б л а г о д а т ь, н о э т о л и ш ь о б м а н
...увы мой город сущий ад...

http://sh.uploads.ru/t/iTnNs.gif

<<НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД — ЦВЕТУЩИЙ САД
В ЛЮДСКИХ СЕРДЦАХ НЕ КРОВЬ, А ЯД>>

...а в душах злобы смрад...
Ромео и Джульетта — Верона ждет

Иногда раздражение Рунфрид превосходит даже ее ожидания. На мгновение она отвлекается от зрелища, - внизу юродивые водят хороводы, косые заливисто смеются, а кто-то поет, сбивчиво и мимо музыки, - и кидает взгляд на Олмера. Ей хочется напомнить ему, что он сам всегда был большим любителем всяческих постановок, которыми развлекались при витанском дворе, но она решает не говорить ничего. Одного острого взгляда светлых глаз и поджатых в неодобрении губ хватит для того, чтобы выразить насколько ей не нравится все происходящее. На муже это, естественно, не действует, но Рунфрид и не рассчитывала на то, что он проявит сознательность. Слишком уж он заскучал в дороге, чтобы отнестись к чему-то серьезно сейчас.

-Наша следующая встреча, моя дорогая, будет в самом деле более веселой, надеюсь, вы подскажите мне, чем мне вас порадовать в честь свадьбы,- лишь слова Марилей заставляют ее улыбнуться, на какой-то миг забыв про свое недовольство. Она поворачивается к будущей родственницей и вздыхает. - Мой любезный супруг ничего не может оставить как есть. Ему до всего есть дело. А представление это - все равно ужасно. Я не понимаю, что оно должно высмеять, - Рунфрид качает головой. Кажется, только они с Рагнольвом и встревожены, а окружающие наблюдают за всем без какой-либо опаски. Все увлечены, вот и появившийся буквально из ниоткуда Эдельнот выглядит безмятежно-счастливым. Рунфрид улыбается кузену, подает ему руку для приветствия, лишь украдкой отмечая, что есть в нем что-то странное - слишком уж весело и нежно он глядит на свою невесту. Но разве есть в этом что-то дурное? Хорошо, если они нашли общий язык, это всем только на пользу. Дай Боги, будут также дружно жить как и Рагнольв с Исгерд.

На сцене тем временем отмеченные Рагнольвом высокие мужчины показательно обходят сцену. Юродивые с диким хохотом разбегаются, спрыгивая со сцены и скрываясь в толпе. Разноцветные ленты тянутся там, где они пробегают, и всплеск людского гогота сопутствует карликам и калекам, которые сегодня, должно быть, чувствуют себя как никогда хорошо. Но не это привлекает внимание Рунфрид: толпа расступается, и пара детин ведет к сцене кого-то страшного и косматого, то и дело подталкивая его, чтобы он шел быстрее. Со своего места витана не может рассмотреть лица,  да и как это сделаешь, если часть его скрыта за плотной полоской ткани, туго стянутой на затылке?

-С каких пор артисты-потешники стали изображать аюльцев? - шепотом повторяет Рунфрид вопрос брата и наклоняется вперед, опираясь ладонями о деревянные перила помоста. Один из верзил кричит о том, что ведут к ним предателя и лжеца, вора и мошенника, Великого Кьетви. Постановка, вспоминает Рунфрид, как раз о том, как пленили и наказали сказочного злодея, но в первый раз он сумел сбежать, сменив свой облик, и лишь потом его сумели предать заслуженной каре. Все это, должно быть, продолжение веселья - сейчас беснующаяся толпа будет закидывать несчастного гнилыми овощами, радуясь тому, что может это делать. С Кьетви сдергивают повязку, слышится пронзительный крик, который тут же тонет в реве главного разодетого, который не задумываясь отвешивает оплеуху этому косматому и разукрашенному страдальцу. Только если народ смеется, считая это представлением, Рунфрид вдруг оглядывается на Олмера и хмурит светлые брови. - Это мальчишка, ребенок, а никак не кто-то из лицедеев, - наклонившись к мужу, она шипит, то и дело посматривая на сцену. - Мне это не нравится, останови этот балаган. Почему там одетые в меха люди? Это не скайхайцы, ты не слышишь их говор? - Ее беспокойство замечает городничий, и тут же пытается завладеть вниманием витана, говорит что-то о том, что это его лучшие артисты, что он потратил состояние на то, чтобы собрать такую труппу, что съезжаются посмотреть на нее отовсюду. Все это Рунфрид не слышит, ее слух режет крик - люди кидают на сцену все, что попадается им под руку, но там не должно быть камней, а именно их стук о деревянные доски долетает до помоста. И хлыст, должен быть не таким, как в руках верзилы, а потешным, который никогда не сможет издать такой свист.

-Благих ради! - восклицает она, когда на сцене несчастный снова кричит. Толпа беснуется, но не все - опуская взгляд вниз, видит Рунфрид и то, что кто-то кричит совсем не от радости, а лица ладонями закрывает не от света. Взглянув еще раз на мужа, она не выдерживает и резко встает. Ей совсем несложно подхватить юбки, чтобы не споткнуться о них, пока она спускается по крутой лестнице, ведущей вниз с помоста. - Рагнольв! - только и окликает она брата, прекрасно зная, что тот последует за ней даже в самое пекло.

+4

8

Опрометчиво затеянная беседа не спешит утихать. Вопреки желанию хозяина, она разгорается, подхваченная его гостями. Олмер утомленно вздыхает и сердито отмахивается от назойливого щебета. Лорду не нужно вслушиваться, чтобы уловить суть. Птичий говор мешает ему наблюдать за забавами у подножия помоста, притягивающими взор пестротой и оборотливостью. Пускай спутники и воротят носы, особливо его госпожа, кривлякам удается занять приезжего благодетеля. Опять сорвавшуюся с уст Рунфрид жалобу он встречает обещанием затеять схожее в их столице.
- Ты как раз сможешь похвастаться умением, - вторит Хереварт жениному брату. – И покажешь мне, на что все-таки витанам нужно столько придворных дам. Приготовишь свою потеху. Посостязаемся, у кого лучше выйдет.
Зимняя леди и не удосуживается скрыть осуждение. Зато ее подруги не скупятся на любезности.

Олмер колко улыбается и косится на нарочито выпрямившуюся супругу. Слишком полюбивший пересмешки с рейвенбергской девицей, он ни на что не променяет их на уважительность, искреннюю или привычную. Преисполненные ею речи благоверных, уже связанных волею Богов и только ждущих должного обряда, нагоняют на него тоску. Ему доводится вновь увериться в своей убежденности, когда к ним на устланные теплым полотном скамьи поднимается Тагавард, припозднившийся к торжеству эрл Стилланда. Лорд несказанно рад прибытию приятеля, с которым бывает донельзя приятно позубоскалить, и в следующих словах не слышится издевки, одно веселье.
- Гляжу, ты так торопился, что мог и вовсе не приезжать. Запасись большим рвением для первой брачной ночи, иначе с огорчением дражайшей Марилей ты справишься сам.
Он так увлекается дружеской перепалкой с Эдельнотом, что лишь погодя замечает недовольство жены. Его безмятежность заставляет витану еще пуще разозлиться, и ему трудно заставить жену внимать. А затараторившего городничего не слушает уже он сам.
- Глупости! Скорее всего, это их же щенок. Или какой воришка. Быть может, здесь заведено так наказывать, - Хереварт откидывается на спинку лавки, – и дурачиться. Сядь, Руни, все еще впереди.

Олмеру будто удается задеть натянутую нить. Словно переполошенная звоном ловушки охотника, Рунфрид вспархивает с места и сбегает по лестнице, захватив за собой и вездесущего Рагнольва. Лорд срывается следом, пытается окликнуть Штромбергов, но поток хлынувшей толпы заглушает его и едва не сбивает с ног. Он гневно расталкивает ротозеев локтями, и, подобравшись, звонко свистит. Рассеянное поблизости сопровождение, должное в случае чего призвать к порядку, нежданно для себя оказывается мешками для битья. Теперь витану и впрямь слышится чужеземный говор, вносящий сумятицу в беснующиеся ряды.
- Проклятые низинники мнят себя хозяевами гор! Мы не склоним голов! Бей захватчиков!
Когда к витану пробивается тройка щитников с гербом фиренских властителей, он щедро сыпет удары рукоятью меча. Яростные тычки заставляют сомкнувшееся людское кольцо чуть расступиться, давая узкий проход. Хереварт мрачнеет с каждым вскриком, призывающим отплатить аюльцам сполна.

+4

9

Фигуры аюльцев слишком выделяются в толпе. Их всего несколько, но каждый из них имеет могучие руки и недюжинную силу, а если еще учесть то, что они явно пришли на праздник не без оружия… Оружие аюльцев ― острые клинки и мечи, расписанные непонятными символами и хлысты, вспарывающие кожу как тонкую бумагу. У актеров хлысты обычно сделаны из лент, не способных причинить «жертве» никакого вреда, а потешники, исполняющие роли этих самых жертв обычно не рыдают и не молят срывающимся голосом о помощи.
Свистит хлыст, а несчастный потешник  закрывает лицо руками. Между его пальцами струится кровь.

Рагнольв в ужасе. Это не то, что должно видеть его милая сестра и любимая супруга. Да ни один человек не должен видеть… такого! Многие помнили бесчинства аюльцев, когда горы еще стояли на свое месте. Разбой, грабежи, насилие над женщинами и убийства ради удовольствия… Причем, эти звери не жалели даже тех самых женщин и детей. Рагнольв слышал, как трое аюльцев на глазах у матери убели ее сына-младенца ― просто из-за того, что та им отказала. Естественно, после совершенного бесчинства они все равно снасильничали несчастную. Не такой судьбы хочет Рагнольв для своих близких.

― Да что они творят… Руни, стой! Исгерд, никуда не уходи, мы скоро вернемся,  ― мужчина вытащил клинок из ножен и побежал за своей сестрой в самую гущу этого … «представления». Рагнольв знал ― не дрогнет у горца рука ни перед женщиной беззащитной, ни перед ребенком малым. Он надеялся, что Исгерд останется на месте. Нужно как можно скорее догнать Руни и увести женщин в безопасное место. Жена и сестра ― все, что у него осталось, он не может их потерять.

Чужеродный говор сильно выделяется среди привычной речи скайхайцев, и даже кажется мерзким. Правы были Рагнольв, Олмер и Эгберт ― дикарям не место  среди жителей Скайхая. Не станут гордые дикари благодарить скайхайцев за пищу и крышу над головой. Рагнольву сейчас хотелось, чтоб Родбарт и его драгоценная Одилия тоже были здесь и стали свидетелями того, что творят так называемые «несчастные, которым надо помочь и которые, как и все. Умеют быть благодарными». Не нужна никому такая благодарность.

― Вы находитесь сейчас не в горах, а на чужой территории, ― никто из близких Рагнольва не ведал, наверное, что его речь может быть такой твердой. ― Так вы платите за то, что у вас есть пища и кров, что ваши женщины и дети не погибли от голода и холода?

― Нам не нужны те жалкие крохи, которые мы получаем от скайхайских слабаков! Мы ― сильнее! ― выплевывает какая-то аюлка с обветренным лицом.

Скверна притаилась в жестоких взглядах, звериных шкурах и чужеродной речи, и если эту скверну вовремя не изгнать ― Скайхай станет новым Йолем. Штромберг-младший позаботится о том, чтоб на территории его родного королевства не осталось ни одного выходца из гор. Не с помощью клинка, а с помощью дипломатии. Рагнольв решил для себя, что как только бунт в Иннхольте будет подавлен, он снова отправится в Перегрин. На этот раз ― со свидетелями аюльских бесчинств.

Отредактировано Ragnolf Stromberg (Вчера 15:50:37)

+2


Вы здесь » Virizan: Realm of Legends » Сегодня в наших сердцах » Зерно правды в почве лжи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC